WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 30 |

«Великий Новгород 2004 УДК 1 ББК 87.7 С 50 Рецензенты: доктор философских наук, профессор Э. Ю. Соловьев кандидат философских наук, доцент А. В. Прокофьев Печатается по ...»

-- [ Страница 10 ] --

То, что русская философия содержит в себе особый подход к проблеме развития правосознания, к правовым ценностям и что это сочетается с особым вниманием к проблемам социальноисторического развития и социального времени, отмечено практически во всех исследованиях, посвященных истории русской философии. В историко-философской и культурологической литературе неоднократно высказывалось мнение, что русская философия утопична, чрезмерно занята проблемами будущего, причем не только будущего России, но «вселенского будущего». В этих ее особенностях, по-видимому, отразилось то, что иногда называют «ментальностью», включающей в себя и отношение к ценностям права, и отношение к тому или иному способу построения общественного идеала, образа будущего. В истории отечественной социальной и правовой философии и тесно связанной с ней историософии проявились ценностно-временные установки, характерные для российского общественного сознания XIX–XX веков. Идеи русских философов этого периода (славянофилов и западников, В.С.Соловьева, П.И.Новгородцева, Н.А.Бердяева, С.Н.Булгакова, космистов) во многом обусловили специфику процесса целеполагания при формировании принятого культурой «плана истории», при определении идеала общественного развития и его отношения к области правовых ценностей. С другой стороны, русская философия сама развивалась в русле той культурной парадигмы, которая включала в себя определенное исходное отношение к ценностям свободы, равенства и справедливости как основе правосознания и к социальному времени как фактору, воздействующему на динамику восприятия правовых норм в их неискаженной темпоральности. Решающее значение для этой парадигмы имела идея «общего блага».

Категория «общего блага» в русской социально-политической и правовой культуре наполнена совершенно особым содержанием.

Она формировалась под сильным влиянием православной традиции, где благо в строгом смысле слова относилось только к трансцендентной божественной сфере, но не к области светских социальных отношений и институтов. Если понятие «благо» и связывалось здесь с социальной и политической организацией общества, то только в аспекте нравственной гармонизации поведения отдельных людей и коллективов. Поэтому область права выпадала из процесса обсуждения целей социально-исторического развития. Осмысление исторического бытия, определявшего специфику восприятия социального времени, осуществлялось без обращения к практическому опыту социально-правового обустройства жизни общества. Это сочеталось со стремлением подчинить область права неправовым источникам (то есть источникам иной темпоральной значимости) – религиозным и морально-нравственным. Исторически сложившаяся в России к XIX веку традиция осмысления общественного идеала повлияла на признание и понимание правовых ценностей в русской философии и культуре.

Отечественная философия истории – важнейший материал, изучая который, мы можем судить о ценностно-временных взглядах, характерных (конечно, только в определенной степени) для культуры России XIX–XX веков. Традиционно выделяют несколько направлений в русской историософии; основными можно считать славянофильство и западничество, оформившиеся к середине XIX столетия, а также евразийство, возникшее как самостоятельная ветвь историософской мысли значительно позже, но обладающее не меньшим значением в развитии правовой и политической культуры и правосознания в России XX века. Эта типология достаточно условна и основана на критерии содержательном, а не формальнотемпоральном. Однако при более пристальном рассмотрении можно прийти к выводу, что ориентированность философов на сконструированные ими стереотипы «Запада», «Востока», «Евразии» свидетельствует и об их ценностно-временных воззрениях, поскольку является попыткой выбора своеобразной «системы координат» для построения концепции российской истории.

Для русской общественно-философской мысли XIX–XX веков характерна одна существенная особенность, имеющая отношение к ценностно-временной проблематике. Ее можно назвать «сверхтемпоральностью», выражающейся в стремлении исследовать социально-философские и общественные проблемы «с точки зрения вечности», с позиций «абсолютных целей истории» (об этом свидетельствует историософичность практически всей русской философии) и абсолютных, то есть преимущественно нравственных и религиозных, культурных ценностей (об этом говорит этикоцентризм русской философии).

«Сверхтемпоральные» установки русской философской мысли оказали сильное влияние на способ осмысления проблем философии права – это было прямо или косвенно отмечено практически всеми авторами, исследовавшими историю ее развития. В работах В.В.Зеньковского и Н.О.Лосского, а также современных историков русской философии – А.Ф.Замалеева, Л.И.Новиковой и И.Н.Сиземской, В.Г.Щукина и других – выделены черты, характерные для расцвета русской философии на рубеже XIX–XX веков.

Они связаны с преобладающим в русской культуре способом осмысления социального времени и обусловленными им ценностноправовыми установками. Так, например, В.В.Зеньковский в «Истории русской философии» говорит, во-первых, об исключительной сосредоточенности на теме смысла и целей истории и, во вторых, о связанной с этим, – как подчеркивает сам В.В.Зеньковский, – этикоцентричности в трактовке социально-философских и особенно философско-правовых проблем: «Тот «панморализм», который в своих философских сочинениях выразил с исключительной силой Лев Толстой, – с известным правом, с известными ограничениями может быть найден почти у всех русских мыслителей, – даже у тех, у которых нет произведений, прямым образом посвященных вопросам морали»1. Тем не менее этикоцентризм (или, по выражению В.В.Зеньковского, панморализм) русской философии вовсе не означает ее безразличия к темам правовой философии. Напротив, она постоянно обращена к проблеме развития правовой культуры и правосознания. И это совершенно закономерно, поскольку правосознание и нравственность, правовая и нравственная культура не только не противостоят друг другу, но и сущностно связаны. Поэтому этикоцентризм, обусловленный особенностями осмысления истории и социального времени в русской философии, означает не ее невнимание к теме права и правосознания, а особый подход к рассмотрению правовых ценностей. Однако «сверхтемпоральность» как способ построения образа будущего плохо согласуется с консервативно-реформистским, антиутопическим темпераментом права.



Зеньковский В.В. История русской философии. Т. 1. Ч. 1. Л.: Эго, 1991. С. 16.

Вместе с тем термин «сверхтемпоральность» необходим для того, чтобы отграничить ту временню парадигму, в которой развивалась русская социально-философская мысль, от ее социальнопрактических воплощений непосредственно в процессе социальнополитической «работы со временем», то есть в сфере социальнополитических решений. Сверхтемпоральность – это еще далеко не мобилизационная установка, не культ прошлого или будущего, наполненного определенным историческим содержанием. Она «лишена организационного элемента»1 (хотя, по-видимому, и может быть предпосылкой для определенных политико-правовых призывов и решений).

Характерными чертами «сверхтемпоральности» наделены концепции представителей такого влиятельного направления русской философской мысли, как космизм: Н.Ф.Федоров (1829–1903), В.Н.Муравьев (1885–1932), К.Э.Циолковский (1857–1935), Н.А.Сетницкий (1888–1937), В.И.Вернадский (1963–1945), А.Л.Чижевский (1897–1964), В.Ф.Купревич (1897–1969) и другие.

В философии крупнейших представителей русской религиозной философии (философии соборности и всеединства) – В.С.Соловьева (1853–1900), П.А.Флоренского (1882–1937), С.Н.Булгакова (1871–1944), Н.А.Бердяева (1874–1948), – также можно выделить взгляды, близкие пафосу идей космистов и наделенные чертами «сверхтемпоральности». «Сверхтемпоральности»

русского космизма сопутствуют склонность к детализированному построению проектов будущего, отвлеченность от конкретизации ближайших целей социального развития. Идеал космистов – выход человечества за пределы его наличной физической, душевной и духовной данности и «стяжание высшего, бессмертного, преображенного Божественного бытия»2, – состояние богочеловечества как соборного «обожения». В нем, как и в концепции соборности славянофилов, заложено идейное ядро коллективного целеполагания, которое, конечно, само по себе еще не означает, что космисты отрицали важную в личностном и социальном плане роль индивидуСм.: Гальцева Р.А. Очерки русской утопической мысли в XX веке. М.: Наука, 1991.

Русский космизм: Антология философской мысли. М., 1993. С. 6.

альной постановки целей. Но здесь наметилась одна из важных черт скептического отношения к праву, к которому тяготели и славянофилы, а именно: глобальность духовно-социальной и исторической задачи, поставленной космистами, позволяла делать вывод о принципиальной незначительности развития способности к самостоятельной и индивидуальной (а не общечеловеческой) постановке целей и способности нести индивидуальную ответственность за соответствующий выбор. Поэтому не удивительно, что ответственность понималась космистами прежде всего как ответственность моральная, как нравственный долг перед историей, человечеством, природой, но практически не уделялось внимания необходимости развития правового сознания и правовой ответственности во взаимодействии человека с обществом и государством.

О ценностно-временных представлениях космистов и о связанном с этими особенностями отношении к праву мы можем судить по работе Н.А.Сетницкого (одного из последователей Н.Ф.Федорова) «О конечном идеале» (1932). В ней содержится критика идей П.И.Новгородцева, высказанных им в статье «Об общественном идеале». Суть спора в различном понимании истории и в отстаивании разных моделей осмысления социального времени, находящих свое воплощение в разном понимании сущности общественного идеала и ценности права в его достижении. Основная цель работы Новгородцева заключалась в том, чтобы сделать очевидной несостоятельность утопических проектов социализма и анархизма. Ущербность последних не столько в содержании социалистических и анархических образов будущего, самой слабой стороной которых является недостаточное внимание к правовой сфере будущего социального устройства, сколько в самом способе их воплощения во времени. Эти проекты будущего мыслятся как «последний предел истории», после которого развитие прекращается, поскольку человечество достигает «блаженной поры» своего существования. По Новгородцеву, необходимо отказаться от веры в абсолютную формулу всеобщего счастья. Догматизированный образ будущего, сминающий диалектику прерывности/непрерывности времени, способен привести только к крушению всяких умеренных, но безусловных идеалов, с одной стороны, и к обесцениванию всех попыток его достижения, а значит, к пренебрежению настоящим, несовершенным социальным бытием человека – с другой. Это влечет за собой усиление разрушительных процессов в обществе, понижение ценностного статуса права, призванного к упорядочению и улучшению уже существующих в настоящем, хотя и несовершенных социальных отношений. П.И.Новгородцев предлагает отказаться от идеи «конечного совершенства» в пользу идеала «бесконечного совершенствования». Только этот идеал, а точнее, только этот темпоральный способ полагания общественного идеала основывается на позитивной для социального развития вере в результативность человеческого действия, постепенно продвигающего общество по пути поиска улучшений социальной жизни. Базой для такого поиска служит столь пренебрегаемая сторонниками иного способа темпорального оформления общественных идеалов сфера позитивного права, выстроенного в строгой корреляции с правом «естественным». Н.А.Сетницкий критикует «идеал бесконечного совершенствования» Новгородцева, причем делает это с позиции совершенно иной модели социального времени, иных мировоззренческих позиций, поэтому, по сути, его возражения являются не критикой, а только декларированием того, как «должен»



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 30 |
 



Похожие работы:

«ШЕКСПИРОВСКИЕ ЧТЕНИЯ 2O10 АННОТАЦИИ ДОКЛАДОВ 26–30 сентября 2010 года SHAKESPEARE READINGS 2O10 ABSTRACTS Москва 2010 ББК 83ЮЗ (4 Вел) Ш41 Шекспировские чтения 2010. Сборник аннотаций докладов. — М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2010. — 64 с. Сборник аннотаций докладов международной научной конференции Шекспировские чтения 2010, посвященной 100-летию со дня рождения Александра Абрамовича Аникста на русском и английском языках. Для исследователей теории культуры и истории мировой литературы,...»

«Кафедра Экономика и управление на предприятиях малого и среднего бизнеса НАУЧНАЯ ШКОЛА Региональное программирование, планирование и управление отраслевых производственных и социальных комплексов Руководитель: Иванова В.Н., д.э.н., профессор, зав. кафедрой, ректор МГУ ТУ Москва - 2009 г. ОГЛАВЛЕНИЕ 1. Предпосылки на создание научной школы 2. Цели и задачи научной школы 3. Основные направления деятельности школы 4. План работы научной школы на 2009—2013годы. 7 5. Основные понятия учения,...»

«Глава 1. Остеопатия — медицина XXl века Медицина не только наука, но и искусство, Она заключается не в том, чтобы составлять пилюли и разного рода снадобья, а в том, чтобы понимать жизненные процессы и уметь ими управлять. (Парацельс) ЧТО ТАКОЕ ОСТЕОПАТИЯ Остеопатия — это философия, наука, искусство управления...»

«Мирча ЭЛИАДЕ ОЧЕРКИ СРАВНИТЕЛЬНОГО РЕЛИГИОВЕДЕНИЯ PATTERNS IN COMPARATIVE RELIGION, 1958 (TRAITE D’HISTOIRE DES RELIGIONS, 1949) М.: Ладомир, 1999. — 488 с. Перевод с английского Ш.А.Богиной, Н.В.Кулаковой, В.Р.Рокитянского, Г.С.Старостина Предисловие Жоржа Дюмезиля Послесловие и комментарии В.Я.Петрухина АНОНС Фундаментальная монография Мирчи Элиаде по истории религий обобщает данные этнологии, сравнительного религиоведения и мифологии. От анализа конкретного материала, связанного с...»

«Центр программ формирования Человека Развитого, www.mirrodarennosti.narod.ru, 634-01-06 1 стр. 2 П.В. Тюленев. Семейные секреты воспитания одаренности и талантов. Титульный лист Академия образования, социального и экономического развития АССОЦИАЦИЯ ПЕДАГОГОВ-НОВАТОРОВ П.В. Тюленев Семейные секреты воспитания одаренности и талантов Серия: Как воспитывать ребенка одарённым в эру новой исторической общности Человека Развитого? КНИГА 5 Рекомендации для родителей и будущих президентов. Центр...»

«ВОРОНЕЖ • 2011 • КВАРТА Перед вами – удивительная книга. Серия очерков, посвященных основанию и становлению Воронежа – настоящая летопись создания нашего прекрасного города вольных людей, и всего Воронежского края. Неустанный труд многих поколений воронежцев позволил маленькой крепости стать уездным, а затем – губернским центром. Землепашцы, ремесленники, мастеровые заложили основу развития региона, его славы и процветания. Главное богатство города – его граждане; эта идея является стержнем,...»

«Автор Название Место Издательство Год Количе Аннотация Раздел издания издан ство ия страни ц Рамбо А. Живописная история древней и новой Москва Современник 1994 445 Главный труд жизни французского историка Альфреда Рамбо (1842- Православие и России. 1905). Автору была хорошо известна археология России, её статистика, искусство древний эпос, этнография и литература. Баталов А., Лидов А. Иерусалим в русской культуре Москва Наука 1994 222 Сборник статей, раскрывающий грани иерусалимского образца в...»

«Тайна гибели группы Дятлова Документальное расследование Посвящается светлой памяти группы Дятлова Редакция от 14.12.11 г. № 17 - для печати и Интернета _Буянов Е.В. _ 2011 г. 2011 1 Е.В.Буянов, Б.Е.Слобцов Тайна гибели группы Дятлова Документальное расследование Посвящается светлой памяти группы Дятлова Катастрофа закончилась только тогда, когда поняты и обоснованы причины и ход ее событий. Аннотация:.С этой историей гибели группы туристов оказались связаны многие темы, - и секреты полета...»

«К ВОПРОСУ О СТАНОВЛЕНИИ МОСКОВСКОГО ЕПАРХИАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ В НАЧАЛЬНЫЙ СИНОДАЛЬНЫЙ ПЕРИОД В. В. ОЛЕВСКАЯ В статье рассматриваются специфика и особенности управления Синодальной областью в период смены приказной системы коллежской, когда наряду с учреждениями приказного образца действовали учреждения нового типа. На примере работы Московской духовной дикастерии, предшественницы Московской духовной консистории, и Московской канцелярии Синодального правления прослеживаются их взаимосвязи,...»

«Просто ходить среди людей - Сборник рассказов. Алматы, ТОО “Art Depo Studio” 2012, – 180 стр. ISBN 978-601-80292-0-2 Эта книга – сборник рассказов и очерков, написанных людьми с ограниченными возможностями, а также рассказы и очерки о них, созданные теми, кто заинтересован в жизни людей с особыми нуждами. Книга выпущена при финансовой поддержке Фонда Сорос-Казахстан Содержание данной книги отражает точку зрения авторов, которая не обязательно совпадает с точкой зрения Фонда Сорос-Казахстан. УДК...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.