WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 33 |

«АЛЕКСАНДР РУБЦОВ РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ И ВЫЗОВ МОДЕРНИЗАЦИИ Москва Экон-Информ 2009 УДК 323.2 ББК 66.3(2Рос)0 Р82 Р82 Рубцов А.В. Российская идентичность и вызов ...»

-- [ Страница 24 ] --

Это, кстати, хорошо видно и в экономике, и в том, как могут группироваться при авторитарной власти патриотически озабоченные и традиционалистски ориентированные деятели искусства, творчество которых в боОбщество усматривает здесь определенно направленные тенденции, хотя и гадает, являются ли эти историософские штудии вкупе с соответствующими художественно-публицистическими откровениями прямым заказом от власти или же это пока результат угадывания еще только предполагаемых настроений начальства, его идейно-политического вкуса. Но в любом случае возникает видимый разрыв в идентичности политического образа страны. Византийщина и секулярный монархизм в демократической упаковке в качестве официальной идеологии и политической доктрины с точки зрения действующей Конституции и политического законодательства заведомо нелегитимны и просто нелегальны, неконституционны. К тому же они никак не подходят «на выезд», для цивилизованных внешнеполитических контактов и построения приличного внешнего образа страны. Поэтому напрямую предлагать власти подобный политический проект и соответствующий ему «костюм» не всегда получается. Кроме того, прямое озвучивание таких политических проектов пока еще может вызвать в стране погромную критику. Отсюда более или менее прозрачное иносказание, почти эзопово – если бы не щедрые ресурсы и прайм-тайм на телевидении (например, воодушевленные повествования о том, как византийские правители подминали под себя власть, заодно с современными им олигархалее либеральное время расценивалось творческой интеллигенцией не иначе как салонный китч. Этих людей сторонились за умение раскрашивать, но неумение рисовать (при всем фотореализме), за стилистику индийского кино в русской живописи и скульптуре. Подделки под свободу в политике притягивают подделки под традицию в искусстве.

ми). Сюда же можно приплюсовать очевидный дефицит отражения того прогрессивного в нашей исторической, культурной, интеллектуальной традиции, что по мысли, духу и эстетике соответствует образу, который у нас номинально закреплен в качестве политической идентичности страны и регулярно, на высшем уровне подтверждается в текстах, имеющих политический, идеологический и доктринальный статус. Проще говоря, проблема даже не столько в известной трансляции расправ с византийскими олигархами, сколько в том, что такое кино не имеет противовеса, более того – самого эфирного «места» под такой противовес. Не говоря о заказе. Если нынешний президент заявляет, что свобода всегда лучше несвободы, то где в идеологически значимых передачах на центральных каналах телевидения хоть что-то, что восславило бы свободу, а не призывало добивать падших?

Опасный век, недобрые какие-то сердца… Расставание с советской идеологией сопровождалось массовыми призывами эмансипировать прошлое от настоящего. Предполагалось, во-первых, освободить прошлое от идеологических искажений и политических тайн, а во-вторых, вернуться к нашей «подлинной» исторической идентичности. В период обвальной деидеологизации и политического безвременья многое в плане расчистки идеологических нагромождений и заполнения пустот в истории все же состоялось. Но затем маятник качнулся в обратную сторону, пока еще с малой, но уже заметной амплитудой.

Не дожидаясь возврата к более брутальным историческим спекуляциям, впору ставить вопрос об эмансипации настоящего от прошлого, от его новой мифологизации. Если нас продолжают пугать образом «Ивана, не помнящего родства», то, не впадая в безродность, надо все же отчетливо представлять себе, кого именно нам прочат в ближайшие родственники из прошлого и куда такое родство реально ведет. Историческое изложение это всегда код, который необходимо раскодировать, «распаковать».

Прежде всего, такая «распаковка» нужна, чтобы четко увидеть проектируемое настоящее и будущее в том прошлом, которое предлагается в качестве «подлинной» идентичности и продолжаемой традиции. Иными словами, речь идет о том, чтобы вскрыть современный проект, маскируемый «историей» – ангажированными историческими оценками и нарративами. Вообще говоря, это не безмерно сложная (хотя и по-своему опасная) задача – откровенно прописать современным профессиональным языком, в современных понятиях и логиках тот геостратегический, общественно-политический, социально-экономический, культурный и т.п. проект, который прячется в предлагаемой ретроспективе, в поднимаемой на щит версии нашей истории и национальной традиции. Из этого общего проекта также достаточно легко и убедительно выводятся вполне конкретные изменения в геополитике, внутриполитическом курсе, в системе управления экономикой, социальной жизнью и т.п., о которых уже мечтается, но которые пока еще официально артикулировать считается неосторожным. Это было бы особенно показательно, поскольку услужливые интерпретаторы истории сами подчас почти открыто, с трогательной непосредственностью проговаривают свои политические идеалы и мечтания.

Такая расчистка проектов из-под оболочек исторического повествования нужна не только чтобы «идентифицировать идентичность», которая в качестве нормативной предлагается настоящему через образы прошлого, но и чтобы идентифицировать наше политическое настоящее. Проблема здесь в том, что, как уже отмечалось, номинальное и реальное в нашей государственной системе, политике, экономике, социальной сфере и т.п. – это все достаточно разные идентичности.

Ключевыми здесь являются слова «мы строим». Если что-то строят, значит, этого еще нет, по крайней мере, в достаточном объеме. Но по Конституции мы уже: демократия, в которой народ является единственным сувереном и источником власти; правовое общество, в котором верховенствует власть Закона, гражданам предоставляются равные возможности и ничьи права не ущемляются; государство политического плюрализма с прямым запретом на монополизацию политики и т.п. С точки зрения жизни любая стройка – это существенно другая идентичность, чем законченное здание, даже если в нем «всего лишь» сквозят окна, в решающие моменты отказывает оборудование, а крыша «крышует» не то, что положено проектом. В этой переходной идентичности (а мы себя все еще и мыслим как переходное общество, как общество «транзита») все очень неустойчиво, ненадежно, а главное, обеспечено многочисленными индульгенциями на связанные со стройкой неудобства. А поскольку эти индульгенции не оформляются, а только расплывчато подразумеваются, они санкционируют практически любые объемы недоделок и любые сроки их устранения. Таким образом, мы имеем: хороший проект Демократии, Права и честного Рынка, но в будущем; бурную стройплощадку, в пыли и шуме которой мало что видно и мало кого слышно – но зато в настоящем; жизнестроительную традицию в прошлом, но по-разному толкуемую и все чаще тянущую прочь от прогрессивных качеств утвержденного проекта. Поэтому в околоофициозных описаниях национальной традиции и надо проявить скрытые переделки проекта – чтобы эти описания не создавали еще больше пыли и не ухудшали слышимость.



Другая сторона эмансипации настоящего от прошлого заключается в понимании самобытности как возможности свободно реализовывать свою самость в настоящем. Выше уже предлагалась формула самобытности как возможности «быть самому», причем в каждый момент переживаемого времени. Быть самому – это значит не подчиняться другому. Самобытность обычно и толкуют как неподчинение чужеродным влияниям. Но при этом источники такого влияния почти без исключений трактуются географически, «по-соседски». Однако не менее чужеродным для настоящего может быть тот или иной эпизод из прошлого своей же страны. И наоборот, опыт других стран и народов может в какой-то момент оказаться ближе собственной традиции.

В конечном счете, это всегда результат оценки и выбора.

Чужая «Пражская весна» на данном этапе политического и нравственного развития может оказаться нам много ближе родного сталинизма. Строго говоря, в этом плане у нас нет никаких моральных обязательств перед собственной историей; мы не обязаны делать скидки только на то, что это «наше». Скорее наоборот, у истории есть моральные обязательства перед нами. Она обязана быть жесткой в самооценках и уметь самым безжалостным образом осуждать то, что является национальным позором, тянет назад, лишает перспектив.

Другая опасность в обращении с традицией – ее музеефикация, умерщвление в настоящем. Это хорошо видно на примере возрождения традиционной иконописи в России.

В результате избыточно строгого отслеживания канона (не говоря уже о более прозаических причинах) сплошь и рядом возникают заведомо мертворожденные подражания, когда традицией не живут, а формально ее воспроизводят.

В результате появляются зализанные новоделы, не умеющие стареть – но при этом демонтируются действительно живые и свежие работы в церковной архитектуре и монументалистике, хотя в них живой традиции оказывается куда больше. Живая живопись подменяется традиционалистским макияжем. То же нередко проявляется в неумеренном декорировании всего и вся в стиле «а ля рюс», неприлично развесистом, в отличие от известного стиля конца XIX – начала XX века (хотя даже тот назывался псевдорусским).

Во всех этих и им подобных ситуациях недостаток вкуса и обычная бездарность сложно сочетаются с реальной невозможностью воспроизвести в доскональном, но живом виде многие качества ушедшей традиции. Художественная культура дает здесь урок, значимый, возможно, не только для искусства. Уважение к своему прошлому состоит не в том, чтобы выкапывать и заново раскрашивать покойников.

Все это особенно важно для нации, которую не без оснований называют историософской.

Выход из коммунистического проекта сопровождался еще одним освободительным актом – эмансипацией настоящего от будущего. Как только в идеологической цензуре сделались послабления, одной из первых была распубликована идея о том, что стране пора уже перестать регулярно жертвовать настоящим во имя будущего, что пора научиться, «как все нормальные люди», жить сегодняшним днем, а не в вечных проектах, какими бы многообещающими они ни были. На тот момент это была сильная крамола: она била коммунистическую идеологию в одно из ее самых солнечных сплетений.

Здесь сразу проступают два интригующих момента:

один тактический; другой почти субстанциальный.

Устремленность в проект, во-первых, позволяет ввергать общество в очередную мобилизацию, а во-вторых, дает власти универсальное и долгое алиби, списывая неустроенность и тяготы (а с ними и собственные провалы) на фазу строительства, обычно нескончаемого. Отнять такой проект – значит не только лишить идеократию этих главных опор, но и дискредитировать ее бессмысленностью прежних жертв, ошибочностью и даже безнравственностью обращения с современниками как с «материалом для будущего».

Однако в этой жертвенности во имя проекта, как в капле воды, отразились и другие черты традиционной российской идентичности: 1) повышенная идеологичность, готовность ввергаться в эпохальные, хотя и сомнительные предприятия, падкость на духоподъемную риторику и посулы, наконец, просто доверчивость; 2) ведомость, низкая самооценка и предрасположенность к земным культам;

3) униженность перед лицом государства и власти, вообще всякого начальства, несамостоятельность и вторичность Лица. Без всего этого не загнать огромную страну в теплушки, стартующие в якобы светлое будущее. Но тогда справедливо и обратное: идея отдать должное настоящему немало подрывает массовую идеологичность, снижает уровень стадности, выдвигает с заднего плана приватное и ведет к десакрализации власти, ставя ее в ответственное положение. Признание ценности настоящего автоматически повышает ценность человека – уже даже не поколения!

И одновременно опускает на место власть (поскольку всякий Большой Проект – всегда прерогатива государства).



Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 33 |
 



Похожие работы:

«Проезжающие мимо небольшого села Рогачево, что в Дмитровском районе Московской области, обычно поражаются величием и красотой Никольского храма, расположенного в центре села. Откуда в этой глуши такое великолепие?, - спрашивают они местных жителей. Люди, впервые входящие в этот храм, нередко чувствуют, что у них от неожиданности закружилась голова при виде великолепных высоких сводов над головой. И все тот же вопрос: Почему в небольшом селе вдали от Москвы построен такой чудесный храм?. Узнать...»

«Введение Экомузеи (этноэкологические музеи-заповедники) – это разновидность музеев под открытым небом, в которых архитектурно-этнографические, археологические, естественно-исторические памятники восстанавливаются на первоначальном их местонахождении в естественной жизненной природной среде, в привычном окружении человека. Сам термин экомузей впервые употребил в 1971 г. на Девятой генеральной конференции ИКОМ, а затем ввел в научный оборот французский музеолог Юг де Варин [Варин, 1985, с. 5]....»

«Александр МАНАСЯН КАРАБАХСКИЙ КОНФЛИКТ КЛЮЧЕВЫЕ ПОНЯТИЯ И ХРОНИКА Ереван – 2005 УДК 325 ББК 66.3 (2 Ар) М 230 Манасян А. Карабахский конфликт: Ключевые понятия и хроника. — М 230 Ер. НОФ “Нораванк”, 2005. - 216 с. Ключевые понятия, в которых представляется Карабахская проблема, и принципы, предлагаемые для ее урегулирования, получают разноречивые толкования в дипломатических и политических кругах. Между тем сама история конфликта, отраженная в общепризнанных документах, позволяет во многих...»

«Н.Н. Крадин Империя Хунну Издание 2-е, переработанное и дополненное Москва • Логос • 2001 УДК 930 85 ББК63 3( 5) К78 Крадин Н.Н. К78 Империя Хунну. Изд. 2-е, перераб. и доп. - М.: Логос, 2001. -312 с. ISBN 5-94010-124-0 Книга представляет собой значительно переработанное издание монографии 1996 г, посвященной первой кочевой империи в истории Центральной Азии Империи Хунну (209 г до н. э. -48 г н. э.) Как и почему хунну (азиатские гунны) создали могущественную державу, приводившую в ужас...»

«МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ СТРАНИЦЫ ЕВРЕЙСКОЙ ИСТОРИИ Рига, 2008 1 UDK 94(100) (=411.16) 3-362 Книга в живой, популярной форме обращается к основным периодам и событиям в судьбе еврейского народа, полемизируя с антисемитскими взглядами, напоминает о трагических уроках истории. Иллюстрация на обложке: Микеланджело Буонарроти. Пророк Иеремия. Фрагмент росписи плафона Сикстинской капеллы. 1511 г. ISBN 978-9984-803-02-9 © А. Заславская Рига, 2008 2 Моим дорогим и любимым детям и внукам посвящаю. 3 “История...»

«АУКЦИОН № 15 РЕДКИЕ АНТИКВАРНЫЕ КНИГИ, РУКОПИСИ И АВТОГРАФЫ 23 мая 2013 года, 19:00 Москва, Никитский пер., д. 4а, стр. 1 · 1 МОСКВА, 23 МАЯ 2013 Предаукционный показ с 17 по 22 мая 2013 года (с 10:00 до 20:00, кроме понедельника) по адресу: Москва, Никитский пер., д. 4а, стр. 1 (м. Охотный ряд) Справки, заказ печатных каталогов, телефонные и заочные ставки по тел.: (495) 926 4114, (985) 969 7745 или по электронной почте: knigoved@yandex.ru Интернет каталог www.vnikitskom.ru или...»

«Аннотация В современной истории России нет более известного человека, чем Иосиф Сталин. Вокруг него не умолкают споры, а оценки его деятельности диаметрально противоположны. Нет политика, которому бы приписывали столько не сказанных им слов и фраз. Нет государственного деятеля, которого бы обвиняли в стольких не совершенных им преступлениях. Как же разобраться в этой неоднозначной личности? Лучший способ – обратиться к документам и воспоминаниям тех, кто знал его лично. Книга Николая Старикова...»

«АУКЦИОН № 6 РЕДКИЕ АНТИКВАРНЫЕ КНИГИ, РУКОПИСИ И АВТОГРАФЫ 27 сентября 2012 года, 19:00 Москва, Никитский пер., д. 4а, стр. 1 · 1 МОСКВА, 27 СЕНТЯБРЯ 2012 Предаукционный показ с 18 по 26 сентября 2012 года (с 10:00 до 20:00, кроме понедельника) по адресу: Москва, Никитский пер., д. 4а, стр. 1 (м. Охотный ряд) Справки, заказ печатных каталогов, телефонные и заочные ставки по тел.: (495) 926 4114, (985) 969 7745 или по электронной почте: knigoved@yandex.ru Интернет каталог www.vnikitskom.ru или...»

«Духовный мир Елены Блаватской Лицевая сторона обложки, на голубом фоне Н.К. Рерих. Мудрость Востока. Махатма – летописец. 1922. Холст, темпера. Музей Н.К. Рериха в Ярославле. на торце книги - Сергей Целух 2 Обратная сторона обложки, на голубом фоне Н. Рерих. И мы трудимся. Из серии Санкта. 1922. Холст, темпера.. Международный Центр Рерихов, Москва, Россия. Н.МММ КН. Рерих. И мы не боимся. Анонс Книга Духовный мир Елены Блаватской повествует о выдающейся личности мировой истории и культуры,...»

«Цель настоящей статьи – охарактеризовать систему границ в Воеводине XVIII в. и раскрыть процесс развития сербской культуры в ней на перекрестке культурных влияний. Положение сербов в Австрийской монархии 1690 год был судьбоносным для значительной части сербского народа. В ходе войны Священной лиги (Австрии, Венеции, Речи Посполитой и с 1686 г. России) против Турции 60000–70000 сербов во главе с Печским патриархом Арсение Ш Црноевичем переселились с Балкан в Австрийскую монархию. Безудержными и...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.