WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 30 |

«Великий Новгород 2004 УДК 1 ББК 87.7 С 50 Рецензенты: доктор философских наук, профессор Э. Ю. Соловьев кандидат философских наук, доцент А. В. Прокофьев Печатается по ...»

-- [ Страница 13 ] --

Таким образом, права индивида в русской философии, осмысленные «с точки зрения вечности», воспринимались прежде всего как производные от обязанностей служить надвременным целям человечества. Этот сакральный глобализм приводил к более выразительному понижению статуса права и правовых ценностей по сравнению с ценностями религиозно-нравственными. Однако, выполнив этот анализ ценностно-временных предпосылок отношения к правовой норме в русской культуре, евразийцы – вполне в логике концепции правообязанностей, органичной, по их мнению, для русской культуры – выработали философское оправдание высокому статусу внешнего (авторитарного) целеполагания как характерной черте послереволюционного российского общества. Заимствовав у славянофилов идею «соборности», но придав ей не духовнорелигиозный, а этатистский смысл, евразийцы фактически полностью отвергли необходимость развития личной воли, личной автономии в постановке целей. Это осуществлялось в рамках теории, Бердяев Н.А. Царство Духа и Царство Кесаря. М.: Республика, 1995. С. 269.

См.: Алексеев Н.Н. Русский народ и государство. М.: Аграф, 1998. С. 85–116.

требующей поглощения человеческой индивидуальности единой «культуроличностью»1.

Конечно, то, что ценности правовые не могут претендовать на статус, равный ценностям нравственным, само по себе вряд ли вызывает сомнения. Проблема же состояла в том недоверчивом, а иногда пренебрежительном отношении к праву, которое слишком просто выводилось из «сравнительно низкого» статуса правовой нормы и в евразийских социально-философских концепциях, и в иных учениях представителей достаточно активной и влиятельной ветви правового скептицизма в русской философии XIX – начала XX века, восходящей к первым славянофилам.

Таким образом, можно сделать выводы о ценностно-правовых следствиях распространенного в русской философии и культуре XIX–XX веков способа осмысления времени:

1) Абсолютизация конечных целей общественно-исторического развития приводит к недооценке правового регулирования социальной и индивидуальной жизни. «Вынесение» их за пределы социальной истории (но не за пределы посюстороннего существования) – одна из причин укоренения в русской культуре и общественном сознании той схемы социального времени, которая нашла довольно серьезное теоретическое воплощение в русской философии. Вневременной образ будущего, распространенный в русской философии и культуре, именно в силу своего вневременного характера порождает пренебрежение всем настоящим, несовершенным, а значит, и непонимание или непризнание ценности права. Свобода и неотчуждаемые права личности получают преимущественно духовный, трансцендентный смысл, и это в принципе исключает саму возможность их реализации в виде надлежащих государственных институтов, правовых процедур и позитивного права. «Сверхтемпоральность» русской мысли содержит в себе устойчивую тенденцию к утопизму, вступающую в противоречие с антиутопичностью позитивно-правовых норм. Конечно, негативное, скептическое отношение к закону может сочетаться с пиететом к неотчуждаемым См. подробнее об этом: Евразийство: за и против, вчера и сегодня (Материалы «круглого стола») // Вопросы философии. 1995. № 6; Омельченко Н.А. Споры о евразийстве (опыт исторической реконструкции) // Полис. 1992. № 3; Сендеров В.А. Евразийство – миф XXI века? // Вопросы философии. 2001. № 4 и др.

личным правам (к «естественно-правовой» норме). Однако на то, что закон получает свое оправдание при его прогрессирующей ориентации на права человека, обращают внимание только приверженцы русской школы «естественного права» – В.С.Соловьев, П.И.Новгородцев, Б.А.Кистяковский, И.А.Ильин и другие.

2) Выработка установок нормального правосознания в таких условиях затруднена, поскольку моменты настоящего, моменты конкретной биографической и социально-исторической ситуации представляются незначительными перед абсолютизируемым идеальным образом будущего. «Последовательно проведенная точка зрения блага людей ведет к отрицанию смысла истории и исторических ценностей, так как ценности исторические предполагают жертву людским благом и людскими поколениями во имя того, что выше блага и счастья людей и их эмпирической жизни»1. Следовательно, глобализация целей общественного развития, характерная в значительной степени для отечественной историософии и социальной философии, оборачивается пренебрежением ценностями «средней культуры», то есть нормами права.

Эти особенности осмысления социального времени и образа будущего, выраженные в дискуссиях о построении общественного идеала, привели к преобладанию установок правового скептицизма, сыгравших серьезную роль в развитии представлений о правовых ценностях в русской философии и культуре XIX–XX веков.

Под правовым скептицизмом понимается система следующих особенностей правопонимания:

– акцентирование преимущества нравственности/морали над правом как способом регулирования социальной жизни общества;

– убежденность в большей важности нравственного/морального сознания по сравнению с правосознанием в развитии личности и индивида как субъекта социально-исторического процесса;

– стремление подчинить ценности правовые ценностям нравственным или рассматривать ценности права в аспекте нравственности / морали;

Бердяев Н.А. Судьба России... С. 311.

– готовность к «жертвованию» правом как системой ценностей и механизмом упорядочения социальных отношений ради реализации идеала нравственного развития общества.



Эти особенности осмысления и восприятия права неоднократно отмечались и подвергались жесткой критике в трудах русских философов XIX – начала XX века. Так, например, П.Б.Струве и С.Л.Франк в «Очерках философии культуры» (1905) пренебрежительное отношение к правовой норме, в значительной степени характерное, по их признанию, для общественного сознания современной им российской культуры, связывали с установкой «аскетизма»:

аскетизм «признает только одну абсолютную ценность – моральную – и считает все остальные ценности призраками и порождением сатаны. …Аскетизм отрицает земное строительство человека во имя его божественного существа»1. Вместе с тем такое подчинение правовых норм и ценностей ценностям моральным и религиозным является предпосылкой утилитарного отношения к праву – как к средству для достижения неких высших всемирно-исторических целей.

Недаром П.Б.Струве и С.Л.Франк замечали, что аскетическое отрицание культуры и ее утилитарное понимание всегда идут рука об руку. Н.А.Бердяев писал о связи между достаточно развитым в русской литературе и социальной мысли сомнением в «оправданности культуры» и отдельных ее областей, в том числе и правовой, «со складом души, выработанным православием, души, в которой остался очень сильный аскетический элемент и искание спасения, ожидание иной, высшей жизни»2, вырождавшимся в столь характерную для нигилизма 60-х годов и социал-демократической и марксистской идеологии конца XIX века «безблагодатную аскезу». Русскому сознанию свойственно «аскетическое сомнение»3 в оправданности всех относительных сфер культуры.

Необходимо отметить, что термин «правовой скептицизм» лишен той категорически отрицательной оценочной нагрузки, которая свойственна термину «правовой нигилизм». Он обозначает неСтруве П.Б. Избранные сочинения. М.: РОССПЭН, 1999. С. 135.

Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. М.: Наука, 1990. С. 37–38.

Бердяев Н.А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX века и начала XX века // О России и русской философской культуре: Философы русского послеоктябрьского зарубежья. М.: Наука, 1990. С. 118.

сколько иное явление, хотя, скорее всего, различие здесь только в степени недопонимания важности права или недостаточного признания права. Упрек русской философии в правовом нигилизме, в отрицании социального и культурного значения права, в невнимании к проблемам правовых ценностей, несостоятелен. Однако, повидимому, допустим вывод о том, что «сверхтемпоральный» способ осмысления социального времени и связанный с ним комплекс ценностно-правовых установок – это то, что отечественная социальная философия дала культуре России к началу XX века, определив особенности развития представлений о правовых ценностях российского общества, по крайней мере, на все последующее столетие.

Темпоральной предпосылкой правового нигилизма явилось именно отрицательное отношение к антиутопической (а опосредованно, как будет видно в дальнейшем, и антирегрессивной) функции правовых норм. И «сверхтемпоральные» установки дают основания утверждать, что традиционным в русской культуре и философии является понимание общественного идеала как идеала соборности, а общего блага – как нравственного общения, причем, как правило, не предполагающего в качестве необходимого стабилизирующего фактора правового контроля. Многие историки русской культуры сходятся в мысли, что «на Руси свобода, честь, достоинство личности и право, как их гарантия, ценностью никогда не были. Ценностью является сама нравственная личность, живущая «по правде», готовая сама пострадать за эту правду, но и других не пожалеть. …Право же вторично, функционально по отношению к «правде». Поэтому законами никто всерьез не интересуется: Конституция меняется почти каждое пятилетие, а законы меняются чаще перчаток. Можно говорить о правовом нигилизме, сочетающемся с нравственным максимализмом как главной черте российского и советского духовного опыта»1. Достижение идеала чисто нравственного, «бесправового» общения мыслится при этом, как правило, уже фактически вне истории, то есть вне взаимосвязи будущего с прошлым и настоящим. К тому же если достижение идеаТульчинский Г.Л. Свобода и собственность // Русская философия собственности XVIII–XX веков. СПб.: Ганза, 1993. С. 445.

ла определяется лишь степенью нравственного прогресса, то настоящее, требующее правового регулирования, неизбежно считается неполноценным. Ценностное преимущество перед настоящим получает – в зависимости от особенностей исторических условий конкретного периода – либо идеализируемое прошлое, либо идеализируемое будущее.

Таким образом, содержательно понятая цель общественного развития в России породила в современной философской, научной и публицистической литературе заблуждение, согласно которому русская культура по сути своей консервативна, поскольку ориентируется на якобы исторически традиционные – коллективистические, «соборные» – формы общественных связей и институтов. Это яркий пример пренебрежения к формально-темпоральной стороне социального целеполагания со стороны исследователей отечественной общественно-философской мысли. Поэтому, возможно, теория культурного и политического консерватизма в России не пользовалась таким вниманием, как история и теория других направлений общественно-политической мысли – социализма и либерализма: считалось, что традиционалистски-консервативную Россию необходимо модернизировать (отсюда теория и практика «догоняющей модернизации»), а российский консерватизм, якобы обладающий достаточно сильным влиянием в культурной, общественной и политической жизни, должен подлежать искоренению при реализации социалистически или либерально окрашенных проектов. В свою очередь, популярность «догоняющей модернизации»

в российской социально-политической практике – это само по себе веское свидетельство в пользу той точки зрения, согласно которой русская культура развивается под воздействием гипертрофированно-проспективной, «революционаристской» социально-временнй модели. Потому для российского общественного сознания XIX–XX веков и характерно отсутствие консервативно-реформистских, антиутопических ценностных установок, которые являются необходимым условием для развития правосознания, уважения и признания правовой нормы.



Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 30 |
 



Похожие работы:

«Израиль тень или действительность? Elaion-Verlag CH-9428 Walzenhausen Elaion CH-9428 Walzenhausen Заказывать Gemeinde-Lehrdienst Заказной-№ 30 RUS Название немецкого издания оригинала: „Israel - Schatten oder Wirklichkeit?“ 1. Auflage 2002 2. Auflage 2002 1. русское издание 2003 2. русское издание 2008 Перевод и корректировка русско-немецких братьев и сестёр Оформление обложки, набор, печать и изготовление Gemeinde-Lehrdienst CH-9428 Walzenhausen Содержание Предисловие Примечание переводчика...»

«Л Р № 0 6 4 3 3 9, выдан 5 декабря 1995 г. Подписано к печати 3. 0 3. 9 7 Формат 70х90'/ 3 2, печать офсетная, 5 печ. л. Тираж 5000 экз. ООО, Белое и Черное 194044, Санкт-Петербург, Чугунная, 40 компьютерное обеспечение: А. В. Симаков компьютерный набор: И. Н. Умярова компьютерная верстка: И. Н. Варламова корректор: О. Е. Юдина Отпечатано в Санкт-Петербургской типографии В. О. Наука. Тип. зак. №230. 199034, Санкт-Петербург, 9-я линия, 12 © А. В. Краско. 1997 © В. М. Розенталь. Оформление....»

«JEFFREY OWEN KATZ, Ph.D. DONNA L. McCORMICK McGraw-Hill New York San Francisco Washington, D.C. Auckland Bogota Caracas Lisbon London Madrid Mexico City Milan Montreal New Delhi San Juan Singapore Sydney Tokyo Toronto ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ТОРГОВЫХ СТРАТЕГИЙ ДЖЕФФРИ ОУЭН КАЦ ДОННА Л. МакКОРМИК Перевод с английского УДК 336.76.01(031) ББК 65.262.2 КЗ0 Научный редактор А. Дзюра Перевод с английского П. Глоба Джеффри Оуэн Кац, Донна Л. МакКормик КЗ0 Энциклопедия торговых стратегий/Пер, с англ. — М.:...»

«ПЕРФОМАТИВНАЯ ИКОНОГРАФИЯ. СВЕТОВЫЕ ЭФФЕКТЫ В ПРОСТРАНСТВЕ ВОСТОЧНОХРИСТИАНСКОГО ХРАМА Специфические эффекты дневного освещения в интерьере средневекового храма требуют изучения, исходя из известной значимости понятия свет для христианской культуры: наблюдения фиксируют активное проявление световых проекций окон на стенах, их множественную фигуративность и пропорциональное внедрение в живописную ткань росписей; эти эффекты продолжительны, периодичны и особенно выразительны при более полно...»

«Томск промышленный Дайджест 2003 г. Уважаемые читатели! Предлагаем вашему вниманию дайджест, представляющий собой подобранные по одной теме фрагменты текстов разных авторов. Дайджест в переводе с латинского означает краткое изложение. Точки зрения авторов при рассмотрении данной темы не всегда совпадают. За столетия своего существования Томск прошел долгий, насыщенный путь развития. Индустриальная сфера города приобрела первенствующую роль. Внедрение в промышленность новых технологий, нового...»

«Аннотация Б. Б. Баландин 10 000 вопросов для очень умных Реверанс читателю Эта книга предназначена для школьников-эрудитов, желающих научиться нестандартно думать, для тех, кому не хватает пищи для ума, а также для начинающих знатоков. Несомненно, она будет полезна и взрослым для проверки своих знаний в той или иной сфере. Вы спросите: почему вопросов именно столько? Исключительно потому, что круглые числа традиционно вызывают недоверие. А если вас это смущает, то добавьте к этим вопросам те,...»

«Серж Моро ПОД СЕНЬЮ АКАЦИИ Книга первая ЦАРЬ СОЛОМОН ВСЕЯ ВЕЛИКИЕ И МАЛЫЕ И БЕЛЫЕ РОССИИ САМОДЕРЖЕЦ Содержание ВВЕДЕНИЕ Часть первая ЦАРЬ СОЛОМОН ВСЕЯ ВЕЛИКИЕ И МАЛЫЕ И БЕЛЫЕ РОССИИ САМОДЕРЖЕЦ Глава 1. СОЛОМОН 1. ЦАРЬ СОЛОМОН В РУССКОЙ КУЛЬТУРЕ 2. И БЫЛО У СОЛОМОНА СОРОК ТЫСЯЧ СТОЙЛ ДЛЯ КОНЕЙ. 3. И БЫЛО У НЕГО СЕМЬСОТ ЖЕН И ТРИСТА НАЛОЖНИЦ. 4. И ВОЗДВИГ БОГ ПРОТИВ СОЛОМОНА ПРОТИВНИКА РАЗОНА. 5. И СДЕЛАЛ СОЛОМОН КОРАБЛЬ. 5.1. ЗАГАДОЧНАЯ ЗЕМЛЯ ОФИР 5.2. СОЛОМОНОВЫ ОСТРОВА 6. И ПОСЛАЛ ХИРАМ К...»

«ЭЛЕКТРОННЫЙ 2011 ВЫПУСК СОДЕРЖАНИЕ В.Ю. Морозов, к.и.н., доцент ЧЕРНАЯ АРХЕОЛОГИЯ, БЕЛАЯ АРХЕОЛОГИЯ И НУМИЗМАТИКА 3 С.Э. Зубов, к.и.н. Н.А. Лифанов, к.и.н. ИССЛЕДОВАНИЯ КУРГАННО-ГРУНТОВОГО МОГИЛЬНИКА МАЛАЯ РЯЗАНЬ I НА ТЕРРИТОРИИ САМАРСКОЙ ЛУКИ В 2009-2010 ГГ. 12 П.В. Ломейко, В.А. Скарбовенко РАСКОПКИ ПОСЕЛЕНИЯ ГУБИНО НА Р. ТИШЕРЕКЕ В СЫЗРАНСКОМ РАЙОНЕ 15 П.В. Ломейко, В.А. Скарбовенко РАЗВЕДОЧНОЕ ОБСЛЕДОВАНИЕ БОРСКОГО РАЙОНАВ 2009 ГОДУ: ПО СЛЕДАМ ВОСТОЧНЫХ ЭКСПЕДИЦИЙ В. В. ГОЛЬМСТЕН 17 Л.С....»

«Аспирантура по специальности 13.00.01 Общая педагогика, история педагогики и образования отрасль науки: 13.00.00 Педагогические науки Кафедра философии, культурологии и этнологии Дисциплина: История и философия науки Статус дисциплины: [ОД.А.01] ЗЕТ: [2] Руководитель дисциплины: д-р филос. наук, профессор Л.А.Волова Контактный телефон: +7 879 3 400 158 E-mail: filosofpglu@mail.ru Пятигорск, 2012 Пояснительная записка Настоящая рабочая программа кандидатского экзамена по курсу История и...»

«ПИСЦОВЫЕ И ПЕРЕПИСНЫЕ К Н И Г И ЯРЕНСКОГО УЕЗДА X V I — X V I I вв. К А К ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК А в т о р настоящей статьи ставил перед собой задачу изу­ чить писцовые и переписные книги Яренского уезда, одного из 22 уездов области Поморья. Писцовые и переписные книги вообще изучались разны­ ми историками в дореволюционное и советское время. Мно­ гие историки (С. В. Веселовский, А. Ц. Мерзон и др.) изуча­ ли их в общем плане, ставили вопросы об описаниях земель Русского государства и давали...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.