WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

«О ПОЧИТАНИИ СВЯТЫХ В РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ (Из истории русско-скандинавских церковных связей) По примеру призвавшего вас Святого, и сами будьте святы во всех ...»

-- [ Страница 1 ] --

БОГОСЛОВСКИЕ ТРУДЫ, 28

Архимандрит АВГУСТИН (Никитин),

доцент Ленинградской Духовной Академии

О ПОЧИТАНИИ СВЯТЫХ

В РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

(Из истории русско-скандинавских церковных связей)

«По примеру призвавшего вас Святого,

и сами будьте святы во всех поступках, Ибо написано: будьте святы, потому что Я свят» (1 Пет. 1, 15—16) Западные святые и Древняя Русь Почитание святых угодников Божиих на Руси практиковалось издревле — со времени принятия христианства из Византии почти тысячу лет тому назад. Русски·, христиане благоговейно почитали память первохристианских мучеников, святых от­ цов Церкви, отстаивавших чистоту Православия, миссионеров, просвещавших языче­ ские народы светом христианского вероучения. Но и впоследствии в Русской Право­ славной Церкви появлялись подвижники христианского благочестия, которые поел·:· своей смерти были причисляемы к лику святых. Большинство из них были русскими людьми, но некоторые являлись выходцами с Запада. Так, уже в древнерусских церковных рукописных сборниках имелись молитвы с именами, по крайней мере, трех скандинавских и двух англо-саксонских святых '.

Эти сведения подтверждаются и данными древних западных рукописных источ­ ников. Так, в повести о Торвальде-путешественникс сообщается об исландце, жившем во второй половине X в. и принимавшем деятельное участие в христианизации Ис­ ландии. Там также говорится о том, что Торвальд в конце своей жизни отправился в Иерусалим, а оттуда — в Грецию (Grikkjariki), где был в большом почете у импе­ ратора и византийского духовенства по причине своего высокого благочестия. Далее сообщается, что византийский император послал его на Русь, где Торвальд основгл монастырь при церкви Иоанна Крестителя, щедро оделил его имением и кончил з нем свою жизнь; монастырь этот стоит под горой, которая называется Drofn 2.

Эти данные дополняет другая сага, где сообщается о паломничестве Торвальла з Иерусалим н в Мнклагард (Константинополь), а затем в Киев (Kaenugardr), «по восточному берегу Днепра», а о его смерти «в Русин» (Ruzia) недалеко от Полоцка (Pallteskja). По словам саги, он похоронен там в горе, близ церкви Иоанна Крести­ теля, «и его называют святым». В подтверждение приводится строфа скальда Брандапут^шестве-нника, побывавшего там, где «похоронен святой (Торвальд) в горе ка Drofn y церкви Иоанна» 3.

Большой интерес представляет и личность норвежского короля Олафа Харальлсона. Он принял крещение в Руапе в 1013—1015 гг.: в 1028 г. был вынужден поки­ нуть Норвегию и в 1029 г., после краткого пребывания на о. Готланд, приехал в Новгород. Об этом событии рассказывается во, произведениях дреинесканд·:навекон литературы, посвященных Олафу: сагах, хрониках, житиях. В 1030 г. Олаф исРШ'лся в Поррегню чтоб:-!, продолжив, борьбу за троп, ни и битве при Стмкластадире был убит. Как один из первых королеь-хрпстнан, особенно усчино за им и ли­ шимся миссионерской Деятельностью, on in коре oc.ie смерти был причислен к лик;.

святых 4. Через год после смерти, в 1031 г., тело Олафа было перенесено в собоЬ в Нидарос (ныне Тронхейм), и архиепископом Гримкслем он был объявлен СВЯТМУ В конце XII с. папа Александр III ут^рдил канонизацию местных скандпнг.вс; н.святых, и в дальнейшем она осуществлялась папской курией.

О ПОЧИТАНИИ СВЯТЫХ

Уже под 1031 г. в исландских анналах, относящихся к XIII—XIV вв., к имени Олафа добавляется слово «святой»: «Translatio sancti Olavi regis», «Helgi Olafs konongs», «Olafur hinu helgi», которое не употреблялось по отношению к нему до этого времени. Олаф Харальдсон был первым скандинавским святым, и многие церкви в Скандинавии назывались его именем5. А в 1164 г. св. Олаф был также объявлен «покровителем Норвегии» и даже «вечным королем Норвегии» («perpetuus rex Norvegiae»).

Известному религиозному песнотворцу Эйнару Скуласону принадлежит большое духовное стихотворение «Olafs-drapa»; оно было написано в честь св. Олафа и чита­ лось в церкви в Нидаросе. В нем прославляются заслуги св. Олафа в деле распро­ странения христианства и в особенности чудеса, совершенные им после смерти. В од­ ном из саг повествуется также, что «церковь при чтении этой песни наполнялась чуд­ ным благоуханием — признак того, что святому нравилась эта песнь»6.

Св. Олаф одинаково почитался как в Норвегии, так и на Руси. Об этом свиде­ тельствует факт существования в конце XI в. в Новгороде церкви, названной в честь св. Олафа. Она упомянута в одной из рунических надписей конца XI в. Время созда­ ния церкви (которая упоминается и в Новгородской первой летописи под 1152 г., хотя и без названия ее покровителя) 7 следует отнести ко второй половине XI в. 8.

Возведение «варяжской» церкви в Новгороде означает, что там находился постоян­ ный (или регулярно возобновляемый) контингент скандинавов — в первую очередь купцов, для деятельности которых требовался не только торговый двор, но и храм для совершения богослужений. Варяжская церковь в Новгороде играла важную роль в процессе духовного просвещения северной Руси, поскольку в новгородской земле в середине — конце XI в. процесс христианизации не был еще завершен. Даже в пер­ вой половине XII с. в известном «Вопрошгнии Кирика» упоминаются те русские христиане, которые «носят дети к варяжскому попу на молитву»9· Не случайно, что при названии церкви в Новгороде выбор пал именно на Олафа, в то время как скандинавские церкви в Смоленске и Константинополе назывались в честь Богородицы. Видимо, сыграло роль его пребывание в Новгороде незадолго до смерти; св. Олаф пользовался там почитанием. Об этом свидетельствует молитва Святой Троице, составленная в XI п. и довольно распространенная на Руси: сохра­ нилось много ее вариантов в рукописях XIX—XVI вв. Это молитва западного про­ исхождения: в ней перечислен ряд западноевропейских святых, в их числе норвеж­ ский святой Олаф и датский — Канут |0.



О почитании св. Олафа в Новгороде сообщается и в одном из норвежских сборичов проповедей. «Случилось однажды в Гардах (скандинавское название Древней Руси. — А. А.) на востоке,— писал древний автор,— что загорелось в торговом горо­ де, который назывался Хольмгард (Новгород.—..), и казалось, что сгорит весь город. И побежали все люди, полные страха, к одному священнику, который звался Сгефзн. Он служил в церкви св. Олава, и хотели (жители города) испытать в такой великой беде помощь и могущество Олава конунга и так проверить рассказы других людей. И как только священник услышал их желание и просьбу, он схватил изобра­ жение того доброго господина и обратил против огня. И огонь не пошел дальше того места, где он начался, и так была спасена большая часть города» ".

Храм св. Олафа в Новгороде служил также местом захоронения тех скандина­ вов, которые расставались с жизнью вдали от родины. Так, например, в упоми­ навшейся выше рунической надписи, относящейся ко второй половине XI в., со­ общается о шведском купце или воине Спъябуде, который «умер в Хольмгарде (и был похоронен.— А. А.) в церкви (святого) Олафа» 12. Храм ев Олафа суще­ ствовал в Новгороде долгое время; в последний раз он упоминается в летописи под 1311 г.

История сохранила документальные свидетельства о том, что некоторые запад­ ные христиане имели возможность лично общаться с теми русскими подвижниками веры и благочестия, которые впоследствии, после своей кончины, были причислены к лику святых. В первую очередь необходимо упомянуть о преподобных Антонии и Феодосии, Киево-Печерских чудотворцах. Как повествуется в «Киево-Печерском Па­ терике», в ходе междоусобных войн из Швеции в Киевскую Русь бежал Шимон, сын «варяжского князя Африкана». Он нашел прибежище в Печерской обители, пришел туда «к великому и святому Антонию, молитвы ради и благословения»13.

Шимон подвизался в этом монастыре и приложил большие усилия для благоукрашения обители. Преп. Антоний «похвали Бога о сем, рек варягови: чадо, отселе не наречется имя твое Шимон, но Симон будет имя твое». Симон имел духовное общение и с другим киево-печерским насельником — преп. Феодосием: «Симон же приим молитву и благословение от святого, яко некий бисер многоценный и дар...

научен быв святым отцем нашим Феодосием, оставив латинскую буесть и истинне веровав в Господа нашего Иисуса Христа и со всем домом своим, яко до 3000 душ и со иереи своими, чудес ради бывающих от святого Антония и Феодосия»,4.

Далее речь пойдет о святом благоверном и великом князе Александре Невском (1220—1263), который, будучи новгородским князем, защищал православные земли от нашествия иноземцев как с Запада, так и с Востока. Его нетленные мощи, откры­ тые в 1380 г., были торжественно перенесены в Петербург (1724 г.) в названную его именем Александро-Невскую Лавру.

Как известно, в 1251 г. князь Александр Невский снарядил посольство в Нор­ вегию. «В ту зиму, когда Хакон конунг сидел в Трондгейме, прибыли с востока из Гардарики (земля гардов, Русь.— А. А.) послы Александра конунга Хольмгарда (Новгорода.—..): один звался Микьял (Михаил.— А. А.) и был рыцарь тот, кто стоял во главе их»,— сообщается в древней скандинавской хронике,5. Весной того же года норвежский король отправил своих послов в Новгород, «и поехали на восток в Хольмгард вместе с послами Александра конунга; стояли во главе их Виглейк, сын священника, и Боргар. Поехали они в Бьоргюн (Берген. —..), а оттуда восточным путем. Прибыли они летом в Хольмгард, и конунг принял их хорошо» "· Можно упомянуть и о другом русском подвижнике — преп. Трифоне Печенгском.

Кольском (t 1583). Будучи родом из Торжка, входившего в то время в состав нов­ городских земель, преп. Трифон посвятил свою жизнь проповеди Евангелия среди языческого населения Кольского полуострова. Как известно, в начале XVI в. русские миссионеры начали проводить христианизацию местного населения Лапландии и Финмаркена. Совершителями этой миссии были русские иноки: пустынник Феодорит кре­ стил Кольских лопарей, а преп. Трифон обращал в Православие лопарей, живших на реке Печенге.

Особая роль в развитии русско-норвежских церковных связей принадлежит Печенгскому монастырю, основанному около 1530—1540 гг. Он был расположен R глу­ бине Варангер-фьорда, точнее, на реке Печенге, близ ее впадения в Варангер-фьорд.

Монастырь находился у самой границы с Норвегией и вел торговлю с лежащим на другом берегу того же Варангер-фьорда норвежским городом Варлё. По сообщению голландского "купца Салингена, «пока Эрик Мунк был там (в Вярде) фогтом, монахи, как Трифон (Trifaen), построившие за несколько лет перед тем монастырь в Монкенфорте (датск.— монашеский фьорд), приезжали продавать рыбу»" — такова запись Салингена за 1564 г.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |