WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 92 | 93 || 95 | 96 |   ...   | 104 |

«Изучение древней истории Вьетнама началось давно. Старая историография Вьетнама насчитывает ряд крупных работ, содержащих описание древней истории и созданных в ...»

-- [ Страница 94 ] --

Вернемся к теме общих черт, не представленных в Китае. В социокультурной сфере в трех странах все обстояло проще и естественнее, с европейско-христианской точки зрения, делая их культурно более похожими (без учета принципа дополнительности) на средневековую Европу. Перед нами гармонично устроенные общества без довлеющего влияния «цивилизации Большой Реки», с прочными этногеографическими связями по всей земледельческой территории, с осознанием «родины-земли», а не «родины-культуры» или «родины-империи», в то время как ханьцы на реке Хуанхэ — это техногенное общество, сакрализовавшее свои социальную структуру и быстрый технологический прогресс в форме рационалистического конфуцианства. Что касается китайского мистицизма (даосизма), то он в своей высокой философской форме тоже оказался неэкспортабелен как целое. В раннесредневековой Японии он лишь отчасти повлиял на кодификацию синто.

В итоге применительно к Вьетнаму, Корее и Японии экспортабельными оказались следующие элементы культурного и социального опыта Китая: а) письменность; б) упрощенные государственные институты, все время корректировавшиеся местной нормой, и часть соответствующей идеологии;

в) часть литературы, на раннем этапе в основном буддийской. Аналогичные заимствования у техногенного Рима отмечаются и у народов средневековой Западной Европы.

Как следствие в культурах трех стран возникла бинарность своего и китайского, причем из китайской культуры была взята только ее часть; как целое донорская ханьская модель оставалась чуждой этим обществам, т. е. неэкспортабельной.

Сходства, отмечаемые в культурах трех стран, но не прямо заимствованные из Китая, обусловлены и первыми, самыми значительными по последствиям контактами. Реализовывались эти контакты в разное — в абсолютном исчислении — время (от III в. до н. э. до III в. н. э.), но стадиально на одном и том же этапе, а именно в период становления государственности. А посему список необходимого на этом этапе во многом оказался идентичен: это все были элементы государственности, правда упрощенной за счет отсечения сложных форм. Древнекитайское же общество в эти века проходило иной этап — этап создания и существования первых китайских империй, в которых быстро победило классическое конфуцианство второй волны, так называемое ханьское конфуцианство, еще не дополненное буддизмом.

Важно и то, что, возникнув и развиваясь, три государства со временем оказались сходны между собой (и все — отличны от Китая) в том, что по размерам, числу крестьян, образованных людей, войск, городов и т. п. они были сопоставимы с территориями отдельных провинций китайской империи, а по этническому сознанию, наличию династий, столичных институтов являлись самостоятельными государствами. Ощущение пространственного единства, даже в эпоху политической раздробленности в Корее и Вьетнаме, плюс ощущение соизмеримости личности и государства в чисто психологическом плане («человек мог зрительно представить себе страну») — вот что отличает три страны от Китая. Все они — относительно небольшие государства с преобладанием одного постоянного этноса, где население занималось интенсивным земледелием; государства на их территории не ставили обычных имперских задач и соответственно не сталкивались со следовавшими из них трудностями (имперские тенденции вьетского государства Дайвьет, впоследствии — Дайнам, были достаточно слабы и исторически недолговременны). Важную роль сыграло и историческое постоянство границ (Корея и Япония) или большей их части (Вьетнам).

Существенным для рассмотрения нашей проблемы является и единственность Китая как источника необходимого социального и культурного опыта. И хотя бросающейся в глаза близости у этих трех народов нет, однако в том, что заимствовано из Китая, обнаруживаются очевидные сходства.

Следовательно, причины этого феномена следует искать не только в трех странах, но и в самом Китае, поскольку определенные элементы китайской традиции были экспортабельными, а другие — нет.

Важно, что с момента восприятия китайского опыта появляются новые черты сходства, которые привлекают к себе внимание. Они и «парные» (Япония–Вьетнам; Корея–Япония; Вьетнам–Корея), и «тройные», т. е. общие для всех трех стран. Где они заметны? Прежде всего в государственном устройстве и культуре верхов. Напомним, что констатация факта определенной социальной «двуслойности» (верхи и деревня) культуры этих народов давно уже стала общим местом.

После вступительных замечаний перейдем непосредственно к анализу сходств между тремя странами, а также к рассмотрению экспортабельных и неэкспортабельных элементов в китайской культуре. Ниже будет предложен как список общих черт, так и перечень заимствованного тремя странами: 1) в период становления государства; 2) в развитое средневековье, приблизительно в XII– XIII вв.; 3) в ходе контактов XIV — середины XIX в.; 4) в «эпоху альтернативы» — распространения европейского опыта.

Заметим, что из-за китайской культурной специфики китайское крестьянство, в отличие, например, от италийского времен Римской империи, лишь в малой степени можно считать распространителем китайской культуры. Поэтому догосударственные по уровню развития этнические сообщества уже в пределах китайских империй оказывались слабо китаизированными. Китайская культура — не культура Рима, где во многих провинциях ассимилировались все. На внутренней периферии китайской империи (а порой и за ее пределами) китаизировались только верхи, если они в этом нуждались (т. е.



если общество уже вышло на этап государственности). А уж верхи затем китаизировали низы, что происходило постепенно и очень долго.

Итак, каковы же эти сходства, как исходные (I), так и связанные с восприятием одной и той же части китайской культуры (II)? Последнее усилило первоначальную близость и создало, собственно, существующую общность трех стран в большей степени, чем базовые сходства.

Вначале укажем список базовых сходств для трех стран, который заведомо носит предварительный характер.

I.1. Поклонение духам предков в простой, неконфуцианской модификации как основа сакрализации власти верховного правителя.

I.2. Интенсивные контакты рисоводческого населения северного Вьетнама в эпоху поздней бронзы (во времена Донгшонской цивилизации) и ранее, еще в каменном веке, с южными рисоводческими областями древней Кореи и Японии.

I.3. Синхронность этапов становления государства и, в меньшей степени, прохождения некоторых этапов его развития.

I.4. Средний размер, относительная компактность, эффективное управление из одного центра (временами двух-трех, но расположенных недалеко один от другого, исключение здесь — Корея).

I.5. Моноэтничность и отсутствие родственных этнолингвистических групп за пределами страны (для большей части последних двух тысячелетий).

I.6. Проживание основного населения в приморских больших долинах, ограниченных горами, при отсутствии в стране степей и, соответственно, кочевничества.

I.7. Относительно долгое существование малой общины.

I.8. Вертикальная бинарность (как и Китае) верховной власти в средние века и в новое время (режим тенно–сёгун, вуа–тюа, параллельные «династии» временщиков), при этом в Японии — почти изначально, во Вьетнаме — с XVI в., в Корее — в период Корё.

I.9. Широкое распространение дхьяны (тхиен во Вьетнаме, сон в Корее, дзэн в Японии). Буддизм дхьяны, в том числе и в не ассимилированных до XI в. юэских (вьетских) провинциях юга империи Тан, где он именовался чань, очень схож в трех странах и сильно отличается от буддизма в центральной части империи Тан.

Есть и «парные» сходства, например «Вьетнам–Япония» (I.A):

I.A.1. Высокий статус военных в средние века (в Японии — с XII в.; во Вьетнаме — с XVI в.).

I.A.2. Пространственная бинарность общества в Японии и Вьетнаме (как и в Китае), когда центральная власть и легитимность сосредоточены на севере, а на юге (в Японии — на юго-западе) — большее богатство, социальная инициатива и открытость новым идеям; при этом политическая победа обычно остается за севером. Отметим, что это лишь тенденция, по-разному выражавшаяся в тот или иной период.

I.A.3. Определяющее влияние культа духов предков во Вьетнаме и, в меньшей степени, в Японии. В Корее конфуцианская обрядность многое из архаичных верований, по-видимому, вытеснила; это же касается и корейского сона.

Аналогично можно было бы рассмотреть «парные» сходства «Вьетнам–Корея», «Япония–Корея».

Многие «парные» сходства «Вьетнам–Корея», «Вьетнам–Япония» определяются объективными условиями. Вьетнам и Корея находятся в непосредственном соседстве с Китаем, а Япония — вне его досягаемости. С другой стороны, Вьетнам и Япония находились либо во враждебных отношениях с Китаем (Вьетнам), либо в нейтральных (Япония), а Корея — в совершенно особых, более тесных, что отличало ее от первых двух стран. По мнению С.В.Волкова, корейское государство, которое сохраняло преемственность на протяжении двух тысяч лет (Силла–Корё–Ли), т. е. собственно Корея, никогда не воевало с Китаем. Единственное исключение составляет период 670–676 гг. Отношения Кореи с Китаем всегда одинаковы, и притом такие, каких не было у Японии и Вьетнама: 1) мирные; 2) предельно дружественные, освящавшиеся полным преклонением перед Китаем; 3) характеризующиеся добровольной зависимостью, но в мягкой форме. Если Вьетнам для Китая был то силой покоренным, то независимым краем, Корея являлась всегда покорной (без завоеваний) территорией. Неудивительно, что из трех стран Корея была максимально китаизированной, вплоть до стремления быть более «китайской», чем сам Китай.

Из специфических черт укажем в первую очередь следующие:

— во Вьетнаме — исключительная мощь общинных институтов;

— в Японии — высочайший уровень собственной по происхождению литературы;

— в Корее — редкая слабость военного начала, особенно в последние столетия.

Последний список, как, впрочем, и предыдущие, можно существенно расширить, но характер статьи этого не предполагает.

Рассмотрим далее сходства трех стран, связанные с восприятием одной и той же части китайской культуры (II).

II.1. Основы административной структуры и организации государственного аппарата.

II.2. Сочетание сакральных элементов культа духов предков в семье и общине и китайских обрядов в сфере почитания верховного правителя и его предков.

II.3. Достаточно широкое распространение неоконфуцианства вскоре после реформ Чжу Си.

Последующие инновации не нашли заметного отклика в этих странах, да и не были особенно существенными. Собственное развитие неоконфуцианские идеи получили не сразу и не во всех трех странах. Это происходит лишь в «эпоху альтернативы», когда началось восприятие опыта стран христианской традиции, а роль Китая падает.

II.4. Длительное использование китайского языка с последующим переходом на национальную письменность, пути становления которой часто схожи (Вьетнам и Корея).

III. Неэкспортабельные элементы китайской культуры, Если рассмотреть проблему экспортабельности в общем виде, то следует отметить отсутствие восприятия всего массива громоздкой, этнически чуждой трем странам китайской культуры.

Конкретно оказались «непригодными для вывоза» следующие ее элементы.

III.1. Классическое конфуцианство и все, что с ним связано. Отсутствовал период преобладания классического ханьского конфуцианства, также не отмечены сколько-нибудь значительные национальные философские течения в его русле. За пределы империи сумело выйти только неоконфуцианство, возникшее, по-видимому, в связи с включением в сферу реального управления больших масс «своих» степняков и юэских крестьян юга империи, а также в связи с возникновением смешанных китайско-степняцких государств на севере.

III.2. Философский даосизм. Во всех трех странах он также не получил широкого распространения.

III.3. Значительная часть верхушечных структур государственной власти в их китайском облике, т. е.



Pages:     | 1 |   ...   | 92 | 93 || 95 | 96 |   ...   | 104 |
 



Похожие работы:

«ЗАМЕТКИ О ПУТЕВОДИТЕЛЯХ ПО ЭСТОНИИ XIX – НАЧАЛА ХХ вв. СЕРГЕЙ ИСАКОВ История путеводителей в России, к сожалению, еще совершенно не изучена 1. Это относится и к истории путеводителей по Прибалтике (Остзейскому краю) и ее составной части — Эстонии, входивших в XIX – начале ХХ вв. в состав Российской империи. Нет и сколько-нибудь полной библиографии путеводителей. Судя по имеющимся в нашем распоряжении материалам, появление первых путеводителей по краю и их дальнейшее развитие прежде всего...»

«Путеводитель по Библии Времена, сюжеты Донецк ОБФ ВОСТОЧНОЕВРОПЕЙСКАЯ МИССИЯ 2009 УДК 27-236.5(076)=161.1 ББК 86.37-2я7 А83 Майкл К. Армор Армор М. К. Путеводитель по Библии: времена, сюжеты/ Армор М. К.; пер. с англ. яз. Артемовой Е. Б., – Вена: “LogoPress”, 2003. – 274 c.: табл Армор М. К. Путеводитель по Библии: времена, сюжеты/ Армор М. К.; А83 – Донецк: ОБФ ВОСТОЧНОЕВРОПЕЙСКАЯ МИССИЯ, 2009. – 418 с.: табл. ISBN 978-966-1667-07-4 Справочное издание, которое объясняет темы и...»

«THE PHILOSOPHICAL AGE ALMANAC 16 EUROPEAN IDENTITY AND RUSSIAN MENTALITY A reader for the participants of the 4th International Summer School in the History of Ideas 8–22 July 2001 St. Petersburg St. Petersburg Center for History of Ideas St. Petersburg 2001 Санкт-Петербургское отделение Института человека РАН Санкт-Петербургский Центр истории идей Гуманитарный центр Межрегиональной общественной организации общества Знание ФИЛОСОФСКИЙ ВЕК АЛЬМАНАХ 16 ЕВРОПЕЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ И РОССИЙСКАЯ...»

«РАБОЧАЯ ПРОГРАММА Дисциплины правоведение Для бакалавров (магистров) 221700.62 Стандартизация и метрология направления подготовки Факультет, на котором проводится обучение Перерабатывающих технологий Кафедра – Разработчик экологического и земельного права Дневная форма обучения Заочная форма обучения Вид учебной работы Курс, Курс, Часов / з. е. Часов / з. е. семестр семестр Аудиторные занятия — 1 к.1 с. 50/1,36 Всего Лекции 1 к. 1 с. 20 Консультации практические занятия 1 к. 1 с. 30 (семинары)...»

«Алигьери Данте Божественная комедия Поэма великого итальянского поэта Данте Алигьери (1265-1321) Божественная Комедия - бессмертный памятник XIV века, который является величайшим вкладом итальянского народа в сокровищницу мировой литературы. В нем автор решает богословские, исторические и научные проблемы. Предисловие (К. ДЕРЖАВИН) Божественная Комедия возникла в тревожные ранние годы XIV века из бурливших напряженной политической борьбой глубин национальной жизни Италии. Для будущих близких и...»

«МИКРОКЛИМАТ Пдоаередо, Ч9бЪг. и МЕСТНЫЙ КЛИМАТ Допущено Министерством высшего образования СССР : качестве учебного пособия для гидрометеорологических институтов и университетов • С) •Г*4* Б.. Ь IИ ЬИА Р. Д-: i О.i ГИДРОМЕТЕ.-Р Я1(.'1М-ЕСнОГО ИИСИ.ГУ • А гимиз Г И Д РОМ Е Т Е О Р О Л О Г И Ч Е С К О Е ИЗДАТЕЛЬСТВО ЛЕНИНГРАД • 1950 АННОТАЦИЯ В книге впервые с большой полнотой приводятся систематизированные современные сведения по микроклимату и местному климату. В ней излагаются физические...»

«Артюхин В. В. А86 РЕАЛЬНОСТЬ 2.0b. Современная история информационного общества / В. В. Артюхин. М., 2011. — 432 с. ISBN 978 5 9902715 2 4 В книге изложен авторский взгляд на различные аспекты совре менного ИТ центричного мира. Информационное общество как тер мин имеет множество определений, но если предположить, что мы уже живем в нем, то становится легко выделить те стороны жизни индиви дов и общественного устройства, на которые за последние 20 лет су щественно повлияли информационные...»

«Тулепберген Каипбергенов ДАСТАН О КАРАКАЛПАКАХ Трилогия Том 1 СКАЗАНИЕ О МАМАН-БИЕ Перевод с каракалпакского А. Пантиелева и З. Кедриной Действие романа Т.Каипбергенова Дастан о каракалпаках разворачивается в середине второй половины XVIII века, когда каракалпаки, разделенные между собой на враждующие роды и племена, подверглись опустошительным набегам войск джунгарского, казахского и хивинского ханов. Свое спасение каракалпаки видели в присоединении к России. Осуществить этот план взялся...»

«Лайтман Михаэль, Хачатурян Валерия СУДЬБЫ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА. Каббала о всемирной истории. – Л48 LKPublishers, 2011. – 304 с. SUDBY CHELOVECHESTVA. Kabbala o vsemirnoy istorii. – Л48 LKPublishers, 2011. – 304 pages. ISBN ????? Эта книга, предлагающая новый взгляд на закономерности исторического развития, открывает серию изданий, которые бу­ дут посвящены наиболее актуальным проблемам нашего времени и возможностям их решения на основе синтеза каббалистическо­ го учения и достижений современной науки....»

«Лекция Существуют писатели, которые вошли в историю русской литературы, русской культуры прежде всего своими произведениями. Задумываясь о их роли в истории отечественного самосознания, задумываясь о их значении для литературного процесса, мы обращаемся прежде всего к их книгам. Конечно, наc интересует их биография, но это интерес носит, так сказать, внекультурный характер. Таковы Тургенев, Фет, в какой-то степени Достоевский. Но есть писатели совсем другого типа. Есть писатели, которые стали...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.