WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 43 |

«СОБЫТИЯ И ЛЮДИ В ДОКУМЕНТАХ КУРСКИХ АРХИВОВ 110-летию архивной службы Курской области посвящается Сборник статей Выпуск ХI КУРСК 2013 УДК 908 ББК 63.3 (2 Рус – 4 Курск) ...»

-- [ Страница 12 ] --

После такой «увертюры» более или менее благоприятные оговорки автора о положении крестьян и его выводы по частным вопросам уже мало что значили. Они не принимались или почти не принимались во внимание ни современниками, ни большинством советских историков-аграрников. Между тем именно в таких оговорках и выводах отражалась «вторая сторона медали». Большим достоинством работы Игнатович является то, что автор сформулировала и отчасти раскрыла ряд факторов, которые ограничивали произвол помещиков и смягчали крепостнический режим.

Вот как, к примеру, оценивала Игнатович роль и значение общины-мира: «При существовании «мира»… помещик не мог эксплуатировать отдельного крестьянина, вымогать от него непосильные подати, отнимать земли, вообще насиловать личность в той мере, как в том случае, если бы мира не было»[5, c.149]. Большое влияние на помещиков и власти оказывало и сопротивление крестьянства или даже его потенциальная угроза: «Устрашающее влияние имело противодействие крестьян и на дворян… При волнениях и побегах помещичье хозяйство терпело большие убытки, так как лишалось работников иногда в горячее время…»[5, c.261-262]. Игнатович также указывала на понимание помещиками вреда и опасности для них самих чрезмерной эксплуатации крепостного крестьянства.

Однако все это нисколько не повлияло на общую негативную оценку экономического положения крепостных, которую, впрочем, автор четко не сформулировала. При всем при том она отдает предпочтение тем сведениям, которые акцентируют внимание на теневых сторонах жизни крепостной деревни. Так, анализируя вопрос о степени достаточности крестьянского надела, она берет в качестве критерия оценки расчеты Янсона, хотя в литературе приводились и другие данные. Янсон же приводил наиболее высокие значения необходимого для жизни крестьян надела – 8 дес. (из них 6 дес. пашни) на ревизскую душу для нечерноземной полосы и 5 дес. (в том числе 4 дес. пашни) для черноземных регионов.

Затем Игнатович сопоставляет эти цифры с заниженными, по ее собственному признанию, сведениями Редакционных комиссий и заключает: «Сравнительная ничтожность надела говорит сама за себя» [5, c.72, 74-75].

В работе также встречаются факты, не только не подтверждающие выводы автора, но даже противоречащие им. Но это скорее достоинство, чем недостаток книги: проигрывая в доказательности, автор выигрывает в объективности.

В целом монография И.И. Игнатович, несмотря на все ее недостатки, была наиболее глубоким исследованием по истории крепостной деревни первой половины XIX в., сохранившим свою научную ценность до настоящего времени.

Другие историки начала XX в., особенно авторы «Великой реформы», формулировали свои выводы с гораздо большей определенностью, чем И.И. Игнатович. Например, С.П. Мельгунов в статье «Дворянин и раб на рубеже XIX века» описывает ряд случаев жестокого обращения дворян со своими крепостными, после чего ставит уместный вопрос:

«Было ли, однако, это большинство или меньшинство?». Ответ дается таков: «Наивно, конечно, все дворянское общество на рубеже XIX века характеризовать в столь мрачных красках. Бесспорно Салтычихи и Шеншины всегда были некоторым исключением, однако же, как мы видели, вовсе не столь редким»[6, c.17]. Чисто внешне объективность как будто бы соблюдена, но поскольку Мельгунов не приводит ни одного, так сказать, позитивного

ДОРЕВОЛЮЦИОННАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ О СИТУАЦИИ

В РУССКОЙ КРЕПОСТНОЙ ДЕРЕВНЕ ПЕРЕД РЕФОРМОЙ 1861 г.

примера, то даже у искушенного читателя остается как минимум однобокое и неточное представление о дворянстве и положении крепостных (срабатывает «правда подтекста»).

К тому же автор пишет не об исключении вообще, а лишь о «некотором», т.е. незначительном, нетипичном.

Примерно по такой же схеме выстроена статья другого автора «Великой реформы»

В.Н. Бочкарева «Быт помещичьих крестьян». Автор приводит большое количество примеров произвола и злодеяний помещиков, а затем делает мало что значащую оговорку:

«Бывали… случаи гуманного отношения помещиков к крепостным, но они попадались настолько редко, что тонули почти бесследно в безбрежном море того бесправия, которое царило в крепостной деревне» [1, c.37]. Резюмирующий вывод автора исключительно категоричен: «картина получается настолько темная, что можно прямо удивляться, как еще крепостное население могло существовать (выделено нами – Л.Р.) в той удушливой атмосфере, которая сгущалась в барских усадьбах и помещичьих деревнях» [1, c.37-38]. Как это ни удивительно, но пристрастие Бочкарева к риторике позволило ему сформулировать в своем выводе этот чрезвычайно важный вопрос, естественно оставшийся без ответа, что само по себе резко повышает научную ценность его компилятивной, доктринерской и, на наш взгляд, одиозной статьи.

Положение помещичьих крестьян затрагивалось и в историко-экономическом труде Н. Огановского «Закономерность аграрной эволюции». По мнению автора, перед отменой крепостного права оно неуклонно ухудшалось в связи с сокращением земельного обеспечения крестьян при ухудшении его качества и возрастанием «натуральных повинностей, главным образом, земледельческой барщины и извозной повинности». Подводя итоги рассмотрения данного вопроса, Огановский писал: «Помещики высасывали все соки из трудовой массы: они не давали крестьянину мало-мальски стать на ноги, не давали ему ‘’обрости’’, по фигуральному выражению Посошкова, но «стригли его яко овцу, до гола»…»



[7, c.378, 384].

Среди других обобщающих работ по рассматриваемой теме заслуживает внимания книга М.В. Довнар-Запольского «На заре крестьянской свободы». Он привлек не только изданные исторические труды и источники, но и архивные документы, в том числе такие ценные, как помещичьи инструкции и приказы[4, c.17-18]. Оценки автором законодательства по крестьянскому вопросу и его реализации мало чем отличались от негативных оценок тогдашних историков. Правда, М.В. Довнар-Запольский не отрицал полностью значение законодательства как фактора, ограничивающего произвол помещиков, и признавал, что законы «иногда были полезны для самих крестьян» [4, c.21-24, 32-33]. В отличие от других авторов, он привел довольно много фактов, свидетельствующих о хорошем положении и даже богатстве крестьян, принадлежавших сановной знати (Шереметевым, Голициным, Уваровым, Куракиным): «Вообще надо заметить, что богатые помещики считали своей особой гордостью иметь в числе своих крепостных богатых людей, почему неохотно давали им отпускные, потому что в сущности богатство крестьян было богатством помещика…»[4, c, 192]. Но это нисколько не помешало автору дать одну из самых пессимистических характеристик положения крепостных крестьян: «положение крестьянина с течением времени ухудшалось и… накануне Раскрепощения оно достигло ужасающих размеров» [4, c, 192]. Однако приводимые им доказательства в пользу этого утверждения выглядят крайне неубедительными. Так, он сообщает «любопытный пример» недостаточной

ДОРЕВОЛЮЦИОННАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ О СИТУАЦИИ

В РУССКОЙ КРЕПОСТНОЙ ДЕРЕВНЕ ПЕРЕД РЕФОРМОЙ 1861 г.

обеспеченности крестьян собственным хлебом в оброчном имении Тевяшевых, расположенном в нечерноземной Нижегородской губернии, где были развиты неземледельческие промыслы, после чего делает неожиданный обобщающий вывод: «Таким образом, в черноземных (курсив наш – Л. Р.) губерниях при двух десятинах надела только 10% крестьян не нуждались в хлебе до нового урожая и почти голодали с марта месяца» [4, c.189-190].

В конце XIX – начале XX в. начинают также публиковаться исследования региональных историков, среди которых выделяются работы Н.С. Волконского, А.И. Повалишина, В.И. Снежневского [3, 8, 9]. Большой заслугой этих исследователей было введение в научный оборот материалов местных, в том числе семейных архивов. В целом же в их работах четко прослеживается разоблачительная тенденция.

В основе сугубо негативного изображения жизни крепостных дореволюционными историками, помимо политической ангажированности и добросовестного заблуждения, лежали также просчеты методологического и источниковедческого плана. Например, описывая случаи смерти дворовой девушки от побоев, содержания крепостного с рогаткой на шее, сексуальной эксплуатации крепостных девушек и женщин помещиками и т.п., авторы заявляют, что в архивной документации отложилась только небольшая часть таких сведений, так как их львиная доля не доходила до властей или же скрывалась ими. На это можно возразить: никто не обязывал судебные и административные инстанции собирать и фиксировать случаи хорошего обращения помещиков со своими крепостными и потому они, естественно, не отложились в официальных бумагах. Вот почему исследователи черпали из архивных источников почти исключительно негативную информацию, производившую сильнейшее эмоциональное воздействие и ввергавшую в состояние шока не только рядовых читателей, но и самих историков. К тому же в конце XIX – начале XX в.

исследователям была известна и доступна лишь небольшая частица фамильных архивов помещиков, в которых как раз и была отражена повседневная жизнь частновладельческой деревни. Введение их в научный оборот – заслуга преимущественно уже советских историков и архивистов.

Итак, на рубеже XIX – XX вв. в отечественной историографии неуклонно повышался интерес к вопросу о положении крепостного населения России в предреформенный период. Наряду с определенными успехами, в разработке вопроса имели место и существенные недостатки, впрочем, естественные для начального этапа исследования любой сложной проблемы. Слабым местом исследований был источниковедческий анализ. Вследствие острой нехватки заслуживающих доверия, информативно насыщенных источников, которые станут известны позднее, за пределами изучаемого периода, изучение социальноэкономического положения крестьян по существу находилось в зачаточном состоянии.

Ситуация усугублялась тем, что исследователям пришлось работать в условиях нарастания революционного кризиса и самой революции, не разрешившей аграрного вопроса и не снявшей острых социально-политических противоречий в российском обществе.

К тому же во время проведения непопулярной столыпинской аграрной реформы приближалась 50-летняя годовщина отмены крепостного права в России, еще более активизировавшая и без того острую общественно-политическую борьбу. В таких условиях сложно было ожидать от историков-аграрников максимальной объективности и беспристрастности. Некоторые историки выступили в большей мере как публицисты. В результате положение крепостного населения в первой половине XIX в., по нашему мнению, изображалось

ДОРЕВОЛЮЦИОННАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ О СИТУАЦИИ

В РУССКОЙ КРЕПОСТНОЙ ДЕРЕВНЕ ПЕРЕД РЕФОРМОЙ 1861 г.

в российской историографии гораздо худшим, чем оно было на самом деле.

Таким образом, несовершенство источниковой базы, выразившееся в ее узости и преобладании негативной информации, помноженное на мировоззренческие и идеологические установки исследователей, имело своим следствием абсолютизацию в исторических работах теневых сторон крепостнической действительности и показ положения крепостного населения в гипертрофированно мрачном свете. Впрочем, часть историков, возможно, искренне верила, что, сгущая краски, им удается более ярко и убедительно показать историческое значение отмены крепостного права в России.

Источники и литература 1. Бочкарев В. Быт помещичьих крестьян // Мельгунов С.П. Эпоха «официальной народности» и крепостное право // Великая реформа. Русское общество в прошлом и настоящем / Редакция А.К. Дживелегова, С.П. Мельгунова, В.И. Пичеты. Юбилейное издание. М., 1911.

Т. III.



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 43 |
 



Похожие работы:

«Игорь АНТОНОВ, кандидат исторических наук БАШКИРЫ И БАШКОРТОСТАН В ПИСЬМЕННЫХ ИСТОЧНИКАХ ХIII-XIV ВВ. Согласно Р.Г. Кузееву, формирование этнокультурных признаков, которые лежат в основе современной этнической характеристики башкирского народа, было результатом взаимодействия племен кыпчакской миграции с древнебашкирским этносом и расселения смешанных групп в пределах нынешней Башкирии [Кузеев Р.Г., 1974, с. 481]. В русских летописях первое упоминание о Башкирской земле относится лишь к 1469 г....»

«Духовный мир Елены Блаватской Лицевая сторона обложки, на голубом фоне Н.К. Рерих. Мудрость Востока. Махатма – летописец. 1922. Холст, темпера. Музей Н.К. Рериха в Ярославле. на торце книги - Сергей Целух 2 Обратная сторона обложки, на голубом фоне Н. Рерих. И мы трудимся. Из серии Санкта. 1922. Холст, темпера.. Международный Центр Рерихов, Москва, Россия. Н.МММ КН. Рерих. И мы не боимся. Анонс Книга Духовный мир Елены Блаватской повествует о выдающейся личности мировой истории и культуры,...»

«Выборка информации о меннонитах из ниже представленной книги сделана с разрешения авторов данной книги. ДАВЛЕКАНОВСКИЙ РАЙОН РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН: из истории административно-территориального деления и отдельных населенных пунктов М.М. Гатауллина, М.З. Мухаметзянов, Р.М. Мухаметзянова-Дуггал Уфа: Дизайн Полиграф Сервис, 2011. – 167 с. (Библиотечка Башкирской охотничьей газеты) ПРЕДИСЛОВИЕ Предлагаемая вниманию читателей книга посвящена истории административно-территориального устройства...»

«В книгу вошли основные доклады из числа представленных на научно-практической конференции Амурский тигр в Северо-Восточной Азии: проблемы сохранения в XXI веке (15–18 марта 2010 г., г. Владивосток). В работе форума приняли участие 109 представителей государственных и научных учреждений, неправительственных организаций и экспертов из 13 стран мира. Всего прозвучало 75 докладов. Конференция проведена в рамках целевой программы Дальневосточного отделения Российской академии наук Экология амурского...»

«R eichert aus B ingen D eutschland - B ayern 2011 Фамильная книга семьи Райхерт Генрих Райхерт Райхерт из Бинген Германия – Бавария – Траунройт 2011 Предисловие На пороге своего пятидесятилетия, мне удалось закончить работу над фамильной книгой рода Райхерт. Три года понадобилось мне, чтобы раскрыть тайну историю моих предков. Если раньше люди занимающиеся генеалогией, тратили десятилетия на получение результатов, то сейчас с помощью интернета такие поиски, можно сделать намного быстрее....»

«Конспект лекций по ИМР Тема 1. Введение в предмет. Религия –это важнейший фактор человеческой жизни. Все попытки ученых отыскать нерелигиозное сообщество, даже самое примитивное, окончились неудачей. Самые древние известные культуры носят откровенно религиозный характер. Все древнейшие письменные памятники являются религиозными текстами. Древнейшие и самые известные архитектурные памятники – мегалитические постройки каменного века, гробницы-пирамиды Египта, зиккураты Вавилона, Парфенон Античной...»

«Книга является сокращенным, переработанным и дополненным вариантом вышедшего в 1970 г. на грузинском языке V тома восьмитомника Очерков истории Грузии (редактор д-р ист. наук, проф. И. Г. Антелава). В ней изложена история Грузии XIX в. Это период присоединения Грузии к России, отмены крепостного права и развития капиталистических отношений, объединения грузинских исторических земель, усиления национально- и социально-освободительного движения против царизма и крепостничества, возрождения и...»

«Аннотация Трилогия Хмельницкий – многоплановое художественное полотно, в котором отражена целая историческая эпоха борьбы украинского народа за свою свободу и независимость под водительством прославленного полководца и государственного деятеля Богдана Хмельницкого. Содержание Часть первая 10 1 10 2 16 3 20 4 23 5 27 6 32 7 37 8 41 9 47 10 52 11 58 12 64 13 69 14 72 15 81 16 85 17 91 18 97 19 102 20 109 21 117 22 120 23 128 24 132 25 141 26 145 27 154 28 161 29 166 30 175 Часть вторая 180 1 180...»

«А.А. ШЕЙПАК ИСТОРИЯ НАУКИ И ТЕХНИКИ МАТЕРИАЛЫ И ТЕХНОЛОГИИ Часть первая Издание 2-е МОСКВА 2007 УДК 30.г ББК 63.3 Ш 39 Рецензенты: В.Б. Миносцев, проф., д-р физ.-мат. наук, зав. каф. Общая и прикладная математика Московского государственного индустриального университета; Д.В. Штеренлихт, д.т.н., проф. Московского государственного университета природообустройства Шейпак А.А. Ш 39 История науки и техники. Материалы и технологии: Учеб. пособие. Ч. I. – 2-е изд., с изм. и доп. – М.: МГИУ, 2007. –...»

«ОГЛАВЛЕНИЕ Сергей Фомичёв. Экоанархизм Мюррея Букчина Предисловие к русскому изданию REMAKING SOCIETY Как появилась эта книга Общество и экология Отношение общества к природе Социальная экология Иерархии, Классы и Государства Понятие доминации Первые человеческие сообщества Появление иерархий и классов Появление государства Поворотные пункты истории Подъем воинов Возникновение города Национальное государство и капитализм Идеалы Свободы Миф Разум Анархия и либертарные утопии Очерчивая...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.