WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 33 |

«АЛЕКСАНДР РУБЦОВ РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ И ВЫЗОВ МОДЕРНИЗАЦИИ Москва Экон-Информ 2009 УДК 323.2 ББК 66.3(2Рос)0 Р82 Р82 Рубцов А.В. Российская идентичность и вызов ...»

-- [ Страница 21 ] --

Основательность этого исторического вызова такова, что для выхода из сложившегося положения стране необходимо выяснять отношения не с «лихими девяностыми» или с чем-то более или менее близким по времени, а практически со всей геологией собственной идентичности, с вековыми традициями и привычками. Это проблема не данного дуумвирата, а едва ли не всей российской истории. Здесь России предстоит разбираться с Россией, а не с предшественниками по правлению и конкурентами в политике. Или же будет реализован «инерционный сценарий», о последствиях которого (особенно отдаленных) думать опасно для психики, а говорить опасно для жизни.

Дело отчасти упрощается тем, что Россия сейчас не просто совершает цивилизационный переход, пересматривая свои взаимоотношения с «традиционно российским». Например, в процессе продолжающейся декоммунизации она одновременно осуществляет частичный возврат – причем возврат как раз к тому самому российскому, что было более или менее прогрессивным для своего времени (по нашим местным и даже по мировым масштабам), к тому, что было брутально порушено сначала революцией, а потом почти веком тоталитарного и посттоталитарного «обновления».

С этой точки зрения Россия, догоняя Запад и тех, кто успел за ним вовремя последовать, в целом ряде отношений не уходит от себя, но возвращается к себе. Она движется вперед, одновременно как бы возвращаясь назад, к своим же собственным ценностям, навыкам и укладам, когда-то и в какой-то степени почти обретенным, но затем революционно утраченным32.

Но дело и осложняется тем, что Россия не просто заново входит в цивилизацию, но входит именно в тот момент, когда эта цивилизация пересматривает собственные основания, сама переживает цивилизационный сдвиг. Мы прыгаем с одной движущейся платформы на другую, думая, что догоняем поезд, от которого вечно отставали, тогда как сам этот поезд в этот самый момент резко сворачивает, а в чемто и начинает двигаться в обратном направлении. Здесь особенно легко промахнуться.

Только один пример из деловой этики: как выглядят новые русские на фоне приличного бизнеса, но не западного, а купцов и промышленников дореволюционной России; как они выглядят на фоне устоев, например, российского старообрядчества, а не в контексте протестантской этики (о которой у нас теперь болтают на каждом углу, часто не зная, ни в чем она состоит и на каких трансцендентных мотивациях основана, ни кто такой Макс Вебер).

Все это происходит в условиях жесточайшего дефицита времени. Поэтому вопрос об изменении идентичности в конечном счете упирается в проблему скорости.

В отношении скоростей в нашей ситуации все очень неоднозначно. Глядя на перипетии политических и экономических реформ конца прошлого века, можно сокрушаться их пробуксовками и половинчатостью, но можно и, наоборот, поражаться их темпам и глубине, едва ли не беспрецедентной в истории (в пересчете на единицу времени).

Можно стенать о том, насколько наш народ не готов к начавшимся изменениям, но можно, наоборот, поражаться тому, насколько легко и быстро этот же самый народ – хотя бы наиболее активной своей частью – возродил в себе то, что умерщвлялось десятилетиями. Проблемы жизни и политики заключаются в преодолении инерций, но для исследователя проблема состоит в другом: в объяснении того, каким образом тот же самый народ вошел в стремглав начавшиеся изменения с гораздо большей готовностью, чем того можно было ожидать от общества, затравленного почти веком коммунистического перевоспитания. И это важно политически. В самом деле: если, как утверждается, народ «не готов к свободе», зачем столько средств, политических усилий и эфирного времени тратить на то, чтобы затолкать его назад в несвободу? Если народ «не готов к самостоятельности», зачем обрезать последние островки самостоятельности у тех, кто к ней готов много больше суверенного руководства? Если в сознании общества и без того много архаики и инфантильности, зачем всему этому потакать и так усердно, целенаправленно культивировать?

В подобных ситуациях многое зависит от соотношения разных скоростей, распределенных по пластам залегания и изменения идентичности. Как уже отмечалось, в социальной практике даже относительно простые процессы нередко попадают в сложнейшие водовороты или «пустоты» неоднородного исторического времени и именно из-за этого оборачиваются массовыми стрессами и политическими катаклизмами. Но если различать быстрое и медленное время, то окажется, что в социальной реальности каждому из таких времен соответствует своя «физика» реальности и процессов, зеркально противоположная физике обычной, материальной. Если в физическом мире малые объекты живут в малом времени (в ничтожно малом времени перемещения и существования, вплоть до 10–23 сек.), то в социальном мире обычно бывает ровно наоборот: большое живет в малом времени событийных изменений, а малое – во времени Большой Истории. Если в физике микромир живет на сверхкоротких длительностях, а микрофизика прочитывается именно на предельных скоростях, то микрофизика власти (то, что во власти достаточно мало, чтобы быть невидимым), наоборот, принадлежит именно медленному времени и большим длительностям33. Чтобы ее разглядеть, надо увидеть ее в движении: в неподвижном состоянии она практически не видна, как и всякий хорошо закамуфлироЗдесь идея «микрофизики власти», как ее исследовал М. Фуко, продуктивно соприкасается с идеей «длинных волн», как их исследовал Ф. Бродель. Иначе говоря, здесь сходятся две, пожалуй, самые сильные парадигмы новой политической философии и истории.



ванный объект. А чтобы увидеть ее движение, надо настроить зрение на другие длительности, синхронизировать его с предельно малыми скоростями. Так, чтобы увидеть движение часовой стрелки, надо, как минимум, сесть и замереть, то есть, говоря теоретически, изменить характер движения во времени и в пространстве самого наблюдателя.

Как и сверхскорости в физике, медленное время в истории было открыто34. Оказалось, что под пеной царствований и президентств, под рябью войн и легислатур, реформ и реформаций, революций и бунтов, выборов и путчей, политических убийств, шокирующих открытий и ярких новшеств – подо всем этим (как говорил Ф. Бродель, под «пылью истории»), лежат невидимые невооруженным глазом длинные волны эволюции систем питания и одежды, лечения и наказания, обучения и воспитания, контроля и надзора, контактов и нравов и т.п., включая весь комплекс бытовых, повседневных, обыденных практик и отношений. Эти изменения имеют другую темпоральную природу, нежели то, что в истории случается.

По словам Броделя, история «учит нас бдительности в отношении событий. Мы не должны мыслить исключительно категориями краткосрочной перспективы…»35. Он настаивает на «особой ценности длительных хронологических единиц»36.

Это сделал Фернан Бродель, вслед за Люсьеном Февром заложивший основы историологической «школы “Анналов”». Предметом его объемистых и скрупулезных исследований стали структуры повседневности, причем не сами по себе, а именно в их медленном, почти незаметном изменении.

Бродель Ф. История и общественные науки. Историческая длительность. – В кн.: Философия и методология истории. М., 1977. С. 134.

Там же. С. 117.

Бродель, по сути, открыл новую, несобытийную историю – и новое время этой истории37.

Если с этой точки зрения взглянуть на Большую Историю, то можно обнаружить, что событийные и медленные ритмы не просто сосуществуют, то отстраняясь друг от друга, то вступая в активный контакт. Во взаимоотношениях быстрого и медленного времени есть определенные принципы, формы, свой специфический для каждого времени характер. И эти принципы и формы сами меняются во времени. В истории меняется характер внутреннего устройства самой истории. Что, по идее, должно было бы составить особый предмет – предмет метаистории. Такого рода метаистория могла бы описывать характер изменения самой истории – своего рода историю истории38.

Правда, уже ближайшие последователи Броделя почувствовали опасность одностороннего увлечения представлениями о коллективном бессознательном как о «заповеднике длительных процессов» (выражение Броделя). «Это вело к отрицанию созидательных способностей текущего времени, внезапных резких изменений, когда прошлое и будущее как бы сливаются, а настоящее бывает исключительно насыщенным» (Вовель М.

К истории общественного сознания эпохи Великой Французской революции. – В кн.: Французский ежегодник. М., 1986. С. 132). Но при этом уже у самого Броделя обозначена идея множественности времен: «Любая современность включает в себя различные движения, различные ритмы: «сегодня» началось одновременно вчера, позавчера и «некогда» (Бродель Ф.

Цит. соч. С. 129.). «…История мира – не один, но множество потоков»

(Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм ХV–XVIII вв. Том 3. Время мира. М., «Прогресс», 1992. С. 8.).

Это сродни идее метаанализа идентичности: характер изменения идентичности сам по себе является одной из черт идентичности данного субъекта. В то же время термин метаистория не надо путать с близкой по звучанию мегаисторией (см., в частности: Сандерсон С. Мегаистория и ее парадигмы. – В кн.: Время мира. Альманах современных исследований по теоретической истории, макросоциологии, геополитике, анализу мировых Здесь возможны разные векторы воздействия: быстрой истории на историю медленную – или наоборот. Сверхбыстрые, революционные изменения начала прошлого века в России пробудили дикую архаику, казалось бы, умершую, а на самом деле дремавшую в нашем особо коллективном бессознательном. Затем эта архаика воспользовалась новыми, мощными и эффективными технологиями воздействия на массовое сознание. Так, сталинизм в своей конкретно-исторической форме (в отличие, скажем, от ленинизма) был бы невозможен без радио, не говоря уже о массовой прессе. Затем в крупнейшей в истории человечества войне сошлись два тоталитаризма, с одной стороны, одинаково оснащенных новейшим (на тот момент) вооружением и новейшими (на тот момент) технологиями массового поражения сознания, а с другой – взнузданных одинаково архаичными формами политического вождизма и социального помешательства. Уже к концу ХХ века в мире возникли ядерные державы с допотопной экономикой, достаточно отсталой ментальностью основной массы населения и не самыми цивилизованными наклонностями в верхних эшелонах политики. И наконец, в самом начале ХХI века ближневосточный терроризм показал, какие искры высекаются при соприкосновении архаичного сознания с новейшими технологиями, причем даже не самыми разрушительными, а почти безобидными в обычных условиях (самолет).

систем и цивилизаций. Вып. 1. Новосибирск, Научно-издательский центр ОИГГМ СО РАН, 1998). Мегаистория это всего лишь история предельно больших длительностей, в максимуме – от Большого Взрыва до современности. Это не предполагает взгляда «с другого этажа», с метауровня, т.е. анализа изменчивости изменений – или изменения самой изменчивости (производная).

В нашей ситуации такие соприкосновения также весьма опасны. Тем более, что в России вообще склонны время от времени впадать в ментальную и политическую архаику.

Причем независимо от вектора процветания или бедствований. В 1990-е годы общество несколько повзрослело политически. Но уже намек на стабилизацию при минимальной подкормке из средств от сырьевого экспорта обозначил признаки впадения в политическое детство, готовность льстить и клянчить, строго дозируя протест и капризы.



Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 33 |
 



Похожие работы:

«ЦЕРКОВНАЯ ИСТОРИЯ ЕВСЕВИЯ ПАМФИЛА КНИГА ТРЕТЬЯ 1 Таковы были события в Иудее. Святые же апостолы и ученики Спа­ сителя рассеялись по всей земле. Фоме, как повествует предание, выпала по жребию Парфия, Андрею — Скифия, Иоанну — Асия, там он жил, там в Ефесе и скончался; (2) Петр, по-видимому, благовествовал иудеям, рас­ сеянным по Понту, Галатии, Вифинии, Каппадокии и Асии. Под конец жизни он оказался в Риме, где и был распят головой вниз: он сам счел себя достойным такой казни. (3) Надо ли...»

«www.e-puzzle.ru Сарвананда Блустоун - доктор философии. После нескольких лет преподавательской работы он ушел из академической науки и провел некоторое время в ашраме в Индии, а затем - в духовной общине в штате Орегон. В настоящее время живет и работает на севере штата Нью-Йорк, США. Сновидения помогают нам понять себя, активизировать творческие способности, преодолеть страхи, истолковать события жизни, исцелить тело и душу. В своих исследованиях автор использует колоссальный опыт и знания в...»

«Утверждаю Согласовано Рассмотрено на Директор ГБОУ СОШ Зам. директора по УВР МО Начальных классов №1877 Люблино _ В.Г.Буц протокол №_ _И.Ю. Ибрагимова 02.09.2013 от 02.09.2013 02.09.2013 Председатель МО _ В.А.Силичева Приказ № РАБОЧАЯ ПРОГРАММА По окружающему миру 3 Б класс Учитель Смахталина С.Ю. 1 Пояснительная записка Рабочая программа разработана применительно к учебной программе курса окружающий мир для 3 классов общеобразовательных учреждений Авторской программы А. А. Плешакова Окружающий...»

«РИМСКОЕ ПРАВО Е. В. Афонасин РИМСКОЕ ПРАВО Учебник Разработан в рамках реализации Программы развития НГУ Новосибирск 2013 Е. В. Афонасин. Римское право. Учебник. Новосибирск, 2013. – 216 с. Учебник включает в себя полный набор материалов, необходимых для проведения теоретических и практических занятий и осуществления текущего и итогового контроля успеваемости студентов по дисциплине римское право. Основной раздел включает в себя систематический разбор основных институтов римского права с особым...»

«ОТ ГЕОРГИЯ ПОБЕДОНОСЦА ДО РОМАНОВЫХ. (ХРОНОЛОГИЯ ИСТОРИЧЕСКИХ СОБЫТИЙ. ИЩУ ИСТИНУ) Содержание (Оглавление) 1.1.1. От автора. 1.1.2. Словарь. Значения древних слов, фраз и названий. 1.1.3. Великие люди мира и просто знаменитости. 1.2.1. Азбука кириллицы. Попытки прочтения. 1.2.2. О латинских и славянских языках. 1.2.3. О русской письменности. 1.2.4. Арабские надписи на русском оружии. 1.3.1. Имена. Население и территории Руси. 1.3.2. География. Марко Поло. Рим. Великий Новгород. Владимир....»

«Мадуров Д. Ф. Традиционное декоративное искусство и праздники чувашей. — Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 2004. — с. 287, ил. В книге проведено доскональное исследование декоративной резьбы по дереву, художественной обработки металла, структуры костюма и украшений древних чувашей. Это позволило автору по-новому подойти к вопросу об исторических корнях и этногенезе чувашского народа. Праздники и обряды чувашей рассматривается с исторической точки зрения в сравнении с праздниками других народов....»

«Силламяэ (1946 - 1989 г.г.) Силламяэ 2004 2 К читателю Становление города Силламяэ можно разделить на два периода: до и после перестройки. В свою очередь первая часть тоже представляет собой два временных периода: поселок Силламяэ (с 1946 до 1956 г.) и город Силламяэ (с 1957 г.) Что сегодня знает молодое поколение, многочисленные гости о том, как закладывался, рос, развивался будущий город? Вот для них, а также, чтобы вспомнить добрым словом старожилов города, тех, кто стоял у его начала, и...»

«Е.П. Островская О.О. Розенберг и его путь к Абхидхармакоше (к 90-летию со дня смерти) Статья посвящена процессу формирования теоретического подхода к изучению буддийских философских памятников. На основе анализа эпистолярного наследия О.О. Розенберга и его монографии Проблемы буддийской философии рассматриваются этапы изучения трактата Абхидхармакоша Васубандху (IV–V вв.). Ключевые слова: абхидхарма, абхидхармакоша, буддизм, буддийская философия, Васубандху, Розенберг, Щербатской. Настоящая...»

«АЛЕКСАНДР ДАНИЛОВИЧ АЛЕКСАНДРОВ (1912–1999) Биобиблиографический указатель РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ МАТЕМАТИКИ им. С. Л. СОБОЛЕВА АЛЕКСАНДР ДАНИЛОВИЧ АЛЕКСАНДРОВ (1912–1999) Биобиблиографический указатель Научные редакторы Ю. Г. Решетняк, С. С. Кутателадзе Новосибирск Издательство Института математики 2012 УДК 51(092) Под редакцией Ю. Г. Решетняка, С. С. Кутателадзе Александров Александр Данилович (1912–1999): Биобиблиографический указатель / Ред. Ю. Г. Решетняк, С....»

«алматы 2010 1 удк 323/324 ббк 67-400-6 Е 22 Рекомендовано к печати Ученым советом Института философии и политологии Комитета науки Министерства образования и науки Республики Казахстан Е 22 Евразийская доктрина нурсултана назарбаева / Сост.: А.Н. Нысанбаев, В.Ю. Дунаев /. – Алматы: 2010. – 404 с. ISBN – 978-601-7157-25-8 В условиях современного глобального кризиса евразийская идея приобретает новое звучание и особую значимость. В классическом варианте она была высказана еще столетие назад, но в...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.