WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 89 | 90 || 92 | 93 |   ...   | 104 |

«Изучение древней истории Вьетнама началось давно. Старая историография Вьетнама насчитывает ряд крупных работ, содержащих описание древней истории и созданных в ...»

-- [ Страница 91 ] --

сорвались попытки навязать Югу северную модель аграрной экономики. Однако это не значит, что наличие собственных взглядов на пути экономического развития может толкнуть сколько-нибудь значительную часть жителей Юга на выступления в пользу раздела страны. Такого рода сил и настроений на Юге, по всем данным, нет, решающим является общевьетнамский патриотизм.

Во Вьетнаме издавна сложились достаточно специфические установки во внешнеполитической области, в частности самое острое среди стран Юго-Восточной Азии недоверие политическим целям иностранцев. Оно базируется не на неприятии иной культуры (культурные заимствования глубоки и разносторонни), а на настороженности по отношению к подданному другого государства. Стремление отчленить опыт и достижения другого народа от его носителей, уменьшить объем контактов с ними является традиционным стереотипом поведения, во многом обусловленным опытом общения с Китаем.

Отношение к иностранцам и их участию в жизни страны различно у различных групп населения.

Специалисты, учившиеся в СССР, и вообще образованные люди, по-видимому, наиболее контактная группа с наименее сильными традициями; общение с ними минимально осложнено традиционными стереотипами. Создается впечатление, что относительно широкий допуск советских консультантов, специалистов и студентов «внутрь» вьетнамского общества — явление временное, следствие инициативы сверху; тем более важно расширять контакты с этой группой.

Другая важная традиция двух типов поведения: либо сопротивление, либо патронаж. Первое — в отношении северного соседа — Китая, второе — в отношении других соседей; опыта равных отношений страна фактически не имеет. Указанная ситуация — следствие контакта в течение длительного времени в основном с горными народностями, которые, естественно, входили в зону влияния традиционного вьетнамского государства. Идея «равного народа» и равных государственных друзей вырабатывается лишь в настоящее время. Исторически Вьетнам — страна-одиночка, чьи лидеры привыкли рассчитывать только на ресурсы своей страны, и членство в группе равных стран для них — явление новое.

Влияние религии в современной вьетнамской жизни часто склонны недооценивать, исходя из малой роли религиозных организаций в жизни страны, особенно на Севере.

Колыбель вьетнамского народа — северный Вьетнам (Бакбо) — во все времена был самостоятельным крупным культурным, экономическим и политическим ядром, в непосредственной близости от которого не было соседа, равного по силе и самобытности. Веками он был и центром самостоятельной цивилизации — в период становления и развития своей ранней государственности.

Ранняя этническая история вьетов также есть история взаимодействия культурных и языковых групп:

аустроазиатской и тайской; их взаимодействие в сочетании с более поздним китайским культурным влиянием и дало, по-видимому, современных вьетнамцев. И позднее он всегда был местом контакта цивилизаций. В этом его специфика, обусловившая повышенный динамизм; в этом — залог его относительно быстрого развития в прошлом, настоящем и будущем. Это — классический «перекресток», но не только и не столько перекресток торговых путей, а много шире, практически во всех отношениях. Так было с того времени, когда человек стал заниматься земледелием, через эпоху контактов древней аустроазиатской цивилизации с древней китайской цивилизацией — к эпохе контактов с индийской и китайской цивилизациями, от эпохи контактов с европейской цивилизацией в ее колониальном варианте и с поздней традиционной китайской цивилизацией — до эпохи контактов «социалистического мира» и постиндустриального общества.

Северный Вьетнам находится на важной границе дальневосточной зоны растущего демографического давления и «благополучных», относительно малонаселенных, долин ЮгоВосточной Азии. При этом он периодически оказывался то по одну, то по другую сторону границы, разделяющей эти миры; к югу от линии разграничения — в древности и во второй половине XIX в. — первой половине XX в., к северу — в средние века и во второй половине XX в. Все это известно науке, но первоначальное восприятие Вьетнама европейцами произошло в такой момент и в таких формах, что он был воспринят не как зона контакта, а как типичная часть дальневосточного мира. Причин этого было две: время и форма контакта. Время контакта — середина XIX в.; надо помнить, что начиная со второй четверти XIX в. Вьетнам вступил во второй период «добровольной программной китаизации».

(Первый был в XV в.; еще ранее, в I–IX вв. н. э., были длительные периоды насильственной китаизации во времена «северной зависимости», а в XI в. имел место период массированного, но не структурного, а поэлементного восприятия китайского опыта в связи с оформлением централизованного вьетского государства.) Таким его и увидели европейцы. Форма контакта была дипломатическая и военная, не сопровождавшаяся изучением страны; она показала европейцам наиболее внешние и верхушечные компоненты вьетнамского общества. Соответствующими были и оценки. В то же время, чем дальше шло знакомство со страной и ее народом, тем более развивалась современная наука в самом Вьетнаме и в других странах Юго-Восточной Азии и в Китае, тем яснее становилось, что перед нами — контактная зона, а не окраина китайского цивилизационного круга (как, например, Корея).

Вместе с тем степень и характер этой контактности не были постоянными. Прежде чем перейти к рассмотрению основных характеристик Вьетнама как части Юго-Восточной Азии, необходимо остановиться на векторе его развития как контактной зоны. К чему больше тяготело само вьетнамское общество, и что ему навязывала история, точнее — его географическое положение и тенденции развития соседей? Все, что мы знаем об истории вьетского государства со времен Донгшонской цивилизации и раннего государства Аулак, говорит об одном — об обращенности на юг, в страны Юго-Восточной Азии и в приморские районы. Но та же история сделала его объектом активности Китая, насильственных контактов с Севером. Правда, современная эпоха постепенно отметает те формы, в которых прежде осуществлялись эти насильственные контакты, хотя война 1979 г. показала, что такая «современность» наступила пока не полностью и, руководствуясь своими традиционными импульсами, Вьетнам сейчас все более входит мирными средствами именно в Юго-Восточную Азию, самую динамичную часть современного мира. Сегодняшний же Китай, с его могучей социальной инерцией и имперскими установками, все менее привлекателен как образец для добровольного подражания, а навязать силой Вьетнаму свои нормы он, скорее всего, уже не сможет. Поэтому исследование Вьетнама как части Юго-Восточной Азии бесспорно имеет определенную перспективу.



Основной темой статьи являются систематизация и классификация уже известных фактов под одним углом зрения — каковы базовые сходства всех основных народов Юго-Восточной Азии (прежде Впервые опубл. в сб.: Традиционный Вьетнам. Вып. I. М., 1993, с. 11–23.

всего аустроазиатских), в чем исходное сходство с китайским обществом, в каких сферах пока еще трудно решить проблему сходства и различия. Проблема сходства, при обращении к которой прежде всего надо проанализировать тезис о Вьетнаме как китайской культурной провинции, будет рассматриваться и в статике, и в динамике; будет также рассмотрен вопрос об относительной степени сходства с Юго-Восточной Азией разных групп вьетнамского этноса.

Неповторимость вьетнамского этноса с его собственной древней государственностью, практически с отсутствием родственных народов (кроме мыонгов) настолько очевидна, что автор лишь выделит здесь некоторые черты этой самобытности, важные для дальнейших рассуждений. У вьетов специфический набор основных элементов духовной и материальной культуры, противопоставляющий их всем соседям, свой язык, почти не имеющий родственных, свой путь исторического развития.

Конкретно надо упомянуть культ духов предков–покровителей общины, ряд черт мифологии, ранний культ водоплавающей птицы и дракона (дракон — общий тотем для всех вьетов и от них, скорее всего, перешел в китайскую культуру).

Необходимо указать и на раннее чувство этнической особости, чувство национального, наличие понятия «родина-страна», а не «родина-государство», как у китайцев, а также своеобразный тип войны и армии.

Многое сближает Дальний Восток (прежде всего Китай) с Юго-Восточной Азией в целом, и прежде необходимо выяснить, что именно во Вьетнаме «юго-восточно-азиатское» (аустрическое или, же, аустроазиатское 2), а что — «китайское» и что есть во Вьетнаме из общего для обоих исторических регионов? Причем не просто для регионов, а для двух типичных культурных комплексов в каждом из них: континентальном и приморском; сделать это необходимо и на определенный период, и в историческом развитии. Общим для обоих исторических регионов являются:

— культ предков как основа религиозной жизни;

— религиозный плюрализм, порой приводящий к синкретизму;

— отсутствие сословий и варн.

Что представляет собой сходство с Аустразией? Причем как в ряде современных черт общества, так и на некоторых предшествующих этапах. Например, при рассуждении для определенного раннего времени должна рассматриваться древняя «прото-Юго-Восточная Азия», в которую входили долины Янцзы и Сицзяна, где еще не было китайцев. Другим этапом будут, к примеру, XIX–XX века, когда принадлежность к созданному европейцами колониальному миру породила в Юго-Восточной Азии много черт, чуждых китайскому обществу.

В целом это рисоводство как основа бытия, с важной ролью мелиорации; оно породило сходство основных технологий в сельском хозяйстве, орудий, списка сопутствующих рису культур, домашних животных (например, буйвол). Как следствие — сходство пищи, жилья, даже «транквилизаторов»

(например, бетель). Важна до сих пор и роль собирательства и рыболовства у крестьян-рисоводов.

Сходны, до последнего столетия, бытовая одежда в городе и деревне — мужская, женская, даже военная. Здесь китаизация очень поздно охватила широкие слои общества. Сходны крестьянские дома (до недавнего времени), набор утвари, планировка крестьянского двора, планировка поселения.

В духовной культуре надо обратить внимание на сходство части лексики и грамматики с аустроазиатскими языками, других уровней языка — с тайскими. Определенные слои музыкальной культуры близки к чамской музыке, в мифологии есть ряд сюжетов, общих с тайскими народами.

Очень сходна массовая сакральная архитектура с ее каркасно-столбовой конструкцией. Сходна и ситуация в сфере письменности, являющейся модификацией заимствованной (тьыном), причем в Аустрические народы делятся на аустроазиатские — континентальные и аустронезийские — островной мир, Малайзия и отдельные группы в Восточном Индокитае.

XVII–XX вв. с переходом на латиницу.

Важнейшим сближающим фактором является наличие сильной общины, где преобладают свободные землевладельцы, а сама община невелика по размерам (в среднем около 100–150 свободных землевладельцев). При этом относительно слабы внутриобщинные клановые структуры (как у яванцев, чамов, кхмеров до XII в.). Очень велика степень сакрализации верховной власти, характерен ее примат над властью духовной в рамках единой идеологической структуры; самое яркое проявление этого — культ дева-раджи (бога-царя) и родственные вьетские культы имперских времен (X–XV вв.); степень этой сакрализации неизмеримо выше, чем в Китае и в сфере буддийской практики других стран мира.

Специфичен для Юго-Восточной Азии тип локального военного лидера с влиянием в своем округе, но без сословных или чиновных привилегий в мирное время, а также неколлегиальность в правительственных структурах.



Pages:     | 1 |   ...   | 89 | 90 || 92 | 93 |   ...   | 104 |
 



Похожие работы:

«Монастырская церковь Воскресения со Стадища в Баткове улице на Запсковье. Историко-топографический контекст архитектурного памятника Восстановление церковных приходов и Топоним Стадище использовался для обоприходской жизни в исторической части Пско- значения местоположения Воскресенского мова - одна из примет нашего времени. Законо- настыря, по крайней мере, с 30-х гг. XVI в. и озмерен в связи с этим интерес к многовековой начал какое-то пастбище, выгон для скота за преистории храмов, при...»

«Омск — 1991 Марафон: теория и практика. Омск. 1991. В книге на основании результатов собственных исследований и обобщения современных научных данных раскрываются наиболее важные вопросы подготовки бегунов на сверхдлинные дистанции различной квалификации: планирование и периодизация спортивной тренировки в марафонском беге, индивидуализация тренировочного процесса, контроль и управление тренировочным процессом, питание бегунов в тренировочном процессе, в день старта и на дистанции, проблемы...»

«2009 изменения климата Суть процесса 1.  11. 10. 9. 8. 7. 6. 5. 4. 3. 2. 1. Суть процесса изменения климата Еще в XIX веке ученые узнали, что двуокись углерода задерживает жару от солнца в атмосфере, и это оказывает влияние на температуру 2. 1. Суть процесса изменения климата поверхности Земли. С началом промышленной революции потребление различных видов топлива возросло, увеличив концентрацию СО в атмосфере. Подобное воздействие человека серьезно повлияли на тепловой баланс планеты, тем...»

«Г. М. ПРОХОРОВ Исихазм и общественная мысль в Восточной Европе в XIV в. Отношение многих русских историков к поздней Византии было тра­ диционно негативным, и это печально сказалось на их понимании византийско-русских связей эпохи становления Московской Руси. Читателя заверяли в бесцеремонности, лжи, нравственной распущенности и нрав­ ственном падении греков; ' чрезмерную долю внимания сосредоточивали на денежных суммах, которые иногда поступали в Константинополь из России.2 Отчасти это...»

«ДРЕВНИЙ КИТАЙ НЕОЛИТ В КИТАЕ Карта-схема 1 Российская академия наук Институт востоковедения Л.С.ВАСИЛЬЕВ ДРЕВНИЙ КИТАЙ Й А 1 Том Предыстория, Шан-Инь, Западное Чжоу (до VIII в. до н.э.) Москва Издательская фирма Восточная литература РАН 1995 ББК 63.3 (5Кит) В19 Редактор издательства В.Б.МЕНЬШИКОВ 0503030000- 042 В Без объявления ББК 63.3 (5Кит) 013(02)-95 ISBN 5-02-17867-5 © Л.С.Васильев, 1995 © Издательская фирма Восточная литература РАН, 1995 ПРЕДИСЛОВИЕ В наши дни, в конце XX в., история и...»

«Ф.Г. Углов ЛОМЕХУЗЫ Над пропастью Борьба за трезвость и. „ломехузы” Оглянемся назад Первые победы Атака на трезвость Почему люди пьют Правда и ложь о сухом законе Под угрозой – генофонд нации Экономика алкоголизма и судьба перестройки Как предупредить катастрофу Боль земли родной Адреса надежды Над пропастью После выхода в свет моей книги „В плену иллюзий, посвященной борьбе с потреблением алкоголя, прошло немногим более пяти лет. Что же заставляет меня снова взяться за перо? Сейчас уже все...»

«ЛИТЕРАТУРНЫЕ П А М Я Т Н И К И и.т.посошков КНИГА о скудости И БОГАТСТВЕ И ДРУГИЕ СОЧИНЕНИЯ РЕДАКЦИЯ И КОММЕНТАРИИ ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК проф. Б.Б.Касренгауза, ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК СССР МОСКВА I 9 5 I Под общей редакцией Комиссии Академии Наук СССР по изданию научно-популярной литературы и серии Итоги и проблемы современной иауки Председатель Комиссии президент Академии Наук СССР академик I С. И. ВАВИЛОВ Зам. председателя член-корреспондент Академии Наук СССР ЮДИН Я. Ф. ДОНОШЕНИЕ о о...»

«STRAHLEN AUS DER ASCHE GESCHICHTE EINER WIEDERGEBURT Scherz Bern-Stuttgart-Wien 1959 Роберт Юнг ЛУЧИ ИЗ ПЕПЛА ИСТОРИЯ ОДНОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ Перевод с немецкого Л. Черной Редактор Н. А. Захарченко ИЗДАТЕЛЬСТВО ИНОСТРАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Москва 1962 ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА Лучи из пепла — книга о трагедии Хиросимы. Она принадлежит перу видного западногерманского публи­ циста Роберта Юнга, который уже известен советскому читателю как автор Ярче тысячи солнц. Свою новую книгу Юнг сам считает наиболее важной из...»

«Миллс Чарльз Райт. Социологическое воображение Миллс Чарльз Райт. М 60 Социологическое воображение// Пер. С англ. О. А. Оберемко. Под общей редакцией и с предисловием Г. С. Батыгина. - М.: Издательский Дом NOTA BENE, 2001. - 264 с. Книга известного американского социолога Ч. Миллса (1915 – 1962) издается в России впервые. Его публикации неизменно вызывали большой общественный резонанс. В данной работе, ставшей классической, автор выдвигает новые идеи по методологии исследования социальных...»

«СТЕНОГРАММА семинара с политическими партиями Новации в избирательном законодательстве и современные принципы общественного контроля за выборами. Место и роль политических партий в электоральных процессах современной России 17 октября 2013 ПУЧНИН А.С. Уважаемые коллеги, предлагаю начать наш городской семинар. Я рад приветствовать вас в этих исторических стенах. Выбор места проведения нашего семинара отнюдь не случен: владелец этого прекрасного здания соответствовал своей фамилии, был одним из...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.