WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 33 |

«АЛЕКСАНДР РУБЦОВ РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ И ВЫЗОВ МОДЕРНИЗАЦИИ Москва Экон-Информ 2009 УДК 323.2 ББК 66.3(2Рос)0 Р82 Р82 Рубцов А.В. Российская идентичность и вызов ...»

-- [ Страница 5 ] --

И к этому в какой-то момент слишком приблизилась современная практика средообразования.

В результате возникла принципиально новая эстетическая ситуация в плане взаимоотношений произведения и среды, в самой генетике эстетических вкусов того или иного времени. До XX века художественная культура и господствующие эстетические предпочтения развивались циклами, точно в соответствии с так называемым маятником Вёльфлина: от жесткой упорядоченности и регулярности к большей органичности и естественности – и наоборот.

Только для примера и очень грубо: античный порядок – хаос средневековья – новая гармония Возрождения. Далее то же, но с уплотнением времени: барокко и рококо – классицизм и ампир – эклектика и псевдостили – функционализм и конструктивизм… Однако в ХХ веке этот «маятник» качнулся так, что, по сути, оборвал собственную подвеску.

Функционализм и конструктивизм совпали по времени с идеями и практикой тотальной архитектуры и дизайна – и проблема сразу вышла за рамки эстетики произведения.

В тотальной среде жить плохо не потому, что она выполнена в духе функционалистского минимализма и чрезмерно суха. Тотальное произведение среды было бы не менее, если не более ужасным, если бы оно было выполнено как единый художественный акт и в куда менее регулярной эстетике, например, в барокко или эклектике, в немецком экспрессионизме или душевно разляпистом псевдорусском стиле. Это уже не проблема выбора той или иной эстетической тональности произведения – это проблема приемлемых границ искусства, самой художественно-проектной экспансии. Здесь художественная идентичность целого практически полностью вытесняет и подавляет идентичность индивидуального, которое в реальной жизни во всем этом великолепии самым банальным образом живет. Человек может полностью, самоотреченно идентифицировать себя с музыкальным или живописным произведением – но только потому что это ненадолго и только в контексте (проще – на фоне) художественно неорганизованной эстетической среды – звуковой, цветовой и т.п. Но из архитектуры нельзя выйти, как из «рамки» картины и из музея, из сонаты или из концертного зала. Здесь надо менять уже не стилистику художественного, а сами принципы его включенности во внехудожественное, не эстетику и меру упорядоченности среды, а саму онтологию средообразования.

Забегая вперед, можно заметить, что такая же переоценка ценностей (и ровно в той же логике и по тем же причинам) произошла и в экологическом сознании, в отношении к проектам социальной инженерии, в представлениях о границах регулирования экономики и т.п. Сейчас трудно поверить, что еще где-то около середины прошлого века поэтический образ Земли в духе Уитмена, сплошь заасфальтированной и окутанной сетью электрических проводов, мог вызывать энтузиазм, а не оторопь, даже не сомнение. Равно как и смыслообразы правильно спроектированного общества, нацело запланированной экономики, познанной и технично усовершенствованной природы. Все это надо было попробовать – и всем этим надо было захлебнуться… То же происходит на уровне обыденных практик и структур повседневности, значение которых в идентификации культур, эпох и больших процессов со времен Броделя и Школы Анналов неизмеримо возросло. Системы питания радикально коллажируются. Русская кухня перестает быть тем, что едят русские, а французская – едой французов.

Предпочтения остаются, но в открытой возможности все едят все. И пьют. То же происходит в одежде; в моде перемешиваются и размываются национальные, а отчасти и половые различия. Гендерные различия стираются в социальных ролях и еще кое в чем, например, в сексе. Постепенно размываются системы национальной медицины, впитывающей самые разнообразные, порой плохо совместимые лечебные практики. Переплетаются ветви образовательных систем, как в технологиях обучения, так и в содержании, не говоря уже о нарастающем обмене курсами, преподавателями и учащимися. Информационное пространство становится всеядным, а Интернет своей тотальной доступностью и безграничной представленностью содержаний и вовсе уравнивает потенциал идентичности пользователей, делает его открытым практически без ограничений. Здесь можно было бы обойтись термином «глобализация» – если бы не оскомина от этого слова и необходимость еще раз подчеркнуть, в какой мере этот процесс является тотальным и как он меняет идентичность практически всех околочеловеческих обстановок.

Человек это его мир, а мир современного человека в плане идентичности становится на порядок более сложным, запутанным, раскрытым, податливым и изменчивым. Такие суждения уже стали банальными, но в тоске по идентичности еще остается естественная потребность этот мир все же более или менее понятно собрать и структурировать.

КОНТУРЫ ИДЕНТИЧНОСТИ. СБОРКА

Когда-то в интеллектуальном упорядочении реальности ключевую роль играла философия. Она достраивала научную картину мира до требуемой полноты, выходя за рамки непознанного и позитивно не познаваемого. И она собирала жизненный мир. Это тоже был поиск идентичности – человека и мира, космоса и истории. На такую всеобщую идентичность претендовала каждая из философских Систем.

Системосозидание, по сути, и есть претензия на законченность в плане полноты охвата и синтеза, глубины проникновения и завершенности познавательного процесса: философская Система если и допускает свое развитие (Школа), но все же не отрицание, не пересмотр. Соответственно, принимая ту или иную философию (ее житейские адаптации), общность приобретала ту или иную конкретную, более или менее целостную мировоззренческую идентичность, в которой все увязано и взаимообусловлено.



В нынешнем мире и эта идентичность подвергается эрозии, если вообще остается. Претензии на тотальность сильно ускромнились; философы все чаще предпочитают философствовать на отдельных, своих предметностях. Уже в силу этого идентичность целого оказывается под вопросом.

Сохраняющиеся претензии на Истину не отменяют существенно иного видения места каждой из концепций в общем потоке философствования. Более того, теперь в этом потоке каждая из концепций осознает не только свое место, но и свое время. Исчезает типичное для системосозидания «наконец-то!». Если Аристотель и Декарт, Кант и Гегель, даже Маркс, могли считать, что они «сделали дело», то уже с предыдущего века философы все более склоняются к модели «участия в деле» и к твердой уверенности, что за тобой все равно будут переделывать. То же происходит и в философической жизни, в общественной «утилизации» философии. Теперь оказывается, что общности могут менять философии на протяжении жизни одного поколения, даже неоднократно11.

При этом границы ареалов исповедуемых философий все более утрачивают прямые совпадения с границами социальными, этно-национальными, тем более государственВ этом плане идентичность философии всегда была сложной, двойственной. С точки зрения моделей «прогресса» (направленного движения в истории) философия в классические эпохи всегда занимала промежуточное положение между искусством, производившим в качестве моделей идеальных продуктов человеческой деятельности вечно совершенные, непревосходимые шедевры («поверх» которых ничто не надстраивалось, внутри которых ничто не критиковалось и ценность которых со временем лишь возрастала) и наукой, которая, как правило, надстраивалась над предыдущими концепциями, пыталась включить их в новые теории как частный случай, работала на своего рода отрицании-поглощении и строилась на критике предшественников. Философия в этом плане демонстрирует интересный синтез, в котором включенность философского «произведения» в историю философии не столь линейная, как в науке (при всех оговорках по части научной «линейности»), и не столь дискретная, как в искусстве (при всех оговорках по части «дискретности» художественного развития, точнее художественного процесса, поскольку о развитии в собственном смысле слова в отношении искусства говорить проблематично).

Гегель соотносится с Платоном или Хабермас с Кантом не так, как Эйнштейн с Ньютоном, но и не так, как Роден с Праксителем или Рахманинов с Бахом. Хотя в постсовременной культуре и эти различия в моделях развития все более стираются, сближая искусство, науку и философию в новой идентичности их произведений в отношении их историй. Происходит своего рода конвергенция моделей исторического движения искусства, науки и философии – того, что в советской философии называлось «формами общественного сознания». В этом отношении «неклассическое» в философии, науке и искусстве становится все более похожим. А жаль.

ными и даже политическими. Храм мировоззрения превращается во всемирный философский «базар» (в хорошем, восточном смысле этого яркого слова). Торгующих здесь никто не изгоняет. И на этом «базаре» вовсе не обязательно приобретать какую-то одну вещь; выбор не ограничен ни по числу, ни по направленности. Теперь обывателю, а часто и исследователю, можно быть адептом одновременно разных, порой плохо совместимых философий. Более того, идентичности индивидов и общностей почти утрачивают сколько-нибудь определенные привязки к определенным философиям, которые в этом плане перестают быть идеологиями. В этом смысле понятны сентенции о «смерти философии»: никто не может отнять право философствовать, но и никто впредь не может заставить исповедовать ту или иную философию, навязать ее. И сама философия все менее что-либо навязывает. «Умирает» философия в прежнем смысле слова; есть подозрение, что она (точнее, ее производные) больше не подвигает (почти не подвигает) общности на исторические деяния, реформации и революции, походы и войны. Как и религии (если не думать, что международный терроризм в основе своей вызван именно фундаментализмом, а не более земными соображениями).

Достойной для философии утверждается миссия «смазывания поверхностей» (Р. Рорти) – между культурами и цивилизациями, между человеком и социумом, государством и обществом, знанием и практикой. Это принципиально иная идентичность философии – но и принципиально иная идентичность общества, живущего с такой философией (такими философиями).

При этом многие значимые для идентичности человека и общностей вопросы не исчезают из поля зрения, но спускаются на уровень частной науки либо в теории среднего уровня, в метанауку. Однако здесь идентичность целого снова разбирается на отдельные составляющие, почти независимо друг от друга изучаемые этнографами, культурологами, конфликтологами, социологами, социальными и экономическими психологами, генетиками, даже трансплантаторами и реаниматологами… Собирать это знание, следить за интегральной идентичностью этого постоянно пополняемого и изменчивого целого – отдельная задача. Тем более, что многие наиболее животрепещущие жизненные проблемы обусловлены как раз не той или иной идентичностью самой по себе, а именно конфликтами между этими идентичностями или, наоборот, их неучитываемым резонансным взаимоусилением.

Далее мы попытаемся хотя бы в самом общем виде очертить абрис и внутреннюю структуру этого бесконечно богатого и сложного континуума взаимосвязанных идентичностей. Точнее, речь здесь пойдет даже не о самой структуре этого поля, а скорее о подходах к ее представлению. Задача здесь – не столько выстроить новую конструкцию во всей ее полноте и устойчивости, сколько сломать ограничители старой конструкции, ее методологические и мировоззренческие стереотипы.

ИДЕНТИЧНОСТЬ КАК АНКЕТА. ВОПРОСЫ

Обнаружение идентичности – человека, общности и т.д. – предполагает ответы на вопросы, а значит – своего рода анкетирование и самоанкетирование. Как в каждом опросе, его результат зависит не только от качества ответов, но и от качества вопросов. Поэтому прежде чем штамповать ответы, полезно озадачиться метапроблемой: умеем ли мы себя спрашивать?

Поиск идентичности предполагает ответ на вопрос столь же классический, сколь и животрепещущий: «Кто мы?».



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 33 |
 



Похожие работы:

«Дмитрий Иванович Менделеев – Титан Эпохи Русского Возрождения (доклад) А.И.Субетто, президент Ноосферной общественной академии наук, проректор по качеству Смольного института РАО, д.э.н., д.ф.н., Заслуженный деятель науки РФ Dmitri Ivanovich Mendeleev - Titanium Era Russian Revival (report) A.I.Subetto, president Noospheric Public Academy of Sciences, Vice President for Quality Smolny Institute RAO, PhD, PhD, Honored Worker of Science Уважаемые коллеги! -1Наш Круглый Стол Значение идей...»

«Сталинская истребительная война (1941-1945 годы) Планирование, осуществление, документы Иоахим Гофман. Сталинская истребительная война. Планирование, осуществление, документы. Настоящее издание представляет собой перевод с немецкого оригинального издания Stalins Vernichtungskrieg 1941-1945, опубликованного в 1999 г. F.A. Verlagsbuchhandlung GmbH, Mnchen. Работа Гофмана — взгляд крупного западногерманского историка на политику Советского Союза накануне и во время Второй мировой войны. В центре...»

«RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES Institute for Linguistic Studies ACTA LINGUISTICA PETROPOLITANA TRANSACTIONS OF THE INSTITUTE FOR LINGUISTIC STUDIES Vol. VI, part 2 Edited by N. N. Kazansky St. Petersburg Nauka 2010 ACTA LINGUISTICA PETROPOLITANA ТРУДЫ ИНСТИТУТА ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Том VI, часть 2 Ответственный редактор Н. Н. Казанский Санкт-Петербург Наука 2010 УДК 81 ББК 81.2 A 38 Избыточность в грамматическом строе языка / Отв. ред. М. Д. Воейкова. СПб.: Наука, 2010. — 462 с. (ACTA...»

«ВЛАСТЬ, ОБЩЕСТВО И РЕФОРМЫ в России в XIX — начале XX века: исследования, историография, источниковедение Нестор-История Санкт-Петербург 2009 УДК 94(47)“18”/“191” ББК 63.3(2)52/53 В 58 Издание подготовлено в рамках проекта Власть, общество и реформы в России в XIX — начале XX века: исследования, историография, источники Программы Отделения историко-филологических наук РАН Власть и общество в истории Р ец ен зен т ы : д.и.н. Е.М. Балашов, д.и.н. В.Г. Чернуха О т в ет с т в ен н ы й редак т о р:...»

«ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Программа разработана на основе Федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования, Концепции духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России, планируемых результатов начального общего образования. Изучение курса Окружающий мир направлено на достижение следующих целей: — формирование целостной картины мира и осознание места в нм человека на основе единства рационально-научного познания и эмоционально-ценностного...»

«Усман ибн 'Аффан Третий праведный халиф Москва | Умма | 2012 УДК 28-3(092) ББК 86.38 С16 Сокращённый перевод с арабского: Карима (Екатерина) Сорокоумова Ответственный редактор Кабир Кузнецов ас-Салляби, 'Али Мухаммад С16 'Усман ибн 'Аффан. Третий праведный халиф / Пер. с араб., прим., комм. Е. Сорокоумовой. — М. : Умма, 2012. — 568 с. — Часть текста парал. рус, ар. — (История Халифата). ISBN 978-5-94824-146-3 (История Халифата) ISBN 978-5-94824-158-6 Третья книга из серии История Халифата...»

«За последние два десятилетия движение византийского исихазма и его историческая роль привлекли внимание ученых во многих странах. Недавно появившийся в Revue des tudes byzantines библиографиче­ ский обзор о паламизме охватывает более двухсот книг, статей и изданий текстов, хотя обзор и не полон, поскольку автор почти не знаком с лите­ ратурой вопроса, появившейся на славянских языках, и вообще не ка­ сается искусствоведения.1 Помимо чисто богословских вопросов, относящихся к самому содер­ жанию...»

«Рабочая программа дисциплины История и методология научной агрономии Наименование магистерской программы Адаптивные системы земледелия и Ресурсосберегающие технологии возделывания полевых культур Направление подготовки 110400 Агрономия Квалификация (степень) выпускника – магистр Форма обучения – очная Ульяновск – 2010 1.Цель и задачи дисциплины Цель освоения дисциплины - овладение компетенциями в области истории и методологии получения научных знаний производства продукции из растений для...»

«ВОЛГОГРАД 2012 ББК 28.860г С71 РЕЦЕНЗЕНТЫ: А. А. Спасов, академик РАМН, д-р мед. н., проф., засл. деятель науки РФ, зав. каф. фармакологии Волгоградского государственного мед. университета, Л. Н. Грибина, доц. каф. общественного здоровья и здравоохранения Волгоградского государственного мед. университета, канд. мед. н., член правления Международной конфедерации историков медицины Сперанский В. С., Гончаров Н. И. С71 Очерки истории анатомии [Текст]: научное издание / В. С. Сперанский, Н. И....»

«А. С. Ахиезер Социокультурный словарь по книге Критика исторического опыта Основные термины, используемые в книге А.С. Ахиезера Критика исторического опыта Данный текст получен путем сканирования 3-го тома (Социокультурный словарь) первого издания книги Критика исторического опыта (1991 г.). В связи с трудностями сканирования, приносим извинения за большое число опечаток и отсутствие нескольких статей, не поддавшихся сканированию. АБСТРАКТНОСТЬ - характеристика культуры, социальных отношений,...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.