WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 33 |

«АЛЕКСАНДР РУБЦОВ РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ И ВЫЗОВ МОДЕРНИЗАЦИИ Москва Экон-Информ 2009 УДК 323.2 ББК 66.3(2Рос)0 Р82 Р82 Рубцов А.В. Российская идентичность и вызов ...»

-- [ Страница 25 ] --

Это усвоили. Тем более что такое настроение вызревало давно и даже оформлялось. Тогда в нашей идентичности это буквально прорвало43. Реформаторам начала 1990-х пришлось обещать народу, страстно захотевшему настоящего, что реформы дадут эффект в ближайшем будущем.

Даже сейчас трудно сказать, в какой мере здесь сочетались собственные иллюзии, искренние заблуждения – и ложь во При первой возможности эта идея сразу вышла далеко за стены кухонной политологии. Один из мультфильмов конца советской эпохи, так и назвался: «Завтра будет завтра», а рефрен его главной песенки звучал и вовсе вызывающе: «Нет, нет, нет, нет! Мы хотим сегодня! Нет, нет, нет, нет! Мы хотим сейчас!».

спасение. Как бы там ни было, новому изданию гайдаровцев постоянно напоминали, что никакое «завтра» уже не пройдет, будь оно трижды в алмазах.

Но вместе с тем, как ни парадоксально, в этом самом настоящем сразу хотелось не того, что было реально возможно, а именно мгновенного воплощения Проекта. Оценивать настоящее в сравнении с тем чудовищным и катастрофическим, что могло бы быть, никому в голову не приходило.

Толком это не приходило в голову и власти. Недавно Е. Гайдар признался, что самой своей нелюбимой чертой считает «отсутствие красноречия». Но это была черта и всего его правительства, порой в диапазоне от косноязычия до немоты. Хотя здесь сошлись и субъективное, и объективное: провал гуманитарной составляющей политики как следствие инженеризма (см. Введение) – и реальное «нечего сказать» в условиях, когда по правде из хорошего сказать было действительно нечего. В итоге сыграли в молчанку с народом, для которого одно из главных: «А поговорить!».

Новое правление в этом отношении оказалось в крайне выгодной позиции. С одной стороны, оно пожинало плоды и ближайшие следствия той стабилизации, которая уже начиналась и прямо вытекала из предыдущего периода, а c другой – оно в полной мере эксплуатировало фантастические доходы от сырьевых продаж. Это позволило «подкормить настоящее». Даже при том, что новая официальная идеология и в пропаганде, и стратегическом планировании явно увлекалась картинами будущего (правильнее их было бы назвать «полотнами», «панорамами», рисующими феерические прорывы России на мировой арене в экономике, в международной политике, в научно-технической сфере и в качестве жизни), это не вызывало массового отторжения – причем во многом именно потому, что настоящее было «прикормлено». Даже так называемые «национальные проекты»

были не совсем проектами (в строгом смысле этого слова), а скорее распределением средств в реальном времени.

Теперь панорама будущего на глазах схлопывается. Картины Великого Прорыва, вставания с колен и разбега перед почти вертикальным взлетом с самого начала были избыточно яркими44. Это во многом объяснимо тем, что они были едва ли не главной частью предвыборного пиара конца 2007 – начала 2008 годов. Но теперь перегретые ожидания, наложившиеся к тому же на кризис, рикошетят по власти, причем скорее даже именно по правительственному блоку.

В этой ситуации власть оказывается зажатой собственными привязками и преданностью настоящему, невозможностью вернуть общество к идее мобилизации во имя будущего.

Причем даже не во имя светлого будущего, а просто ради выживания. Риторика «острова стабильности» в «тихой гавани» изобразила мягкую посадку из взлета в кризис, но верность обязательствам (прежде всего социальным) перед настоящим продолжает оставаться главным рефреном. Пока неясно, ждет ли и эту риторику судьба «тихой гавани», Как ни парадоксально, они были не столько принадлежностью предвыборной кампании преемника, сколько пиаром президента уходящего.

В момент передачи власти «из рук в руки» во всю мощь разворачивалась «предвыборная» кампания того, кто не избирался, но должен был во многом остаться во власти реальным центром. Соответственно, величие начинаний помогало подать преемника как «продолжателя дела».

но ясно, что эти позиции будут сдаваться последними.

Именно потому, что они последними реально и являются45.

Но главная проблема заключается в другом. За этим и в самом деле преходящим мировым кризисом маячит другой – обвал сырьевой экономики вкупе с провалом в собственном производстве (а значит, также в инновациях и наукоемком хайтеке). В условиях крайне тяжелой и агрессивной инерции эта перспектива настоятельно, категорически требует Проекта, даже Мегапроекта – при всех опасениях и ожиданиях худшего от такой формы работы с будущим. Как войти в такой проект не нагнетая регулирования (точнее, прямого руления), а наоборот, расковывая зажатый потенциал нации? Как не ограничить пространство маневра и не залезть в «приватное пространство других поколений»

(С. Чижков)? Это проблемы одновременно и концептуальные, и организационные, управленческие. И политические.

А во многом и социально-психологические: как войти в модернизацию через мегапроект в условиях, когда перед этим целый век набил оскомину от будущего?… Тут можно только посочувствовать. В любом кризисе главная установка (причем установка именно для всех): ужаться сейчас, чтобы выжить и заново стартовать завтра. Но это – Проект. А впечатление такое, что страна только и ждет, что ее снова начнут кормить завтраками.

И заранее готовит резкий ответ на это виртуальное питание. Кризис приходится проходить практически без ресурса призывов к антикризисной мобилизации и временным жертвам. Это трудно.

ИННОВАЦИОННАЯ МОДЕЛЬ КАК СМЕНА



ИДЕНТИЧНОСТИ. МЕГАПРОЕКТ

В складывающейся ситуации разговор о намечаемых изменениях имеет крайне напряженный характер.

Прежде всего, явно недооценивается глубина требуемых изменений. Ставшие затертыми формулировки: «избавление от нефтяной иглы», «преодоление зависимости от экспорта сырья», «инновационное развитие», «экономика знания», «наукоемкие производства», «высокие технологии» и т.п. в сознании общества уже мало что отражают. Все это воспринимается скорее в духе привычных лозунгов научнотехнического прогресса, подъема производства и пр.

На самом же деле, как уже отмечалось, смена вектора с сырьевого на инновационный означает, по крайней мере, в наших условиях, кардинальную смену идентичности – экономической, политической, социокультурной, а главное ментальной. Эта задача по своим масштабам и сложности ничуть не менее эпохальна, чем обуздание рынка и построение плановой экономики или, наоборот, построение на развалинах плановой экономики хоть какого-то подобия цивилизованного рынка. В ряде отношений такая задача даже более масштабна: здесь предстоит сломать многие вековые традиции в стране, которая раньше вывозила лён, пеньку и лес, а теперь занимается экспортом углеводородов Подробнее см.: А. Рубцов, С. Богословский. Мегапроект для России:

идеология, стратегия, курс. М., 2007; А. Рубцов, С. Богословский. Мегапроект. О формате и контурах стратегии национального развития, М., 2008.

и металлов, то есть ровно тем же самым – при всех модернизациях нашего выдающегося топливно-энергетического комплекса. Как будет показано ниже, экспортно-сырьевая ориентация – это отнюдь не только тип экономики, но и во многом предзаданная социально-политическая система, достаточно определенный способ взаимоотношений между государством и властью, с одной стороны, и обществом и людьми – с другой.

Далее, эти требуемые изменения будут (если будут) происходить в мире, который в этом отношении сам стремительно меняется. С нашей привычной уверенностью в том, что неровная, но счастливая российская натура всегда позволяла и впредь будет позволять вдруг собираться и наверстывать упущенное, мы можем вовсе выпасть из инновационного будущего (как уже во многом выпали из инновационного настоящего). Поэтому предстоит менять не только свои обстоятельства и свою природу, не только то, что мы есть, но и то, как мы привыкли изменять себя.

В традиционной российской идентичности изменений требует сама парадигма отношения к ситуациям, историческим задачам и техникам самоизменения. В том числе в плане пересмотра эффективности в современных условиях разного рода спасительных мобилизационных прорывов, проектов, рисуемых из головы или по совету заинтересованных экспертов и реализуемых в режиме пресловутого ручного управления. То, как мы сейчас входим в модернизацию, во многом гарантирует ее провал уже самой методой затеваемых изменений.

Наконец, эта требуемая смена идентичности имеет теперь совершенно другую меру императивности. Теперь это в самом прямом смысле слова вопрос существования – по крайне мере, для той России, какой она привыкла ощущать себя в мире и как целое. Разговоры про то, что Россия либо будет великой, либо ее не будет вовсе, напыщенны, риторичны и опровергаются данностью. Но если задача смены вектора развития не будет решена, страну ждет не просто прозябание в прежней идентичности, а болезненные изменения даже той идентичности, какая есть сейчас, причем в крайне нежелательных направлениях.

Ситуация уже меняется. Засилье советской идеологии и тотального планирования выработало в обществе стойкое неприятие всего «программного». Однако последнее время отмечено повышенной активностью в поиске доктринальных идей и особо крупных решений. В официальные тексты возвращаются идеологичность и стратегические горизонты. В обществе это уже не вызывает явного и массового отторжения (как это было на излете коммунистического проекта или в эпоху ельцинского правления). Восстановив позиции в текстах власти, идеология вновь прорастает в рабочие программы, реализуемые государством с массированным использованием политических, административных и финансовых ресурсов. Это принципиально: страна, в которой идеология возможна не только в текстах, но и в реализации, «в материале» – уже другая страна, другая идентичность. С возвратом идеологии и техник ее «материализации» происходит глубокая трансформация режима без изменения правовой формы.

Ситуация неординарна в целом ряде отношений Во-первых, даже в этой форме намеченная стратегия смены вектора развития – не рядовой план действий. Это именно Большой Проект и проект именно самоизменения – план другой страны. Переход от сырьевой экономики к инновационной, превращение «человеческого капитала» в главный ресурс развития, создание конкурентоспособного государства на основе реально работающего права – все это задачи исторические в самом строгом смысле слова.

Во-вторых, перед кризисом в стране уже начала складываться большая рабочая конструкция, в которой доктринальные установки передаются в пошаговые программы, а далее в оперативное планирование и систему практических приложений. Уровень влияния смыслов на ресурсы в этой вертикали уже выше среднего (независимо от качества такого влияния). Это делает идеи потенциально реализуемыми (хотя и неизвестно, с какими результатами), но зато и реальность на выходе становится идеологичной.

Связка большого проекта с заряженной рабочей конструкцией – явление особенное и редкое. Ситуации, когда планы больших маршевых переходов обеспечиваются сконцентрированными ресурсами, известны в истории как режим мегапроекта47. Масштаб формулируемых целей, В этом контексте мегапроект понимается как специфическая, особо плотная сборка идеологии и стратегии, тактического и оперативного планирования, «машины воплощения». Без спецификации данного явления оно не схватывается как целое, а его решающие особенности остаются вне поля зрения. В стандартных ситуациях стратегии не выходят из своей функциональной ниши. Когда же они пронизывают вертикаль программирования и реализации при наличии огромного исполнительного уже задействованных мощностей и стянутых стратегических резервов свидетельствует о том, что страна близка к тому, чтобы войти в такой режим. Кризис еще более ускорил наращивание государственного вмешательства в процесс. Режимы мегапроекта имеют особые возможности, но и чреваты крайне неоднозначными последствиями.



Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 33 |
 



Похожие работы:

«Эта книга о том, как понять Украину. Через историю, через характер современных ее жителей, через прогулки и поездки по ней. Издание названо полным, так как не ограничивается только культурой и историей украинского народа, но и проводит проверенными маршрутами по городам и весям страны. Легко ориентируясь по картам-схемам, вы будете совершать реальное или воображаемое путешествие по Украине, параллельно читая интересные истории, связанные с различными ее местами. Вы узнаете много интересного о...»

«Список художественной литературы по названию № № произведения книги п/п Огненный Авва. Александр Поляков 1 681 Алтарь затворенный. Василий Никифоров-Волгин 2 1124 Аги и Эмма. Игорь Коларов 3 823 Архиерей. Иеромонах Тихон. 4 721 Афонские рассказы. Александр Дворкин. 5 850 Афоризмы о законах жизни. В сочельник роза не цветёт. 6 1154 Сергей Барсов Безьязыкие колокола. Светлана Летт 7 10 Вопреки. Ю. Хохрякова 8 65 Внимая Божьему велению. Иеромонах Роман 9 1149 Глубь - трясина. Николай Блохин 10 29...»

«Аннотация История водки – не занимательная история пьянства. Где впервые появилась водка? Этот вопрос приобрел государственное значение, когда Запад вдруг выступил с отрицанием приоритета России. Исследование В.В.Похлебкина убедительно доказывает: Только водка из России – настоящая русская водка! Содержание КАК И ПОЧЕМУ ВОЗНИКЛА ЭТА КНИГА 9 ВВЕДЕНИЕ 22 Обзор источников и их оценка 28 Часть первая. Происхождение спиртных 31 напитков в России в IX-XV веках и их терминология Глава 1. ТЕРМИНОЛОГИЯ...»

«прорыв к свободе Под редакцией Наталии БуБНовой РОССПЭН Московский Центр к арнеги 20 лет без Берлинской стены: прорыв к свободе Под редакцией Наталии Бубновой Москва россПЭн 2 011 УДк 327 ББк 66.2(0) Д22 20 Years Without the Berlin Wall: A Breakthrough to Freedom Электронная версия: http://www.carnegie.ru/publications. книга подготовлена в рамках программы, осуществляемой некоммерческой неправительственной исследовательской организацией — Московским Центром карнеги при поддержке Oak Foundation....»

«История изменений ВЫПУСК ДАТА Внесенные изменения Примечание ВЫПУСК 1.1RU Первоначальное издание, русская версия. 2006.07 i ARIA SOHO Руководство по программированию Содержание СОДЕРЖАНИЕ Таблица аббревиатур и ключевых слов Глава 1. Введение 1.1. СТРУКТУРА РУКОВОДСТВА ПО ПРОГРАММИРОВАНИЮ 1.2. КАК ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ДАННЫМ РУКОВОДСТВОМ 1.3. ПРИЛОЖЕНИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ ARIA SOHO Глава 2. Функции системы 2.1. ФУНКЦИИ ОБСЛУЖИВАНИЯ ВХОДЯЩИХ ВЫЗОВОВ 2.1.1. Назначение приема входящих вызовов (Ring Assignment)...»

«АГАЕВ ЮСИФ АХМЕДОВ САБУХИ Ак-Коюнлу - Османская война (1472-1473 годы) Баку - Элм - 2006 1 Научный редактор - профессор, д.и.н. П.Дарабади Рецензенты - к.и.н. Багирова М. к.и.н. Ф.Гусейн Дизайн - М.А. Гусейнов АГАЕВ Ю.Ш., АХМЕДОВ С.А. АК-КОЮНЛУ-ОСМАНСКАЯ ВОЙНА. Баку, Элм, 2006. - 128 с. ISBN 5-8066-1372-0 Представленная книга посвящена малоизученной теме - обзорному анализу Ак-Коюнлу-Османской войны 1472-1473 годов. Война между двумя тюркскими государствами - азербайджанским государством...»

«Автор проекта и главный редактор Наталья Милованова Фотоматериалы Наталья Милованова Архивные фотоматериалы из коллекции Анзора Агумаа Редколлегия Е.В. Чернега, Н.В. Цикаришвили Дизайн и верстка Олег Цеквава Справочник-путеводитель Апсны • Абхазия содержит общие сведения о природе, истории, курортах и достопримечательностях Республики Абхазия, а также справочную информацию о здравницах, гостиницах, экскурсиях, активном отдыхе, правилах пересечения границы и другие сведения для тех, кто хочет...»

«Рязанцевы Соликамск 2010 ББК 63.3 Б 73 Б 73 М. В. Богданов Рязанцевы — Соликамск, 2010. — 32 стр. В очерке на основании обширного краеведческого материала и многочисленных архивных источников рассказывается о истории Рязанцевых, живущих на соликамской земле вот уже пятый век. Книга рассчитана на широкий круг читателей — на всех, кто интересуется историей Соликамска. © М. В. Богданов, 2010 © Оформление. В. К. Бадалов, 2010 ISBN 978-5-91252001-3 Рязанцевы Рязанцевы — одна из древних вятских...»

«Книга подготовлена при поддержке РГНФ Люди 20-го числа Мир провинциального российского чиновничества конца XVIII - начала XX века. Книга подготовлена при поддержке РГНФ Т.И. Любина, С.Н. Смирнов, Ю.В. Бодрова И.Г. Мельникова, О.Е. Думенко, N.M. Gerth Л 93 Люди 20-го числа. Мир провинциального российского чиновничества конца XVIII - начала XX века. В книге в популярной форме представлены результаты исследования провинциального чиновничества конца XVIII – начала XX в. Основное внимание уделено...»

«Дорогие коллеги, недавно вышла моя новая книга. О распространении мне пока ничего неизвестно, помещаю Введение. Риторика  тоталитаризма: становление, расцвет, коллапс (советский опыт) Как бы ни был тоталитаризм ограничен во времени и пространстве, он часть человеческой истории, а тоталитарный дискурс – фактор риска для экологии языка и экологии культуры. Поэтому изучение риторики тоталитаризма не может рассматриваться лишь как эпизод из прошлого отдельных стран. Страх перед тоталитаризмом...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.