WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 18 |

«ТЕЗАУРУСНЫЙ АНАЛИЗ МИРОВОЙ КУЛЬТУРЫ Сборник научных трудов Выпуск 18 Под общей редакцией профессора Вл. А. Лукова Москва 2009 Печатается по решению Института ...»

-- [ Страница 5 ] --

В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЕ ДЕКАДАНСА

Прежде чем подойти к рассмотрению сексуальности и гендера в декадентском искусстве, попытаемся хотя бы в общих чертах обрисовать культуру декаданса. Декаданс есть не просто направление или определенное течение в литературе и искусстве конца XIX века. В своей работе «Декадентское воображение» Жан Пьеро не случайно, говоря о европейской культуре fin de sicle, называет ее декадентской эрой. Декадентское умонастроение 36 пронизывает всю европейскую культуру конца века. Достаточно бросить взгляд на философию, искусство, живопись, той эпохи чтобы увидеть, что многие интеллектуалы, поэты, художники второй половины XIX — начала XX века, которых никак нельзя назвать декадентами выражают вполне декадентские идеи. Так, забегая немного вперед, надо отметить, что схожие и вполне декадентские мысли о женщине можно найти у таких авторов, как Шопенгауэр, Ницше, Бердяев, Вейнингер. Прерафаэлиты, мироискуссники, голуборозовцы, Бердслей, Моро, Пюви де Шаван, Климт, Врубель, Борисов-Мусатов у всех у них, несмотря на различие стилей и взглядов, есть нечто общее, все они, так или иначе, отразили в своих полотнах мотивы декаданса.

Поэты от Бодлера до д’Аннунцио и от Блока и Анненского до Сологуба и Гумилева, из которых, разве что Сологуба можно назвать декадентом воплотили в тот или иной период своего творчества идеи декаданса.

В первую очередь, декаданс — это не кризис искусства, а искусство, отражающее кризисное состояние культуры. Как утверждает В. М. Толмачев, декаданс есть скорее «символ переходности, воплощение амбивалентности, парадоксальности культуры, разрывающейся между прошлым и будущим» 37. Декаданс не есть явление сугубо отрицательное, как его часто и во многом безосновательно считают. Скорее это попытка избавится от «культурной накипи» прошлых эпох, ее говоря языком Ницше «антикварности». Это не есть нигилизм и «бунт ради Об умонастроении и основных мотивах декаданса написано довольно много, поэтому я лишь вкратце перечислю их: субъективизм, индивидуализм, аморализм, отход от общественности, taedium vitae и т. п., что проявляется в искусстве соответствующей тематикой, отрывом от реальности, поэтикой искусства для искусства, эстетизмом, падением ценности содержания, преобладанием формы, технических ухищрений, внешних эффектов, стилизации и т. д.

Толмачев В. М. Рубеж веков как историко-литературное и культурологическое понятие // Зарубежная литература конца XIX нач. XX века: Учеб. пособие / Под ред.

В. М. Толмачева. М., 2003. С. 20.

бунта», но желание продраться через дряхлость культуры в будущее.

Так в своей статье посвященной понятию декаданса Сологуб пишет:

«И в мире нравственных понятий почувствована была великая неудовлетворенность, и в поэзии условные формы, прекрасные, но уже недостаточные и неточные, пресытили нас. То, что казалось прежде непрерывным и цельным, — и в природе, и в душе человеческой, — при остром анализе потеряло для нас эту непрерывность, распалось на элементы, взаимодействие которых для нас загадочно» 38. И далее он утверждает, что декаданс «это болезнь не к смерти, а к силе. Это и не упадок, а только нечто вроде временного исхудания быстрорастущего организма 39 ». Такое понимание декаданса как Ренессанса культуры свойственно многим современникам, так Поль Верлен считал декаданс прекрасным, благородным явлением окрашенным «в пурпур и золото».

Усомнившись в ценностях европейской культуры, в ее рациональности, в гуманистическом пафосе европейской личности, декаденты, говоря языком Деррида, начинают вести работу по деконструкции европейского гуманизма, основанного на сократовской позитивистскоморализаторской философии 40. Так именно в декадентской литературе, начиная с Бодлера, человек больше не является носителем прекрасного идеального начала, он уже не «прекрасная душа», а скорее «больное сознание» видящее мертвое кладбище не только в мире, но и в своей душе 41. Именно в декадентской литературе происходит соединение мрачного и светлого, отвратительного и прекрасного, низкого и высокого в результате чего осуществляется стирание традиционных ценностных ориентиров западной цивилизации.

С другой стороны, важно отметить, что декаданс, это нервное капризное неблагодарное дитя европейской культуры взял многое из ее наследства. Так принцип логоцентризма, на котором, по мнению Деррида, строится европейская культура, остается присущим и декадансу, достаточно вспомнить оппозиции природа/культура, мужчина/женщина всегда присутствующие в декадентском искусстве. Научный пафос так же находит свое выражение в декадансе, в первую очередь через приСологуб Ф. Заклинательница змей. Романы, рассказы. М.: Терра. 1997. С. 10.

По Ницше, в основе европейской культуры лежит сократовский научный оптимизм, суть которого состоит в причинно-следственной упорядоченности дискурса, в вере в познаваемость бытия и представление о разумности человеческого существа.

— Ницше Ф. Рождение трагедии. М.: Академический проект, 2007.

См. статью: Косиков Г. К. Два пути французского постромантизма: символисты и Лотреамон // Поэзия французского символизма. Лотреамон. Песни Мальдорора / Составление, общая редакция, вступительная статья Г. К. Косикова. М.: Изд-во МГУ, 1993. С. 5–62.

стальное всматривание в психологию человека, в его бессознательное, желание поставить над человеческой душой эксперимент. Об этой же черте декаданса говорит и В. И. Иванов: «Психология торжествует в сенаклях декадентов… идеалистический символизм (декаданс) посвятил себя изучению и изображению субъективных душевных переживаний» 42.



Подводя итог нашему беглому взгляду на декаданс, следует отметить, что декаданс во многом явился реакцией на позитивизм и свойственный ему детерминизм. Позитивистская наука распространяла представление о мире, как об обусловленном серией неумолимых и слепых законов, тем самым лишая его не только поэзии, но и свободы. Великая европейская культура пропитанная духом позитивизма, говоря словами Шпенглера, умирает. Прикрыв лицо похоронной маской цивилизации, она медленно входит в пору своей осени. Декадентство есть ощущение этой вялости дряхлеющей культуры и в то же время оно представляет собой страстно-болезненный порыв вернуть миру поэзию и свободу человеческой душе, пусть даже в болезненных, гипертрофированных формах. Декаданс есть «больное сознание» европейской культуры видящее тщетность и пустоту идей и ценностей прошлого и еще не нашедшее дорогу в будущее. Декаданс это вопль Дез Эссента: «Боже, мне страшно, сил моих нет! Господи, сжалься, помилуй христианина, который сомневается, маловера, который жаждет веры, мученика жизни, который покинутый всеми, пускается в плавание под небесами, где по ночам не загорается спасительный маяк старой надежды!» 43.

Одной из основных черт декаданса является, как утверждает Картер, его маниакальное стремление ко всему искусственному и вычурному. Декаданс пытается как можно дальше уйти от природы, которая как замечал еще Уайльд «не оригинальна, безразлична и неудобна44 ». Декадентское искусство является антинатуралистическим par excellence. Это декадентское отрицание естественного очень четко сформулировано Гюисмансом: «И нет ничего особенного в якобы мудрых и великих творениях природы, чего не мог бы повторить человеческий гений. Лесную чащу заменит Фонтенбло, лунный свет станет электрическими огнями;

водопады без труда обеспечит гидравлика; скалу изобразит папье-маше;

а цветы воссоздаст тафта и цветная бумага!» 45.

Иванов В. И. Собр. соч. Т. 2. Foyer oriental chretien. Брюссель, 1974. С. 563.

Гюисманс Ж.-К. Наоборот. М.: Флюид. 2005. С. 232.

Уайльд О. Критик как художник. М.: Азбука. 2008. С. 15.

Гюисманс Ж.-К. Указ. соч. С. 31.

Встав на позиции антинатурализма и провозгласив культ искусственного, рафинированного и антиприродного, декадентское искусство создало предпосылки для нового понимания женщины, сексуальности и эстетики телесности. Декадентское искусство отрицает традиционные формы любви и традиционное понимание сексуальности, так как они связаны с природой, т. е. естественны (надо отметить, что идеи Фрейда о бессознательном и о пансексуализме человеческой природы, оказали, как отмечает Пьеро, значительное влияние на понимание сексуальности в декадансе).

Наиболее целостно новое понимание сексуальности выражено у Бодлера и Шопенгауэра. Для Бодлера женщина презренное существо, потому что она намного ближе к природе, чем мужчина. Она животное, которое, руководствуясь в своем поведении лишь природными инстинктами, из под власти которых она не в силах вырваться, стремиться лишь удовлетворить свое природное начало.

Ты на постель свою весь мир бы привлекла, О, женщина, о, тварь, как ты от скуки зла!

Чтоб зубы упражнять и в деле быть искусной — Съедать по сердцу в день — таков девиз твой гнусный.

(Перевод В. Левика) Женщина противоположна всему изящному, нашедшему свое выражение в дендизме, создающему, по мнению Бодлера, человека как эстетическое явление культуры 46. Женщина составляет полную противоположность денди. Потому что она вульгарна, как все природное, в то время как денди апологет культуры и искусства. Таким образом, женщина редуцируется к телесному началу, мир духа абсолютно закрыт для нее. Бодлер даже иронично предполагает, что у женщины нет души.

«В женщине нельзя дух отделить от плоти. Она также проста по своей натуре, как грубое животное». В другом месте он выражает удивление, что женщине разрешено ходить в церковь. Будучи вся выражением сексуальности и власти пола она противоположна духовности и красоте, которой человек должен наслаждаться бесстрастно, т.е. эстетически.

Большим искушением было бы связать такое понимание красоты в декадансе с эстетикой Ницше. Но утверждать, что Ницше повлиял на развитие декадентской эстетики было бы не обосновано. Поэтому мы, не усСм.: Вайнштейн О. Б. Денди: мода, литература, стиль жизни. М.: Новое литературное обозрение. 2006.

танавливая четкой связи между этими двумя феноменами европейской культуры второй половины XIX века, просто обозначим их схожесть.

Ницше понимал эстетическое удовольствие как чистое созерцание.

«Субъект, волящий и преследующий свои эгоистические цели индивид,писал он, — мыслим только как противник искусства, а не как его источник». Женщина, как раз и является этим «волящим субъектом 47 », так как она не может освободиться от своей стихийной, эгоистической, природной самости.

Антифеминизм, который выражен в поэтике Бодлера, связан с пониманием любви и женщины у Шопегауэра в его работе «Мир как воля и представление», с которой Бодлер был знаком. Для Шопенгауэря любовь относится к природному инстинкту. Любовь, воспеваемая поэтами, есть не что иное как иллюзия, фата Моргана под которой скрыт инстинкт продолжения рода «Каждый влюбленный…есть жертва обмана».

Женщина, по мнению Шопенгауэра, остается вечным ребенком, не обладающим возможностью вести духовную жизнь. Управляемая своими чувствами, плененная материальным, утилитарным 48 взглядом на вещи она не может подняться на уровень идеальных предметов. Как утверждает Шопенгауэр, женщина существо крайне далекое от искусства, «они не обладают чувством для понимания музыки, поэзии или пластического искусства». Логические последствия такого взгляда таковы:

здравомыслящий человек должен избегать иллюзий любви, он должен освободиться от «глупого почитания», которым окружила женщину западная поэтическая традиция.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 18 |