WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 25 |

«3 СОДЕРЖАНИЕ Борис Миронов 5 Город из деревни: четыреста лет российской урбанизации Лилия Карачурина 20 Тенденции последних 20 лет. Урбанизация по-российски Елена ...»

-- [ Страница 7 ] --

Пожалуй, только оформление в города ряда пгт Московской области — Го-лицыно, Кубинки, Старой Купавны, Котельников, в 2004 году перешедших в это качество из рабочих поселков, — выявляет много сходств — как в плане географии (нахождение в зоне 20—50-километровой доступности от Москвы) и численности (все они в момент получения нового статуса располагали 16—22 тыс. чел. и, как большинство близко расположенных к столице населенных пунктов, росли), так и в плане происхождения. Все, кроме Котельников, в советское время были связаны с выполнением оборонных функций и де-факто являлись полузакрытыми.

Следует подчеркнуть, что эти изменения произошли на фоне общероссийской стагнации, снижения численности населения, и обратных переходов — из пгт в сельские населенные пункты — в это время произошло многократно больше. Тем временем переходы из пгт в города для самих населенных пунктов особой роли, кроме как моральной, не играют — и те и другие по российской классификации отнесены к «городским населенным пунктам».

Около десятка населенных пунктов сразу шагнули из категории сельских в городские. И все — своим путем.

Возьмем Магас — политический проект придания административного веса одной из республик (Ингушетия) в условиях разделения некогда единой Чечено-Ингушетии на Чеченскую и Ингушскую республики и отсечения бывшей столицы (Грозный). Проект фактически остался проектом: с момента основания города (1995) и до объявления его новой столицей (2000), несмотря на общую положительную динамику всей Ингушетии, и в частности Назрани, численность жителей Магаса почти не изменилась, а его влияние на жизнь республики осталось весьма незначительным.

В 1990 году городами стали чеченские Урус-Мартан и Шали. Первый из них в 1970—1980е годы считался едва ли не самым большим селом России (с. Красноармейское), так что формальный критерий людности здесь был соблюден. На момент обозначения УрусМартана и Шали городами в каждом из них проживало более 30 тыс. жителей. С тех пор они еще более выросли численно. В 1999 году по этому пути прошло село Шпаковское, ставшее городом Михайловском (Ставропольский край).

Иная судьба у Муравленко (Ямало-Ненецкий АО) и Полысаево (Кемеровская обл.).

Основанный в 1984 году как поселок нефтяников и даже названный в честь инженеранефтяника В. И. Муравленко, первый был преобразован в 1990 году в город и ничем не отличается ныне от прочих северных нефтедобывающих городов. Судьба Полысаево почти аналогична.

Наконец, три новых города в центре страны — Юбилейный, Пересвет (оба — в Московской обл.) и Радужный (Владимирская обл.) — связаны с функционированием ВПК и, хотя не имеют статуса ЗАТО, фактически являются ими.

Последним преобразованным из села поселением стал расположенный всего в 8 км от МКАД и потому бурно застраиваемый город Московский. Это со всех точек зрения новое поселение: даже поселком он был по исторически меркам совсем недолго — около 40 лет.

Инфраструктурная насыщенность его пока явно недостаточна для того, чтобы считаться полноценным городом, но, вероятно, все к тому идет, и новые жители — в основном горожане из Москвы и других российских регионов — активно скупают жилье в приоритетном коридоре развития Большой Москвы.

Разумеется, были и плавно-закономерные переходы из пгт в города. Г. М. Лаппо назвал этот процесс «вызреванием» городов. Из пристанционных и промышленных поселков (пгт) городами стали Курлово (Владимирская обл.) и Сертолово (Ленинградская обл.).

Происходила и «реабилитация» некогда лишенных своего статуса городов (Мышкин в Ярославской обл. или Княгинино — в Нижегородской)[20]. В подавляющем большинстве случаев получение нового статуса совершалось на фоне падения и без того невысокой людности и было скорее признанием былых заслуг, чем процессом придания поселению нового импульса.

За 22 года общее количество преобразований в города, исключая ЗАТО, составило 62. Это совсем немного по сравнению с предыдущими периодами. Напомним, что во времена бурной советской урбанизации редкий год не был отмечен рождением нескольких новых городов. Только в европейской части России за 1946—1958 годы было образовано новых городов (около 9 городов в год), за 1959—1991 годы — 135 (4 города в год)[21].

Долгое время главным фактором появления новых городов выступало развитие промышленности. Ее кризис в 1990-х годах свел практически на нет индустриальную природу появления новых городов, при этом другого столь же мощного градообразующего фактора не появилось. Развитие третичного сектора способствует скорее дезурбанизации.

Сюда добавилась депопуляция: собственных миграционных резервов для роста новых точек оставалось все меньше. А ведь именно миграционный прирост еще со времен Е.

Равенштейна[22] описывался как ключевой для появления и роста городов. Если бы не миграционный приток из стран СНГ, появления новых городов, вероятно, и вовсе бы не происходило.

Ни в 1990-х, ни в 2000-х годах не были отменены действовавшие в СССР формальные критерии города: людность не менее 12 тыс. человек плюс не менее 85 % работающего населения и членов их семей, занятых вне сельского хозяйства[23]. Проверить второе из предъявляемых к городам требований не представляется возможным: данные о структуре занятости населения существуют только для городов с численностью населения свыше 100 тыс. человек. Однако население таких городов в действительности занято в основном вне сельского хозяйства. Что же касается критерия людности, то в 1989 году ему не соответствовало 168 городов, в 2002-м — 197, в 2010-м — 226 городов. По отношению к общей массе городов это составляет 16,1 % в 1989 году, 17,9 % в 2002-м и 20,6 % — в 2010-м. Получается, что фактически каждый пятый российский город уже по простейшему формальному критерию людности вовсе не является им. В этих «городах» проживает 1, млн человек (1,8 % российских горожан). Здесь уместно вспомнить, что больше 100 лет назад известный российский географ и статистик В. П. Семенов-Тян-Шанский в работе «Города России в 1904 г.» (1906), перебрав разные варианты, предложил два своих критерия «истинного города»: людность не менее 1 тыс. жителей и торговопромышленный оборот в размере не менее 100 тыс. рублей. Исходя из этого он выделил 1771 «истинный город»[24]. 227 «официальных» городов России из 761 (30 %) его критериям не удовлетворяли, и, наоборот, были такие негородские поселения (аж 1237!), которые полностью им соответствовали. Среди последних, ставших в дальнейшем городами, — Орехово-Зуево (Московская обл.), Нижний Тагил (Свердловская обл.), Бутурлиновка (Воронежская обл.). Было и много таких, которые, получив в XX веке статус города, так и не достигли полагающейся советскому (а теперь и российскому) городу численности населения (12 тыс. чел.): Любань (Ленинградская обл.), Злынка (Брянская обл.), Спас-Деменск (Калужская обл.) и другие[25].



В 1990—2000-е годы, отмеченные депопуляцией, постепенно возрастало не только количество городов, не вполне соответствовавших формальным критериям, но и число городов-карликов (с численностью населения до 5 тыс. чел.). В 1989 году их было 24, в 2002-м — уже 32, наконец, в 2010 году их стало 41.

В это время встречаются совершенно уникальные случаи: в старинном портовом Высоцке (бывший Тронгзунд) близ Выборга в Ленинградской области в 1989 году значилось... человек. Но в 2010 году он, хотя и оставался крошечным, подрос до 1244 человек и уступил бремя антилидерства Чекалину (бывший Лихвин Тульской обл., 1151 чел.).

Большей частью города-карлики — это старинные города, ставшие городами (в основном уездными) во время Екатерининской административной реформы или даже раньше:

Горбатов, Плес, Мезень, Кологрив, Малоархан-гельск, Новосиль, Холм и другие.

За 1989—2010 годы выросло не только число городов, не удовлетворяющих порогу людности в 12 тыс. человек, но и вообще число малых городов с населением до 20 тыс.

человек. В 1989 году их было 376, в 2002-м — 410, в 2010-м — 418. Эта группа пополнилась как рассекреченными ЗАТО, так и быстро пустеющими городами, перешедшими в этот разряд из следующего (с населением от 20 до 49,9 тыс. чел.). Среди тех, кто двигался «вниз», много городов добывающего профиля и индустрии. Переходы вниз — вверх случались и между другими группами. За 2002—2010 годы Пермь выбыла из рядов миллионеров и пополнила группу крупнейших. В эту же категорию попали, но уже с другой стороны, Махачкала, выросшая аж в полтора раза, Томск, Кемерово, Тула.

Впрочем, тут есть один нюанс: чаще всего речь идет не о естественном и/или миграционном приросте, а об административно-территориальных преобразованиях (присоединении близрасположенных пгт, сел, малых городов).

Группу крупных городов (250—499,9 тыс. чел.) покинули Орск и Братск, но пополнили Сыктывкар, Нижневартовск, Якутск, Грозный, Новороссийск.

В целом случаев заметного и истинного[26] рангового «восхождения» немного. На него были способны только самые привлекательные центры (или расположенные вблизи них, например, города Подмосковья) и отдельные точки в демографически растущих регионах, которых остается все меньше. Например, в 1990-е годы Липецк и Тюмень пополнили ряды городов с численностью населения свыше 500 тыс. человек, а Волгоград примкнул к городам-миллионерам. Перешли в более высокий разряд выгодно расположенные Обнинск (Калужская обл.) и Железнодорожный (Московская обл.), а также Нефтеюганск (ХМАО), само название которого в 1990—2000-х стало синонимом успеха.

Росла и меняла ранговую принадлежность плеяда южных средних и больших городов — Батайск (Ростовская обл.), Элиста, Дербент и Хасавюрт (Дагестан), Нальчик. Не отрицая естественных причин роста кавказских городов, заметим, что к результатам переписей 2002 и 2010 годов по республикам Северного Кавказа надо относиться с большой осторожностью. Например, в 1990-е годы поистине оглушительный рост показала Назрань: по официальным данным, в которые, тем не менее, трудно поверить, за 13 лет город вырос в 6,9 раза — с 18,1 тыс. человек в 1989 году до 125,1 тыс. человек в 2002-м.

В ходе последней переписи данные были скорректированы, и теперь население Назрани официально составляет 93,3 тыс. человек. Другой ингушский город — Карабулак — вырос за 1989—2002 годы в 3,4 раза (по результатам последней переписи не изменил своей численности). Такими темпами роста могут похвастаться ныне разве что бурно урбанизирующиеся азиатские и африканские города.

Переход России в стадию депопуляции сделал невозможным дальнейший рост российских городов, за исключением сверхбогатой Москвы, которая притягивает мигрантов из регионов России и стран СНГ. Для других крупнейших городов миграционные источники роста играют куда менее значительную роль. Даже в Санкт-Петербурге миграционный прирост компенсировал не больше четверти естественной убыли населения в 2000-е годы.

Интересно, что в 1990-е годы самые разные российские города (приграничные, города центра) получали серьезную подпитку мигрантами из стран СНГ. В 2000-х поток постоянной миграции ослабел, и миграционная прибыль все в большей степени концентрировалась в самых успешных городах России. В них же концентрируются и внутрироссийские мигранты, выезжающие из самых неблагополучных городов и регионов страны. И все же — именно больших и мощных городов России по-прежнему не хватает. В стране отсутствует необходимый пласт городов с численностью 2—5 млн человек (за исключением единственного — Санкт-Петербурга), который должен был бы удерживать урбанистический и экономический каркас страны.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 25 |
 



Похожие работы:

«г. Нефтекамск 2014г. Проспект Комсомольский Проспект Комсомольский был заложен тогда, когда Нефтекамск уже был назван городом, пережив свой детский возраст в качестве посёлка. Первые наименования улиц молодого города вобрали в себя историю страны (улица Чапаева), профессиональный облик того, для кого и чьими руками он строился (улицы Нефтяников и Строителей), а теперь подошёл черёд отметить, что это город молодых. Поэтому очередная улица получила название Комсомольской, потому что его строили в...»

«МАТЕМАТИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ И ЭВМ В ИСТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ СБОРНИК СТАТЕЙ Ответственный редактор член-корреспондент А Н С С С Р И. Д. К О В А Л Ь Ч Е Н К О Москва НАУКА 1985 Настоящий сборник представляет собой подборку статей со­ ветских и зарубежных исследователей, применяющих количествен­ ные методы и Э В М в исторических исследованиях, и продол­ жает серию сборников, выходящих по этой тематике с 1972 г. Материалы сборника знакомят читателя с новейшими дости­ жениями историков, работающих в...»

«Ответственный редактор серии проф. ЛЛ.Т.Степаняни НАК Н Е А. А АВ Проблема выводного знания в Индии ЛОГИКО~ Э.Л.ЗАБОЛОГНЫХ эпистемологические воззрения Дигнаги и его идейных преемников Москва Издательская фирма Воаочная литература РАН 2002 УДК 16(540) ББК 87.4(5Инд) К19 Издание осуществлено при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) согласно проекту Ns 00-03-16046 Ответственный редактор В.А.Бочаров Редактор издательства Т.А.Дубянская На первой сторонке переплета —...»

«Анна Александровна Тимофеева-Егорова Я — Берёза. Как слышите меня?. Аннотация издательства Это воспоминания о военных годах летчика-штурмовика А. А. Тимофеевой-Егоровой. Женщина летчик-штурмовик редчайшее явление нашей военной истории. Здесь и боевая работа летчицы, и немецкий концлагерь, и двадцать лет ожидания заслуженного звания Герой Советского Союза. А. А. Тимофеева-Егорова Я — Берёза! Как слышите меня?. Обманула радуга Проводы запомнились, как яркийа солнечныйипраздник. Хотя,...»

«к печати принимали участие: Ю.В. Ефименко – член союза писателей России, эксперт русского географического общества. В.В. Дубатолов – д.б.н., энтомолог, ведущий научный сотрудник Института систематики и экологии животных СО РАН. а также сотрудники ФГБУ Государственный заповедник Большехехцирский: С.В. Спиридонов – директор заповедника, Р.С. Андронова – к.б.н., заместитель директора по научной...»

«-0ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Статус документа Рабочая программа по истории для VII класса создана на основе федерального компонента государственного стандарта основного общего образования, примерной программы основного общего образования по истории и программ по истории для общеобразовательных учреждений Новая история: 7-8 классы / авторы А.Я. Юдовская, Л.М. Ванюшкина, История России: 6-9 классы / авторы А.А Данилов А. А., Л.Г. Косулина. – М: Просвещение, 2007. Программа детализирует и раскрывает...»

«ЗОЛОТАЯ СЕРЕДИНА или Парапсихология Вайшнавизма Книга предоставлена автором специально для сервера Hari-katha верстка - Галков Сергей, Гоураприйа дас файл хранится по адресу www.hari-katha.org This file was downloaded from http://hari-katha.org З “ олотая середина” — книга об очищении от мирских привязанностей во внутренней молитве. Описание законов кармы и любви на разных уровнях: уровне материалистов, неофитов в духовной практике и святых. Поняв их суть и разобравшись в деталях на примерах,...»

«Очерки по истории ЗАПАДНОевропейского КРЕСТЬЯНСТВА B CPЕdHИЕ векА 4s ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 1968 П е ч а т а е т с я по постановлению Редакционно-издательского совета М о с к о в с к о г о университета ПРЕДИСЛОВИЕ Данная книга возникла в результате многократного чтения специального курса по истории средневекового крестьянства для студентов и аспирантов исторического факультета Московского университета. Этим обстоятельством определяется характер работы. Как и всякий курс лекций,...»

«Т. Б. Д Л У Г А Ч ДЕНИ ДИДРО Второе, доработанное издание М ОСКВА М Ы С Л Ь 1986 Б Б К 87.3(3) Д51 РЕДАКЦИИ ФИЛОСОФСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Д л у 1ач Тамара Борисовна — кандидат фило­ софских наук, научный сотрудник сектора ис­ тории философии стран Зап адн ой Европы и Америки И нститута философии А Н СС СР. Является автором книги Человек в мире тех­ ники и техника в мире человека (М., 1 9 7 8 ) и ряда статей по истории философии. Рецензенты: доктор философских наук В. Н. Куз не цо в, доктор...»

«ДУХОВНО-РЕЛИГИОЗНЫЕ ОСНОВЫ КАПИТАЛИЗМА ИД Кислород Москва, 2013 УДК 330.342.14-029:27 ББК 65.01 К 29 Катасонов В. Ю. К 29 Религия денег. Духовно-религиозные основы капитализма. — М.: Кислород, 2013 — 408 с.: с иллюстрациями. Предлагаемая книга впервые за сто с лишним лет с мо­ мента выхода в свет работ немецких социологов Макса Ве­ бера и Вернера Зомбарта возвращается к фундаментальному осмыслению религиозно-духовных корней современного ка­ питализма. Автор подвергает критическому анализу...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.