WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 33 |

«АЛЕКСАНДР РУБЦОВ РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ И ВЫЗОВ МОДЕРНИЗАЦИИ Москва Экон-Информ 2009 УДК 323.2 ББК 66.3(2Рос)0 Р82 Р82 Рубцов А.В. Российская идентичность и вызов ...»

-- [ Страница 26 ] --

Мегапроекты – предприятия, решающие сверхординарные задачи, но с очень высокими рисками. Стартуя в поле открытых возможностей, они часто заводят в исторические тупики.

Велика опасность подмены целей и средств, цена ошибок и злоупотреблений. Как уже отмечалось, в сочетании с современными технологиями воздействия на общество такие риски стали критичными, что вызвало пересмотр самих оснований техногенной цивилизации: фундаментальную критику «инженеризма», проектного и технократического мышления, культ самоорганизации и саморазвития. Что, однако, не отменяет сохранения политической и технической возможности их запуска. А иногда и необходимости.

Уровень риска зависит от мотивов: субъективных (передел власти и собственности, амбиции «верхов» совпадают с ожиданиями «низов») или объективных (страна оказывается перед историческим вызовом, игнорировать который недопустимо). У России такая комбинация только что была потенциала, возникает новое качество: стратегия вырастает в мегапроект, что, в свою очередь, является особым историческим состоянием, со своими возможностями и рисками. В этом смысле мегапроект примыкает к таким категориям, как революция, эволюционное движение, спонтанное развитие, плановый переход и т.п.

на руках: большие проекты логичны для консолидированной власти при переполненной казне, а задачи ликвидации зависимости от экспорта сырья и выхода в инновационное развитие уже были приняты как вызов времени и даже императив выживания48. Теперь казна оскудела, но вызов времени остался.

По уровню исторических претензий это больше реформы – это заказ на новый базис, на смену идентичности. Соблазны ручного управления здесь наивны и опасны: задача решается не запуском ряда централизованно управляемых проектов, а только опережающим изменением отношений в обществе и самой институциональной среды.

Более того, в наших условиях эта задача вообще не решается стандартными методами. Выход перекрыт теневым конфликтом: две принципиально разные экономики (сырьевая и инновационная), сожительствуя в одной стране, вынуждены делить общую институциональную среду (систему права и правоприменения, управленческие схемы и практики, экономику администрирования и стиль руководства). При этом сырьевая экономика непроизвольно питает среду, для несырьевой экономики вредную, а для инноНа расширенном заседании Государственного Совета 8 февраля 2008 г.

в официальном тексте впервые прозвучали слова о том, что речь идет «о самом существовании» страны, причем «без всякого преувеличения». Однако этот пассаж не взорвал аудиторию и даже не вызвал уточняющих вопросов. Видимо публике, а возможно, и самим говорящим нужны время и более сильные встряски для осознания того, что все это уже не форсированная риторика, а реальная оценка перспективы. Не исключено также, что в словах о «самом существовании» слышится риторическое преувеличение, а потому их просто пропускают мимо ушей.

вационной губительную49. Конфронтация на этом поле уже есть: назревшие реформы тормозятся не только инерцией, но и активным сопротивлением. Переход от сырьевой экономике к инновационной достаточно революционен, чтобы вызвать элементы своего рода гражданской войны за государство.

Конфликты за места общего пользования сами не рассасываются. Нужны неординарные меры. В противном случае в борьбе за качество институциональной среды наросты распределительной экономики будут регулярно побеждать, пока она сама не начнет давать сбои и рушиться. В этом сценарии полноценная несырьевая альтернатива может начать свободное развитие только с момента, когда она уже потребуется на замену и в полном строю.

Это еще одна историческая ловушка. Для выхода из нее необходимы сверхординарные интеллектуальные, политические и организационные усилия. Если мегапроект будет решать именно такие задачи – создавать условия для деятельности, и, что особенно важно, для проведения самих реформ – он может сработать (если его не перехватит «машина инерции» и он не обернется наращиванием регулирования).

В этой ситуации возможные издержки «большого планового перехода» весьма высоки, но они ниже издержек пассивных сценариев. Мегапроект становится вынужденным риском.

Это плохо, но таково наше положение.

«Продуктами» экономики, основанной на сырьевом экспорте, в нашей стране являются: плохо контролируемое разрастание машины перераспределения, монополизм и подавление конкуренции, массовая коррупция, бизнес на регулировании и административных барьерах и пр.

Вызов времени может быть либо шансом, либо угрозой.

Шансом можно не воспользоваться, но на угрозу отвечать необходимо50.

Как уже отмечалось, пока угрозы воспринимаются вяло:

в худшем случае инновации окажутся не самыми новыми, темпы роста и благосостояния – ниже прогноза, место в мире – менее амбициозным, чем обещано. Вместе с тем, на уровне большой политики и ответственной экспертизы уже есть более строгие оценки. В случае неудачи институциональных реформ страна в той или иной временной перспективе может оказаться на грани полномасштабного кризиса.

Если серьезные проблемы, а тем более срывы в сырьевой экономике начнутся раньше, чем несырьевой сектор выйдет на требуемые рубежи, следствиями такой несостыковки во времени могут быть:

– откат в мировых позициях по основным экономическим и силовым показателям; свертывание активной внешней политики; сокращение претензий в отстаивании геостратегических интересов страны в обмен на внешние заимствования, необходимые для предотвращения обвала и поддержания минимальных параметров внутренней стабильности;



– провал инновационной стратегии, консервация технологического отставания; срыв крупных исследовательских У нас это соединилось: прямая угроза еще только проявляется, но ответ на нее уже предложен в виде уникальной исторической возможности.

Иногда именно бегство от опасности дает рывок вперед. Для России это привычно: здесь чаще просыпаются, не когда труба позовет, а когда петух клюнет.

и оборонных проектов; новый исход наиболее креативной части населения («человеческого потенциала», на который делается ставка); перехват не доведенных и не внедренных результатов мировыми конкурентами;

– остановка роста ВВП по линии сырьевого сектора и всего, что связано с обращением доходов от сырьевых продаж, начиная с услуг и заканчивая финансовым сектором («отрицательный мультипликатор»); далее – общая затяжная рецессия;

– критическое снижение темпов обновления ввозимой сложной техники, в том числе задействованной в управлении государством и инфраструктурой, а также в оборонных целях;

– потребительский кризис, вызванный дефицитом товаров, завязанных на импорт; свертывание социальных программ с последствиями для политической стабильности, вплоть до открытых конфликтов разрушительной силы;

– размывание накопленной интеграции; возникновение конкурирующих центров притяжения в регионах; новая фаза сепаратизма, вплоть до перспективы дезинтеграции страны и утраты суверенитета.

Это крайние варианты, но их вероятность, как минимум, обсуждаема, а значит, не исключена. Программа-минимум обязана такие сценарии надежно предотвращать. Кроме того, жесткие сценарии – это психологический «кнут»: на одних «пряниках» страна необходимой скорости может не набрать.

На другой чаше весов – уникальный для России исторический шанс.

До сих пор страна продвигалась к свободе и убегавшей от нее современности догоняющими рывками, сменявшимися откатами в отставание и диктатуру. По графику этого «маятника модернизации» опять необходим рывок. Чтобы не отстать навсегда, он должен быть интенсивным. Через некоторое время не вошедшие в инновационный поток страны уже не смогут компенсировать отсталость богатством природы. Падение в «третий мир» для России вряд ли может пройти мирно и без последствий для целостности.

Нет выбора и в идеологии рывка: в новом мире схема «подданные на службе у государства» на дистанции и в целом безнадежно проигрывает модели «государство, обслуживающее граждан». Патернализм более не конкурентоспособен. Нужен последовательный переход к системе отношений, в основе которой Свобода и Право. Без этого невозможно выбраться из колеи сырьевого придатка. Это требует особого напряжения: исторические задачи приходится решать как оперативные.

Положение двойственное: фантастическая сырьевая конъюнктура долго сдерживала реформы, но и вызовы времени таковы, что более жестко мобилизовать на глубинные изменения невозможно. В плане текущих реалий положение для реформ – хуже не бывает, а с точки зрения требований перспективы – лучше не придумаешь. Почти все нужные слова сказаны, планы сверстаны. Если страна за такую долгую историю не смогла обрести свободу, чтобы жить, теперь остается ее принять, чтобы выжить. Тогда есть шанс однажды выяснить, на что в действительности способен народ, если ему не мешать отсталым менеджментом и паразитарными обузами. И тут может оказаться, что мы действительно прячем от себя и мира «русское чудо».

Если же возобладают остаточные порождения «сырьевого благоденствия», небольшая, но отчетливая историческая возможность сделать страну по-настоящему свободной будет упущена, не исключено, что навсегда. Если даже в таком историческом контексте не удастся разорвать цикличность бросков к свободе и откатов в реакцию, общество окажется надолго деморализованным, что хуже потерь в экономике и «железе». Умеренный исторический оптимизм внушает уже не «авось», а «некуда деваться».

Принято считать, что верная постановка задачи – уже полдела. И наоборот, ошибочная постановка делает задачу нерешаемой. Поэтому прежде чем говорить о предстоящей смене идентичности, необходимо адекватно оценить идентичность существующую, правильно выделить в ней главные проблемы.

Формула «переход от сырьевого вектора развития к инновационному» в плане постановки задачи несколько неточна, но этого «несколько» может как раз и хватить на то, чтобы дезориентировать и себя, и общество. В этой формуле пропущена середина – обычные производства, в том числе не относящиеся к высоким технологиям и собственно инновационному сектору. Строго говоря, сырьевой экономике противостоит экономика не инновационная, а просто производящая. Проблема не в том, что мы почти не производим инновационной продукции; проблема в том, что мы, во-первых, вообще мало чего производим, а во-вторых, так и продолжаем терять проекты, производящие компании и целые отрасли. А если нет производства, некуда внедрять и инновации – даже если они будут в изобилии изобретены.

Речь, таким образом, идет о создании экономики, генерирующей инновации, а не о генерировании инноваций для их мучительного внедрения в экономику.

Конечно, в современном мире сами понятия производства и инноваций все более сближаются. В условиях открытых рынков имеет смысл производить только конкурентоспособную продукцию, а таковой является в основном продукция инновационная. И все же для России сейчас главная болевая точка и, соответственно, отправной пункт решения проблемы в другом. Страна, плохо делающая простое и старое, может делать сложное и новое в лучшем случае в качестве экспонатов на выставке достижений.

Кроме того, внедрять инновации «через колено» или все же создавать условия для восстановления производств, для реиндустриализации – это существенно разные, хотя и взаимосвязанные задачи. Здесь требуется достаточно разный инструментарий, разные техники работы, выход на разные исходные проблемы общества. И это разная этика отношения к делу: заниматься инновациями приятно и престижно; убирать завалы на пути восстановления собственно производства – дело тягостное, не дающее быстрых эффектов, а то и просто окунающее в грязь.



Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 33 |
 



Похожие работы:

«Роберт Лейнонен, Эрика Фогт Перевод с немецкого Роберта и Ирины Лейнонен Архитекторы и художники оформили лицо Ст. Петербурга Предисовие В течение многих лет в Ст. Петербурге проводятся конференции, на которых участники предлагают новое и познавательно-ценное на тему Немцы в Ст. Петербурге. Но в то время, когда Роберт Лейнонен приступал к сбору материала для своей биографии немецкого евангелическо-лютеранского Смоленского кладбища, его глас вопиющего в пустыне был лишь среди немногих ему...»

«isbn 978-5-91229-063-3 Полемическая книга участника Великой Отечественной войны, заслуженного деятеля науки РФ Александра Васильевича Огнва Правда против лжи. О Великой Отечественной войне адресована широкому кругу читателей. Она написана после многолетнего изучения научных трудов советских и иностранных авторов, воспоминаний участников войны и ознакомления с многочисленными изданиями СМИ об истории и истоках нашей Победы. Главное внимание в ней сосредоточено на тех событиях Великой...»

«St. Petersburg Center for the History of Ideas http://ideashistory.org.ru Herzen State Pedagogical University of Russia Institute of International Connections Institute of Philosophy of Russian Academy of Sciences St. Petersburg Scientific Center of Russian Academy of Sciences Joint Council on Humanities and the Historical and Cultural Heritage St. Petersburg Center for History of Ideas THE PHILOSOPHICAL AGE ALMANAC 33 CAROLUS LINNAEUS IN RUSSIA St. Petersburg Center for History of Ideas St....»

«В настоящей статье мы рассматриваем материалы, связанные с историей армянского народа, имеющиеся в трудах выдающегося рус­ ского историка Василия Никитича Татищева. Вопрос рассматривается впервые и, на наш взгляд, представляет интерес с точки зрения истории связей русской и армянской истори­ ческих наук и истории вклада русской исторической науки в разработ­ ку вопросов истории армянского народа. Еще на рубеже X V II и X V III вв., в период формирования русской исторической науки, в русской...»

«Детская книга Борис Акунин 2 Книга Борис Акунин. Детская книга скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! 3 Книга Борис Акунин. Детская книга скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! Борис Акунин Детская книга 4 Книга Борис Акунин. Детская книга скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! Сегодня 5 Книга Борис Акунин. Детская книга скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! Обыкновенный необыкновенный мальчик...»

«Николай Викторович Стариков Кто убил Российскую Империю? Кто убил Российскую Империю? Главная тайна XX века.: Яуза, Эксмо; Москва; 2006; ISBN 5-699-15696-8 2 Николай Стариков: Кто убил Российскую Империю? Аннотация Могучая и великая Россия была уничтожена в 1917 году за считаные месяцы. История этой величайшей катастрофы до сих пор во многом загадочна, и вопросов здесь куда больше, чем ответов. Почему заурядный хлебный бунт перерос в революцию? Почему Николай II и его брат так легко отреклись...»

«А. А. Казарницкий НАСЕЛЕНИЕ АЗОВО-КАСПИЙСКИХ СТЕПЕЙ В ЭПОХУ БРОНЗЫ (АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ ОЧЕРК) Санкт-Петербург Наука 2012 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/04/978-5-02-038312-8/ © МАЭ РАН УДК 572(47+57)“632” ББК 28.7 К14 Ответственный редактор канд. ист. наук А. В. Громов Рецензенты: д-р ист. наук А. Г. Козинцев, канд. ист. наук А. А. Хохлов Казарницкий А. А. Население азово-каспийских степей в...»

«Т.Л. Лабутина Британская культура в России в XVIII веке: восприятие, заимствования и отторжение Как известно, история взаимоотношений Англии и России насчитывает более четырех столетий, однако, наиболее прочные основы для культурного диалога двух стран были заложены в Век Просвещения, а если точнее, в период правления Петра I и Екатерины II. Интерес исследователей к данному периоду истории российско-британских отношений не ослабевает и по сей день. Свидетельство тому – выход в свет трудов...»

«Свои теоретические выводы автор делает, обобщая опыт современного развития целого ряда европейских и неевропейских стран. Полагаю, что исследование Лейпхарта окажется небесполезным нашим политологам как с точки зрения общих идей, так и в плане методологическом и методическом. Московское издательство Прогресс предполагает выпустить в переводе на русский язык книгу Лейпхарта под одной обложкой с широко известным произведением американских политологов Габриэла А. Алмонда и Сиднея Вербы Гражданская...»

«Гностики или о лжеименном знании. Сборник О БАШНЕ ВАВИЛОНСКОЙ ( ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ ) Этой книгой мы намереваемся открыть серию Антология мировых проблем. Почему именно гностики? Ведь, если говорить о действительно мировых проблемах (т. е. о тех вопросах, которые волновали и мучили человека на протяжении всей его истории, а не тех, о которых вещают политики и пресса), то, безусловно, центральной будет проблема зла. Именно этому вопросу мы и хотели посвятить первую книгу, но. Но в наши дни, после...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.