WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«науке детальные сведения об эпохе, что было замечено уже в конце XIX в. в Отчете Императорской Публичной библиотеки за 1896 г. Но ценность книги этим далеко не ограничива ...»

-- [ Страница 2 ] --

Известно, что новейшей истории России, а также ее бли жайших соседей, в ту пору у нас попросту не было. Конечно, имелось несколько трудов такого рода, но их лишь крайне условно можно назвать историческими. Скорее они относи лись к жанру политической пропаганды, как, к примеру, за казное «Рассуждение…» П. П. Шафирова. Более того, до Ф. И. Соймонова никто даже и не брался за создание такой истории. Этому факту есть объяснение одного из виднейших историков XVIII в., В. Н. Татищева. Он заметил, что изложе нию истории, хронологически вплоть до времени ее написа ния, мешает «не только многотрудное продолжение всякому к сочинению удобное, а наипаче, что в настоясчей истории явятся многих знатных родов великие пороки, которые если писать, то их самих или их наследников подвигнут на злобу, а обойти оныя — погубить истину и ясность истории или вину ту на судивших обратить, еже бы было с совестью не согласно.

Того ради оное оставляю иным для сочинения» 1. То есть су ществовали препятствия не профессионального, а личностно го и политического плана, жестко ограничивавшие тематику исследований.

Эта проблема стала непреодолимой преградой и перед М. М. Щербаковым, Н. М. Карамзиным, а также перед други ми, менее знаменитыми русскими историками. В специальном исследовании указывается, что хронологически такой запрет ной зоной для них оказалась вся новая и новейшая история страны: «Уже после времени Ивана Грозного начинается свое го рода закрытый рубеж» 2.

Я говорил об историках профессионалах, но ведь были и дилетанты, и специалисты гуманитарии других профессий (литераторы, проповедники и др.), которым задача создания петровской истории тоже была бы по плечу, но которые ока зались не менее беспомощными. По их поводу приведу вывод старого российского ученого, возможно резкий, но в целом верный: «Писатели усиливались вознести до облаков Петра, чтобы возвыситься самим; поэтому выдумывали всевозмож ные тирании и смуты, чтобы показать во всем блеске его ве личие, как он прошел сквозь огонь и воду и уничтожил все злые замыслы. Они верили всякому рассказу и анекдоту» 3.

Подтверждением сказанному может служить признание одно го такого историка, П. Н. Крекшина: «Аз, раб того благочести вого Императора… милость его на себе имех… того ради по долгу рабства и любви должен блаженные дела его прослав лять, а не образом истории писать дерзко» 4.

Как верно замечено советским историком Е. Шмурло, и во времена Елизаветы Петровны истории Петра все еще не было. «Да и какой ждать истории там, где людьми руководи ло, главным образом, желание прославить великого мужа, преклониться перед ним?» Известное «Похвальное слово»

М. В. Ломоносова в характеристике не нуждается. Таким же дифирамбическим настроением пронизаны книги авторов, бравшихся за историю Петра и при преемниках его дочери царицы. Едва только дело касалось оценки Петра, все они (в том числе и Николай Новиков — центральная фигура нашего Просвещения) ступали след в след за Прокоповичем и Ломо носовым. Для подтверждения этого удивительного вывода не стоит тревожить тени, называя поименно всех, кто отдал дол жное панегирическому течению в истории русской мысли и изящной словесности, тем более что это уже сделано Н. Ряза новским 5.

Первое критическое замечание в адрес Петра мы встречаем лишь в 1789 г., после смерти Ф. И. Соймонова, в одном из пи сем С. Р. Воронцова. Да и то по одному единственному, узко му поводу: стратегии царя в Прутском походе. А уж открытая, объективно критическая оценка всей деятельности Преобра зователя обнаруживается еще позже — лишь у проницатель ной и беспощадной Е. В. Дашковой. Но и эти смелые, новатор ские выступления были плодом умозрительных построений (что отнюдь не принижает их значения), а не результатом сис тематического научного исследования источников.

Итак, на русских «Историях» XVIII в. невозможно было строить историю нового уровня. То есть свободную от старых огрехов и отвечающую каждым своим положением не столько старомосковским требованиям, сколько духу новой, свобод ной («буржуазной») Европы, нравственным нормам именно ее Нового времени, ее интеллектуальному уровню. Российская традиция панегириков могла существовать еще очень долго — просто по инерции. Ф. И. Соймонов сломал эту традицию, обогнав «время по старому стилю», создав книгу новой эпохи, а для своих современников — книгу из будущего. Но россий ская косная инерция пережила его. Даже теперь, в наше вре мя, значение книги Ф. И. Соймонова не укладывается в голо вах лучших его биографов. Они по инерции относят его к кругу коленопреклоненных российских авторов, не сумевших вы прямиться и после смерти Петра. Для них соймоновская «Ис тория» — всего лишь «своеобразный панегирик Петру, со ставленный на склоне лет его подвижником…» Дело здесь не только в том, что Ф. И. Соймонов по своему реалистическому складу ума абсолютно не годился в панегири сты. Он оценивал личность государя весьма трезво, не избе гая и прямой оценки наиболее тяжких политических и иных ошибок и просчетов императора. В том числе и тех, относи тельно которых более поздние поколения российских истори ков, вплоть до С. М. Соловьева, хранили мертвое молчание.

Приведем лишь три примера такого рода.

Во первых, Ф. И. Соймонов подробно рассматривает по следствия петровской санкции на разорение Польши (1707 г.).

Во вторых, это принятое Петром в 1711 г. (вопреки рекомен дации опытных генералов) решение о передислокации поле вой армии из благополучных Ясс к оголоженным Пруту и Днестру. В третьих, это «страшные убивства и кровопроли тия» (ч. 5; л. 30 об.), а также другие репрессии, совершавшиеся русской армией по отношению к мирному населению Лиф ляндии и Швеции, Украины и Польши на протяжении 1700— 1721 гг.



Первая ошибка царя (вкупе с его откровенными планами посадить на польский трон А. Д. Меншикова) имела разру шительные военно политические последствия, сохранившие актуальность вплоть до конца войны. Вторая — закончилась окружением российской армии турецко крымскотатарскими войсками и позором Прутского мира. Третья на несколько ве ков окружила Россию стойкой атмосферой страха, постоянно го ожидания новых массовых расправ над невинными, вечной настороженности, подсознательной опасливости по отноше нию даже к весьма далеким потомкам железных солдат Б. Ше реметьева, П. Ласси, Ф. Апраксина.

В этой связи отметим, что Ф. И. Соймонову была чужда практика многих современных историков, списывающих гре хи прошлого на иные нравы иных эпох. Война, в которой он участвовал, оказалась чудовищно грязной. И военные пре ступления, свидетелем которых он был в молодости, не утра тили для него негативного значения и на закате жизни, когда он доверил свои мысли бумаге. Тем более что его мнение о данном предмете совпадало с оценками людей, которых он не мог не уважать. Например, Досифея Нотару, трезвого до ци ничности политика в облачении патриарха Иерусалимского.

Святой отец не считал себя вправе скрывать эти мнения, к примеру сурово отчитывая царя за вывоз рабов на продажу.

Он настойчиво советовал раз и навсегда пресечь эту позорную торговлю: «Шведы хотя и еретики, но когда попадают в плен, то мало помалу переходят в православие. А вот русские тор говцы везут военных и мирных полоняников в землю турец кую. Это и перед Богом грех, и перед всем светом великое бес честие, — не из какого то иного государства привозят в Турцию продавать христиан, но из святой Руси, о чем и гово рить то непристойно» 7.

И эта тема, волновавшая Ф. И. Соймонова, также совер шенно запущена в отечественной историографии. Возьмем пример из самых известных: Марту Скавронскую (будущую Екатерину I) до сих пор не признают рабыней, в которую сво бодная женщина превратилась в тот же день, как в ее дом вор вались русские солдаты. Ее традиционно именуют пленницей.

Этот второй термин, безусловно, звучит приличней первого, хоть и теряет в точности. Марта не относилась к военноплен ным, захваченным с оружием в руках. Это такой же миф, как явление латвийских «снайперов в белых колготках» на чечен ском фронте, а точнее, в воспаленных умах российских авто ров уже нашего, XXI века. Марта в самом деле попала в раб ство, у нее не было даже тех мизерных прав, что полагались пленным шведским солдатам и офицерам. И грозил ей не То больск, куда их ссылали всего лишь до окончания войны, а грязный невольничий рынок, откуда возврата не было, — ее спасла лишь неслыханная удача. Согласимся, что какая то разница между пленными и «пленницей» просматривается.

Нужно подчеркнуть сложность обстановки, в которой Ф. И. Соймонов обращался к столь рискованным темам. Для него, человека XVIII столетия, демонстрация непредвзятости была делом крайне необычным. Напомню, что речь идет не о каком то европейце, пользовавшемся свободой интеллекту альной деятельности, а об авторе российском, к тому же пишу щем не о заурядных персонажах, а о самом Петре. Что же по родило такую ошеломительную объективность, что вдохнуло в Ф. И. Соймонова мужество и сделало его выдающимся исто риком России? Ответить на такой закономерный и важный не только для нашего заседания вопрос нелегко. Здесь необходи мо отдельное, серьезное аналитическое исследование, не вхо дящее в планы докладчика.

Впрочем, назрела одна гипотеза, пока рабочая, но и в каче стве таковой, возможно, интересная для будущих исследова телей. Попробуем выстроить ответ на заданный вопрос, опи раясь лишь на важнейшие черты характера Ф. И. Соймонова, сложившиеся благодаря особому воспитанию и необычной судьбе его в молодые годы.

В знаменитой московской Математико навигацкой школе его учили жить и действовать в духе дисциплины и точности.

Морского устава, правда, тогда еще не было, но учеников по стоянно и упорно наставляли в том, что писать любые заме ры, погодные данные, а паче всего — судовой журнал следует с неукоснительной точностью. Каждое занесенное в него слово должно было содержать в себе правду, и ничего, кроме прав ды. Отсюда — трепетное отношение выпускников школы к бу маге, становящейся под их пером безусловно надежным (не лживым) документом. То есть годным для использования в самых ответственных целях без сомнений в его достоверности как источника.

Дальнейшая морская служба и последовавшие за ней заня тия гидрографией только усилили, сделали доминирующими эти требования цеховой этики: следовать уставу и другим профессиональным регламентам, не делая себе никаких по слаблений, не допуская искажений в записи наблюдений и ве дении журнала, подчиняясь единственно принципу объектив ности. Соблюдение этих ясных и недвусмысленных правил не могло не стать второй натурой человека, следовавшего им изо дня в день на протяжении многих десятилетий. И, конечно, не видевшего причин отказаться от своих жизненных принципов на закате земной жизни, который он встретил за письменным столом историка.

Еще одна особенность биографии Ф. И. Соймонова (не ме нее резко отличавшая его от других отечественных истори ков) — это длительное пребывание за рубежом, к тому же в молодые годы, когда новые впечатления впитываются осо бенно жадно, оставляя глубокие следы в духовном и нрав ственном мире человека. Там он не мог не слышать открыто звучавших мнений о своем народе и его царе, столь непохо жем на европейских монархов. А характеристики, которыми иностранцы наделяли Петра, далеко не всегда походили на комплименты. В Северных Нидерландах никак не мог завое вать успех тезис «великие цели требуют великих жертв» (так Вольтер оправдывал огромные человеческие потери петров ской России). В Европе ему противостояли прямо противопо ложные идеи великого гуманиста и антимонархиста Б. Спино зы, для которого высшей ценностью был не интерес государства, а человеческая жизнь.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 

Похожие работы:

«Очерки по истории ЗАПАДНОевропейского КРЕСТЬЯНСТВА B CPЕdHИЕ векА 4s ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 1968 П е ч а т а е т с я по постановлению Редакционно-издательского совета М о с к о в с к о г о университета ПРЕДИСЛОВИЕ Данная книга возникла в результате многократного чтения специального курса по истории средневекового крестьянства для студентов и аспирантов исторического факультета Московского университета. Этим обстоятельством определяется характер работы. Как и всякий курс лекций,...»

«3 07 / 2014 12.05–01.06 В РАЗА МОРЕ ЭКОНОМИЧНЕЕ, ИДЕЙ ДЛЯ ПЛЯЖА: ЧЕМ ОБЫЧНАЯ ЗУБНАЯ ПАСТА! коллекция стильных аксессуаров и модных Концентрированная купальников зубная паста +200% 75 мл www.faberlic.com арт....»

«А. П. Килин ИЗ ИСТОРИИ КУРГАНХИММАША: ЭПОХА ИЛЮШИНА Город Курган и Курганская область в целом воспринимаются значительной частью населения как аграрная провинция Урала. Однако это не совсем так. В области существуют отрасли специализации, характерные для горнозаводского Урала. Литературы, посвященной истории машиностроителей Зауралья, немного1, именно поэтому при подготовке книги о Курганхиммаше, помимо использования материалов периодической печати, возникла необходимость привлекать...»

«Цель настоящей статьи – охарактеризовать систему границ в Воеводине XVIII в. и раскрыть процесс развития сербской культуры в ней на перекрестке культурных влияний. Положение сербов в Австрийской монархии 1690 год был судьбоносным для значительной части сербского народа. В ходе войны Священной лиги (Австрии, Венеции, Речи Посполитой и с 1686 г. России) против Турции 60000–70000 сербов во главе с Печским патриархом Арсение Ш Црноевичем переселились с Балкан в Австрийскую монархию. Безудержными и...»

«СОВЕТСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ НОМЕР ПОСВЯЩАЕТСЯ 50-ЛЕТИЮ ВЕЛИКОГО ОКТЯБРЯ 5 Сентябрь — Октябрь 1967 ИЗДАТЕЛЬСТВО НАУКА Москва Вологодская областная научная библиотека А. И. П е р ш и ц, Н. Н. Ч е б о к с а р о в ПОЛВЕКА СОВЕТСКОЙ ЭТНОГРАФИИ До Великой Октябрьской социалистической революции этнографи­ ческая наука в России развивалась главным образом в рамках научных обществ — Географического общества в Петербурге, Общества любите­ лей естествознания, антропологии и этнографии в Москве, Общества...»

«Психологический аспект истории и перспектив нынешней глобальной цивилизации Санкт-Петербург 2005 г. Страница, зарезервированная для выходных типографских данных © Публикуемые материалы являются достоянием Русской культуры, по какой причине никто не обладает в отношении них персональными авторскими правами. В случае присвоения себе в установленном законом порядке авторских прав юридическим или физическим лицом, совершивший это столкнется с воздаянием за воровство, выражающемся в неприятной...»

«Э.С. КУЛЬПИН Истоки государства Российского: от церковного собора 1503 года до опричнины Статья 2 Пласт третий. Социоестественная история. Земля и люди В XIII—XIV веках в Северо-Восточной Руси имели место: - благоприятный климат (максимум потепления 1200-1250 годы, наиболее благоприятны для земледелия XII - начало XIV века); - отсутствие дефицита плодородных земель и возможность неограниченной занятости производительным трудом и пользования благами охоты, собирательства, рыболовства; -...»

«ЛОПАТИНСКИЙ РАЙОН Лопатинский район расположен на юго-востоке Пензенской области. На 1.1.1992 г. его площадь составляла 1,4 тыс. кв. км, 18190 жителей, 42 населенных пункта. Население в основном русское, имеется (по переписи 1989 г.) 3561 татар, 2938 мордвы. Административный центр – с. Лопатино. Район образован указом от 23.7.1928 г. в составе Вольского округа Нижневолжского края. 4.2.1939 г. передан из Саратовской в Пензенскую область. 1.2.1963 г. упразднен, территория Лопатинского района...»

«ОЧЕРКИ ИСТОРИИ КНИЖНОЙ КУЛЬТУРЫ СИБИРИ И ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА Т. 1. Конец XVIII — середина 90-х годов XIX века Ответственный редактор кандидат искусствоведения В.Н. Волкова НОВОСИБИРСК 2000 ББК 76.11 О-94 УДК 002.2 Редакционная коллегия Очерков: чл.-кор. РАН Л.М. ГОРЮШКИН (председатель), канд. пед. наук Е.Б. АРТЕМЬЕВА, д-р филол. наук И.Е. БАРЕНБАУМ, канд. искусствоведения В.Н. ВОЛКОВА, канд. ист. наук И.А. ГУЗНЕР, д-р техн. наук Б.С. ЕЛЕПОВ, д-р ист. наук В.А. ЗВЕРЕВ, канд. ист. наук С.Н. ЛЮТОВ,...»

«Социология Издание 2-е Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений р^рОлраКи МОСКВА 2003 УДК 316 (075.8) ББК 60.5 В67 Рецензенты: член-корреспондент РАН, доктор философских наук, профессор А.В.Дмитриев, доктор философских наук, профессор Н. С. Слепцов Волков Ю.Г., Добреньков В. И., Нечипуренко В. Н., Попов А. В. В67 Социология: Учебник / Под ред. проф. Ю.Г. Волко­ ва. — Изд. 2-е, испр. и доп. — М.: Гардарики,...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.