WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 33 |

«АЛЕКСАНДР РУБЦОВ РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ И ВЫЗОВ МОДЕРНИЗАЦИИ Москва Экон-Информ 2009 УДК 323.2 ББК 66.3(2Рос)0 Р82 Р82 Рубцов А.В. Российская идентичность и вызов ...»

-- [ Страница 22 ] --

В политическом сознании России начала нового века вновь просочились на поверхность свойства и черты архаики с характерной персонификацией власти, упованиями на нечеловеческие качества Отца нации, падкостью на фантастические посулы нового национального величия и готовностью торговать с властью собственной свободой по цене «ниже стоимости активов». Вкус к этому возродился и в самой власти, что при новейших техниках и технологиях воздействия на сознание чревато для общества и страны неприемлемым ущербом.

Сейчас трудно заранее и точно предугадать, как поведет себя общество (по крайне мере, значительная его часть) в условиях кризиса и при хроническом ухудшении положения: начнет ли оно взрослеть, освобождаясь от патерналистского сюсюканья и продажности за конфеты, или все так же будет отводить душу в крике и ломании еще вчера любимых игрушек. В прошлый кризис и перед ним – на излете советского периода – у общества было много поводов и времени, чтобы набираться самостоятельности, критичности и рефлексии. Но теперь все происходит очень быстро, и люди могут просто не успеть выйти из навязанной им игры, так и остаться в ней – но только сломав правила и в острой ситуации сыграв уже не в поддавки. Для власти это было бы худшим вариантом. И не лучшим вариантом для страны, в которой выплески архаического сознания с примитивными, но сильными реакциями на происходящее ни к чему хорошему не приводили. Наращивая инфантилизм в обществе, власть сокращает для себя возможности в критических ситуациях разговаривать с обществом «по-взрослому» – рационально и без перехлестывающих эмоций.

Здесь уместно еще раз обрисовать схему соотношения слоев идентичности и скоростей течения времени в этих слоях, тем более, что она практически одинакова при решении задач: а) понимания существующей реальности и б) ее практического изменения.

Итак, попытка понять некоторое явление, имеющее достаточный исторический масштаб, требует углубления в прошлое (или, что то же самое, в глубины геологии идентичности); причем, чем более основательный исторический масштаб имеет данное явление, тем более далекие экскурсы в связанную с ним предысторию приходится совершать и более глубокими шурфами в толщу идентичности внедряться. Здесь действует принцип, прямо противоположный всякому аналитическому альпинизму: «Назад и вниз!».

То же самое – в случае практического изменения реальной общественно-политической, социально-экономической, культурной и т.п. практики. Чем масштабнее и радикальнее такое изменение, тем более глубокие слои идентичности приходится затрагивать и тем большие исторические инерции приходится преодолевать.

Таким образом, в обоих случаях (в понимании и в практике) мы последовательно углубляемся в прошлое и в пласты идентичности – и тут же обнаруживаем, что такое углубление часто бывает поверхностным, а значит, не соответствующим масштабу исторической и политической задачи.

Так, сталинизм как явление имеет свою историю – но такую же (причем весьма поучительную) историю имеет и попытка осмысления данного явления, его анализа и критики, а также его политической, моральной и интеллектуальной дискредитации.

Сначала сталинизм был осужден как культ личности.

Процесс шел в несколько этапов и не вполне последовательно, с возвратами, отголоски которых слышны и сейчас.

Однако уже в начале «второй оттепели» ставилась задача рассмотреть проблему в формате сталинизм без Сталина, то есть как самодостаточную систему, которая, помимо усилий тирана, имела и свои собственные исторические посылы, мотивы, закономерности и характеристики, не сводимые к личности и к личностям39. Уже тогда было понятно, что фигура вождя иногда слишком много на себя оттягивала, мешая понять сталинизм как исторически подготовленное и многим обусловленное историческое явление. Однако традиция персонификации власти возобладала и в деле ее низвержения.

См. Б. Орешин, А. Рубцов. Сталинизм: идеология и сознание. В кн.:

Осмыслить культ Сталина. М., «Прогресс», 1989.

Далее разбирательство со сталинизмом и в политике, и в науке, и в публицистике демонстрировало классический поступательный экскурс в прошлое – а тем самым и в более глубокие пласты этой социально-политической идентичности. Некоторое время Ленин и ленинизм были главной позитивной альтернативой Сталину и сталинизму. Но уже на следующем этапе оценки в одночасье изменились на прямо противоположные: ленинизм и сама Революция были представлены как прямые предтечи сталинизма (при всей неоднозначности, а местами и конфликтности взаимоотношения этих периодов и идеологий). Далее, будто по инфернальному графику, наступила очередь Маркса, у которого стали выявлять «доктринальные ошибки» – пусть во многом поверхностно и прямолинейно, конъюнктурно и политически ангажированно, но зато вполне в логике поступательного углубления в предысторию идей и явлений. Чуть позже отчасти затронули российский революционаризм позапрошлого века, но без анализа его истоков и смысла, почти на уровне «какая сука разбудила Герцена?». На этом общество удовлетворилось, поскольку были исчерпаны знакомые, идеологически и политически заряженные персоналии.

В интеллектуальной зоне углубление в историю еще какоето время продолжалось, но все, что выходило за рамки низвержения пантеона советской идеологии, прежнего общественного интереса уже не вызывало. Европейский революционаризм, Просвещение с его жестким профетизмом, прогрессизм Нового Времени, постсредневековый титанизм и т.д. и т.п., включая проектно-преобразовательный пафос самой техногенной цивилизации – все это если и переосмыслялось, то в отдельных текстах, не в жизни40.



Тем не менее, при всей непоследовательности и ограниченности такого демарша в отношении предыстории, здесь важен сам факт: сознание общества в осмыслении идентичности самоё себя и значимых явлений спонтанно двигалось именно по этой траектории – последовательно, как по ступеням, углубляясь в прошлое, в толщу идееносных слоев.

Однако в реальной работе с собственной идентичностью, в практике самоизменения, такой подход выглядит менее выраженным и последовательным. Политика и управление редко всерьез углубляются в толщу изменяемой идентичности, предпочитая работать на уровне событий, в «пыли истории».

Как уже отмечалось, есть явная, во многом закономерная и почти непреодолимая асинхронность в изменении идентичности в разных слоях ее эволюции. Поскольку пласты движутся с разной скоростью и в разных временах, история идентичности оказывается историей сплошных отставаний и забеганий. Этот исторический «обоз», как правило, крайне растянут; тылы отстают, авангард то и дело отрывается, в итоге лишаясь простого жизнеобеспечения. Прорывы регулярно зависают. Отсюда хронические возвраты, «вторые издания», начинания заново и т.п.

С одной стороны, не было заказа и спроса, поскольку и революционаризм, и профетизм, и титанические замахи, и масштабные проектнопреобразовательные установки – все это входило и входит в кредо и новой политической элиты. С другой стороны, критически переоценивать эти установки не было достаточных поводов, поскольку скольконибудь серьезного интеллектуального давления на власть со стороны интеллектуального сообщества в этом плане не оказывалось.

Однако важно отделить объективную неизбежность этой асинхронности (вызванную реальной разницей скоростей движения времени в разных слоях) от ее субъективной обусловленности тем, что разницу скоростей в движении пластов не видят, не понимают, не учитывают и на сглаживание такой асинхронности специально не работают.

Вместе с тем, если бы различие быстрого времени поверхности и медленного времени глубинных слоев идентичности было абсолютным, мы имели бы, во-первых, идентичность вечно разорванную, а во-вторых, идентичность, разрывы в которой в истории никогда не сглаживаются и только усугубляются. В действительности же на больших временных дистанциях средние скорости движения в пластах в целом выравниваются, отчего идентичности разных слоев и расходятся, но и сходятся. В результате мера их взаимосоответствия колеблется вокруг некоторого более или менее приемлемого параметра. Изменения в событийных слоях ярки, сравнительно быстры, по историческим меркам иногда практически мгновенны – но редки. Изменения же в рутинных пластах, наоборот, медленны, но постоянны. Более того, событийная история периодически отстает от изменений в глубинных пластах, что и приводит в итоге к скачкообразным, порой революционным сдвигам.

Так, хрущевская оттепель привнесла целый ряд сильных и во многом убедительных изменений событийного уровня, но не успела достаточно затронуть глубинные, рутинные слои сознания и несвободы, укорененной в практиках повседневности41. Поэтому она была свернута в результате политической интриги сравнительно безболезненно, почти без социальных потрясений и подавления массового политического протеста. И наоборот, во время «застоя», когда в событийных слоях «большой политики» движение было практически заморожено, в нижних, глубинных слоях сознания и бытовой политической культуры продолжало медленно, но необратимо оттаивать то, что не успело оттаять во время хрущевской оттепели. Если анализировать структуры и практики повседневности, микрофизику власти и дисциплинарные техники, работающие автоматически, на рутинном, бытовом уровне, то окажется, что страна вошла в «застой» в одном качестве, а вышла из него совершенно другой. В плане внутренней свободы и защиты приватного, «вторая», горбачевская оттепель, конечно же, многое давала обществу, но в целом сама догоняла спонтанную либерализацию коллективного сознания и повседневных отношений. А часто – не догоняла.

Почему в итоге и перешла в ельцинскую квазиреволюцию.

Сейчас мы сталкиваемся с теми же инерциями глубинных пластов, которые в силу ускорения процесса начинают одновременно работать и против модернизации – но и против политических возвратов, которые модернизацию блокируют.

Вместе с тем, нельзя не отметить, что именно в это время началось расселение коммуналок и переселение граждан в отдельные квартиры, что имело сильнейший социальный эффект в плане разложения коммунального сознания и формирования сознания приватного. Как бы мы ни относились к хрущобам, к этим «фанерным» пятиэтажкам без лифта, с корявыми планировками и немыслимо минимизированной площадью, свою поистине историческую роль они сыграли. Приватные пространства в жилой среде формировали приватные пространства личности, в сознании и психологии, в самом типе социальности. Но сработало это уже много позже.

С одной стороны, в нашей политической, властной идентичности, в ее рутинных слоях, многое осталось не только от большой российской традиции, но даже и от недоизжитого сталинизма. Так, система массовых репрессий не исчезла, но переместилась из области обеспечения государственной политики в область окошмаривания бизнеса и работы на самообеспечение. Раньше эти структуры шли на запах крови – теперь их модернизированные преемники идут на запах денег. Например, система обязательного нормирования, контроля и надзора превратилась в род предпринимательской деятельности, в «самостоятельную»



Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 33 |
 



Похожие работы:

«П. Р. Кызласов История Южной Сибири в средние века 'о М осква В ы г'и а я ш кола • 1984 Р а й о н н а я 6 -кй с. М илькоео На WHfc. Б Б К 6 3. 3 ( 0 ) 4 (2Р57) К 97 Рецензенты : к а ф е д р а а р хеол оги и К ем ер о в ско го госуд арств ен н ого уни верси­ т ета (за в. к аф ед р о й проф. А. И. М арт ы нов); академ ик А. П. О кладников Р е к о м ен д о в ан о к издан и ю М и нистерством вы сш его и средн его сп ец и альн ого о б р а зо в а н и я С С С Р К ы зласов JI. Р. К 97 И стория Ю ж...»

«Э. М. Бартошевич, Е. И. Борисоглебский Свидетели Иеговы Москва – 1969 Издательство политической литературы Бартошевич Эдуард Михайлович Борисоглебский Евгений Иванович Б26 Свидетели Иеговы М., Политиздат, 1969. 216 с. (Б-ка Современные религии). Книга рассказывает о современном состоянии, идеологии, культе, вероучении секты свидетелей Иеговы, распространенной почти во всех странах мира. Авторы сообщают интересные факты, разоблачающие социальнополитическую демагогию руководителей секты,...»

«СОДЕРЖАНИЕ ЮРИСПРУДЕНЦИЯ ОБЩИЕ ГУМАНИТАРНЫЕ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ДИСЦИПЛИНЫ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ КОМПОНЕНТ ПЕРЕВОДЧИК В СФЕРЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ НЕМЕЦКИЙ ЯЗЫК ФРАНЦУЗСКИЙ ЯЗЫК ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ КУЛЬТУРОЛОГИЯ ПОЛИТОЛОГИЯ РУССКИЙ ЯЗЫК И КУЛЬТУРА РЕЧИ СОЦИОЛОГИЯ ФИЛОСОФИЯ НАЦИОНАЛЬНО-РЕГИОНАЛЬНЫЙ КОМПОНЕНТ ЛОГИКА ЭКОНОМИКА МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА. МЕЖДУНАРОДНАЯ ЭКОНОМИКА ЛАТИНСКИЙ ЯЗЫК ПРАВОВАЯ РИТОРИКА 1 КНИГООБЕСПЕЧЕННОСТЬ САРАТОВСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ АКАДЕМИИ...»

«Краеведческий спецвыпуск Ростов-на-Дону 2012 Все начинается с детства. Краеведческий спецвыпуск 2012 78 В 84 Все начинается с детства: сборник методико-библиографических и служебных материалов. Краеведческий спецвыпуск/ ГБУК РО Ростовская областная детская библиотека имени В.М. Величкиной.- Ростов-на-Дону, 2012.- 57 с. Ответственный за выпуск: Томаева И.Н. Технические редакторы: Рыбак С.В., Зеленчук В.И. © ГБУК РО Ростовская областная детская библиотека имени В.М. Величкиной, 2012...»

«Краткая история философии Дерек Джонстон 2 Книга Дерек Джонстон. Краткая история философии скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! 3 Книга Дерек Джонстон. Краткая история философии скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! Дерек Джоннстон Краткая история философии 4 Книга Дерек Джонстон. Краткая история философии скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! Введение Предположим, вы знакомитесь с какой-либо философской книгой. В...»

«2004 РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт философии Научные редакторы: А.М.РУТКЕВИЧ (ответственный), И.С. Вдовина. © Издательство Искусство XXI век, 2004 © Макет, художественное оформление И.В. Балашов, 2004 © OCR Palek, 2010 ISBN 5-98051-012-5 СОДЕРЖАНИЕ А.М. Руткевич. ПРЕДИСЛОВИЕ Т.А. Кузьмина. АНРИ БЕРГСОН М.С. Козлова. ЛЮДВИГ ВИТГЕНШТЕЙН A.M. Руткевич. ЭДМУНД ГУССЕРЛЬ И.А. Михайлов. ВИЛЬГЕЛЬМ ДИЛЬТЕЙ Н.С. Юлина. ДЖОН ДЬЮИ Л.Б.Макеева. РУДОЛЬФ КАРНАП Б.Л.Губман. ЖАК МАРИТЕН Г.М. Тавризян....»

«Оглавление Предисловие к русскому изданию (В.Казанцев) Предисловие Глава I. Гадкий утенок Глава II. Юный стотан Глава III. Первые мировые рекорды Глава IV. Встречи в Калифорнии Глава V. Я финишировал третьим Глава VI. Цель: 3:59,0 Глава VII. Что за будущее! Глава VIII. Дуэль на финишной прямой Глава IX. Самая большая неудача Глава X. Весь штат гордится! Глава XI. Поражение и. новая цель Глава XII. Битва со Снеллом Глава XIII. Турне по Европе Глава XIV. Идеальный бегун на выносливость Глава XV....»

«8 Круглый стол 8 Региональный мониторинг: анализ Арабской весны КС 8. Региональный мониторинг: анализ Арабской весны Виловатых А. В., Москва Современные мусульманские идеи социального прогресса Аннотация В статье рассматриваются современные идеи социального и политического развития, актуальные для государств мусульманского мира. Статья адресована специалистам в области социологии, политологии, религиоведения, философии, а также всем, интересующимся данной проблематикой. Ключевые слова: социум,...»

«Б.Г. Капустин Гражданское общество: исчезающая реальность (стенограмма доклада) В.С. Малахов. Уважаемые коллеги, сегодня у нас второе заседание постоянного семинара Гражданство в условиях глобализации: политическое и культурное измерение. Прошлое заседание показало, что мы не умещаемся в маленькой аудитории, и это очень приятно. На этот раз аудитория у нас большая, и я представляю основного докладчика, главного научного сотрудника ИФ РАН Бориса Капустина. Тема его выступления – Гражданское...»

«Семья Тарасовых в Петербурге: XVIII — начало XX века* А. Т. Офенгейм з Знатокам истории Петербурга фамилия Тарасовых говорит о многом. Их привезли сюда в начале 1720 х годов строить но вый Парадиз, и они с честью выполнили порученное им дело, не забыв при этом, разумеется, и себя. Среди Тара совых были плотники, столяры, резчики, корабелы, стро ители, купцы, лекари, банкиры, военные. Город рос у них на глазах и отчасти их трудами, и они росли и богатели вместе с ним. Петербург начал строиться,...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.