WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 33 |

«АЛЕКСАНДР РУБЦОВ РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ И ВЫЗОВ МОДЕРНИЗАЦИИ Москва Экон-Информ 2009 УДК 323.2 ББК 66.3(2Рос)0 Р82 Р82 Рубцов А.В. Российская идентичность и вызов ...»

-- [ Страница 7 ] --

Такая позиция пробивает брешь в опасной склейке национальной идентичности, с одной стороны, и государства, власти – с другой. Она вскрывает неизменно частное видение, которое, как и всякая идеология, любит прятаться за якобы обезличенными истинами. Такая позиция всегда требует предъявления говорящего и отведения ему соответствующего места. Одновременно она делает комплектной и саму идентичность, о которой как о таковой можно говорить только при условии, что она впускает разное. Если идентичность это мир, то каждый ее носитель имеет право сказать:

без меня мир не полный. В работе над социальной и национальной идентичностью права меньшинства и ценность индивидов значат ничуть не меньше, чем в политике.

В этой логике также понятно, почему исследователи, занимающиеся персональной, личностной идентичностью (в частности психологи), с некоторых пор не только не ноВообще говоря, здесь все еще сложнее. В обычных ситуациях есть объект «сам по себе» (хотя он нам как таковой и не дан) – и то, что мы знаем или чувствуем в отношении этого объекта. Идентичность гуманитарного объекта осложняется тем, что он и сам – субъект. В определенном плане он идентичен себе независимо от того, что он о себе думает (о человеке извне можно знать больше и лучше, чем он сам о себе). Но его самопонимание, самоощущение и самооценки – это тоже его идентичность. И тогда здесь надстраивается сразу несколько уровней: «объективная» идентичность субъекта (изучаемое) – его субъективная идентичность (им переживаемое, но тоже изучаемое, хотя и в другой ипостаси) – наше говорение об этих идентичностях (например, о социальной или национальной) – наша рефлексия над этим говорением. Но в данном контексте речь идет о ситуации более простой и исключительно жизненной: о нашей идентичности нам все время кто-то рассказывает.

И слепо верить всему этому вовсе не обязательно.

сятся с идентичностью как с безусловной целью и ценностью, но с повышенным вниманием относятся к ситуациям исчезновения идентичности, ее изменения и даже преодоления. У нас это прежде всего концепция диалога, в которой личность осознает и утверждает себя в Другом, для чего приходится в известном смысле поступаться собственной идентичностью. Это открывает возможность понять другого, встав на его позицию и донеся свою позицию с поддержкой встречного понимания. Эта модель почти без потерь передается и на более высокие уровни идентичности, в том числе национальной. В конце концов, в современном мире страна, в которой вовсе нет проблем с общей идентичностью и в которой общая идентичность становится иконой и знаменем – во многом ущербна и архаична, скованна и малопродуктивна, маловосприимчива. Уже потому, что в ней оказывается свернут диалог и ущемлены ценности понимания, заблокирован поиск. В такой стране власти (стоящие за властью) лишь говорят, но не слышат, даже не слушают. Причем не слушают не только по поводу национальной идентичности, но и по всем остальным поводам. Поэтому политические игры с идентичностью – это всегда очень сильная симптоматика и точный диагноз.

Отсюда вырисовывается сквозная модель, охватывающая одним подходом самые разные уровни идентификации.

Идеи многополярного, многоукладного, разнокультурного, мультицивилизационного мира находят отголоски и на уровне идентичности отдельных стран, в композициях их собственных идентичностей. Далее, эти же «многополярные» идеи и настроения спускаются и на уровень тех или иных общностей, в которые входит человек, будь то группы, фрагменты массы, мгновенные социетальные сборки и т.д., со всеми сопутствующими организованностями. Наконец, те же подходы к идентичности обнаруживаются и на персональном, индивидуальном уровне, в структуре личности. Личность, обращающаяся со своей идентичностью легко и свободно, интересна и продуктивна, тогда как однозначные колокольчики звенят утомительно и, как правило, без толку. И наоборот, сказанное о личностях во многом относится и к «личностям» стран, этносов, наций, культур и государств.

Отношение к собственной идентичности, как в зеркале, отражается в отношении к Другому. Свободное и неперенапряженное отношение к своей идентичности делает человека (и, соответственно, субъекта любого уровня общности) лояльным в отношении Другого – более терпимым, внимательным и ответственным. Отношения «по вертикали» выравниваются. «Чужое» все чаще воспринимается как другое свое. Примиряются прежние противостояния. В итоге эта лояльность прорывает границы идентичностей: Другое начинает проникать в Свое множественными десантами.

Эта переоценка ценностей в отношении к Другому не только наблюдаема, но и объяснима. Перелом произошел в апогее цивилизации воздействия, когда всякое другое вдруг оказалось если не на грани исчезновения, то в ситуации неприемлемого страдания – будь то природа, естественность жизни или просто другие общности: аборигены, евреи, иноверцы или инакомыслящие (здесь почти в одном ряду оказываются загубленные ландшафты, замученные и убитые идеи, вытравленные или ассимилированные культуры, ГУЛАГ и Освенцим). И здесь многое воспроизводится ровно в той схеме, которая выше описывалась в отношении экспансии проектного начала в архитектуре, градостроительстве и средообразовании. Всякий близкий к реализации проект, собственно, и есть подавление другого. И утверждение своей самости.

Однако в новой этике отношений самобытность определяется не отторжением другого, а формой принятия разного (если оно не противоречит фундаментальным запретам).

Я самобытен не собственной уникальной экзотикой, а в том числе сборкой и конфигурацией фрагментов другого.



То же изменение происходит и с утверждением самобытности во времени. Самобытность – это не привязка к прошлым и господствующим идентичностям, какими бы самобытными и родными, исконно нашими мы их ни считали. Это реальная возможность быть самому – в каждый текущий и будущий момент времени. Это не сковывающая этноэкзотика, а право свободы исторического выбора и поступка.

Философия самобытности – это философия ненасилия над собственной природой – и над собственным будущим.

ИДЕНТИЧНОСТЬ КАК ОПРОС. ОТВЕТЫ

Все это заставляет несколько иначе взглянуть на «анкету»

нашей искомой идентичности, на «опросный лист». Как уже говорилось, при таком подходе здесь требуется максимальная полнота охвата содержаний и аспектов. Если мир стремится сохранить все (поскольку заранее нельзя предугадать, что именно из этого многообразия окажется ценным для будущего, а что, наоборот, резко потускнеет), то и на уровнях идентичности страны, общностей и индивидов в работе над идентичностью требуется такая же неизбирательность, своего рода страсть к собирательству. Тут все потенциально ценно: сейчас это «не мое» – а завтра я без этого не смогу.

Такой взгляд на вещи относится не только к ответам, но и к вопросам. «Опросный лист» при таком подходе становится если не бесконечным, то принципиально открытым, стремящимся устранить все возможные лакуны. Это принципиально иная техника работы с идентичностью, нежели разрозненные рассуждения на отдельные любимые, избирательные темы, будь то положение между Западом и Востоком, драматическая и несколько корявая протяженность страны в пространстве, ее державность, богоизбранность и мессианство, духовность, общинность, жертвенность и пр.

Строго говоря, для «анкеты» идентичности, в том числе российской, на данный момент самым актуальным может оказаться именно метавопрос: а о чем мы себя в отношении самих себя еще не спрашивали? Тем более такие отступления продуктивны, когда на старых тематических делянках сказано уже очень много, если не все и даже лишнее, а договориться все равно не получается.

Далее встает проблема организации, структурирования этого большого поля вопросов. В результате это может оказаться сложная и даже сверхсложная матрица, скорее всего многомерная, построенная на разных осях. Опросный лист расширяется по вертикали (от идентичности индивида, до межстрановых блоков, мегакультур и человечества в целом) и по горизонтали (включая новые темы, целые направления). Кроме того, здесь появляется временное измерение идентичности, имеющей разные ипостаси: прошлое – данность – проект. Помимо идентификаций в разных ячейках, главным становится, как в этой матрице все увязано, какие здесь есть взаимовлияния, гармонии или, наоборот, фатальные несоответствия.

Одна из таких осей – вертикальная – уже наметилась и выше частично описана. Нередко ограничиваются анализом личностной (персональной), этнической и национальногосударственной идентичности, их соотношением. Однако установка на полноту «анкеты» требует дополнения этого перечня идентичностей, связанных по вертикали, причем дополнения как сверху, так и снизу.

Прежде всего, выше национально-государственной надстраивается еще целый ряд идентичностей наднационального уровня. Таковыми являются международные сборки типа бывшего соцлагеря или НАТО, нынешнего ЕС или СНГ. Во всех этих случаях присутствует своя, «блоковая»

идентичность и нередко она является серьезной проблемой (например, для нынешнего СНГ, состав которого может казаться – и обычно кажется! – сугубо случайной склейкой осколков бывшего СССР, в этом наборе оправданной скорее текущей и изменчивой политической конъюнктурой, нежели более фундаментальными историческими, культурными и пр. обстоятельствами). Во всяком случае, таких обстоятельств можно представить себе существенно больше, чем это задействовано в реальной политике и обыденном сознании членов содружества. Проблемы с идентичностью возникают и в таких образованиях, как, например, ЕС или НАТО, особенно когда встает вопрос о присоединении к ним государств, в обычном понимании не вполне относящихся к Европе, а тем более к Северной Атлантике, даже географически (чего часто не замечают, поскольку на бытовом уровне юго-восточные границы Европы обычно представляются вовсе не там, где они проходят на самом деле). Такие нонсенсы могут не иметь правовых последствий, но важны для определения идентичности, в том числе для информационных баталий вокруг подобных присоединений. Причем это важно как для содружеств и союзов в целом, так и для их отдельных участников, собственная идентичность которых может мутировать с каждым из таких присоединений.

Далее надстрановой уровень предполагает идентичность культур (больших или меньших культурных ареалов), а то и цивилизаций. Так бывший СССР своими границами очевидно перекрывал такого рода культурные, цивилизационные ареалы, объединяя в одном государстве и в одной политической системе крайне разнородные составляющие, например, страны Балтии и среднеазиатские республики.

Даже не самый изощренный анализ показывает, что унификация идентичностей в республиках СССР была гораздо более поверхностной, чем это казалось на первый взгляд, обставлялось внешними атрибутами и пропагандировалось официальной идеологией. При всей формальной идентичности институтов, можно утверждать, что республики Союза жили с достаточно разными политическими системами, даже разными экономиками, не говоря уже о повседневных укладах. Что же касается собственно России как союзообразующего элемента, то имперская сборка СССР была во многом в духе старой российской идентичности, но и с целым рядом существенных отличий, в результате приведших к кризису и распаду. Забегая вперед, надо заметить, что Россия во многом растворилась в «советской империи»

(в том числе и за счет того, что идентифицировалась с ней как с целым), а потому в результате развала Союза оказалась перед необходимостью едва ли не заново решать многие вопросы собственной идентичности. Проще говоря, став Союзом, Россия в определенном смысле (как идентичность) вместе с ним и умерла – и теперь заново мучительно рождается. Что мы и наблюдали недавно в виде агонии, усугубленной неправильными родовыми схватками.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 33 |
 



Похожие работы:

«УЧЕБНИК НОВОГО ВЕКА Л. Ф. БУРЛАЧУК ПСИХОДИАГНОСТИКА Учебник для вузов Допущено Советом по психологии УМО по классическому университетскому образованию в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению и специальностям психологии 300.piter.com Издательская программа 300 лучших учебников для высшей школы в честь 300-летия Санкт-Петербурга осуществляется при поддержке Министерства образования РФ an® Москва • Санкт-Петербург • Нижний Новгород • Воронеж...»

«ГЕРОДОТОВА СКИФИЯ ИСТОРИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ М., Издательство Наука, 1979. — 242 с. АНОНС В книге анализируются данные греческого географа и историка Геродота (V в. до н.э.) о племенах, живших в Восточной Европе в I тысячелетии до н.э. На основе новейших археологических данных известный советский ученый академик Б.А.Рыбаков подтверждает достоверность сообщений Геродота или их пересматривает, устанавливает маршрут путешествия греческого географа, раскрывает содержание легенд, записанных...»

«Открытия, которых никогда не было Предисловие автора Эта книга — плод долгого чтения и многолетних размышлений, а не запланированная научно-исследовательская работа. Меня больше всего интересовали история и география, но в процессе работы вплетались и другие темы, и я надеюсь, что мне удалось пролить свет на избранный мной предмет, дополняя его инфор­ мацией из таких источников, которыми, возможно, не располага­ ют ученые-специалисты. Сейчас многих названий уже нет на картах: Новая Франция,...»

«1. ХАРАКТЕРИСТИКА КАДРОВОГО СОСТАВА 1.1. Сведения о профессорско-преподавательском составе Год Ученая Членство № Ф.И.О. Штатный Ученое Участие в НИР степень, шифр научной в Академиях, рождения Тема Степень п/п преподавателя сотрудник, звание специальности почетные участия (номер из внутренний звания, (с расшифровкой) раздела 2.1) (руководитель, или внешний исполнитель) награды совместитель к. культурологии 24.00.01 руководитель 1 Трофимова Г.П. штатный доцент 1...»

«Прошу вас, читайте эту книгу благосклонно и внимательно и имейте снисхождение к тому, что в некоторых местах мы, может быть, погрешили. Много бессонного труда и знаний положил я в это время, чтобы довести книгу до конца и сделать ее доступною (Сир. предисловие, 1, 5, 6). Люди считают за истину не то, что истинно, а то, что понятно. Непонятно...»

«Экономическая история Учебник для вузов Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений, обучающихся по экономическим специальностям и направлениям Рецензенты: Всероссийский заочный финансово-экономический институт; Ю. Ф. Воробьев, доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ (Институт экономики РАН). Конотопов М. В, Сметанин С. И. Экономическая история: Учебник для вузов. — 6-е изд. — М.:...»

«ЛЯГИН ВИКТОР АЛЕКСАНДРОВИЧ г. Сельцо 2009 г. Л.А. Астахова ЛЯГИН ВИКТОР АЛЕКСАНДРОВИЧ.Сельцо, 2009.- 42 с. Издание осуществлено при финансовой поддержке Управления ФСБ РФ по Брянской области. Набор текста, оформление, компьютерный дизайн – Кузнецов С.Б. Ответственный за выпуск - Кольцова О.П. Отпечатано и сверстано: 241550 г.Сельцо Брянской области, ул.Куйбышева, д.22 А, Центральная городская библиотека. Россия, г.Сельцо Брянской области 2009 г. Астахова Л.А. © Сайт города: www.seltso-city.ru...»

«Кафедра филологии и истории РАБОЧАЯ ПРОГРАММА по_ Истории Кузбасса (ГСЭ.Р.1) для специальности 050303.65 Иностранный язык факультет педагогического образования курс _1_ экзамен _-_ семестр _1 (семестр) лекции _18(часов) зачет _1_ практические занятия _- (часов) (семестр) лабораторные занятия _(часов) самостоятельные занятия _12_(часов) Всего часов _30_(часов) Составитель: д.ист.н., профессор кафедры филологии и истории Дробченко В.А. Анжеро-Судженск 2013 1 Рабочая программа дисциплины...»

«ЕвропЕйская пЕрспЕктива БЕларуси: интЕллЕктуальныЕ модЕли ВИльНюС ЕГУ 2007 г. УДК 316.3(4+476) ББК 60.56(4+4Беи) Е22 Ре д к о л л е г и я : Владимир Дунаев, Светлана Наумова, Павел Терешкович, Игорь Бобков, Валентин Акудович, Татьяна Журженко, Лудмила Кожокари. Ре ц е н з е н т ы : Ковальска М., доктор философских наук, профессор, заведующая кафедрой философии Института социологии Университета Белостока (Польша); Круглашов А., доктор политических наук, профессор, руководитель магистерской...»

«ЛЕНИНГРАДСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ в годы Великой Отечественной войны История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ V' Ленинградский ордена Ленина и ордена Трудового Красного Знамени государственный университет имени А. А. Ж данова В. А. ЕЖОВ, В. В. М АВРОДИН ЛЕНИНГРАДСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ в годы Великой Отечественной войны / Издательство Ленинградского университета Ленинград 1 9 7 5 г., История Санкт-Петербургского университета в виртуальном...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.