WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |

«КРУТОЙ ПОВОРОТ ЖИЗНЬ ВОЛЬФГАНГА ДИКА Christliche Literatur-Verbreitung e.V. Postfach 11 01 35 · 33661 Bielefeld издание первое 2005 © русского издания 2005 by CLV ...»

-- [ Страница 2 ] --

ПОСЛЕВОЕННЫЙ БЕСПРЕДЕЛ

Это было неспокойное время. В последние дни перед окончанием войны в магазинах ничего не было. Повсюду царила полнейшая неразбериха. Немцы гнали пленных через нашу деревню, и те сотнями ночевали в нашем сарае. Будто сегодня вижу, как один русский копается в мусорном контейнере в поисках хоть чеголибо съестного.

Когда вечером я зашел в сарай, чтобы дать соломы нашим двум коровам, я сунул одному русскому свой бутерброд. В то время я не мог предположить, что скоро сам буду схвачен русскими и мне придется терпеть такой же голод.

В ночь перед наступлением американцев немцы погнали пленных дальше, и таким образом мы избежали большой опасности. Думаю, если бы все они остались в деревне, то произошла бы ужасная кровавая бойня.

Многие немецкие солдаты бросали свое оружие и прятали в сарае ценные вещи. Для меня это, конечно, было находкой.

После падения Германии наша окрестность оказалась в руках поляков. Их солдаты воровали все, что можно было украсть, особенно велосипеды. Как-то мне предстояло поехать в селение, находящееся от нас на некотором расстоянии, чтобы сделать кое-что для моего хозяина. Дорога туда вела через расположение поляков. Так как у моего хозяина была одна нога, он пользовался специальным велосипедом. Я решил ехать на этом велосипеде, полагая, что поляков такой транспорт вряд ли заинтересует.

Набравшись храбрости и вооружившись резиновой дубинкой, спрятанной в сапог, я отправился в путь.

Когда я проезжал мимо расположения поляков, они заметили меня и потребовали отдать им велосипед.

Я вытащил свою резиновую дубинку, но, прежде чем смог размахнуться ею, поляки набросились на меня, разоружили и хорошенько отколотили.

Весь в синяках и царапинах, я вернулся к хозяину.

Он не стал много говорить, так как предвидел это и предупреждал меня о последствиях.

В те дни многое «организовывалось»; позже такие действия снова стали называть воровством. Но тогда все что-то организовывали, и лишь немногие могли противостоять этому искушению. Что касается меня, я даже находил в этом удовольствие. Некоторые из авторитетных организаторов становились обыкновенными ворами, из защитников отечества – убийцами. Все законы попирались, вседозволенность стала нормой жизни.

Я не могу оправдываться, ссылаясь на наследственные факторы или неблагоприятную среду. Факты преступности среди добропорядочных граждан, выросших в благополучных семьях, опровергают теорию влияния среды.

Однажды я пробрался к американцам и нашел их вещевые мешки, где они хранили свои «сувениры» и другие ценные вещи. Перебрав их содержимое, я выбросил в солому все, что мне не понравилось. Себе я взял шоколад, жевательную резинку и сигареты. Я проделывал это несколько раз, и все шло хорошо, пока американцы меня не поймали. В отместку они выбрили мне лысину на голове и отпустили. После такого позора я не осмелился возвратиться в свою деревню и, ни с кем не попрощавшись, убежал куда глаза глядят.

В Ганновере я тоже что-то украл, был пойман, но отделался благополучно. Затем недалеко от Брауншвайга я устроился в одну строительную фирму. За усердие в работе шеф похвалил меня и дополнительно к зарплате дал карточки на курево. С этими карточками я поехал на главный вокзал Брауншвайга – близлежащий черный рынок. Там еще все было в развалинах, но собиралось множество людей. Это место служило перевалочной базой с востока на запад. Тот, у кого были деньги, мог купить все.

Мои карточки были ходовым товаром, и я их продал.

Однако вскоре деньги кончились, и я снова стал искать возможность, где бы их приобрести без особых трудов. С одним сообщником мы стали воровать с близлежащей фабрики мешки с крупой. Это продолжалось недолго: нас поймали.

Всё, в том числе и наказание, начинается с малого.

В немецком уголовном праве приговор в большей мере зависит не от степени причиненного вреда, а от количества совершенных преступлений. За мелкую кражу можно получить большой срок, если тебя ловят уже не первый раз. Так что, можно сказать, в том случае я легко отделался.

Перед тем, как я должен был освободиться, из Восточного Берлина приехала моя мать, чтобы встретить своего единственного сына. Она хотела, чтобы из меня что-то получилось, и взяла меня к себе. Я должен был да и хотел учиться и вскоре нашел место ученика на фирме «Ланге и К°», где из корпусов гранат изготовляли по заказу Советского Союза прессы для отжима масла. Здесь работал один паренек, который жил рядом с нами. Моя мать не хотела иметь с этой семьей ничего общего. Но Гельмут, как и я, тоже воспитывался в приюте, и мы с полуслова понимали друг друга.

Однажды Гельмут пригласил меня на дело. Во время монтажных работ в расположенной неподалеку русской комендатуре он заглянул в квартиры русских офицеров и увидел, что там есть. Он предложил мне пойти с ним и обворовать их. Сказано – сделано.

У меня не было ни страха, ни угрызений совести, ни мыслей о матери. Я потому подчеркиваю это, что здесь ясно вырисовывается, каким мертвым во грехах был мой ветхий человек. Мне было чуждо чувство долга; в заботе матери обо мне я видел лишь надоедливое опекунство. В то время я не находил причины для благодарности ей.

Итак, среди белого дня мы отправились на это дело.

Напротив комендатуры патрулировал русский солдат, вооруженный автоматом. Мы вели себя свободно, делая вид, что живем в этом доме. Не оглядываясь, мы зашли в дом и сразу же поднялись на четвертый этаж.

Мой сообщник знал, что в это время в квартире никого нет. Он открыл дверь: в конце концов, он был слесарем и понимал толк в этом ремесле.

Мы взяли чемоданы русских и набили их всевозможными вещами, такими как кожаные пальто, часы, сигареты и т.п. Набралось два полных чемодана. Затем мы вышли из квартиры и стали спускаться. Все шло хорошо, как вдруг внизу раздались громкие шаги. Назад идти некуда, значит, только вперед, вниз!

Нам не повезло, так как навстречу поднимались именно владельцы чемоданов. Русские, должно быть, очень удивились, увидев в наших руках свои чемоданы. Они схватили нас, и мы были вынуждены отнести всё наверх. Моему сообщнику пришлось показать, каким образом он открыл дверь, а затем он получил возмездие за свое умение. Они измолотили его по всем правилам искусства. Затем один из них взял его и подвел к окну. Гельмут кричал и «мама», и «папа» да так, как я еще никогда не слышал. Затем они отвели нас в подвал ГПУ.

До сих пор я отделывался сравнительно легко, но там и я получил свою долю побоев. В ГПУ мы оставались по меньшей мере две недели. Вместе с нами находились русские солдаты, которые тоже в чем-то провинились. Мы мыли полы и выполняли прочие мелкие работы. Я наткнулся на бумагу, которой русские накрывали столы. Мы раздобыли также огрызок карандаша и написали записку родным, надеясь с кемнибудь передать ее. Но вокруг были одни русские.

Проходили дни за днями, а наши родители не получали от нас никаких известий.

Однажды поставщик угля начал высыпать свой груз прямо перед нашим окном. Это был шанс для нас.

Теперь или никогда! Мы бросили записку и наблюдали, как этот человек взял и спрятал ее. Вскоре пришли наши матери и потребовали свидания со своими сыновьями. В течение целого дня им упорно отказывали;

но затем начальник сжалился над ними, и нам дали свидание.

Матерям сказали, чтобы они принесли нам одеяла, постельное белье и туалетные принадлежности. Полагая, что нас отправляют в Сибирь, матери плакали и кричали от отчаяния. Начальник, сам родом оттуда, принес фотокарточки, желая утешить наших матерей.

Он говорил, что Сибирь – прекрасный край и там не так уж плохо.

Советский военный суд приговорил каждого из нас к одному году заключения в концлагере Закзенхаузена.

Но прежде, чем нас туда отправили, я впервые в жизни испытал, что значит быть христианином. Некоторые охранники находили удовольствие в том, чтобы каждый день пугать нас. Кое-кто пользовался возможностью отомстить нам, немцам. Связка ключей на длинной бечевке, раскрученная изо всех сил и затем ударяющая по пояснице – мало удовольствия. Когда открывалась дверь, мы начинали дрожать.

Однажды пришел монгол. Эти люди с застывшей улыбкой, узкими глазами и дерзким выражением лица нагоняли особый страх. Но этот человек показал нам распятие, которое носил под одеждой, и на ломаном немецком языке сказал: «Я христианин, я христианин!» В то время я не понимал, что это означает, но сразу почувствовал: этот человек нас бить не будет!

КОНЦЛАГЕРЬ В ЗАКЗЕНХАУЗЕНЕ

В один из холодных зимних дней перед нами открылись ворота концлагеря в Закзенхаузене. В передних бараках содержались так называемые политические, а в дальних – уголовные заключенные. В этих бараках мы, как селедки, лежали на деревянных нарах без матрацев и без соломы.

Первое, что мы увидели,– это распухшие трупы.

Тех из нас, кто мог говорить по-русски, использовали для охраны отдельных бараков. За это охранники получали чуть больше еды: ломоть ячменного хлеба, немного сахара и джема. Но эта добавка была за счет уменьшения порций других заключенных. Питание было настолько скудным, что многие умирали от голода. Помню, как однажды утром обнаружил, что мой сосед, бывший мясник, лежит рядом мертвый: он умер от заворота кишок.

Лагерь был переполнен; я слышал, что число заключенных – тридцать две тысячи. Нас мучили слухи и страхи. У многих срок заключения составлял 10, а то и 25 лет. Причины были абсурдными. Сенаторы Грель и Муленбринк, замешанные в картофельной спекуляции, получили по одному году каждый. А адвокат и один еврей, проходящие по тому же делу, получили по пять лет.

Другие получили по году только за украденное ведерко варенья. Здесь находились и некоторые нацисты, правда, таких было немного. Адреса кое-кого из этих людей я зашил в свой ботинок и позже вынес на свободу.

С самого начала я был зачислен в охрану, то есть в число привилегированных людей, что давало шанс на выживание. Благодаря воспитанию в приюте я был хорошо подготовлен к такой должности.

Один из заключенных нашего барака, несмотря на все обыски, сумел сохранить несколько листов Нового Завета. Это был пастор. Не знаю, почему он оказался среди нас. Но я и сегодня помню, как вокруг него собирались люди. В то время я не вполне понимал, что, собственно, там происходило, но сегодня знаю, какое утешение исходило от Слова Божьего в той юдоли страдания.

Вскоре всех так называемых «краткосрочников»

отделили от остальных заключенных. Сразу же поползли всевозможные слухи, и хотя никто не знал ничего определенного, некоторые уже праздновали освобождение. Я тоже относился к числу «краткосрочников», у которых был срок от года до пяти лет. Но вместо освобождения нас просто перевели в другой барак, где обосновались сотни таких, как мы.

Старшими в нашем бараке были югославы. То, что пришлось пережить в этом бараке, я запомнил на всю жизнь. Здесь человека узнаёшь так, как не узнаешь ни из одной книги. Один парень из числа охраны, который спал над нами, рассказал мне кое-что о том, что вытворяло лагерное начальство. Справедливости искать было негде. Да и как можно было говорить с комендантом лагеря, если не знаешь русского языка? К тому же все они были заодно.

Один молодой югослав, фанатично ненавидевший немцев, начал заниматься запрещенным промыслом.

Он выменивал у заключенных на табак сапоги, кожаные куртки, золотые зубы и тому подобные вещи. К тому же этот молодой человек испытывал дьявольскую радость, муштруя молодых и старых, ослабевших от голода узников, если они недостаточно быстро выходили на проверку.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |
 


Похожие работы:

«Фабра А.Я. в полной мере можно отнести к числу видных государственных деятелей России XIX в. Его деловые качества в свое время по достоинству оценил Новороссийский генерал-губернатор М.С. Воронцов. Именно он содействовал росту карьеры чиновника. Служебная и общественная деятельность, а также научные увлечения А.Я. Фабра были связаны с тремя регионами южной России, а именно: Таврической губернией, Одессой и Екатеринославской губернией, в каждой из которых он оставил о себе добрую память. До...»

«12 декабря 1993 года КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30.12.2008 N 6-ФКЗ и от 30.12.2008 N 7-ФКЗ) Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле, утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие, сохраняя исторически сложившееся государственное единство, исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов,...»

«Дон и Москва ЗНАЧЕНИЕ КАЗАКОВ В ЖИЗНИ РОССИИ КНИГА V ПАРИЖ 1957 ИЗДАНИЕ АВТОРА. ОТ АВТОРА. В великороссой среде, как здесь, заграницей, так и там, в СССР, отношение к Казакам отрицательное, часто даже враждебное, вследствие чего значение Казаков в жизни России ими замалчивается. (Напр., в Учебнике Истории СССР в войне 1812 года имя Платова не упоминается) Самим же Казакам своей историей заниматься запрещали; поэтому автор собрал в одном месте все те известные исторические факты, которые влияли...»

«НАЧАЛО ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ: СОВРЕМЕННАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ СБОРНИК ОБЗОРОВ И РЕФЕРАТОВ МОСКВА 2 011 ББК 63.3(2)622 Н 36 Серия История России Центр социальных научно-информационных исследований Отдел истории Ответственный редактор – канд. ист. наук. М.М. Минц Начало Великой Отечественной войны: СовреН 36 менная историография: Сб. обзоров и реф. / РАН. ИНИОН. Центр социал. науч.-информ. исслед. Отд. истории; Отв. ред. Минц М.М. – М., 2011. – 160 с. – (Сер.: История России). ISBN...»

«ЕЛАГИНСКИЕ ЧТЕНИЯ Выпуск VI Санкт-Петербург 2013 УДК 359(470+571)(091) ББК 63.3(2)+68 Составители кандидат исторических наук М.Е. Малевинская, Ю.Т. Вартанян Научный редактор кандидат исторических наук С.В. Чернявский Елагинские чтения. Выпуск 6. – СПб.: ООО ИТД ОСТРОВ, 2013. – 128 с., илл. Шестые Елагинские чтения, проходившие в 2013 году, были посвящены теме Дальние плавания российских моряков. Книга предназначена специалистам и всем интересующимся историей российского военно-морского флота....»

«Е. М. Мелетинский О ЛИТЕРАТУРНЫХ АРХЕТИПАХ Москва 1994 ББК 8 М 04 Мелетинский Е. М. О литературных архетипах / Российский государственный гуманитарный университет. — М., 1994. — 136 с. (Чтения по истории и теории культуры. Вып. 4). ISBN 5-7281-0067-8 Издание осуществлено при финансовом содействии Международного фонда Культурная инициатива © Российский государственный ISBN 5-7281-0067-8 гуманитарный университет, 1994 Часть первая О происхождении литературно-мифологических сюжетных архетипов...»

«Русское сельскохозяйственное представительство в Америке (в свете переписки Н.И. Вавилова и Д.Н. Бородина) Э.В. ТРУСКИНОВ Авторское предисловие Данная книга призвана осветить более подробно, хотя и в сжатой форме, историю поездки Н.И. Вавилова в США в 1921 г. и организацию в Нью-Йорке Отделения прикладной ботаники, созданного для обмена между двумя странами семенами растений и научной литературой. Поскольку экономическое положение России только что вышедшей из братоубийственной и разорительной...»

«ПРИКЛЮЧЕНИЯ ФАНТАСТИКА НА СУШЕ и НА МОРЕ ПОВЕСТИ РАССКАЗЫ ОЧЕРКИ С ТАТ ЬИ ИЗДАТЕЛЬСТВО МЫСЛЬ МОСКВА. 1968 Р2 Н 12 ГЛАВНАЯ РЕДАКЦИЯ ГЕОГРАФИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Редакционная коллегия: Н. Я. Б О Л О Т Н И К О В (составитель), П. Н. Б У Р Л А К А, И. А. Е Ф Р Е М О В, Б. С. Е В Г Е Н Ь Е В, И. М. З А Б Е Л И Н, А. П. К А З А Н Ц Е В, С. М. К У М К Е С, Н. Н. П Р О Н И Н (ответственный секретарь), С. М. У С П Е Н С К И Й На cyшe и на море. Повести, Рассказы. H12 Очерки. Статьи. Ред. коллегия: Н....»

«КОЧЕРБАЕВА РУМИЯ НИКОЛАЕВНА ДИПЛОМНАЯ РАБОТА ИСТОРИЯ И ОСОБЕННОСТИ ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В ЕВРОПЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХХНАЧАЛЕ ХХI вв Научный руководитель: Доктор исторических наук, доцент Гарунова Нина Нурмагомедовна 2010 План Введение..3 Глава I. Обзор основных тенденций развития стран Запада в 40гг. в. и начало интеграционных 50-е XX процессов..6 Глава II. Развитие стран Евросоюза в период развития индустриального общества.. 15 2.1 Экономическое развитие и интеграционные процессы в конце...»

«СЕРИЯ ИСТОРИЯ КАВКАЗА РАУФ А. ГУСЕЙН-ЗАДЕ КАВКАЗ И СЕЛЬДЖУКИ Баку Кавказ 2010 Научный редактор Эльдар М.ИСМАИЛОВ Рецензенты доктор исторических наук, профессор Нодар Н.ШЕНГЕЛИЯ (Грузия) кандидат исторических наук, доцент Юнис М.НАСИБЛИ (Азербайджан) Рауф А. Гусейн-заде. Кавказ и сельджуки. Баку, Кавказ, 2010. – 272 с. ISBN 9952-432-37-2 Предлагаемое вниманию исследование является первой попыткой научной интерпретации истории взаимоотношений сельджуков и народов Кавказа в XI–XII веках. В эти...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.