WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 132 |

«1 АЛГЕБРА РОДСТВА РОДСТВО СИСТЕМЫ РОДСТВА СИСТЕМЫ ТЕРМИНОВ РОДСТВА Выпуск 6 Санкт–Петербург 2001 2 Cogito ergo progigno Г.В. Дзибель Феномен родства: Пролегомены к ...»

-- [ Страница 5 ] --

Иными словами, марксистская теория может претендовать на центральное место в общей системе интерпретации социальной эволюции только в том случае, если понимать тезис об экономике как социальном процессе в смысле, противоположном его пониманию у самого К.Маркса, а именно не как детерминацию любых социальных отношений производственными, а как тождественность производственных отношений социальным в исторически гетерогенной системе воспроизводства человеческих популяций.

В контексте противоборства между старой религиозной идеологией и нарождавшимся комплексом наук о человеке, феномен родства стал удобным полем примирения конфликтующих эпистемологий. «Родство», «системы родства» и «термины родства» получили функцию знака, посредством которого метафизика, порожденная религиозной верой, была скрещена с конкретно-историческими обстоятельствами той эпохи, а конечный продукт этого скрещивания «закодирован» и передан по наследству новому поколению мыслителей. Генетика стала фундаментальной онтологией биологии, психоанализ попытался поставить на онтологическую основу психологию, а «системы родства» на долгие годы стали существом антропологии. Феномен родства оказался в центре поля наук о человеке, маркируя ту сферу этнологии, которая принадлежит биологии; ту сферу биологии, которая принадлежит социологии; ту сферу социологии, которая принадлежит психологии;

ту сферу психологии, которая принадлежит лингвистике; и, наконец, ту сферу лингвистики, которая принадлежит этнологии.

ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ

ФЕНОМЕНА РОДСТВА

В АНТРОПОЛОГИИ И ЛИНГВИСТИКЕ:

ПРОБЛЕМЫ, МЕТОДЫ, КРИТИКА

2. Феномен родства как этносоциологическая проблема 2.0. Хитросплетение истоков феномена родства как объекта научного познания и его изначальная междисциплинарность сказались на восприятии трудов Л.Г.Моргана современниками. Дж.Макленнан первым заявил, что «классификационные» СР не определяют никакие права и обязанности, а являются «кодификацией форм вежливости и этикетного обращения в ситуациях общения» [1697, c. 366]. К.Штарке поддержал его, отметив, что «номенклатуры основываются вовсе не на связях по рождению, и их развитие целиком и полностью определяется формальным принципом взаимности» [2063, c. 186-187]. Э.Вестермарк cчитал, что «в самих терминах нет ничего, что указывало бы на связи по крови» и «первоначально термины родства были всего лишь формами обращения, употреблявшиеся с учетом пола, возраста и внешних социальных факторов, значимых для отношения между говорящим и тем, к кому он обращается» [2183, c. 85, 539] (см. также: [1675, c. 113]).

Б.Малиновский, напротив, видел в наследии Л.Г.Моргана, эффективно введенном в полевую практику британских антропологов в начале XX в.

У.Риверсом, своего рода насилие над «плотью и кровью, сексуальной страстью и материнской любовью», т.е. сферой «самых сокровенных интересов человека», со стороны «формул, символов, почти уравнений»

[1705, c. 19].

Этносоциологическая парадигма изучения феномена родства исходит из общего тезиса об отражении в СТР «реальных родственных отношений» [228] и развивается от поиска конкретных форм социальной организации (форм брака, семьи, правил наследования, иерархии социальных единиц и т.п.), определяющих облик ТР, до выведения «социологических универсалий» [970, с. 144]. После возрождения моргановского наследия в начале XX в. британским антропологом У.Риверсом распространение получил взгляд на ТР как на источник информации об отдельных социальных институтах, которые вносят «искривления» в ровное пространство генеалогического родства. При этом, если для Л.Г.Моргана это были формы брака, существовавшие в обществе на предыдущих этапах его развития, то для У.Риверса [1939, c.

27, 34; 1940, c. 70, 191], Э.Сэпира [1976], Р.Лоуи [1662, c. 33-34; 1672, c. 104-105, 107-108; 1663, c. 37], Э.Гиффорда [1359], А.Лессера [1630; 1631], Б.Агински [1038; 1039; 1039a] и др. – формы брака, реально бытовавшие в период функционирования СР. У.Риверсом, Р.Лоуи, М.Фортесом [1314, c. 271] и Д.А.Ольдерогге [651; 652; 653] велcя поиск детерминантов ТР среди таких социальных факторов, как правила наследования.

В британской структурно-функциональной антропологии ТР рассматривались как отражение структур поведения внутри и между социальными группами типа линидж, возрастной класс, группа сиблингов и кодифицировавшая нормы наследования имущества и статуса и участия групп индивидов, связанных представлением об общем происхождении, в слаженном функционировании всего общественного организма (см., например: [1904; 1288; 1316; 1317; 1566; 1567; 1919; 1178; 1037; 1325; 1388]). Функционализм внедрил в антропологическое сознание представление о родстве в традиционном обществе как о тотальной общественной структуре, а о десценте (происхождении от известного или забытого предка) как о своего рода метафизической суперфункции, связывающей индивидов в единое социальное целое. Наиболее отчетливо этот взгляд на феномен родства представлен в концепции «империи родства» (kinship polity) М.Фортеса:

«В этой “империи” сфера родства, построенная путем обобщения и экстраполяции семейных норм и институтов, в основе которой лежит минимальный набор признанных генеалогических отношений, составляет не только ядро бинарных межличностных оппозиций, но и сеть политических и юридических отношений» [1316, c. 118].

2.1. Начиная с К.Леви-Стросса, наметился постепенный дрейф эпистемиологического аппарата исследований СТР в направлении 1) построения моделей родственных структур как систем классификации явлений окружающего мира, наряду с этнобиологическими, цветовыми и прочими системами обозначения; 2) интерпретации СТР как культурной идеологии, управляющей психологией и социологией человеческого поведения; и 3) выявления культурно-специфических систем ценностной ориентации человека в окружающем его социальном мире, в рамках которой осуществляются индивидуальные и групповые стратегии определения круга родственников и достижения человеком культурно-обусловленных практических целей. В знаменитой формулировке К.Леви-Стросса, «Система родства состоит не из объективных родственных или кровнородственных связей между индивидами; она существует только в сознании людей, это произвольная система представлений, а не спонтанное развитие фактического положения дел» [1638, c. 310; 516, c.

51]7.

Первичное осмысление К.Леви-Строссом полевого материала, собранного им в ходе экспедиций в верховья р. Шингу, заставило его предположить, что у бразильских индейцев отношение между братом жены и мужем сестры является не просто определенной социальной связью и определенным типом отношения по родству, а мощным оператором преобразования семейного в космическое, локального в глобальное, внутреннего во внешнее, родственного в политическое и т.п. [1634].

Выдвинув брачный альянс на первый план как механизм порождения структур родства8, К.Леви-Стросс взорвал монолитное здание «десцентной» идеологии британского функционализма. ТР и правила брака рассматривались им как туземные теории (воспринимаемые носителями культуры как факты), и задачей структурного анализа СТР он видел в создании метатеории, высвечивающей общие принципы построения различных туземных теорий. Терминологические структуры как средства упорядочивания объективного мира существуют и меняются постольку, поскольку они управляются отношениями между прошлым, настоящим и будущим состояниями брачного обмена и выражают связанные с брачным обменом права и обязанности членов коллектива.

Однако, следует заметить, что за формальным отрицанием функционализма у К.Леви-Стросса стояла емкая процедура перекодировки «структур родства» в «структуры сознания». Ведь еще в 1940 г. А.Рэдклифф-Браун определял «структуру родства» (а по ее модели и любую общественную структуру) как состоящую из «неопределенного числа двоичных противопоставлений» [1902, c. 3]. Модели брачного обмена выступают у К.Леви-Стросса в той же роли универсальных ментальных структур, что и бинарные оппозиции в его модели мифа. Системы же родства обладают сиюминутной практической функцией для носителей культуры; в отличие от мифа, управляемого символико-алгебраической функцией, которая содержит отсылку обратно к самому мифу, СТР не являются закрытыми системами и малоинформативны относительно общих структур сознания. Взяв идею структуры как сети бинарных оппозиций из сферы родства, К.Леви-Стросс перенес ее без особых изменений в область надстройки, обнаружил в мифе и брачных правилах, но не смог увидеть ее там, откуда фактически и взял. Выдвинув структурализм в качестве прямой альтернативы феноменологии [1643, c. 58], он реализовал процесс, который феноменология видит в каждом акте познания, а именно «скрытую подстановку» (Э.Гуссерль) повседневной реальности вещей в трансцендентальный мир идей.

2.2. Э.Лич, в своем ницшеанском отрицании социальной метафизики функционализма и когнитивной метафизики французского структурализма выдвинул тезис о многообразии осознаваемых членами общества «идиом родства» («туземных теорий» К.Леви-Стросса), сочетание которых вскрывает потестарный характер реальных родственных отношений и взаимопереплетение которых охватывает множество соседствующих этнических групп [1617].

Представление о СТР как отражающей либо отдельные социальные институты, либо общие принципы организации общества, либо глубинные структуры сознания было названо «рефлексионистским»

подходом [1693] и раскритиковано как умаляющее эффективность терминологических структур в построении реальной системы поведения родственников. Н.Ялман отмечал, что, если взять конкретную ситуацию, то терминологические категории будут определять поведение, а не наоборот [2213]. В своем обширном исследовании ланкийских СТР он высказал предположение, что структурные принципы, имманентно заложенные в СТР, реализуются в нескольких региональных разновидностях социальной организации [2212]. Р.Маккинли предложил альтернативный подход, ассоциированный им с таким направлением в западной социологии, как «социология знания» (sociology of knowledge).

Английский исследователь рассматривает СТР как идеологию, при помощи которой носители культуры в каждой ситуации общения разрешают социальные противоречия [1693; 1694]. Дж.Максвелл свел несколько типов СТР индейцев Равнин («матригавайский», «кроу» и «ирокезский») к функции поддержания социальной солидарности в условиях изменения социальной и экологической обстановки [1724]. Р. да Матта на основании изучения СТР индейцев-же пришел к выводу, что СТР служит «техникой разрешения противоречий между домашней и общественной сферами [общества]», систематизируя и интегрируя все разнообразие бытовых и церемониальных взаимодействий [1721, c.

130].

В рамках марксистской антропологии Р.Мёрфи выдвинул противоположную точку зрения: СТР скрывает от носителей культуры реальную социальную структуру и служит для элиты общества средством управления поведением членов группы [1795]9.

Данное направление в изучении СР, явившись негативной реакцией на функционализм, само представляло собой разновидность функционализма с инверсией причинно-следственных связей (см.: [1071;

971; 1076]). Вместе с тем, поставив во главу угла не объективированные социальные институты, якобы сообщающие индивиду его социальный статус, а понятия роли, морали и системы ценностей, оно сделало акцент на более тонкую взамозависимость между терминологией и социальными отношениями. СТР является частью системы общественных ценностей:



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 132 |
 


Похожие работы:

«Аннотация Кровавый след от преступлений пиратов тянется свозь века, история сохранила имена многих морских разбойников. Их жизнь, полна опасностей и приключений, овеяна ореолом пиратской романтики. Отсюда и название книги, взятое автором из старой пиратской песни с загадочными словами: Пятнадцать человек на сундук мертвеца. Читатель встретится со знаменитыми Дрейком, Морганом, Дампьером, Черной Бородой и другими джентльменами удачи, как сами себя называли пираты. Они не только отважно шли на...»

«И.Н. ИОНОВ Теория цивилизаций на рубеже XXI века Последнее десятилетие XX века ознаменовалось существенными сдвигами в методологии изучения цивилизаций и изменениями условий развития теории цивилизаций. С 1756 года ученые были заняты тем, что обосновывали все новые взгляды на явление цивилизации. Более совершенные модели цивилизации появлялись едва ли не каждые 10 лет. Но их практическое значение оставалось неясным. Долгое время не умолкали споры о том, имеет ли смысл говорить о локальных...»

«ЦИВИЛИЗАЦИИ: теория, история, диалог, будущее В двух томах Том II Будущее цивилизаций и геоцивилизационные измерения Москва Институт экономических стратегий 2006 УДК 930.85+008 ББК 63.3(0) К 89 Кузык Борис Николаевич — доктор экономических наук, член корреспондент РАН, директор Института экономических стратегий Яковец Юрий Владимирович — доктор экономических наук, академик РАЕН, президент Международного института Питирима Сорокина — Николая Кондратьева ISBN 5 93618 103 0 (Т. II) © Б. Н. Кузык,...»

«Чтобы ответственно говорить о явлении, которое останется в исто рии (и в нравственной памяти) под именем Солженицын, мы, опери руя научными средствами понимания, должны, во первых, исходить из опыта, по своему содержанию гораздо более сложного и динамично го, чем опыт, необходимый для суждений о любом ином крупном дея теле, писателе, гражданине. Нам нужно быть во всеоружии опыта ис торического, политического, социопсихического, морального и литературного, который и сейчас еще подвижен, остро...»

«ПРЕЗИДЕНТ ФОНДА А. В. КОРТУНОВ 129010 Москва, проспект Мира, дом 36, 2 этаж Тел.: (095)280-35-26 Факс:(095)280-70-16 Эл. почта: ak96@glas.apc.org Адрес для корреспонденции: 101000 Москва, Центр, а/я 245 МОНФ не несет ответственности за содержание публикуемых докладов, достоверность использованных в них материалов, а также выводы и обобщения, прогнозы и т.д., предлагаемые авторами. Оригинальные тексты докладов были подвергнуты незначительным сокращениям в редакторско-корректорской обработке в...»

«МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ СТРАНИЦЫ ЕВРЕЙСКОЙ ИСТОРИИ Рига, 2008 1 UDK 94(100) (=411.16) 3-362 Книга в живой, популярной форме обращается к основным периодам и событиям в судьбе еврейского народа, полемизируя с антисемитскими взглядами, напоминает о трагических уроках истории. Иллюстрация на обложке: Микеланджело Буонарроти. Пророк Иеремия. Фрагмент росписи плафона Сикстинской капеллы. 1511 г. ISBN 978-9984-803-02-9 © А. Заславская Рига, 2008 2 Моим дорогим и любимым детям и внукам посвящаю. 3 “История...»

«Юлия Крашенинникова Символика цвета в русских свадебных приговорах1 В числе кодов, которые реализуются в текстах традиционной культуры, исследователи выделяют цветовой код (см., например: [Раденкович 1989])2, отмечая, что посредством цвета может быть описан текст традиционного обряда в целом (применительно к погребальному обряду см.: [Микитенко 2007: 23]). Свадьба насыщена цветом, это очевидно из многочисленных этнографических очерков и публикаций, посвященных изучению обряда: хроматические...»

«Поклонение волхвов. Мартин Шонгауэр, 1480 г. Мария с младенцем. Баптист Прадо, Мадрид. Город Вифлеем (Бейт-Лехем) Палестина Вифлеем (Бейт-Лехем) Палестина 1 Все, вроде бы, верно! Иисус Христос действительно родился в Вифлееме (об этом сегодня известно каждому), за исключением одного: является ли Вифлеем (Бейт-Лехем), находящийся сегодня в Палестине, тем самым евангельским Вифлеемом? Сватовство Марии и Иосифа в Вифлееме. Миниатюра из Великолепного часослова герцога Беррийского (1411-1416) гг....»

«Annotation К92 Куприянов, Андрей Николаевич. Арабески ботаники. Книга вторая: Томские корни/А. Н. Куприянов ; худож. О. Г. Помыткина, А. Н. Куприянов. — Кемерово : Вертоград, 2008. — 224 с. — ISBN 5-91526-003-9. Эта книга является логическим продолжением первой книги, вышедшей в 2003 году. Автор описывает развитие ботаники в Сибири с конца XIX века до середины XX века. Это время можно охарактеризовать как период становления сибирской ботаники. Наиболее ярким представителем ее стал П. Н. Крылов...»

«Аннотация 12 апреля 1961 года навечно вошло в историю нашей Родины, В историю всего человечества В этот день советский космический корабль-спутник Восток с майором Юрием Гагариным на борту поднялся в космос и, совершив полет вокруг земного шара, благополучно вернулся на Землю. Эта беспримерная победа человека над силами природы воплотила в себе гений советского народа, могучую силу социализма, его неоспоримое превосходство над умирающим капиталистическим строем В книге Дорога в космос...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.