WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

«Если для контроля над преступностью решающее значение имеет внушение чувства стыда, не являются ли тогда безнадежными попытки контролировать преступность в современном ...»

-- [ Страница 1 ] --

СТЫД И СОВРЕМЕННОСТЬ*

Джон Брейтуэйт¤

Если для контроля над преступностью решающее значение имеет внушение чувства

стыда, не являются ли тогда безнадежными попытки контролировать преступность в

современном обществе? В данной работе мы утверждаем, что любой пессимизм такого

рода необходимо сопоставлять с более широким пониманием стыда в истории

человечества. Вначале в статье рассматриваются выводы, к которым пришел Элиас, утверждавший, что по мере упадка феодализма стыд обретал все бльшую важность в структуре человеческих аффектов. Элиас не обращается к тому смещению от стыда к жестокому наказанию, которое обозначилось в контроле над преступностью низших классов в XVII-XVIII веках. Кульминацией этого периода стал очевидный провал клеймения и карательного произвола, что открыло путь идеалам реинтеграции, получившим поддержку в викторианскую эпоху, а также и за ее пределами. И, наконец, отталкиваясь от идей Гоффмана, мы переходим к утверждению о существовании во многом забытых возможностей, которые делают внушение чувства стыда более мощным именно в городе, а не в деревне. В общем и целом, отсутствие силы внушения стыда не является в индустриализированных обществах структурно неизбежным фактом и модернизация вовсе не ведет нас неумолимо по пути к обществу, в котором стыд не принимается в расчет.

В нашей недавно вышедшей книге «Преступление, стыд и воссоединение» (Braithwaite 1989) предлагается теория, в соответствии с которой низкий уровень преступности должен отмечаться в таких государствах, где внушение чувства стыда имеет наибольшую социальную силу. То же верно и для тех периодов истории, когда наиболее эффективно осуществляется контроль над преступностью. Чтобы внушение чувства стыда достигало своей максимальной действенности, оно должно сторониться клеймения, а характер внушаемого чувства должен быть в свою очередь воссоединяющим. Клеймение – это такое внушение чувства стыда, которое создает изгоев, делая характеристику «преступник» основной статусной чертой индивида, вытесняя все остальные его идентичности. При таком внушении стыда узы взаимного уважения правонарушителя и других лиц не сохраняются. В отличие от этого, внушение чувства воссоединяющего стыда представляет собой осуждение, выражаемое в рамках непрерываемых отношений, основанных на уважении. Это такое внушение стыда, где в центре находится зло совершенного поступка, а не неисправимая порочность человека, где за церемониями снижения статуса следуют церемонии снятия девиантного обозначения, где прощение, * Brit. J. Criminol. Vol. 33 No 1 Winter 1993. Перевод Хариковой Н.

¤ Исследовательская школа социальных наук Австралийского Национального Университета; Американский фонд адвокатов.

Автор выражает благодарность анонимному рецензенту и в особенности Сюзанн Карстедт и Дэвиду Гарланду за неоценимую помощь в усовершенствовании данной рукописи.

принесение извинений, раскаяние несут в себе с культурной точки зрения особое значение. Основная идея, которую здесь я отстаивать не буду, заключается в том, низкий уровень преступности наблюдается в тех обществах, где внушение чувства стыда за преступное поведение является мощным и одновременно развивается по воссоединяющей модели.

Большинство из нас воздерживается от совершения убийства и подобных преступлений, не потому, что взвешивает возможные выгоды и последствия, связанные с тюремным заключением или электрическим стулом, но потому, что убийство просто не стоит у нас на повестке дня как вопрос, требующий рационального расчета. Убийство является для нас немыслимым способом разрешения жизненных проблем. Ключ к предупреждению преступности лежит в понимании того, что создает эту «немыслимость». Мой ответ таков:

не клеймение, но внушение воссоединяющего стыда. Клеймение может оказаться контрпродуктивным, увеличивая для отверженных привлекательность криминальных субкультур. А вот уж что делают криминальные субкультуры, так это предлагают символические ресурсы, которые позволяют превратить немыслимое в мыслимое.

Урбанизация постулируется в нашей теории в качестве одной из структурных переменных, ослабляющих коммунитарность, делающую возможным внушение чувства стыда. В то же время мне сразу же хочется ограничить любой излишний детерминизм в этом отношении, напомнив о низком уровне преступность в Токио и указав на возрастающую силу внушения воссоединяющего стыда и снижающийся уровень преступности, отмечавшиеся в викторианскую эпоху, которая была периодом невиданной доселе урбанизации (Braithwaite 1989: 11-18). Циники, сомневающиеся в значимости моей теории, ухватились за вопрос урбанизации и индустриализации. Всякий раз, когда я провожу семинар по «Преступлению, стыду и воссоединению», кто-нибудь из аудитории обязательно поднимается и произносит что-то вроде следующего: «Я, конечно, признаю, что характер внушаемого стыда представляет важность для понимания значительных различий в уровне преступности разных стран. Но практические выводы вашей теории в смысле возможностей реагирования на преступность незначительны. Они сводятся к призыву повернуть время вспять и вернуться от «Gesellschaft» к «Gemeinschaft» [Tnnies 1887], от урбанистического к традиционному обществу [Redfield 1947]. Но урбанизация и индустриализация суть явления необратимые, и в теории, которая представляет собой лишь романтический призыв вернуться в ушедшую коммунитарную эпоху, практического смысла нет». Назначение этой статьи в том, чтобы продемонстрировать, что такое типичное замечание отражает упрощенное видение стыда в истории человечества. То видение, которое я собираюсь вместить в несколько следующих страниц, будет лишь немного более сложным. Это понимание будет ограничено западной историей, хотя я и подозреваю, что размышления над японской и китайской историей или историей австралийских аборигенов позволило бы представить более интересную трактовку. И все же сколь бы ограниченным оно ни было, я надеюсь, оно станет первым шагом на пути того, что криминологи возьмут за обыкновение мыслить о стыде исторически.

Вначале я намереваюсь обратиться к объяснению расцвета стыда в западной истории, данному Норбертом Элиасом. Затем я буду утверждать, что Элиасу не удалось заметить некоторые важные исторические тенденции в развитии влияния стыда, имеющие обратный характер. Он также упустил из виду тот факт, что расцветавший пышным цветом социальный контроль над низшими классами был основан на насилии, а не на стыде, в то время как в социальных отношениях высших классов возрастала именно роль стыда. Для того чтобы подчеркнуть основную мысль об отсутствии развивающейся по мере модернизации однонаправленной исторической тенденции к социальному контролю, взаимозависимостей в современных урбанистических социальных отношениях может в реальности увеличить, а не снизить нашу подверженность и восприимчивость к стыду.

Наиболее важной работой в области стыда в западной истории является двухтомный труд опубликована в 1939 году, на английском первый том появился в 1978, второй – в году. Я должен признаться, что не читал этой книги, когда работал над «Преступлением, стыдом и воссоединением», о чем жалею, ибо анализ стыда, предлагаемый Элиасом, во многом перекликается с моим, к тому же немецкий социолог проводит этот анализ в историческом контексте более широком, нежели тот, на который осмелился посягнуть я.

Элиас полагает, что за последние семь столетий стыд все в большей степени обретал главенствующее положение, нежели переживал упадок. В расцвете внушения чувства стыда в качестве доминирующей формы социального контроля сыграли свою роль два концентрировавшего в своих руках монополию на физическую силу, и рост разделения труда. Стратегической иллюстрацией этого процесса является превращение по мере монополизации физической силы монархом дворянства из класса рыцарей в класс придворных. Монополизация силы способствовала созданию «умиротворенных»

социальных пространств. Прежде чем произошло это «умиротворение», когда насилие было неизбежным явлением повседневной жизни, «сильное и постоянное подавление влечений и аффектов не было ни необходимым, ни возможным, ни нужным» (Elias 1982:

236). В эпоху феодализма, когда высшие слои составлял класс воинов, не только сами воины, но и остальные граждане находились под постоянной угрозой физического насилия. Представители военной аристократии пользовались исключительной свободой, позволявшей им находить удовлетворение своих желаний и страстей в безудержном сексуальном наслаждении, а своих мстительных порывов – в пытках и истязаниях. Это вполне соответствует имеющимся у нас данным о необычайно высоком уровне убийств в средние века (Gurr 1980: 44). Данные свидетельствуют о существовании тенденции к значительному снижению насильственной преступности в Англии, обозначившейся с начала XIII века и сохранявшейся почти до середины XX. Эту тенденцию Гурр (Gurr 1984:

353) относит отчасти к усилению внутренних рычагов контроля, регулирующих насилие (см. также Garland 1990: 233-4). Как пишет Элиас, в XVI столетии необузданная страсть стала в меньшей степени источником власти и в большей – препятствием на пути к ней.

Аффективный облик дворянства меняется, по мере того как рыцари становятся придворными при дворе монарха, монополизировавшего право на применение силы.

Лабрюйер отмечал: «Придворная жизнь – это серьезная и мрачная игра. Нужно уметь расставлять фигуры, строить батареи, следовать хорошо обдуманному плану и в то же время расстраивать планы противника, порою идти на риск, полагаться на интуицию И после всех обдумываний и ухищрений получить шах или даже мат». (цит. по Elias 1982:270).

Постепенно шпага потеряла свою значимость в борьбе за карьерные успехи, уступив место слову и интригам. Это случилось потому, что двор абсолютного монарха являл собой социальное образование, в котором большое число людей находились в постоянной зависимости друг от друга. Элиас уподобляет двор бирже, где непрерывно формируется мнение о ценности каждого человека. Эта ценность основывается на том, «пользуется ли индивид расположением короля, имеет ли он влияние на других могущественных персон, каков его вес в борьбе придворных клик». От каждого участника игры требуется умение владеть собой и знание остальных игроков, с которыми его связывают отношения взаимозависимости. В этой сложной игре за обретение ценности на дипломатическом рынке «применение физической силы и непосредственное проявление страстей находятся под запретом» (Elias 1982:271). Утрата эмоционального контроля понижает ценность допустившего ошибку в мнении двора, угрожая его положению при дворе в целом:



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |
 


Похожие работы:

«СОЦИОЛОГИЯ вчера сегодня завтра Новые ракурсы 16–18 апреля 2009 года Санкт-Петербург УДК 316 ББК 60.5 Сборник подготовлен О. Б. Божковым, Б. О. Божковым. Социология вчера, сегодня, завтра. Новые ракурсы. III Социологические чтения памяти Валерия Борисовича Голофаста / Под редакцией О. Б. Божкова — СПб.: Эйдос, 2011. — 634 с. Илл. ISBN 978-5-904745-07-3 Сборник включает тексты докладов, представленных на третьи социологические чтения памяти Валерия Борисовича Голофаста (1941–2004), которые...»

«Общая история, диалог культур. Инновационное историческое образование в странах Черноморского региона Региональная конференция 04-07 октября 2012 ЛЬВОВ, УКРАИНА Отель Днистер(****) Адрес: 6, ул. Матейка, Львов 79000, Украина Тел.: +38 (032) 297 43 05; 297 43 06 Факс: +38 (032) 297 10 21 E-mail: spr@dnister.lviv.ua www.dnister.lviv.ua The project is implemented by The project is funded by This project is supported by EUROCLIO, European Association the European Union Open Society Institute of...»

«XXXV Турнир имени М. В. Ломоносова 30.09.2012 Конкурс политературе Ответы (предварительная редакторская версия) Задание 1. Первый отрывок взят из книги Александра Мелентьевича Волкова (1891–1977) Урфин Джюс и его деревянные солдаты, второй — из произведения Золотой ключик, или Приключения Буратино Алексея Николаевича Толстого (1883–1945). Герой первого отрывка — Урфин Джюс, а персонажи из сказки Толстого — Буратино и папа Карло. Оба сюжета заимствованы из зарубежной литературы. Однако если...»

«УТВЕРЖДАЮ Йервый заместитель Министра образования Республик ' СИ. Жук (подпись) *'/ Йага утверждения) Регистрационный № ТД- Е, С($ /тип. ОБЩАЯ ТЕОРИЯ ПРАВА Типовая учебная программа для высших учебных заведений по специальностям: 1 - 23 01 06 Политология (по направлениям) 1 - 24 01 01 Меяадународное право 1 - 24 01 02 Правоведение 1 - 24 01 03 Экономическое право СОГЛАСОВАНО ^^ОРДАСОВАНО /-. Минйс^р^стиции Республики Начальник Управления высшего и среднего специального образования *&&^^...»

«П.П. ЛУЗАН ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ Курс лекций Смоленск 2004 ЛУЗАН П.П. История экономики / Курс лекций. ИУЭ /СПб/СФ. Смоленск.2004.- с. Представлена авторская версия Истории экономики как экономической дисциплины, в основу содержания которой положен анализ экономических институтов, их истории и эволюции, существенно дополняющий содержание курса без повторения уже опубликованных материалов. Анализируются историко-экономические исследования Ф. Листа и В.О. Ключевского, дается иллюстрация...»

«ПРОБЛЕМЫ АРХЕОЛОГИИ, ЭТНОГРАФИИ, АНТРОПОЛОГИИ СИБИРИ И СОПРЕДЕЛЬНЫХ ТЕРРИТОРИЙ Материалы Итоговой сессии Института археологии и этнографии СО РАН 2012 года ТОМ Ответственные редакторы академик А.П. Деревянко, академик В.И. Молодин НОВОСИБИРСК ИЗДАТЕЛЬСТВО ИНСТИТУТА АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ СО РАН 2012 ББК 63.4+63.5 П781 Утверждено к печати Ученым советом Института археологии и этнографии СО РАН Редакционная коллегия А.В. Бауло, А.Е. Гришин, Е.И. Деревянко, О.И. Новикова, С.П. Нестеров, М.В....»

«Утверждаю Декан филологического факультета _ М.Л. Логунов Протокол №1 24.09.2013 Рабочая программа дисциплины Б3.В.ОД.2.4 – Текстология 4 курс 7 семестр ДО (наименование дисциплины, курс) Направление 035000 (б) Издательское дело Направление подготовки Книгоиздательское дело Профиль подготовки Квалификация (степень выпускника) Бакалавр издательского дела Форма обучения ОЧНАЯ Обсуждено на заседании кафедры 23 сентября 2013 г. Протокол № 1 Составитель д.ф.н., проф. Николаева С.Ю. Зав. кафедрой...»

«Чарльз Дарвин Происхождение видов Чарльз Дарвин О происхождении видов путем естественного отбора или сохранении благоприятствуемых пород в борьбе за жизнь Введение Путешествуя на корабле ее величества Бигль в качестве натуралиста, я был поражен некоторыми фактами в области распространения органических существ в Южной Америке и геологических отношений между прежними и современными обитателями этого континента. Факты эти, как будет видно из последующих глав этой книги, кажется, освещают до...»

«Краеведческие исследования библиотек Тверские библиотечные чтения 2008 года Тверь 2009 ББК78.3 К78 Составители и редакторы: Л.А. Абрамова, заведующая научно-методическим отделом Тверской областной универсальной научной библиотеки им. А.М. Горького Т.А. Ильина, зав. сектором Научной библиотеки Тверского государственного университета Краеведческие исследования библиотек : тверские библиотечные чтения 2008 года / Твер. библ. о-во. – Тверь, 2009. – 113 с. Статьи данного сборника являются...»

«ЭЛЕКТРОУГЛИ МОЙ ГОРОД – МОЯ СУДЬБА ЭЛЕКТРОУГЛИ. МОЙ ГОРОД – МОЯ СУДЬБА В.НОВОЖИЛОВ, Ю.МАКСУТОВА ЭЛЕКТРОУГЛИ МОЙ ГОРОД – МОЯ СУДЬБА Издатель благодарит Н.И.Шарову, Ю.Н.Говоркова, Н.И.Лачугину и Н.П.Будаеву за помощь в подборе материала. Отдельные слова благодарности В.Б.Кранову за предоставленные фотографии города Электроугли 70-х годов. Спасибо ЗАО Завод Энергокабель, ООО Мартин, ООО Мария, ООО Сонэт, ИП Каминская, ООО Эллада за помощь в издании книги. Дорогой читатель! Книга, которую вы...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.