WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |

«КРУТОЙ ПОВОРОТ ЖИЗНЬ ВОЛЬФГАНГА ДИКА Christliche Literatur-Verbreitung e.V. Postfach 11 01 35 · 33661 Bielefeld издание первое 2005 © русского издания 2005 by CLV ...»

-- [ Страница 3 ] --

Узнав многое о жестокости этого человека, я решил жаловаться коменданту. Но мне не повезло. Человек, рассказавший мне о его проделках, был наблюдателем, специально приставленным ко мне руководством барака. Они узнали о моем намерении и вызвали меня в прачечную. Когда я шел туда, на меня напали и стали избивать. В конце концов меня бросили в бассейн с водой; шваброй, в которой был гвоздь, кто-то ударил меня по голове. В отчаянии я выбрался из бассейна и бросился к окну, чтобы позвать на помощь. Окно находилось напротив сторожевой вышки. Однако там стоял глухой солдат, который к тому же сам нередко участвовал в их проделках. Тогда старший по бараку, держась за оконный карниз, стал со злостью топтаться по моему телу.

Затем они привели парня, который спал надо мной, подозревая, что он что-то рассказал о них, и стали избивать его. И снова мне пришлось слышать беспомощные крики жертвы. Перед проверкой меня вернули в барак.

Однажды я услышал: «Дик, к коменданту!» Мои раны уже почти зажили, когда кому-то удалось пробраться к русскому коменданту и рассказать ему обо мне.

Руководство барака перепугалось. Молодой югослав оказался настолько глупым, что стал готовиться к возможному аресту в моем присутствии. Лагерное богатство, табак, он спрятал в портянку и, ухмыляясь, снова надел сапог.

Я пошел в комендатуру и в присутствии переводчика рассказал всё, что знал. Сразу же вызвали югослава.

Этого молодого, сильного, но легкомысленного парня русские любили за то, что он вместе с партизанами сражался против немцев. Он начал плакать и, играя на ненависти русских к немцам, жестикулируя руками и ногами, начал доказывать коменданту свою невиновность. Затем его вывели, и он с торжествующей улыбкой прошел мимо меня. К большому сожалению, я не понимал по-русски и потому не знал, что он наврал.

Тогда я выложил последний козырь: если человек считает себя невиновным, разве он будет готовиться к длительному аресту? Через переводчика я обратился к коменданту с просьбой, чтобы он приказал югославу снять правый сапог, и тогда он увидит, кто из нас говорит правду. Комендант сразу же бросился вслед за югославом и приказал ему снять сапог. Увидев такое количество табака, он убедился в его виновности.

Югослава сразу же заменили, и мы облегченно вздохнули.

Вскоре после этих драматических событий Гельмут и я были освобождены, так как наш срок заключения закончился. С согласия матери я отправился на запад и прибыл в лагерь в Мюнстере. Там меня допросили. Я рассказал свою историю и попросил разрешения обосноваться в Гамбурге.

БОЛЬШАЯ СВОБОДА ОКАНЧИВАЕТСЯ

РАБСТВОМ

Мне предоставили выбор: идти в сельское хозяйство или на стройку. Я выбрал сельское хозяйство, так как там было лучшее обеспечение продуктами, и прибыл в Алтенвердер к молодому крестьянину Отто Хармсу.

Там меня приняли, как сына. Моего нового хозяина раньше времени признали совершеннолетним, так как его отец погиб на фронте. Хозяйство вели тетя и бабушка.

Поначалу работа доставляла мне большую радость, но через полгода я уже не мог ее выносить. Самые убедительные доводы не могли удержать меня в деревне. Тетя была милой женщиной и связалась с моей матерью. Со слезами на глазах ехала она со мной через Эльбу, всё надеясь удержать меня. Но нет, я мчался навстречу своему несчастью. Меня, как магнитом, влек Гамбург и «большая свобода», которая для большинства оканчивается только большим рабством.

Я попытался жить по-своему, за счет других людей. Это предполагало и азартные игры. Однажды я проиграл 900 марок – для меня большие деньги. Так как у меня не на что было поесть, я был вынужден искать другой источник дохода и очень скоро оказался в руках мошенников, которые сразу почувствовали новичка.

Я специализировался на кражах с автозаправочных станций, но вскоре один ловкий владелец заправки поймал меня на месте преступления. Для меня, воспитанника приюта, очередное наказание не было трагедией. В этом исправительном учреждении я обучился портняжному ремеслу и стал шить вполне сносные брюки.

После освобождения меня снова поймали во время кражи на автозаправке. Несмотря на все попытки адвоката, которая трогательным образом защищала меня и доказывала мои права, я был осужден на три с половиной года тюрьмы. Все доводы адвоката разбивались о факты.

После вынесения приговора меня отправили в гуманное исправительное учреждение в Ноенгамме.

Однако вскоре я был доставлен в каторжную тюрьму Гамбурга, так как кто-то донес, что я готовлюсь к побегу.

Это обстоятельство особо не повлияло на мою жизнь, я не заметил большой разницы. Более того, часто я замечал, что так называемые каторжники ведут себя намного порядочнее, чем обыкновенные заключенные. Меня определили работать наборщиком в типографии. Это была в высшей степени интересная работа. Насколько я могу судить, она соответствовала моему развитию в то время. По крайней мере, мастер был доволен мною. Во мне зрело решение изучить эту профессию. Начальник учреждения тоже поддержал меня, но все получилось иначе. Согласно договоренности между соответствующими учреждениями в Гамбурге, Бремене и Киле, все каторжники должны остаться в Гамбурге, а остальные заключенные были распределены между другими исправительными учреждениями. Мы, конечно, восприняли это как своего рода депортацию, тем более что тюрьма в Бремене пользовалась плохой репутацией.

Когда мне сказали, чтобы я собирался с вещами, так как меня переводят в Бремен, я возмутился и пожаловался начальнику, ссылаясь на то, что учреждение, куда переводят меня, предназначено не для таких, как я, и что я хотел обучиться здесь профессии. Начальник пытался утихомирить меня, объясняя, что он ничего сделать не может.

– Успокойся, дело обстоит не так плохо, как ты себе представляешь,– говорил он.

Я не верил ни одному его слову. Для нас представители начальства всегда были врагами, и в гневе я начал всё крушить в моей камере. Что же я получил в итоге?

Изменилось ли что-нибудь? Во всяком случае лучше мне не стало. Единственное, что я получил,– это счет за поломанные вещи и ночь в карцере. Тот, кто хочет пробить стену головой, в конечном итоге набивает себе шишки. Но это познается на практике!

На следующее утро я проснулся в веселом настроении. Такая разрядка снимает внутреннее напряжение.

Как известно, такое случалось и с канцлером Бисмарком, который порою разбивал вазу о стену, после чего, успокоенный, мог продолжать свою работу.

Никто не знал, что еще может случиться в этот день, и меньше всех я, примирившийся с мыслью о переезде. По природе я сангвиник, то есть отношусь к разряду людей, которые быстро вспыхивают, но так же быстро успокаиваются и снова становятся вполне нормальными людьми, способными радостно идти своим путем.

Служащие тюрьмы также были рады перемене моего поведения. Я переоделся в гражданскую одежду и в хорошем расположении духа был готов к отправке в Бремен. «Почему бы не сразу так?» – любезно спросил меня один из служащих тюрьмы, и я в числе последних забрался в переполненный вагон.

Вагон был наполнен молодыми людьми с большими сроками; некоторые уже устраивали побег или, как я, подозревались в желании совершить его. Кто-то из них хорошо знал перегон от Гамбурга до Бремена и уже строил план побега. Меня тоже осторожно посвятили в этот план. «На таком-то километре поезд останавливается; здесь обычно из вагона выносят полное туалетное ведро. Дверь приоткроется, мы изнутри навалимся на нее (там будет всего один охранник), откроем и все вывалимся из вагона. Участвуешь с нами?»

Полный негодования против такой депортации, я согласился. Среди заключенных нашелся только один нежелающий участвовать в этом деле; он всё фиксировал в своей памяти, чтобы потом быть свидетелем против нас. Мы все знали это, но не могли заставить его принять участие в побеге, хоть заключенные и угрожали ему; он также не мог отговорить нас от этого шага.

Подъехав к намеченному нами месту, поезд, как обычно, остановился. Охранник осторожно приоткрыл дверь, чтобы взять из наших рук ведро. Я толкнул впереди стоящего заключенного, боксера из Кенигсберга, и дверь открылась. «На помощь! Они хотят сбежать!» – закричал перепуганный охранник своим коллегам. Но вместо того, чтобы освободить своего товарища, те стали закрывать дверь вагона. Оказавшийся среди нас охранник опасался за свою жизнь, хотя никто не хотел отнимать ее у него.

После короткой рукопашной схватки куртка охранника распахнулась, и я увидел у него на боку портупею. «Пистолет!» – пронеслось у меня в голове. Это не было запланировано. В следующий момент пистолет оказался в моих руках. Между тем охранника отпустили, и он в бешенстве распахнул дверь и выпрыгнул из вагона. Некоторые заключенные выпрыгнули за ним. Два других охранника бросились в канаву. У них тоже было оружие. Итак, оружие против оружия; трое охранников и полный вагон опасных преступников.

Однако ничего не случилось. Я передал пистолет дальше, и он пошел по кругу. Никто не хотел удержать его у себя. Поняв, что дело принимает серьезный оборот, все мы желали только одного – спрятаться. В гневе я еще раньше разбил стекло в окне вагона. Зачинщик всей этой заварухи взял пистолет и протянул его охранникам.

Когда пистолет снова оказался у охранников, они взяли инициативу в свои руки. Они потребовали, чтобы мы зашли в вагон. Зашли все, кроме меня. Мне всё стало безразлично. Охранники пригрозили, что будут стрелять, если я не зайду в вагон. Действительно, через несколько секунд пуля, пролетев над моей головой, пробила стенку вагона. Я зашел в вагон. Дверь закрылась, засов задвинулся. Мятеж был подавлен.

Подъехала полицейская машина, но к тому времени всё кончилось. В Бремене нас уже ожидали. Охранники стояли наготове. Все, кроме Дика и Рихтера, кенигсбергского боксера, должны были покинуть вагон. Затем вывели боксера. Я только услышал крик, и все смолкло. Позже я узнал, что когда Рихтера хотели поколотить, он сломал одному охраннику челюсть и разбил очки, после чего его жестоко избили. Позднее тюремный врач рассказал мне, что даже во времена нацистов не видел, чтобы человек был так избит, как Рихтер.

Затем вывели из вагона меня, и я услышал: «Беги!

Беги!» Бежать нужно было сквозь строй вооруженных резиновыми дубинками охранников, причем каждый из них старался ударить насколько можно сильнее. В конце ряда виднелась открытая дверь в камеру. Я бежал так быстро, как только мог, и вбежал в камеру. За мной последовали трое охранников. «Если хотите, можете убить меня!» – вызывающе сказал я им. Мне всё было безразлично. Они и здесь били меня, после чего обследовали, не ранен ли я. Но, к моему счастью, и на этот раз все обошлось.

САМЫЙ ДОРОГОЙ КОСТЮМ В МИРЕ

Через несколько недель ожидания нас привезли в Гамбург. Там мы находились в одиночных камерах, ненавидимые всеми надзирателями за то, что сделали с их коллегами. Каждый из нас получил по три года каторжной тюрьмы. Процесс вел председатель земельного суда д-р Валентин. Когда был произнесен приговор, он вошел в помещение, где находились обвиняемые, приветствовал моего адвоката и протянул руку мне.

Пожимая мне руку, этот человек как бы хотел сказать:

на основании закона я вынужден строго осудить тебя, но чисто по-человечески мне тебя жаль.

Теперь впереди меня ожидало шесть с половиной лет лишения свободы. В общей сложности я провел за решеткой одиннадцать лет. Я носил самый дорогой костюм в мире – голубую униформу, за которую заплатил своей свободой, честью, одиннадцатью годами своей молодой жизни. Чего же я достиг? Я всё испортил. Я был ограничен пространством в несколько квадратных метров и зарабатывал несколько пфеннигов в день. Свобода – высшая ценность, а я на шесть с половиной лет потерял ее.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |
 


Похожие работы:

«СОДЕРЖАНИЕ • Вианор Пачулиа и его книги. Г. Д. Гулиа 3 • Из истории русско-абхазских литературных связей 5 • Александр Бестужев-Марлинский 15 • Владимир Соллогуб 19 • Антон Чехов 22 • Максим Горький 27 • Владимир Тан-Богораз 34 • Алексей Толстой 39 • Александр Серафимович 42 • Владимир Маяковский 45 • Василий Каменский 49 • Константин Паустовский 53 • Дмитрий Фурманов 56 • Александр Фадеев 61 • Константин Федин 64 • Леонид Леонов 68 • Николай Тихонов 71 • Константин Симонов 76...»

«Чуковский бережно хранил в своем архиве письма от Александра Блока и его родных. Часть этих документов опубликована (см. кн. 2, с. 232). Однако сохранились не только блоковские письма, но также его заметки и наброски. В архиве Чуковского оказались и деловые записочки Блока к Е. П. Струковой (секретарю издательства Всемирная литература) и два письма от матери Блока. Эти разнородные документы прямо не связаны друг с другом. Их объединяет причаст­ ность к личности Блока, к его биографии. Заметки...»

«Дармодехин С. В. Семья в системе социальных отношений современного общества В статье обосновывается важность выстраивания особой, дифференцированно представ ленной в социальной политике государства семейной политики. Семья рассматривается как активно действенный социальный институт от характера функционирования которого как микросоциума, воспроизводящего социальный опыт, социальные отношения, в значительной мере зависят особенности и успехи развития общества. Семья — исторически возникший...»

«Владимир Макарчук Государственно-территориальный статус западно-украинских земель в период Второй мировой войны Историко-правовое исследование Москва 2010 УДК 94 (477.8)“1939/45” ББК 63.3(4 Укр)62 М 15 М 15 Макарчук В. С. Государственно-территориальный статус западно-украинских земель в период Второй мировой войны: Историко-правовое исследование / Пер. с укр. Образец В. С. Фонд Историческая память. М., 2010. 520 с. Современная граница Украины, Белоруссии и Литвы с Республикой Польша...»

«СОЦИОЛОГИЯ СЕМЬИ Цикл лекций Минск, 2011 Оглавление Введение Глава 1. Условия жизни семьи как категория и предметная область Глава 2. Структура семьи как категория и ее составляющие Глава 3. Функции семьи как категория и содержание функций Глава 4. Образ жизни семьи Глава 5. Успешность брачно-семейных отношений и семейное неблагополучие Глава 6. Брачно-семейная идеология и ценности Глава 7. Жизненный цикл семьи Глава 8. Тенденции развития брачно-семейных отношений Заключение Введение Книга...»

«Москва Издательство Сфера 1996 Оккультный Мир Е.П.Блаватской Оккультный мир Е.П. Блаватской. Сборник. Пер. с англ. – М.: Сфера, 1996. – 512 с.: илл. – (Серия Белый Лотос). Составитель Дэниэл Х. Колдуэлл. Перевод Олега Матвеева. В этой книге история жизни Е.П.Блаватской рассказана словами тех, кто знал ее. Эти личные воспоминания более пятидесяти современников Е.П.Блаватской дают живой портрет одной из самых экстраординарных и противоречивых личностей XIX века. Елена Петровна Блаватская...»

«Нестор-История Санкт-Петербург 2010 УДК 61(075.8) ББК 5гя73 Б90 Утверждено к печати решением Ученого совета Санкт-Петербургского филиала Института истории естествознания и техники РАН от 23 марта 2010 г. Р е ц е нз е нты : профессор Санкт-Петербургской государственной педиатрической медицинской академии, доктор мед. наук Г.Л. Микиртичан; профессор Военно-медицинской академии, доктор мед. наук, генерал-майор медицинской службы А.М. Шелепов; ст. научный сотрудник СПб ФИИЕТ РАН, канд. биол. наук...»

«Новости образования Организаторы первого съезда учителей Москвы рассказали о его программе 10.10.13 РИА Новости...»

«МЕТОДОЛОГИЯ НАУКИ: ПРОБЛЕМЫ И ИСТОРИЯ Москва 2003 УДК 165 ББК 15.13 М 54 в авторской редакции Рецензенты доктор искусствоведения О.М.Генисареmскии доктор философских наук В.е Швырев Методолоrня науки: проблемы и история. М., 2003. - 342 с. м 54 в сборнике, позготовленном Ita основе 1101U1al\OB на ссминарс от­ дела философии НlУКИ 11 техники, представлены различные rюдходы к определению сушеСТВI и проблем методологии науки, ее ЮlIIМООТ­ ношений с онтологией теорией ес места в философии 1I...»

«Po.. Автор, название / Autor, nzev poet 1. Петросян, М. Дом, в котором. 1 2. Набоков, В. Совершенство 1 3. Гузеева, Н. Петя Пяточкин и веселая суматоха 1 4. Полжизни за коня 1 5. Колесов, В.В. Гордый наш язык. 1 6. Вербицкая, Л.А. и др. Давайте говорить правильно! Трудности современного русского произношения и 1 ударения 7. Крюкова, Т. Свистать всех наверх!: повесть-сказка 1 8. Крюкова, Т.Ш. Потапов, к доске!: рассказы, стихи 1 9. Никольская-Эксели, А. Приключения чёрной таксы: приключенческая...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.