WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

«В.Н. Калуцков Географические подходы к созданию историкокультурных образов. Применительно к рассматриваемой проблематике в географии можно выделить три основных подхода ...»

-- [ Страница 1 ] --

58

В.Н. Калуцков

Географические подходы к созданию историкокультурных образов.

Применительно к рассматриваемой проблематике в географии можно

выделить три основных подхода – картографический, гуманитарногеографический1 и культурно-ландшафтный. Каждый из данных

подходов обладает определенной спецификой, методическим

своеобразием, собственным исследовательским стилем.

Картографический подход и историко-культурные образы территории.

Картографический подход к созданию историко-культурных образов относится к наиболее устоявшимся и продуктивным. Карта как «картина мира» несла и несет на себе не только объективную информацию об окружающем мире, но всегда передает его образ, даже если автор карты специально к этому не стремился. «Объективно»

отражая окружающий мир, любая карта характеризует уровень развития научных знаний, господствующие в обществе мировоззренческие установки и даже стили художественного творчества, тем самым демонстрируя меру объективности отражения мира. «Карты являются чутким индикатором изменяющейся мысли человека, и редкие из его произведений служат таким великолепным зеркалом культуры и цивилизаций» (Thrower, 1972, с.1). Значит, любая географическая карта является одновременно и ментальной картой, картой общественного сознания, «рассказывая» об общественнокультурной ситуации времени своего создания. Кстати, именно такой гуманитарный взгляд на карту позволил академику - некартографу Б.А. Рыбакову, определить точную датировку, проанализировать и выполнить историко-политическую интерпретацию первой карты русского государства – Чертежа Московских земель 1497 г. (Рыбаков, 1974).

Данный подход подробно рассматривается в нашем сборнике в статье Д.Н.

Замятина.

Географические карты обладают огромным образопорождающим потенциалом. Но этот потенциал на разных этапах развития картографии реализовывался по-разному. Образопорождающий потенциал старых карт усиливался в результате применения различных художественных приемов, в процессе изображения различных фантастических существ, непохожих народов, непривычной природы. Тем самым «чтение карты», являясь для картографа профессиональным способом извлечения информации, для непрофессионала превращалось в увлекательное путешествие по реальным и несуществующим странам и городам, пользуясь современной терминологией, развивая его географическое воображение.

Одним из примеров старых карт, порождающих множественные историко-культурные образы, является Космография начала XVIII века (рис. 1). При анализе данной карты особый интерес представляет механизм этномифологического центрирования пространства, суть которого заключается в соотношении «знаемых» (центральных для данной культуры) и «незнаемых», как правило, пограничных или периферийных земель. Он проявляется в региональной мифологии, топонимии и в особой этнокультурной организации окружающего пространства (Калуцков и др., 1998). В любой культуре terra incognita (земля незнаемая) расположена всегда на периферии освоенного человеческим сообществом мира и является источником порождения пространственных мифов.

Рассматриваемая космография отражает состояние знаний о мире и, что для нашего исследования особенно важно, представляет собой ментальную карту русского общества того времени. Карта центрирована, центром мира в ней выступает Иерусалим. Для изображенных на карте центральных земель (это земли России, Ближнего Востока, Европы) характерны точные и реалистичные, в соответствии с уровнем развития науки, описания. Напротив, северные и другие, расположенные на периферии карты регионы мира, «обречены» быть мифологичными. Для них преобладают характеристики типа «царство конское…» или «остров…, живут на нём люди, главы у них видом пёсьи» (рис. 1). Эти мифы порождают мощные пространственные образы периферийных территорий, гораздо более сильные, чем «формальные» описания стран, расположенных в центре карты, напоминая о важной роли мифологии в создании образов стран и регионов.

Рис. 1. Периферийное расположение «чудесных стран» на космографии XVIII века (Калуцков, Иванова, Давыдова и др., 1998) Отдельная тема, обладающая большим образным потенциалом, – картографическая культура народов мира. С позиции традиционной картографии эти народные (этнические) протокарты охватывают огромный пласт культуры, включая символические карты «примитивных» народов, или карты-символы, выполненные на разном природном материале (береста, кожа, камень, кость, раковина и т.д.), а также пейзажные карты «цивилизованных» народов, сочетающие пространственное изображение с пейзажными зарисовками культурного ландшафта.

В конце XIX – начале XX веков в ситуации становления национальных государств карта начала использоваться для создания вполне определенных историко-культурных образов стран, в первую очередь стран Европы (рис. 2-5). Основанием для такого образного моделирования служили контуры государств, изображенных на политических картах, и вызванные ими пространственные ассоциации и фантазии историко-культурного, природного и политического характера. Но контур государства – еще не образ, образ рождается в результате игры воображения, «наполняющего» этот контур.

Рис. 2. Художественно-картографический образ Шотландии (Harvey, 1869) Во многих примерах художественно-картографических образов «прочитывается» шаржированность и политическая ангажированность этих стран. Использование карт для создания на их основе художественно-картографических произведений свидетельствует также об определенной картографической грамотности общества.



Одним из замечательных примеров образных художественнокартографических произведений того времени служит коллекция изображений стран Европы, изданная в виде атласа (Harvey, 1869). Эти изображения содержат и точные этнографические сведения, и мифологические представления, и актуальные политические реалии.

Картографические контуры государств порождали у автора определенные образные ассоциации, как визуальные, так и поэтические. Важным моментом в таком образном изображении стран явилось центрирование их культурно-географического, или историкокультурного образа страны на саму себя. Страна прорисована как центр мира, указаны ее соседи, знаковые географические и историкокультурные объекты. Важную роль играет местная – значимая страновая – топонимия. Так, образ консервативной Шотландии решен, хотя и с явной ироничностью («тетушка-непогодушка»), но зато с точными историческими, этнокультурными и природными деталями – точные детали национальной одежды, волынка, замки, охотничьи угодья и т.д. (рис. 2). Образ Италии, напротив, решен на злобу дня, политически. Грозный карбонарий (Италия после многовековой раздробленности состоялась как единое государство) занес палку над римским папой, «упакованным» в острова Корсика и Сардиния. В другой руке он сжимает перчатку с надписью «Свобода». Но, несмотря на политизированность образа страны, карта отражает ставшее благодаря картографии традиционным пространственное представление об итальянском сапоге (рис. 3).

Рис. 3. Художественно-картографический образ Италии (Harvey, 1869) Образ России (рис.4) решен традиционно, опираясь на расхожее представление о «русском медведе». С другой стороны, автор явно с долей юмора обыгрывает герб страны – двуглавого орла. И потому в компанию к медведю пририсован русский царь в костюме восточного султана, при этом медведь смотрит на запад, а «султан» – на восток.

Миф о неисчерпаемых богатствах России подчеркивают реалистические характеристики некоторых русских городов и мест с надписями «золотые и медные рудники», «золото» и т.п.

Примечательно, что граница России проведена по формальной границе Европы с Азией. Тем самым, автор этой художественной карты явно упростил себе задачу.

Рис. 4. Художественно-картографический образ России (Harvey, 1869) Политическими пристрастиями наполнена образная карты Европы, составленная в конфликтном 1870 году (First the cartoon…, 2007).

Англия в облике злобной ведьмы, готовая нанести удар Франция, развалившийся вояка – Пруссия и огромный страшный карлик с выпученными глазами и почему-то с корзиной за плечами (вероятно, фантазии художника хватило только на этот предмет) – Россия (рис.

5). Карта отражает сложную военно-политическую ситуацию того времени, а изображения стран представляют собой предтечу политической сатиры XX века, сатиры, опирающейся на картографические образы.

Рис. 5. Образная карты Европы 1870 года (First the cartoon…, 2007).

Вплоть до середины XIX века любая географическая карта являлась источником историко-культурной, этнографической информации. С быстрым развитием естественных наук, военного дела (и военной картографии) требования математической точности изображаемых земных объектов стали превалирующими, а пейзажные зарисовки и художественные изображения географических объектов были окончательно заменены на систему условных знаков.

«Географическая математически определенное, обобщенное образно-знаковое изображение земной поверхности на плоскости» (Салищев, 1971, с. 8).

Но даже и в новых исторических условиях, как видно из определения, карта сохраняет образную составляющую. Вместе с тем образность карт стала «плоской», эстетической и, за исключением специальных тематических карт, как правило, лишенной историко-культурного и этнокультурного содержания. Это связано как с объективным процессом специализации науки, так и специфическим для России (СССР), инициированным сверху процессом дегуманизации географии и резким усилением ее природного (натуралистического) начала.

Картография советского периода в своих методологических построениях была ориентирована прежде всего на физическую географию (Салищев, 1971).

Новые технические возможности картографии привнесли компьютерные технологии. Создана новая наука, изучающая общие свойства всех пространственных изображений, карт, электронных карт, космических снимков, компьютерных анимаций, трехмерных моделей – геоиконика (Берлянд, 1996). В рамках этой науки развивается теория графических и картографических образов. Под графическим образом понимается «… структура, которая отображает реальную или абстрактную геоструктуру (геосистему), являющуюся ее прообразом (Берлянд, 1996, с. 128). Иначе говоря, контур на карте должен отражать какой-то контур на местности – город, озеро лесной массив и т.п. Картографический образ трактуется как «… пространственная знаковая комбинация (композиция), воспринимаемая читателем или читающим устройством (Берлянд, 1996, с. 130). К примеру, два картографических знака на карте, изображающих населенные пункты, порождают у читателя (карты!) представления об их взаимном расположении, расстоянии между ними, положении относительно географических координат.

Представленные определения графических и картографических образов подчеркивают сильное воздействие физической географии на теорию современной картографии.

Наряду с геоиконикой для решения задач образного моделирования значительный интерес представляет другое картографическое направление – анаморфическое картографирование. Сущностное определение анаморфозы, определение актуальное и для современных компьютерных технологий, дал В.И. Даль. Анаморфоза или безобрза (так у В.И. Даля) – безобрзная (а значит, и безбразная – В.К.), но правильно искаженная картина, принимающая в граненом или гнутом стекле свой вид (Даль, 1956). Гениальность автора проявилась не только в гуманитарной сфере, но и в современной картографии:

именно на таких принципах построена одна из методик получения пространственных анаморфоз (Гусейн-Заде, Тикунов, 1999). Если в геоиконике моделирование картографических образов идет в направлении усложнения визуально воспринимаемых изображений Земли (с помощью компьютерных моделей создаются двухмерные, трехмерные, четырехмерные и т.п. модели), то анаморфическое картографирование работает с пространством и реально его трансформирует.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 

Похожие работы:

«1920 год 20 марта/2 апреля. Известия, привезенные из Москвы, убеждают, что Кизеветтер был арестован в связи все с тем же делом об общественных деятелях1. П. рассказывал мне по этому поводу любопытные вещи о том, как жена Л. выдала его из ревности. О русская неряшливость и легкомыслие! Затем разговор перешел вообще на русскую и специально кадетскую кружковщину, которая пронизала и Земский и Городской союзы: чтоб так преуспеть, надо было принадлежать [к] группе Русских Ведомостей или к кадетской...»

«РАЗДЕЛ 1. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ Глава 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ Статья 1. Земельный фонд Республики Казахстан 1. Земельный фонд Республики Казахстан в соответствии с целевым назначением подразделяется на следующие категории: 1) земли сельскохозяйственного назначения; 2) земли населенных пунктов (городов, поселков и сельских населенных пунктов); 3) земли промышленности, транспорта, связи, обороны и иного несельскохозяйственного назначения; 4) земли особо охраняемых природных территорий, земли...»

«А. С. Ахиезер Социокультурный словарь по книге Критика исторического опыта Основные термины, используемые в книге А.С. Ахиезера Критика исторического опыта Данный текст получен путем сканирования 3-го тома (Социокультурный словарь) первого издания книги Критика исторического опыта (1991 г.). В связи с трудностями сканирования, приносим извинения за большое число опечаток и отсутствие нескольких статей, не поддавшихся сканированию. АБСТРАКТНОСТЬ - характеристика культуры, социальных отношений,...»

«Русская кухня в изгнании Петр Вайль Александр Генис Русская кухня в изгнании — не просто поваренная книга. Она удовлетворит самым взыскательным требованиям: ведь именно душа, загадочная русская, и является потаенным предметом исследования этого небольшого очаровательного шедевра. ДУШИ ПРЕКРАСНЫЕ ПОРЫВЫ Японцы, признаваясь в любви, прикладывают ладонь не к сердцу, а к желудку. Они уверены, что душа находится в животе. Поэтому и делают харакири, выпуская душу на волю. Весьма мучительный способ...»

«Введение к первому тому. Общие замечания. Возможность написания этого труда возникла в результата многолетней серьезной работы большого коллектива сотрудников Института востоковедения Академии наук СССР и других научных учреждений над подготовкой обширной документированной многотомной Истории древнего Востока. Однако публикация последней рассчитана на историков-специалистов. Поэтому наша редакционная коллегия и группа авторов решили предложить вниманию читателей настоящее издание, обращенное к...»

«ПЕРВЫЕ РОМАНОВЫ *Рассмотрите историческую ситуацию и ответьте на вопросы. Ученый Г.В.Вернадский в своей книге Московское царство отмечает, что в первой половине XVII в., в период правления Михаила Романова, на Руси установилось двоевластие царя и патриарха. На чем было основано это суждение? Приведите не менее двух фактов. Приведите не менее двух положений характеризующих эволюцию государственного строя России и отношения государства и церкви во второй половине XVII в. ОТВЕТ: Может быть...»

«Артюхин В. В. А86 РЕАЛЬНОСТЬ 2.0b. Современная история информационного общества / В. В. Артюхин. М., 2011. — 432 с. ISBN 978 5 9902715 2 4 В книге изложен авторский взгляд на различные аспекты совре менного ИТ центричного мира. Информационное общество как тер мин имеет множество определений, но если предположить, что мы уже живем в нем, то становится легко выделить те стороны жизни индиви дов и общественного устройства, на которые за последние 20 лет су щественно повлияли информационные...»

«2 ОТЗЫВЫ НА ПЕРВОЕ ИЗДАНИЕ КНИГИ ПСИХОЛОГИЯ НАЦИОНАЛИЗМА Уважаемый Роман Людвигович! Закончил чтение Вашей книги Психология Национализма. Купил книгу в С.-Петербурге, на Невском. Читать начал в поезде. Чувства захлестнули мою душу. Не мог удержаться то от улыбки радости, то от слез. Ком в горле и чувство гордости распирали меня непрерывно. Как измученный духовной жаждой путник, не мог оторваться от страниц. Прервался только с наступлением ночи, но уснуть не мог. Все, о чем думал я, кратко и...»

«СИЛА ПРЕДАННОСТИ Мамлюки: в поисках истины Научно-литературное издание Суфий-табиб Нурсафардий Улугбек Кушкаров (Улуг зур-суфий) СИЛА ПРЕДАННОСТИ Мамлюки: в поисках истины Ташкент – 2010 В книге рассказывается о малоизвестных страницах далекого исторического прошлого Маверауннахра – Туркестана, о государствах, существовавших на их территории, об иностранных нашествиях и героических подвигах защитников родины. Также в ней подробно рассматриваются вопросы возникновения мамлюков и их роль в...»

«А.А. ШЕЙПАК ИСТОРИЯ НАУКИ И ТЕХНИКИ МАТЕРИАЛЫ И ТЕХНОЛОГИИ Часть первая Издание 2-е МОСКВА 2007 УДК 30.г ББК 63.3 Ш 39 Рецензенты: В.Б. Миносцев, проф., д-р физ.-мат. наук, зав. каф. Общая и прикладная математика Московского государственного индустриального университета; Д.В. Штеренлихт, д.т.н., проф. Московского государственного университета природообустройства Шейпак А.А. Ш 39 История науки и техники. Материалы и технологии: Учеб. пособие. Ч. I. – 2-е изд., с изм. и доп. – М.: МГИУ, 2007. –...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.