WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 33 |

«АЛЕКСАНДР РУБЦОВ РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ И ВЫЗОВ МОДЕРНИЗАЦИИ Москва Экон-Информ 2009 УДК 323.2 ББК 66.3(2Рос)0 Р82 Р82 Рубцов А.В. Российская идентичность и вызов ...»

-- [ Страница 17 ] --

Наконец, любой антиидеологизм при строгом рассмотрении сам на поверку оказывается идеологией, часто весьма развернутой и основательно рационализированной. Отсюда также вытекает необходимость более внятной интерпретации и своего рода идеологического обоснования введенного у нас конституционного запрета на огосударствление идеологии. Общество должно иметь на этот счет развернутые и внятные понятия и обоснования, а не лапидарные тезисы, текстуально переведенные в законодательные, конституционные нормы. Но такие обоснования сами по необходимости окажутся идеологией – в данном случае идеологией деидеологизации. Такие парадоксы, как известно, разрешаются введением метаязыка. Но такого рода метаидеологией надо специально заниматься, причем не только в форме концептуальных упражнений.

Наконец, из такого конституционного обязательства многое вытекает для идеологической жизни на частном («партийном» и «партикулярном») уровне. А именно: критерии для размежевания идеологий, лояльных в отношении данных норм и метаидеологических принципов, и идеолоЗдесь просматривается аналогия с теорией определения в логической семантике. Вопреки расхожим представлениям, логические определения не дают семантической полноты, поскольку неизбежно впадают либо в дурную бесконечность, либо в порочный круг, когда термин в конце концов определяется сам через себя. В составе каждой теории неизбежно обнаруживаются базовые неопределяемые термины, которые чаще всего и оказываются свернутыми носителями идеологии теории.

гий, по сути своей антиконституционных, присутствующих в сфере идеологически легального только по недоразумению. Иначе в стране начинают открыто пропагандировать авторитарные, тоталитарные, фашистские и т.п. идеи, тут же стеная об ущемлении свободы слова, нехватке эфира, моральном прессинге... и порой встречая при этом либеральное сочувствие.

Иллюзия третья: «Идеология – это вредное сознание, которое отменить нужно».

Здесь опять проступает знакомый образ идеологии как средства одурманивания одних другими в целях оправдания отношений господства, власти и подчинения.

Однако представление об идеологии исключительно как о «сознании для другого» не учитывает не менее развитых практик внутреннего диалога, диалога с собой, когда индивид выступает одновременно и идеологом, но и объектом идеологической обработки. Такое сплошь и рядом имеет место, когда человеку необходимо идеологическое (рациональное, моральное, функциональное и т.п.) обоснование его же собственных действий или положений, когда он активно, порой изощренно «обрабатывает» собственное сознание.

Такого рода индивидуальная потребность во внутренней рационализации в полной мере распространяется и на социальные группы, фрагменты массы и общество в целом. При этом провести четкую границу между рационализацией «истинной» и идеологическим заблуждением оказывается крайне трудно, а в теоретическом смысле – невозможно. Желание ампутировать такие практики так же утопично, какими бы похвальными мотивами оно ни вызывалось.

Кроме того, без идеологии, нравится нам это или нет, немыслимы многие базовые институты общества и государства.

Без идеологии не только не воюет, но и в мирное время разлагается армия – какие бы средства в нее ни вкладывали и какую бы палочную дисциплину в ней ни насаждали.

Школа без идеологии не может даже разлагаться: в учебных текстах она неизбежно воспроизводит суррогат государственной идеологии, даже если у самого государства этой идеологии нет и в проекте. Более того, даже если снять все откровенно идеологические высказывания, скрытая, латентная идеология проявится в самой фактуре текста – в корпусе имен и событий, примеров и иллюстраций (экземплификация), в повествованиях и интерпретациях (нарративы), наконец, в построении заданий. Кстати, последнее в отличие от многих нынешних интеллектуалов хорошо понимал Жданов, не без оснований уверявший, что для внедрения идеологии ему достаточно задачника по арифметике. Возможно, в математике сейчас идеологическая (и даже просто воспитательная) составляющая и в самом деле элиминирована – хотя воспитательные эффекты от «деления яблок» все же остаются.

Однако уже в преподавании самой обычной биологии зазор между дарвинизмом и креационизмом является сугубо идеологическим и на практике выводит именно на идеологические инстанции, даже если таковые себя в качестве идеологических не идентифицируют.

Таким образом, деидеологизация требует, чтобы ее осуществляли хотя бы так и в той мере, как и в какой мере это вообще возможно. И не изображали идеологическое целомудрие там, где, на самом деле бурлит, пусть не всегда здоровая, но зато регулярная, активная, а главное неискоренимая идейная жизнь. «Отмена идеологии» – модернистский проект, еще в прошлом веке устаревший даже в качестве чисто интеллектуальной задачи. Более того, как уже отмечалось, неиделогизированные режимы сами нуждаются в обосновании:

не обустроенный в идейном плане мировоззренческий либерализм вызывает подозрения в концептуальном бесплодии, а опустевшее место в сознании общества тут же занимают любители централизованного идеологического «окормления».

Таким образом, к идеологии иногда приходится относиться несколько более спокойно, с метапозиции. Скажем, как Будда, которого пытались соблазнить, но который был настолько отрешен от мира, что... взял и соблазнился.

Что же касается запрета на огосударствление идеологии, то он нуждается в развернутом комментарии и построении такой модели идеологической жизни, которая этому запрету реально соответствовала бы, а не уводила идеологическую активность власти в тень.



Отношение к идеологии и процессам деидеологизации может быть неоднозначным и в оценочном плане.

Положительные следствия начального этапа деидеологизации были очевидны: отмена цензуры (как института, так и самих практик «прореживания дискурса»), вспышка острейших концептуальных полемик. В культуре, в экономике и хозяйственной жизни стало много меньше идеологически мотивированного абсурда. В интеллектуальный обиход страны были возвращены целые пласты мировой и отечественной мысли. Это особенно важно, если учесть, что идеология работает не только тем, что в обществе говорится, но и тем, о чем стратегически умалчивается, чего «нет». Причем такого рода красноречивое молчание и насыщенные пустоты важны не только в корпусе текстов:

идеологически несуществующее может быть и текстами, и реалиями. Соответственно, вместе с идеями в это время были выведены из идеологического небытия и целые пласты проблемной, плохой действительности. Идентичность не только «сшивают» – ее еще и «вырезают».

Вместе с тем, деидеологизация, бывшая одновременно и спонтанной и организованной, тут же породила ряд проблем.

Прежде всего, возникли дополнительные напряжения между поколениями. Причем дело даже не в том, что столкнулись идеологии разных поколений. Этот разрыв идентичностей, конечно же, имел место и переживался остро, в том числе и потому что новая идеология не была достаточно внятно и убедительно артикулирована, а это, в свою очередь, консервировало старые идеологические клише. Но более интересной была другая претензия старого поколения к новому – обвинение в безыдейности как таковой. Характерное суждение того времени: если бы вы имели свои убеждения, отличные от наших, мы бы с этим смирились; но мы не можем смириться с тем, что у вас (в отличие от нас) вовсе нет убеждений, ради которых можно было бы… и т.д. Поколение, которому казалось, что оно все про себя хорошо знает и понимает, было шокировано поколением, которое себя «потеряло» и, более того, особенно искать и не собиралось.

Наряду с этим провалы в идеологии резко снизили электоральную поддержку реформ. Это хорошо видно по оценочной идентификации электората того времени, по согласованности реальных жизненных изменений, с одной стороны, и отношения к реформам – с другой.

С теми, кто жить стал лучше и поэтому поддерживал реформы, все было ясно. Как и с теми, кому стало хуже и кто реформы не поддерживал. В целом это были электоральные монолиты. (Хотя и здесь есть большое поле для идеологических разбирательств, например, кого в первую очередь винить в своих бедах недовольным или как себя по-человечески вести в нынешней ситуации довольным – хотя бы из чувства элементарного самосохранения).

Те, кто стал жить хуже, но, тем не менее, вопреки всему, продолжал поддерживать реформы, в идеологии извне не нуждались: они сами могли с кем угодно поделиться вполне внятным и осмысленным пониманием происходящего.

Основным резервом неустойчивости, пополнения электората и «правых», и «левых», власти и оппозиции (а значит, главным предметом политического дележа) были именно носители благоустроенного недовольства. Против реформ сплошь и рядом выступали те, кто в материальном отношении жил не хуже прежнего, порой несравнимо лучше, чем раньше, кто прилично обустроился, но страдал оттого, что его привычная ценностная система находится в конфликте с новыми нормами и инструментами жизни.

Кто, не бедствуя или даже преуспевая, оказался ничем «метафизически» не укоренен и не подстрахован в этом новом мире, кто не нашел достаточных оснований для таких немаловажных вещей, как самоуважение и признание. Наконец, кто действительно остро переживал идейную заброшенность, отсутствие неутилитарных смыслов и больших общих целей, не сводимых к сиюминутному личному благоденствию.

Если и этой реформе в России суждено было быть загубленной, то прежде всего метаниями этих людей – может быть, для кого-то и странных, но далеко не худших и заслуживающих уважения. Людей, которым дали «почти все», но при этом плюнули в душу, а потом уговаривали поддержать курс реформ, демократию и Президентаосвободителя. В один прекрасный момент все титанические усилия по стабилизации в экономике могли обрушиться гиперинфляцией в «непромытых» мозгах. Тем более что идейная анемия власти особенно возбуждала разогретую сильными идеями оппозицию.

Теперь мы явно впадаем в другую крайность. Идеологическая обработка сознания наметает пургу уже не только в мозгах обрабатываемых, но и в головах самих обрабатывающих. Если раньше интригующим вопросом было «почему плохо тем, кому хорошо», то теперь чаще впору озадачиться вопросом прямо противоположным: «почему хорошо тем, кому плохо». А главное – что будет с этими парадоксами через некоторое время, когда ситуация начнет меняться. Тем более, что она уже меняется.

ПОСЛЕДНИЕ МЕТАМОРФОЗЫ

РОССИЙСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ

Некоторые черты российской идентичности считаются почти безусловными или, как минимум, упоминаются чаще всего. Среди таких черт есть особо излюбленные: идеологичность и духовность, державность и государственность, общинность и коллективизм… А еще что-то между Западом и Востоком. Можно спорить, в какой мере все это в нашей истории на самом деле присутствовало и к каким последствиям привело, насколько эти черты отличают нас от других участников мировой истории и т.д. Но отрицать вовсе наличие таких характерологических черт было бы странно, да и ни к чему.

Точно также можно спорить, насколько эти черты уместны в современной ситуации, способны ли они вести к успеху – или же по крайней мере некоторые из них будут тянуть страну назад, все более выключая ее из потока современности. Но подобные споры, как показывает опыт, в такой форме практически неразрешимы и не ведут к консенсусу – полемика в таких случаях идет не за истину, а на поражение.



Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 33 |
 



Похожие работы:

«УТВЕРЖДАЮ Декан факультета _ _Е.В. Демчик_ М.П. _ 2012_ г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ Россия и Запад: история взаимовосприятия (наименование учебной дисциплины) Направление(я) подготовки (специальность) История _ Форма обучения очная (очная, очно-заочная (вечерняя), заочная) Барнаул 2012 При разработке рабочей программы учебной дисциплины в основу положены: 1) ГОС ВПО по направлению подготовки (специальности) История 030401.65 от 30.06.2003 г. История 030400.62 от 14.03.2000 г....»

«Теория и практика преподавания русского языка как иностранного Biblioteka Instytutu Polsko-Rosyjskiego nr 1 Библиотека Русско-польского института № 1 Теория и практика преподавания русского языка как иностранного под редакцией Ирины Попадейкиной и Рафала Чахора Вроцлав 2012 Seria naukowa: Biblioteka Instytutu Polsko-Rosyjskiego Научная серия: Библиотека Русско-польского института Redaktorzy serii: Nadieda Bagdasarian, Olga Orlowa, Irina Popadeykina, Rafa Czachor Редакторы серии: Надежда...»

«Козина В.В. Демографическая история Казахстана (конец Х1Х – нач. ХХ1 вв.) 1 Караганда 2007 Козина В.В. Демографическая история Казахстана: Учеб. пос. - Караганда: Изд-во КарГУ, 2007 В учебном пособии рассматриваются демографические процессы на территории Казахстана за период с конца Х1Х до начала ХХ1 вв. : численность и размещение населения, естественное движение и миграционные процессы, формирование и развитие структурных элементов народонаселения (национального, социального, поло-возрастного...»

«ПОЛИТИЧЕСКИЕ СТРАТЕГИИ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА КАК ФИЛОСОФСКАЯ ПРОБЛЕМА Москва 2011 УДК 300.331 ББК 15.51 П 50 Ответственный редактор д-р филос. наук В.Н. Шевченко Рецензенты д-р полит. наук Н.М. Великая д-р филос. наук В.И. Толстых Политические стратегии российского государства как фиП 50 лософская проблема [Текст] / Рос. акад. наук, Ин-т философии; Отв. ред. В.Н. Шевченко. – М.: ИФ РАН, 2011. – 238 с.; 20 см. – Библиогр. в примеч. – 500 экз. – ISBN 978Авторы коллективной монографии полагают,...»

«Конспект лекций по дисциплине История и философия науки Часть 1 (Модуль 1) Общие проблемы философии науки Часть 2. (Модуль 2) Современные философские проблемы отраслей знания Красноярск 2007 УДК 122/129 Лекционные курсы : Общие проблемы философии науки (Модуль 1) и Современные философские проблемы отраслей научного знания (Модуль 2) представляют собой основную часть программы История и философия науки подготовки послевузовского образования и позволяют приобрести базовые знания в области...»

«УТВЕРЖДАЮ декан факультета _ _ _ 2012 г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА по дисциплине История стран Азии и Африки_ _ для специальности020700 - история факультет исторический кафедра востоковедения_ курс I, III, IV _ семестр I, V, VI, VII, VIII лекции 168 (час.) Экзамен в I, VI, VIII семестре Практические (семинарские) занятия 82 (час.) Зачет в V, VII семестре Лабораторные Занятия (час.) Всего часов 250 Самостоятельная работа _250 (час.) Итого часов трудозатрат на дисциплину (для студента) по...»

«Мораль и расовая теория Из всех различий, которыми наделили людей природа и общество, самыми наглядными являются различия расовые. Как правило, с первого взгляда невозможно точно определить, к какому народу, к какому экономическому классу или роду занятий принадлежит человек и даже. как это нередко случается в наше время, к какому полу. Однако цвет кожи и характерные черты крупнейших рас можно определить сразу. Расовые отличия — самые очевидные, но при этом и самые загадочные. Положить эти...»

«ИСТОРИЯ НИЖНЕВАРТОВСКОГО РАЙОНА 1 Герб района утвержден решением Думы района от 22.05.2007 № 62, зарегистрирован в Государственном Геральдическом совете при Президенте Российской Федерации и внесен в Государственный геральдический регистр Российской Федерации с присвоением регистрационного номера 3354. В зеленом поле с лазоревой, зубчато вызубренной и окантованной серебром в стиле хантыйского орнамента оконечностью, золотое отвлеченное стропило, сопровождаемое внизу и внутри золотым отвлеченным...»

«Армянская трагедия 1915 года БАКУ. ЭЛМ 1990 1 Информацинно-издательское предприятие Туран благодарит господина де Малевиля за любезное согласие на издание книги Информацинно-издательское предприятие Туран 2 Эта книга, а также главы либо отрывки из нее не могут быть опубликованы без разрешения автора или издателя ИИП ТУРАН Малевил Ж. Армянская трагедия 1915 года. (Перевод Айтен Кязимовой) – Баку:Элм, 1990 - 128 с. 05030209130 – 161 М Без объявления 655(2) - 90 ISBN 5-8066-0439-X ©Издательство...»

«OCR Черновол В.Г. Дорога в космос: Военного издательства Министерства обороны Союза ССР; Москва; 1961 Аннотация 12 апреля 1961 года навечно вошло в историю нашей Родины, В историю всего человечества В этот день советский космический корабль-спутник Восток с майором Юрием Гагариным на борту поднялся в космос и, совершив полет вокруг земного шара, благополучно вернулся на Землю. Эта беспримерная победа человека над силами природы воплотила в себе гений советского народа, могучую силу социализма,...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.