WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

«С. В. Оболенская ИСТОРИЯ ПОВСЕДНЕВНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ ФРГ В конце 60-х—начале 70-х годов в исторической науке ФРГ возникло новое направление, именующее ...»

-- [ Страница 1 ] --

Digitally signed

by Auditorium.ru

Reason: (c)

Open Society

Institute, 2002,

electronic

version

Location:

http://www.audit

Signature orium.ru

Not

Verified

С. В. Оболенская

«ИСТОРИЯ ПОВСЕДНЕВНОСТИ»

В СОВРЕМЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ ФРГ

В конце 60-х—начале 70-х годов в исторической науке ФРГ возникло новое направление, именующее себя «социальной» или «социально-исторической наукой». Как это теперь становится ясным, оно нанесло удар традициям западногерманской историографии, связанным с «немецким историзмом» с его «индивидуализирующим методом», предполагавшим преимущественное изучение выдающихся личностей, дипломатии и политики, прежде всего внешней.

Современному историку, заявил Г.-У. Велер, один из теоретиков и ведущих исследователей этого направления, следует изучать не события, не намерения и действия людей, а социальные и экономические структуры и процессы как предпосылки и условия или же как следствие этих намерений и действий. В данной статье нет необходимости специально характеризовать «социальноисторическую науку». Важно только подчеркнуть, что если «социальноисторическая наука» и не заняла в историографии ФРГ господствующего положения, то все же именно она вывела ее из глубокого отставания и даже тупика, подняла до уровня теоретической мысли и конкретных исследований мировой историографии. То, что современный историк не может ограничиться описанием политических процессов, что необходимо выявлять социальные и экономические движущие силы и причины политических действий, в принципе признано в ФРГ всеми историками, как признаны ими и неудовлетворительность и анахронизм методов «немецкого историзма».

Но развитие «социально-исторической науки» парадоксальным образом способствовало падению интереса к истории и собственно исторической науке, которое обнаружилось в начале 70-х годов, когда начали сокращаться тиражи исторических сочинений, уменьшилось число выходивших книг; преподавание истории в школах и в высших учебных заведениях во многих землях ФРГ было сокращено в пользу новых предметов — «обществоведения» или «политики», закрылись многие исторические кафедры и в кругах профессиональных историков прозвучал горький вопрос: «Нужна ли вообще историческая наука?» ' Неужели истории суждена лишь роль служанки социальных наук?

В трудах представителей «социально-исторической школы» событийная история оттесняется на задний план, они рассчитаны только на специалистов, их понимание часто предполагает предварительное знакомство с фактами.

Освещение предмета исследования в условиях примата количественных методов часто выглядит столь абстрактным, что исторический процесс превращается в нечто неощутимое. Внимание историка сосредоточивается только лишь на крупных социальных, экономических, техничеС. В. Оболенская, С. В. Оболенская. «История повседневности» в историографии ФРГ ских процессах; отказ от нарративного способа изложения приводит в самой крайней форме к изложению кратких тезисов. Наконец, и это отнюдь не наименее важно, из истории почти что исчезает человек.

Между тем тогда же, в конце 60-х — начале 70-х годов, среди западногерманских историков возник интерес к иному аспекту исследований, связанному именно с изучением человека. В ФРГ были переизданы работы социолога Н. Элиаса, его двухтомный труд «О процессе цивилизации» 2, в котором история европейских стран рассматривалась в культурологическом аспекте. Особый интерес вызывало то направление французской исторической науки, которое развивалось в русле школы «Анналов». Некоторые видные ученые в начале 70-х годов обратились к проблемам исторической антропологии. Но все же это были лишь первые признаки интереса к этой проблематике, тогда как в мировой науке она уже получила широкое распространение и развитие3.

Первыми критиками «социальной исторической науки» оказались молодые английские ученые, в конце 70-х годов выступившие против Велера с обвинениями в «новом догматизме». В начале 80-х годов критика в адрес этого направления прозвучала и в ФРГ. Труды адептов «социально-исторической науки», недавно представлявшиеся новым словом, теперь подверглись горячим атакам со стороны молодых, называвших ее «пленницей университетских семинаров и академических дискуссий», упрекавших ее в снобизме, антидемократизме, цеховой замкнутости. Прозвучал лозунг: «От изучения государственной политики и анализа глобальных общественных структур и процессов обратимся к маленьким жизненным миркам, к повседневной жизни обыкновенных людей» 4.

Возникло направление, называющее себя «историей повседневности»

(Alltagsgeschichte), или «историей снизу» (Geschichte von unten ). Были, конечно, и социально-политические причины, способствовавшие бурному развитию «истории снизу» в ФРГ. В конце 60-х годов наступило разочарование в надеждах на скорые и коренные изменения в экономике и общественной жизни; выявились сомнения в возможности безграничного и ненарушаемого процветания «индустриального общества». Возникли сомнения и в творческой силе глобальных движений. Разработку стратегических планов изменения общества вытеснили поиски «малых альтернатив», новых ценностных ориентации, новых возможностей и перспектив для каждого отдельного человека. На этой основе возникла «история повседневности», толкуемая иногда как новое, противопоставившее себя студенческому движению 60-х годов, «альтернативное» культурное движение, подобное экологическому или, например, женскому и иногда именуемое «альтернативной историографией» 5.

И вообще скепсис по отношению к настоящему и будущему породил волну интереса к прошлому. В начале 80-х годов происходит настоящий «исторический бум». Ныне в ФРГ существуют 200 исторических кафедр в высших учебных заведениях, выходит больше 200 периодических изданий по исторической тематике. Издается множество исторических сочинений — от многотомных работ по всемирной истории и истории ГермаНовые научные направления нии до карманных книжек, иногда серьезных и интересных, иногда развлекательных и довольно низкого пошиба.

Совершенно неверно, как это делает Г. Лоцек, искать причины «исторического бума» в ФРГ в «обдуманных целевых установках современного империализма», в «проимпериалистических манипуляциях», в стремлении боящихся войны мелких буржуа «ностальгически преобразить прошлое» 6, хотя, конечно, правительство ФРГ сыграло важную роль в возрождении интереса к истории. Здесь традиционно осознается значение исторической науки для политиков. По выражению В. Моммзена, «историческое сознание вновь стало фактором, который очень важен для политической ориентации граждан». В 1970 г. президент Хайнеман, выражая тревогу по поводу падения интереса народа к своей истории, призвал к пересмотру традиционных исторических представлений, к разработке забытых аспектов истории Германии, предложил нащупать в ней такие точки, которые помогут объединить граждан страны, развить «демократическое сознание», укрепить патриотические чувства, сделать понятие отечества близким для каждого. По инициативе Хайнемана с 1973 г. в ФРГ систематически проводятся исторические конкурсы для школьников на приз президента республики, которые вызывают горячий интерес молодежи 8. В 1986 —1987 гг. в печати разных направлений дебатировался правительственный проект создания двух новых исторических музеев. Один из них — в Западном Берлине — должен будет представить германскую историю с самых древних времен, другой — в Бонне — историю ФРГ. В правительственном лагере рассчитывают тем самым укрепить сознание национальной идентичности граждан; в лагере оппозиции полагают, что создание этих музеев — попытка создать новую концепцию истории Германии в национально-консервативном духе. Как пишет, социалдемократический журналист Л. Лодовико, в этих музеях «страданиям, отбросам — всему, что прячется в тени... не найдется места. А такой „несчастный случай", как нацизм, упрячут в какой-нибудь незаметный чулан» 9.

В этом «историческом буме» видное место заняла «история повседневности». Никто из ее адептов или же критиков не дал этому направлению краткого и исчерпывающего определения. Число работ по «истории повседневности» растет год от года, характер их меняется, и общие черты, быть может, еще по-настоящему не выявились. Недаром Велер приводит слова Н.,Элиаса о том, что «история повседневности» — это пока что «ни рыба ни мясо» 10. «Это тенденция, настроение, течение, в котором нет никакого единства», — говорит об «истории повседневности» Ю. Кокка".

Пытаясь все же дать определение «истории повседневности», он выделяет ее специфические черты. Сами сторонники этого течения, говорит Кокка, подчеркивают, что главный предмет их внимания не ключевые исторические события или великие идеи, но повседневная жизнь простых людей, изменения в их жизни и изменения в них самих вместе со временем и внутри временных отрезков. Речь идет о «маленьких людях», безымянных участниках исторического действия, не всегда творящих историю, но испытывающих на себе сокрушительную силу ее колеса. Один из горячих сторонников и пропагандистов «истории повседневности», гамбургский С. В. Оболенская. «История повседневности» в историографии ФРГ учитель Ф. Ульрих, в качестве эпиграфа предпослал обзору новых работ этого направления слова Б. Брехта из кинофильма «Трехгрошовая опера»:

В интересе к повседневной жизни простых людей, замечает Кокка, нет ничего особенно нового. «Социальные историки» тоже разделяют этот интерес.

Как, однако, справедливо подметил Велер, в идее изучения «маленького человека» как антипода сильным мира сего, всегда находившимся в центре внимания историка, скрыт протест против несправедливости, против господства бюрократии в современном обществе, против утраты простой человечности, внимания друг к другу 13.

Но подлинную специфику «истории повседневности» и то принципиально новое, что она должна внести и уже вносит в историческую науку ФРГ, составляют две ее особенности. Во-первых, это ее интерес к «субъективной стороне истории». Ее сторонники стремятся понять и проанализировать изменчивые восприятия, переживания, поведение людей, влияние на них общественных структур и процессов, их понимание этих структур и процессов. Этот специфический подход сближает «историю повседневности» с историей культуры и с социальной психологией. Во-вторых, это отношение к объектам исследования как к соавторам, первые подходы к так называемой «коммуникативной истории», к диалогу исследователя и исследуемого не только в смысле прямого диалога с человеком, дающим интервью, но и диалога с документами 15.

Изменение перспективы — от политической истории к истории социальной, от глобальной — к истории повседневной жизни, от сильных мира сего — к рядовым участникам исторического процесса — потребовало расширения круга источников. Представители социальных низов почти не оставили документов, архивные материалы — это материалы о них, а не от них исходящие. Поэтому, помимо предметов материальной культуры — одежды, домашней утвари, орудий труда, фотографий и т. п., привлекаемых для исследования, «историки повседневности» главным источником считают интервью, записи «устных рассказов». Для «историка повседневности» характерно стремление постигнуть предмет «изнутри». «Абстрактные» вопросы, которые обычно исследователь обращает к прошлому, не могут, по их мнению, стать ключом к решению задачи, как не могут помочь и «абстрактные» понятия и теории.

Принципиальный дуализм исследователя и объекта исследования должен быть снят путем проникновения в предмет. Жизнь прошлого раскроется только через постижение приИбо одни пребывают во тьме, А другие — на свету.

И те, кто на свету, видны всем, И никто не видит тех, кто во тьме (нем.).



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |
 


Похожие работы:

«ИЛ. Голосенко СОЦИАЛЬНО-ОРГАНИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ Д.А.ДРИЛЯ И ЕЕ МЕСТО В ИСТОРИИ РОССИЙСКОЙ с о ц и о л о г и и Рубрика 'Классика российской социологии предлагает читателю фрагменты некоторых работ ДА. Дриля. и частности, это страницы сочинений Преступ­ ность и преступники. Уголовно-психологические этюды* (СПб. 1895) и гБродяжество и нищенство и меры борьбы с ними (СПб. 1899). Аналитическая и анто­ логическая части дополняются избранной библиографией наиболее важных тео­ ретических работ ДА. Дриля....»

«Раздел 1. Основополагающие принципы бухгалтерского учета Тема 1. Бухгалтерский учет: историческое развитие На всех этапах развития бухгалтерский учет отражает интересы и ценности потребителей его результатов. Для чего ведется учет? Как вести учет? Какая информация должна формироваться в нем? Ответы на все эти вопросы следует искать в том, что составляет ценность для пользователей учетной информации. Любое теоретическое построение, более того, любая бухгалтерская категория, любой счет и...»

«Биобиблиографический указатель ТОМСК 2010 Составление и компьютерный набор: Чалкова Лариса Георгиевна - ведущий библиотекарь справочно-библиографического отдела ТОДЮБ Редактор: Чичерина Наталья Григорьевна - заместитель директора ТОДЮБ по координации Ответственный за выпуск: Разумнова В. П. - директор ТОДЮБ Нобелевские лауреаты в области литературы: биобиблиографический указатель / сост. Л. Г. Чалкова; Томская обл. дет.-юнош. б-ка.- Томск, 2010. - 68 с. В биобиблиографический указатель включены...»

«По данным, приведенным Д.И. Исмаил-Заде в книге Русское крестьянство в Закавказье (30-е годы XIX – начало ХХ вв.), являющейся одной из наиболее авторитетных работ по истории молоканства, переселение русских в Закавказский край фактически начинается с выселения сюда в 30-х гг. XIX в. раскольников и сектантов, предпринимавшегося исключительно в судебно-карательных целях1. Этот автор также указывает на то, что большинство переселявшихся в этот период в Закавказье сектантов составляли духоборы и...»

«Аморализм, нравственное зло — предмет не совсем обычный для нашей философской литературы. С тех пор как в III в. Плотин написал книгу I, 8 Эннеад, названную О сущности и происхождении зла, западно-европейская философия не знала недостатка в трактатах на эту тему. Только в XIX—XX вв. можно насчитать несколько десятков работ, имеющих термин зло на титульном листе. Из вышедших в недавнее время наиболее интересны монографии Э. Беккера Структура зла (1968) и Бегство от зла (1975), П. Рикёра...»

«История изменений ВЫПУСК ДАТА Внесенные изменения Примечание ВЫПУСК 1.1RU Первоначальное издание, русская версия. 2006.07 i ARIA SOHO Руководство по программированию Содержание СОДЕРЖАНИЕ Таблица аббревиатур и ключевых слов Глава 1. Введение 1.1. СТРУКТУРА РУКОВОДСТВА ПО ПРОГРАММИРОВАНИЮ 1.2. КАК ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ДАННЫМ РУКОВОДСТВОМ 1.3. ПРИЛОЖЕНИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ ARIA SOHO Глава 2. Функции системы 2.1. ФУНКЦИИ ОБСЛУЖИВАНИЯ ВХОДЯЩИХ ВЫЗОВОВ 2.1.1. Назначение приема входящих вызовов (Ring Assignment)...»

«Утверждаю Согласовано Рассмотрено на Директор ГБОУ СОШ Зам. директора по УВР МО Начальных классов №1877 Люблино _ В.Г.Буц протокол №_ _И.Ю. Ибрагимова 02.09.2013 от 02.09.2013 02.09.2013 Председатель МО _ В.А.Силичева Приказ № РАБОЧАЯ ПРОГРАММА По окружающему миру 3 Б класс Учитель Смахталина С.Ю. 1 Пояснительная записка Рабочая программа разработана применительно к учебной программе курса окружающий мир для 3 классов общеобразовательных учреждений Авторской программы А. А. Плешакова Окружающий...»

«ПОМОРЫ Население побережий Белого моря в годы кризиса, 1995-2001 Российская академия наук Сибирское отделение Институт философии и права Ю.М. Плюснин ПОМОРЫ: НАСЕЛЕНИЕ ПОБЕРЕЖИЙ БЕЛОГО МОРЯ В ГОДЫ КРИЗИСА, 1995-2001 Новосибирск 2003 УДК 316.42. (470-21) ББК 60.59 П40 Издание осуществлено при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) проекты № 96-03-18019е, № 97-06-18005е, № 98-06-18011е, № 99-06-18013е, № 01-06-18010е Рецензенты доктор философских наук Ю.В. Попков...»

«Санкт-Петербург 2004 г. © Публикуемые материалы являются достоянием Русской культуры, по какой причине никто не обладает в отношении них персональными авторскими правами. В случае присвоения себе в установленном законом порядке авторских прав юридическим или физическим лицом, совершивший это столкнется с воздаянием за воровство, выражающемся в неприятной “мистике”, выходящей за пределы юриспруденции. Тем не менее, каждый желающий имеет полное право, исходя из свойственного ему понимания...»

«© 1996 г., ЭО, № 3 Н. JL П у ш к а р е в а РУССКАЯ СЕМЬЯ X—XVII вв. В НОВОЙ И ТРАДИЦИОННОЙ ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ Интерес к истории Человека, попытки понять, что казалось нашим предкам значимым и важным, а что — второстепенным и несущественным, чем была наполнена их жизнь, каковы были ее ценности и насколько они соотносимы с современными, связаны с переориентацией исследований российских ученых, происходящей на глазах. Российская наука, долго изучавшая совокупности, большие массы людей, их...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.