WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 33 |

«АЛЕКСАНДР РУБЦОВ РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ И ВЫЗОВ МОДЕРНИЗАЦИИ Москва Экон-Информ 2009 УДК 323.2 ББК 66.3(2Рос)0 Р82 Р82 Рубцов А.В. Российская идентичность и вызов ...»

-- [ Страница 9 ] --

Это в полной мере относится и к другой ипостаси «отчества» страны – к историческим персонификациям национальной идентичности, к национальным героям-«прародителям».

Например, в США это называется «отцы-основатели».

С некоторых пор нас это также задевает. Так, в проекте «Имя Россия», во многом странном, но в чем-то, возможно, и познавательном, персоны наших современников – участников «круглого стола», представляющих своих исторических героев, в конечном счете, были не менее информативны и значимы, чем имена самих обсуждаемых исторических деятелей и светочей культуры. Для понимания надвигающейся идентичности важнее истории становится сам сценарий нынешней акции, ее действующие лица. В этом смысле «именем» России оказываются уже не столько обсуждаемые вожди, цари, полководцы, поэты или ученые, сколько сами участники представления: режиссер и киноадминистратор, председатель палаты, партийный лидер, священнослужитель, свежеиспеченный дипломат, сусальный живописец, моложавый губернатор, отставной генерал. Плюс сама процедура: все они, по сути, обращаются к народу-ребенку с вопросом: «Ты кого больше любишь, папу или маму?».

И конечно же, голосование, в котором по большому счету просвечивает вполне определенное отношение к демократии как к художественно организованной интерактивной игре.

Во всей это «идентичности» интереснее оказывается не история, а именно ее современный дизайн.

Аналогичные проблемы возникают и при ответах на следующие вопросы анкеты. Строго говоря, место и дата рождения нынешней России определяются известным соглашением в Беловежской Пуще – нравится это кому-то или нет.

И на эту дату можно смотреть по-разному. Можно полагать, что в тот момент распался Союз, и Россия, бывшая до этого РСФСР, «всего лишь» перешла из одного содружества в другое, более узкое. Но если исходить из того, что СССР, по сути, и был Большой Россией, то окажется, что в тот момент исчезло одно государство и на части его территории образовалось новое. Или, как минимум, что прежняя империя (со всеми оговорками по поводу употребления этого понятия применительно к СССР) радикально сжалась. Причем настолько радикально, что и в этом случае приходится говорить о возникновении нового государства (даже если не иметь в виду фундаментальные изменения в общественнополитической и социально-экономической сферах, в идеологии и т.п.). Как бы там ни было, это существенно разные идентичности: бывшая РСФСР, преобразованная в Российскую Федерацию и только сменившая одно содружество на другое, куда более локальное, но и менее плотное (СССР – на СНГ) – или это все же радикально ужатый СССР, неявно идентифицировавшийся с «Большой Россией».

Ответ на этот вопрос важен для внешнеполитической доктрины, причем в обеих ее ипостасях – как для публичного предъявления, так и для внутреннего пользования.

Хотя точнее здесь было бы говорить не об ответе, а об ответах (скорее всего однозначного решения здесь нет, и одним ответом не обойдешься). И, похоже, не все честное и искреннее в этих ответах может оказаться публично, а тем более на государственном уровне выговариваемым (например, в интересах все той же внешней, а во многом и внутренней политики). Хотя понятно, что это два очень разных смыслообраза – и две разные перспективы. Россия как самостоятельная часть, вышедшая из СССР, это «кусок», который может более или менее спокойно вступать в разные сборки. Россия как радикально усеченный Союз – это пружина, которую грубо сжали, но до конца не сломали, и которая будет всеми силами распрямляться.

Эта дата рождения нынешней России как нового и идентичного себе государства трудно признается еще по целому ряду причин. Распад СССР почти без исключения воспринимается изнутри России как драма, если не как трагедия. Рождение новой России по дате и месту не может стать праздником (как это вообще-то положено), поскольку день рождения одной страны совпадает здесь с датой смерти другой. Причем для многих смерть Союза в этой исторической точке значит существенно больше, чем рождение России (если таковое вообще признается: сплошь и рядом возникшее государственное образование воспринимают не как новое, а как почти чудесным образом оставшуюся в живых часть погибшего большого тела). Праздновать травму не получается.

Это серьезно: отношение к моменту и обстоятельствам появления на свет нового государства накладывает отпечаток и на отношение граждан к самому этому государству (хотя для сложности таких отношений хватает и других поводов).

На этом фоне понятны и другие проблемы формуляра, например, связанные с национальными праздниками – с днями, в которые принято искренне поздравлять, ходить в гости, делать подарки, а то и что-то от души демонстрировать. Сейчас таковыми остались только Новый год и День Победы. Новогодний праздник всегда был самым домашним и душевным, но он не имеет отношения к стране, к ее собственной биографии (как бы ни привязывали Деда Мороза к Устюгу). День Победы также праздновался вполне искренне, но в ряду главных политических праздников он был несколько задвинут на второй план Первомаем и Великим Октябрем, отмечавшимся в ноябре. Первое мая почти безболезненно выпало из списка больших праздников из-за близости во времени Дня Победы. В результате праздник Победы несколько оттянул на себя традицию и пафос первомайских торжеств, причем не только потому, что остался без конкурента по сезону, но и потому, что победа в Войне осталась вообще без конкурентов среди политических событий и общенациональных ценностей исторического плана.



Для того чтобы осенью также не создавать провала в привычное для празднований время, пришлось изобрести новый, дополнительный осенний праздник, причем выбор события, судя по всему, определялся не столько его беспримерной исторической значимостью, сколько близостью к дате абортируемых ноябрьских торжеств. Новый праздник не имеет ни собственного достаточного нарратива (т.е. повествования, достойного считаться в истории настолько исключительным и судьбоносным, чтобы выдвигать данную дату в ряд первых ежегодных торжеств и едва ли не главных регулярных событий года). Не имеет он и достаточно сильной идеологии (какая была, например, у Первомая, хотя День международной солидарности трудящихся тоже имел крайне слабый «подпирающий» нарратив и не случайно даже в околоофициозной риторике аполитично и даже несколько язычески именовался праздником не только труда, но и весны).

Печать искусственности видна и в других новых датах, которые пытаются сделать торжественными. На этом размытом фоне не случайно приподнимаются религиозные праздники, причем не только православные и отмечаемые не только верующими. В целом у дорогих россиян в опросной строке, в которой записывают «когда, кого и с чем поздравлять», видна сумятица, усугубляемая явной переходностью момента и неловкими попытками власти навести здесь порядок управленческими решениями.

Не все очевидно и в тех графах «анкеты» нашего общества, где спрашивается о наградах и взысканиях. Даже в отношении самых ярких и выдающихся страниц российской истории часто нет приличествующего единства в оценках и интерпретациях. Если военные победы, эпохальные достижения в культуре, науке, технике и т.п. оцениваются более или менее согласованно (хотя порой тоже весьма по-разному), то деяния и события в области политики, государственного строительства, просветительства и цивилизационных сдвигов, геостратегии, социальных новаций и т.д. вызывают оценки очень несхожие, часто взаимоисключающие. Например, преобразования Петра оцениваются одновременно и как прорыв в Европу – и как «некритическая вестернизация». Они трактуются либо как общенациональное историческое благодеяние – либо как типичный для России эпизод «строительства на костях», когда государство самоутверждалось, не выбирая средств и обращаясь с народом, как с расходным материалом13. В этой же эпохе может акцентироваться либо рождение новой России – либо умерщвление России традиционной, с ее особой «статью». Прорубание «окна в Европу» еще совсем недавно трактовалось как величайшее историческое достижение, зато теперь претенденты на культурное лидерство публично возмущаются тем, «что к нам через это окно поперло».

Если сам Петр свою историческую миссию видел в аллегории с прародителем рода человеческого Адамом, статую которого он водрузил в Петергофе, то теперь в патриотических построениях он чаще предстает, наоборот, чуть ли не могильщиком Руси «святой и изначальной». То же с царствованием Екатерины (которая, кстати, вслед за Петром олицетворила себя симметрично поставленной в том же Петергофе статуей Евы): здесь все слишком меняется в зависимости от ракурса, а в итоге – от политической задачи. Это может быть и переписка с просветителем – и египетский фаворитизм, успехи государственного строительства, выдающаяся имперская экспансия – и неоправданные заигрывания с Европой, приведшие к провалу крупных и перспективных геополитических проектов.

Такого рода примеры резких разночтений можно множить до бесконечности. Но, во-первых, надо иметь в виду реальную неоднозначность и противоречивость многих, если не большинства деяний и событий российской истории.

Во-вторых, в такой неоднозначности оценок мы в мире вовсе не уникальны (за исключением идеологических диктатур). Те же британцы представляют свою историю и как величественную эпопею, и как «свиток злодеяний», изучая который, потомки Империи благодарят бога, что им не довелось родиться раньше. Но есть одно важное отличие: одно дело неоднозначность оценок, а другое – поляризация в оценках, столкновение позиций, которые сами по себе вполне однозначны.

Крайне напряженным продолжает оставаться вопрос об идентичности и оценках, пожалуй, одного из самых драматичных эпизодов в истории страны – эпопеи коммунистического строительства и выхода из этого проекта. Такого рода разночтения переходят все границы обычного плюрализма мнений и оценок – притом, что эти оценки и интерпретации продолжают оставаться морально значимыми, достаточно болезненными и политически актуальными, влияющими на траектории политического курса. Позиции здесь порой настолько полярны, что иногда трудно отделаться от впечатления, что главные противостояния прошлого века не закончились, что в головах людей так и продолжается гражданская война. Причем слово «война» здесь не художественное преувеличение, а почти строгая характеристика состояния умов. Дело даже не в той страсти и ярости, с какой между людьми нередко ведутся такого рода споры с переходом на личности и родную лексику, а прежде всего в том, что в такого рода дискуссиях, и на бытовом уровне, и около большой политики, вообще нет установки на понимание, а есть лишь установка на свою победу и безоговорочную капитуляцию врага. Это не диалог, а именно боевые действия, полемика на поражение. Такие стратегии в строгом смысле слова называются демагогическими.

Еще совсем недавно мы наблюдали живые последствия такого противостояния: сначала раскалываются умы – потом начинают раскалывать головы. Если первый путч унес три жизни и в этом смысле считается почти бескровным, то уже следующее противостояние между президентской и парламентской ветвями власти сопровождалось непринужденной пальбой в городе и массовыми убийствами. Можно, конечно, заметить, что для лидеров противоборствовавших лагерей это была схватка не за идеи, а за власть. Однако массы, составлявшие живую силу этого противостояния, были отмобилизованы вполне идейно. Да и лидеры в конфликте никогда не идут на крайние меры, если не чувствуют за собой серьезной и страстной идейной опоры – даже если в нее верят не они сами, а ведомые массы14.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 33 |
 



Похожие работы:

«ВЫПУСК 19 Минск БГУ 2008 Ермолович, В.И. Сравнительный анализ основных институтов средневекового процессуального права Сербии и стран континентальной Европы / В.И. Ермолович // Право и демократия : cб. науч. тр. / редкол. : В. Н. Бибило (гл. ред.) [и др.]. – Минск : БГУ, 2008. – Вып. 19. – С. 89–117. УДК 340(082) ББК 67я43 П68 Сборник основан в 1988 году Редакционная коллегия: доктор юридических наук, профессор В. Н. Бибило (гл. ред.); кандидат юридических наук, доцент Г. А. Шумак (зам. гл....»

«Издание осуществлено в рамках программы Пушкин при поддержке Министерства иностранных дел Франции и Посольства Франции в России Ouvrage realise dans le cadre du programme d'aide a la publication Pouchkine avec le soutien du Ministere des Affaires Etrangeres francais et de TAmbassade de France en Russie Данное издание.выпущено в рамках программы Центрально-Европейского Университета Translation Project при поддержке Центра по развитию издательской деятельности (OSI — Budapest) и Института...»

«Курс История технологического образования занимает важное место в системе подготовки учителя технологии. Освоение наследия прошлого расширяет научный кругозор, повышает педагогическую культуру учителя, содействует развитию его педагогических способностей и помогает творчески использовать накопленные знания. Одна из важнейших задач педагогического образования – обеспечить будущих специалистов знанием путей развития практики трудового обучения, осмысления целей, содержания, методов и организации...»

«1 В. А. Мишнёв БОЛЬШОЙ УЧЕБНИК САКРАЛЬНОЙ АСТРОЛОГИИ Спалах Киев 2002 ISBN 966-512-151-0 Предлагаемый учебник является полным изложением оригинального подхода, базирующегося как на древнейших традиционных основах, так и на результатах последних разработок ученых-креацианистов и современных астрологов, к астрологическому исследованию человека. По сути, – это первая попытка очищения астрологии от многовековых искажений ее первоначального сакрального назначения. Но главное достоинство книги – ее...»

«ЮРИЙ ГРИГОРЬЕВИЧ БАСИН: УЧЕНЫЙ, УЧИТЕЛЬ, ЛИЧНОСТЬ Алматы 2013 УДК 347.1 ББК 67.404 Б 27 Юрий Григорьевич Басин: Ученый, Учитель, Личность. – Алматы: ТОО Юридическая фирма AEQUITAS. 2013 – 515 c. В настоящую книгу включены наиболее значимые и интересные работы выдающегося ученого – цивилиста, доктора юридических наук, профессора, заслуженного деятеля науки РК, одного из основателей казахстанской школы гражданского права Ю.Г. Басина. В книгу также включены отзывы и воспоминания о Ю.Г. Басине его...»

«Аннотации рабочих учебных программам дисциплин Направление подготовки 080100.68 Экономика Магистерская программа Экономическая и социальная политика Квалификация (степень) - магистр Форма обучения очная Саратов 2011 М.1 Общенаучный цикл М.1.В Вариативная часть М.1.В.1 Вариативная часть ВУЗа М.1. В.1.1. История и методология экономической науки Цель изучения дисциплины: формирование общего представления об эволюции экономической мысли и подходов к ее изучению. Задачи изучения дисциплины: -...»

«ИСТОРИЯ ДИПЛОМАТИЧЕСКОЙ И КОНСУЛЬСКОЙ СЛУЖБЫ БЕЛАРУСИ (Хрестоматия) Минск 2006 2 Рецензенты: В.А.Шелкопляс, кандидат юридических наук, профессор А.Л.Кыштымов, кандидат исторических наук, доцент История дипломатической и консульской службы Беларуси: Хрестоматия /Сост. И.Н.Кузнецов.— Мн.: БГУ, 2004. Историкодокументальный материал, представленный в хрестоматии, отражает все основные вехи истории дипломатической и консульской службы с древних времен до настоящего времени. В нее включены важнейшие...»

«Владимир Андреевич Мезенцев Обычное в необычном Энциклопедия чудес – 1 Мезенцев В. А. Энциклопедия чудес. Кн. I. Обычное в необычном: Знание; М.; 1988 Аннотация Первая книга В.А.Мезенцева из научно-популярной трилогии Энциклопедия чудес, замысел которой: рассказать о многих явлениях неживой и живой природы и дать этим явлениям материалистическое объяснение. Настоящее издание посвящено загадочным явлениям неживой природы. Гало, сияния, затмения, шаровые молнии, смерчи и торнадо, воздушные реки,...»

«Е. М. Мелетинский О ЛИТЕРАТУРНЫХ АРХЕТИПАХ Москва 1994 ББК 8 М 04 Мелетинский Е. М. О литературных архетипах / Российский государственный гуманитарный университет. — М., 1994. — 136 с. (Чтения по истории и теории культуры. Вып. 4). ISBN 5-7281-0067-8 Издание осуществлено при финансовом содействии Международного фонда Культурная инициатива © Российский государственный ISBN 5-7281-0067-8 гуманитарный университет, 1994 Часть первая О происхождении литературно-мифологических сюжетных архетипов...»

«Елена Грицак Данная книга посвящена истории медицины: традиционной, народной и научной. С ее помощью читатель узнает о том, как на заре человечества зародилось целительство, каким образом первобытные люди определяли болезни и чем лечили их. Страница за страницей ему откроются различные тайны древней науки врачевания, прошедшей долгий путь становления и развития и вобравшей в себя многовековой опыт различных народов, населяющих планету Земля. Елена Грицак Популярная история медицины Введение...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.