WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 45 |

«РОССИЯ И ТИБЕТ СБОРНИК РУССКИХ АРХИВНЫХ ДОКУМЕНТОВ 1900-19 Москва Издательская фирма Восточная литература РАН 2005 УДК 94(47): 391/399 ББК.63.3(2) 52 Р76 Издание ...»

-- [ Страница 37 ] --

По окончании чтения письма Далай-Лама обратился с длинною речью к г. Беллю, который перевел ее так: «Его Святейшество выражает почтительнейшие чувства благодарности и глубокой преданности своей и всего тибетского народа Государю Императору, каковые чувства он просит вас повергнуть к стопам Его Императорского Величества, бесконечно тронутый Высочайшим вниманием. Среди превратностей судьбы мысль о том, что русский царь сочувственно относится к его печальной доле, ему крайне отрадна, и он неизменно будет руководствоваться во всех своих действиях Высочайшей волей».

На мой вопрос о том, какие планы у Его Святейшества на ближайшее будущее, Далай-Лама ответил мне, что он решил покинуть Даржилинг и переселиться в Калимпонг, так как сырой даржилингский климат вредно отзывается как на его здоровье, так и на здоровье его министров. Двое из них не вынесли продолжительного пребывания в этой сырой части Гималаев и умерли. Климат Калимпонга значительно суше и отчасти напоминает климат Лхассы. «К тому же, - добавил Далай-Лама, - Калимпонг, находясь у входа в долину Чумби на пути в Тибет, приблизит меня к Лхассе».

Спросив у г. Белля, не имеет ли он каких-либо возражений против моих расспросов, и получив от него ответ, что, напротив, он рад услышать о планах Далай-Ламы, вообще редко о них говорящего, я обратился к тибетскому Первосвященнику с вопросом о том, как скоро может состояться возвращение Его Святейшества в Лхассу.

«Если бы это зависело от меня, - сказал Далай-Лама, - то, конечно, я не замедлил бы тотчас же выехать в мой город. Но к чему говорить об этом, если у моего народа пока нет возможности обеспечить мне неприкосновенность в Лхассе. Хотя в Тибете в настоящее время едва ли наберется и тысяча китайских солдат и владычество Китая над моей страной является лишь номинальным, тем не менее без посторонней помощи мне трудно будет возвратиться в Лхассу. Будь у моего народа оружие, ему не стоило бы больших усилий отстоять свою независимость при поддержке России и Англии».

Видя, что беседа моя с Далай-Ламой вступает в область вопросов политического характера, обсуждать которые я не был уполномочен Вашим Превосходительством, я попросил г. Белля передать Его Святейшеству, что посещение мое отнюдь не носит на себе характера политической миссии и состоит лишь в передаче ему Высочайшего письма и что поэтому мне было бы трудно сказать что-либо определенное относительно нашей совместной с Англией политики в Тибете.

Г[-н] Белль, по-видимому, был очень рад тому, что я подчеркнул отсутствие всякого политического характера данного мне поручения, так как хроническая боязнь индийского правительства, как бы иностранный консульский представитель не выступил в роли политического агента своего правительства, и была, смею думать, главной причиной первоначального нежелания местных властей устроить мое свидание с Далай-Ламой. В заключение нашей беседы Его Святейшество сказал мне, что он выразит Его Императорскому Величеству свою глубокую благодарность за участие к его судьбе в собственноручном письме и будет ходатайствовать перед русским правительством об оказании им, совместно с великобританским, давления на пекинское правительство, дабы последнее отказалось от своих притязаний на Тибет и разрешило Его Святейшеству возвратиться в Лхассу.

Откланявшись Далай-Ламе, я вступил, согласно обычаю и по предложению г-на Белля, выказывавшего мне все большее доверие, в беседу с министрами Его Святейшества князьями Шарак и Шаган, с большим интересом осведомившимися о России. Не владея тибетским языком и не будучи поэтому в состоянии изменить тему разговора, если бы он принял нежелательное для меня направление, я поневоле выслушал длинное повествование моих собеседников о китайских несправедливостях и жестокостях в Тибете. По-видимому, г. Белль получил инструкцию дать министрам возможность высказаться, но я, во избежание противоречия между вышеприведенным моим заявлением Далай-Ламе об отсутствии у меня всякой политической миссии и моей дальнейшей тактикой, предоставил г-ну Беллю вести разговор и ограничился лишь обычными фразами, требуемыми вежливостью.

При прощании в ответ на расспросы министров о ходе англо-русских переговоров о Тибете я опять сказал, что мне об этом ничего не известно и что все переговоры ведутся обыкновенно непосредственно между Императорским и Королевским правительствами в С. Петербурге и Лондоне.

Резюмируя вышесказанное, я не могу не прийти к выводу, что свидание мое с Далай-Ламой произвело как на Его Святейшество, так и на индийское правительство самое благоприятное впечатление. Если англо-индийские власти сначала отнеслись к моей поездке в Даржилинг с некоторым недоверием и даже были не прочь помешать ей под благовидным предлогом, то совершенно открытая прямая тактика, предписанная мне Императорским министерством, и то обстоятельство, что я подчеркнул отсутствие политического характера возложенного на меня поручения, окончательно рассеяли сомнения местного правительства относительно неуклонного соблюдения нами англорусского соглашения касательно Тибета. Присутствие при моем свидании с Далай-Ламой британского политического агента в Сиккиме не только в качестве переводчика, но и равноправного участника в беседе моей с тибетским Первосвященником как нельзя более соответствовало идее политической задачи нашего Генерального консульства в Индии.

Как это ни странно, г. Белль, подобно многим англо-индийским чиновникам, не представлял себе, что в состав населения Российской империи входит несколько миллионов ламаистов и что поэтому религиозная связь окраинных племен России с Далай-Ламой является вполне естественной и понятной. Обедая у него накануне моего отъезда из Даржилинга, я подробно объяснил ему сущность наших отношений с тибетским Первосвященником и, смею думать, г. Белль, как и не более его осведомленный об этом вопросе Иностранный департамент Индии, отныне будут с меньшим недоверием относиться к нашим сношениям с Далай-Ламой.

Если посещение мое Даржилинга послужило, как я уже имел честь упомянуть, к упрочению наших добрых отношений с местным правительством, то впечатление, произведенное на Далай-Ламу фактом передачи Его Святейшеству письма Государя Императора через русского консульского представителя в Индии, а не через английского политического агента, было самое выгодное для нас.

За последнее время связь наша с Далай-Ламой, по-видимому, начинала ослабевать. Хотя никогда не симпатизировавший англичанам тибетский Первосвященник принужден был поневоле считаться с ними, будучи, с одной стороны, их субсидируемым гостем, чтобы не сказать пленником, с другой же - под влиянием обещаний оказать Ему поддержку, обещаний однако весьма неопределенных.

Письмо Государя Императора, явившееся для Его Святейшества лучом надежды, несомненно, ободрило его и придало ему мужества для дальнейшей борьбы с превратностями судьбы. Искренность нашей политики в Тибете хорошо известна тибетскому народу, тогда как намерение англичан рано или поздно присоединить Тибет к системе государств-буферов не составляет для него тайны. Сравнительно недавняя экспедиция полковника Юнгэсбенгда в Лхассу, вызвавшая бегство Далай-Ламы оттуда, в достаточной степени открыла глаза тибетскому народу на тактику англичан по отношению к Тибету.

Если Его Святейшеству удастся в ближайшем будущем водвориться в Лхассе, опираясь на единодушную поддержку тибетцев, которым не так уж трудно будет скупить у деморализованных китайских войск оружие и изгнать китайцев из своей страны, то вопрос о дальнейшем международном положении Тибета может быть разрешен только лишь путем воздействия на китайское правительство.

Для нас, смею думать, было бы крайне полезным в предвидении будущего поддерживать надежду далеко не чуждого нам народа на попечение о нем. Престиж наш в Тибете велик, тогда как близость Индии и возможность наглядно убедиться, какими ничтожными средствами располагает Англия для поддержания своего владычества в трехсотмиллионной империи, населенной робкими и беззащитными индийцами, конечно, не могут способствовать представлению об ее величии среди тибетцев.

Сознание того, что русский царь не забывает о судьбе тибетского народа, для народа этого является гораздо большей нравственной поддержкой, чем тысяча рупий в месяц, даваемая индийским правительством низверженному Духовному Владыке Тибета.

В заключение позволю себе упомянуть, что во время моего пребывания в Даржилинге около гостиницы, где я остановился, толпились проживающие в этом городе тибетцы, желавшие увидеть русского консула и поднести ему традиционный хадак.

Не находя причины отказывать им в этой просьбе, я принимал всех их без исключения и в свою очередь вручал им ответные хадаки, что, по тибетским понятиям, считается большой честью.

Далай-Лама выехал в Калимпонг 29/11 января/февраля на рассвете, провожаемый ламами, эскортом и толпой народа, оказывавшего ему царские почести. Англо-индийская печать, ежедневно помещающая на своих столбцах самые мелкие подробности, относящиеся к жизни Далай-Ламы, обошла полным молчанием мое свидание с ним.

О пребывании Его Святейшества в Калимпонге и о дальнейших событиях в Тибете я буду иметь честь донести Вашему Превосходительству дополнительно.

С глубочайшим почтением и таковою же преданностью имею честь быть, Милостивый Государь, Вашего Превосходительства покорнейшим слугою.

Сбоку у начала текста стоит знак, свидетельствующий, что документ читал царь Николай П.

АВПРИ, ф. Китайский стол, on. 491, д. 1458, л. 299-306 и об. Подлинник.

Калимпонг - индийский город на границе с Сиккимом.

№ 1912 г. апреля 8. - Декрет временного президента Китайской Республики Юань Шикая о том, что Тибет, Монголия и Восточный Туркестан являются территориями Китая и будут управляться так же, как и провинции Внутреннего Китая В настоящее время, когда пять народностей составляют единую республику, Монголия, Тибет и Туркестан должны составлять на общих основаниях территорию Китайской Республики, а населяющие их народности: монголы, тибетцы и мусульмане - считаться гражданами Китайской Республики, вследствие чего не должны более быть применяемы к ним такие наименования, употреблявшиеся при монархическом строе, как колониальные, вассальные и т[ому] под[обные] владения. Отныне впредь в отношении управления Монголией, Тибетом и Туркестаном должен быть выработан такой порядок, который содействовал бы объединению как внутреннего управления государством, так и всех населяющих его народностей. Республиканское правительство, не создавая особого министерства для заведования делами, касающимися управления колониями, имело этим в виду рассматривать Монголию, Тибет и Туркестан наравне с провинциями Собственно Китая, а потому в будущем управление всеми названными местностями имеет входить в область внутреннего управления. Ныне коалиционное правительство2 уже организовано, поэтому дела Министерства колоний имеют теперь отойти в ведение Министерства внутренних дел; что же касается вопросов, входящих в компетенцию других министерств, то таковые по-прежнему должны находиться в ведении подлежащего ведомства. Пока же общего положения касательно внутреннего управления еще не выработано, дела, касающиеся Монголии, Тибета и Туркестана, должны быть разрешаемы на основании прежних законоположений3.

Перевод верен. Н.Колесов (драгоман Российской миссии в Пекине).

АВПРИ, ф. Миссия в Китае, on. 491, д. 341, л. 280-281. Перевод с китайского, современный подлиннику.



Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 45 |
 


Похожие работы:

«Дон и Москва ЗНАЧЕНИЕ КАЗАКОВ В ЖИЗНИ РОССИИ КНИГА V ПАРИЖ 1957 ИЗДАНИЕ АВТОРА. ОТ АВТОРА. В великороссой среде, как здесь, заграницей, так и там, в СССР, отношение к Казакам отрицательное, часто даже враждебное, вследствие чего значение Казаков в жизни России ими замалчивается. (Напр., в Учебнике Истории СССР в войне 1812 года имя Платова не упоминается) Самим же Казакам своей историей заниматься запрещали; поэтому автор собрал в одном месте все те известные исторические факты, которые влияли...»

«Теплообмен в поршневых двигателях Научное направление теплообмен в поршневых двигателях в России имеет вековую историю и опирается на фундамент, первый камень в который заложен трудами профессоров МГТУ (тогда еще ИМТУ) им. Н.Э. Баумана В. И. Гриневецкого и Н.Р. Брилинга. Кафедра Поршневые двигатели МГТУ им. Н.Э. Баумана и в настоящее время является ведущей в этой актуальной и быстро развивающей области науки. К сожалению, не то что отметить, но и перечислить в одной статье все достижения...»

«УДК 327 ББК 66.4 П 18 JEAN PARVULESCO Vladimir Poutine et L’Eurasie Перевел с французского В. И. Карпец Защиту интеллектуальной собственности и прав издательской группы Амфора осуществляет юридическая компания Усков и Партнеры Парвулеско, Ж. П 18 Путин и Евразийская империя : [сборник статей] / Жан Парвулеско ; [пер. с фр. В. Карпеца ; под общ. ред. А. Г. Дугина]. — СПб. : Амфора. ТИД Амфора, 2006. — 447 с. — (Серия Кольцо власти). ISBN 5 367 00043 6 (рус.) ISBN 2 914157 13 4 (фр.) В книге...»

«NEW YORK OXFORD UNIVERSITY PRESS 1971 Поль де Ман СЛЕПОТА И ПРОЗРЕНИЕ Статьи о риторике современной критики САНКТ ПЕТЕРБУРГ ГУМАНИТАРНАЯ АКАДЕМИЯ 2002 УДК 821.0 ББК 83.3 (0) М 23 Перевод с английского Е. В. Малышкина Под общей редакцией Н. М. Савченковой Поль де Ман Слепота и прозрение. СПб.: ИЦ Гуманитарная Академия, 2002.— 256 с. ISBN 5–93762–018–6 Книга профессора сравнительной и французской литературы Йельского университета Поля де Мана посвящена структурно му и феноменологическому анализу...»

«Экология культуры Информационный бюллетень №2 (9) Архангельск 1999 ЭКОЛОГИЯ КУЛЬТУРЫ № 2 (9) Специализированное издание Издаётся с 1997 года. Главный редактор: Лев Востряков, кандидат политических наук, г.Архангельск Редакционная коллегия: Юрий Асеев, г.Архангельск Валентина Бедрина, г.Архангельск Анатолий Глущенко, г.Архангельск Владислав Голдин, доктор исторических наук, г.Архангельск Александр Давыдов, кандидат исторических наук, г.Архангельск (первый заместитель главного редактора) Виктор...»

«Информационно-библиографический отдел К 200-летию Отечественной войны 1812 года МЕТОДИКО–БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ Южно-Сахалинск 2012 1 Составитель А. А. Бабенко Редакторы: Т. Н. Арентова, Е. А. Онищенко, Н. А. Пригаро Технический редактор А. А. Бабенко Компьютерный набор, вёрстка А. А. Бабенко Дизайн: А. А. Бабенко, Е. А Онищенко Печатается по решению редакционного совета Справки по телефону 72-22-82 Факс: (4242) 72-47-91 Адрес электронной почты: ibo@libsakh.ru Тираж: 30 экз. © САХАЛИНСКАЯ...»

«12.00.01 Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве 1. Альбов Алексей Павлович, д.ю.н., профессор, Докторская диссертация по специальности 12.00.01: Нравственно-правовые проблемы в русской и немецкой философии права : Теоретико-правовой анализ Место защиты докт.дисс.: Санкт-Петербургский университет МВД России Год защиты докт.дисс.: 1999 2. Голоскоков Леонид Викторович, д.ю.н., доцент, Докторская диссертация по специальности 12.00.01: Модернизация российского...»

«СМУТНЫЕ ГОДЫ (записки очевидца) Майдан 2013 г. 1 АННОТАЦИЯ Смутные годы - третья книга трилогии В.Омельченко Жизнь моего современника. Автор зафиксировал и попытался осмыслить события, происшедшие в стране, которая два десятка лет назад стала независимой. В книге рассказывается о том, что обрела Украина и что утратила. И какой ценой досталась так называемая свобода простым людям. Видно, - пишет автор, - такова уж доля каждого народа – платить своим благополучием, а то и жизнью ради становления...»

«А.Ю. Митрофанов РЕЦЕПЦИЯ ИТАЛО-ВИЗАНТИЙСКОГО ЦЕРКОВНОГО ПРАВА СКВОЗЬ ПРИЗМУ ЛАТИНСКИХ КАНОНИЧЕСКИХ СОБРАНИЙ IV–V вв. На основе материала латинских канонических собраний в статье анализируется значение, которое имели нормы церковного публичного права ранневизантийской эпохи IV–V вв. в процессе становления римской кафедры в качестве канонического лидера Западной церкви. Ключевые слова: каноническое право, канонические сборники, италийские соборы, Дионисий Малый, папа Геласий, Юстиниан. Проблема,...»

«В книге в обобщенном виде излагается исторический путь Оренбуржья с древнейших времен до наших дней. В отличие от прежних подобных изданий в этом учебном пособии значительные события и факты освещаются в связи с деятельностью многих известных в истории края личностей. Книга адресована учителям и учащимся средних учебных заведений и студентам Оренбургской, Челябинской областей и Башкирии. ВВЕДЕНИЕ Оренбуржье - удивительный край. Мы любим его просторы, реки, раздольные степи и леса, бодрый...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.