WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 33 |

«АЛЕКСАНДР РУБЦОВ РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ И ВЫЗОВ МОДЕРНИЗАЦИИ Москва Экон-Информ 2009 УДК 323.2 ББК 66.3(2Рос)0 Р82 Р82 Рубцов А.В. Российская идентичность и вызов ...»

-- [ Страница 14 ] --

В какой мере адекватны наши субъективные представления об этом местоположении в отношении объективно замеряемых параметров и сравнительных показателей? Эти вопросы не беспочвенны уже потому, что разные показатели дают основания для совершенно разных самооценок, тем более на фоне других стран. Разброс оценок нашего положения здесь примерно как между состоятельными, респектабельными гражданами и полунищими бедолагами. Достаточно разнятся и оценки динамики изменения этого интегрального благосостояния, темпов роста.

Поскольку, в отличие от собственно экономических расчетов, в данном случае речь идет именно об идентичности, т.е. в том числе о субъективной самооценке и самоощущении, здесь приходится иметь в виду два вида субъективности:

а) выбор показателей и исходных данных (который может быть не только субъективным, но и просто предвзятым);

б) субъективную оценку результатов, полученных на тех или иных показателях и исходных данных. Но в любом случае речь идет именно об отношении к ответу на поставленный вопрос, о переживании, об эмоциональном статусе. Политические, социальные и даже собственно экономические последствия такого рода умонастроений трудно переоценить.

Если в одном случае граждане страны ощущают себя совладельцами вполне пристойного (по их понятиям) совокупного состояния, а в другом – обобранными страдальцами, прозябающими на задворках мирового экономического и социального развития, то можно с полным основанием утверждать, что при всех прочих равных и при совершенном тождестве объективных реалий это все же две достаточно разные политические, социальные и экономические, даже государственные системы. Соответственно, это совершенно разный потенциал общества и разные перспективы развития. Об этом необходимо говорить специально, поскольку многие проблемы нашей самооценки, прогнозирования и стратегического планирования, социальной и информационной политики, принятия конкретных экономических и социальных решений обусловлены тем, что гуманитарии (особенно рассуждающие о нашей идентичности) не занимаются экономикой, а экономисты регулярно промаргивают гуманитарные аспекты экономической жизни.

В данном случае приходится избегать обеих крайностей:

чрезмерного самоуничижения – и необоснованного довольства положением и ходом дел. И то, и другое расслабляет. В первом случае руки опускаются, во втором не поднимаются.

В нашей ситуации эти настроения иногда напоминают то ли маятник, то ли контрастный душ. Девяностые годы прошли под знаком нагнетания истерики. При всех экономических и вытекающих из них социальных трудностях реальное положение все же не было столь катастрофическим, как это оценивалось экспертами широкого спектра воинствующих оппозиций и как это воспринималось общим умонастроением. Ситуацию усугубляла психологически понятная, но крайне опасная на тот момент идеализация предыдущего, дореформенного состояния. Здесь опять необходимо подчеркнуть, что стенания о «голоде» и ностальгия по времени «когда все было и недорого» исходили, в том числе и от тех, кто реально стал жить лучше, порой несравнимо лучше. Уже в начале девяностых автор этих строк имел дело с людьми, которые, будучи настроены в отношении к происходившему более или менее лояльно, с жаром оспаривали тот факт, что перед началом реформ были (пусть недолго) талоны на сигареты. Талоны на выпивку они еще помнили, но тоже уже как-то без особого содрогания.

Такого рода эффекты восприятия психологически объяснимы. Но нельзя не признать и того, что в тот момент власть начисто проиграла идеологическую и информационную войну всему фронту оппозиции. Положение было чудовищным, но поскольку страна не очень знала, каким именно, она от души верила даже самым заполошным оценкам. Последствия известны. Такое умонастроение не могло не возбудить оппозицию на перехват «обанкротившейся» власти. А эта власть, не отстрелявшись в свое время на фронтах идеологии и контрпропаганды, потом отстреливалась уже из танков.

Похоже, эти уроки пошли впрок, но с перебором. Теперь граждане России не ощущают себя населением нищей, падающей страны – даже те, кто из нищенства не вышел и сам продолжает падать. В массовом восприятии остаются резкие вопросы по поводу распределения национального богатства, но не по его примерному общему объему («на всех хватило бы»).

Немалый вклад в это умонастроение внесли регулярные публичные оценки небывалых финансовых резервов, накопленных на случай и даже уже частично раскассированных на развитие, а теперь еще и на купирование кризиса. Это рождало в социальной среде (в ее так или иначе облагодетельствованной части) надежду на стабильность, ощущение запаса прочности – хотя и основанное не на сопричастности к устойчивому и продуктивному развитию, а на более простых, патерналистских резонах.

Этому умонастроению в большой степени потрафили также официальные прогнозы успешного развития, проекты вхождения в пул крупнейших экономик мира, амбициозные стратегические программы. А особенно прикидки по годам, когда именно качество жизни в России достигнет европейского уровня.

Естественно, здесь мы говорим только о самых общих, интегральных изменениях в представлениях о богатстве и самооценке в субъективной шкале благосостояния. Все это очень по-разному складывается в зависимости от положения в конкретных регионах, от принадлежности к тем или иным социальным стратам, наконец, от личных обстоятельств. Тем не менее, общие тренды прослеживаются и, более того, подтверждают график синусоиды. Уже первая фаза кризиса заметно скорректировала представления о стратегическом резерве, о том, какими темпами и с каким эффектом он может быть утилизирован, причем до дна.



Если взглянуть на колебания этой составляющей экономической идентичности с исторической дистанции, то скорости этих изменений окажутся чрезвычайно высокими. Принято считать, что история ничему не учит. Возможно, потому, что дает людям время через поколения многое забыть о себе и переложить ответственность на других. Но возможно также, что такие ускорения все же могут стать уроками, взывающими к более аккуратному и осторожному обращению с собственной идентичностью, в данном случае экономической. Заблуждения и обманы теперь вскрываются слишком быстро.

Здесь мы выходим на другую составляющую социальноэкономической идентичности – на самооценку делового потенциала, в равной мере важную как для индивида или компании, так и для страны в целом.

Строго говоря, прогнозы, проекты и программы уже косвенно дают представление о такой самооценке. Здесь также есть опасность завышенных ожиданий. Нередко считается, что излишняя смелость планов не мешает – особенно если она помогает в политическом пиаре. Но в деловой сфере крайне важна именно адекватная оценка собственного потенциала развития. Она предостерегает от ошибочного распределения ресурсов (на пятьсот баков рванул, как на десять тысяч…), от втягивания в заведомо неподъемную конкуренцию, от срывов, обваливающих и самооценку, и деловую репутацию. Правда, когда такие срывы намечаются в стране, всегда остается возможность списать все на врагов, внутренних и внешних. Но это худший вариант: образ врага убедителен, только если с ним реально воюют.

Поэтому так важны адекватные оценки реального потенциала развития экономики, научно-технической сферы, сырьевого потенциала, социального блока и т.п. Расхождения между идеологией и прагматикой здесь неизбежны, но они не должны быть критичными. В противном случае за временные, сиюминутные выигрыши назавтра приходится платить несоразмерную цену.

Кроме того, неадекватные представления о богатстве и потенциале способствуют сдерживанию, а то и свертыванию назревших преобразований. В результате временно достигаемая экономическая социализация оказывается крайне непрочной, поскольку зиждется скорее на распределении и потреблении, чем на производстве и собственной активности экономических субъектов. Потенциально активная часть общества временно смиряется с низкой оценкой самореализации (во-первых, терпимо, а во-вторых, бесполезно выступать). Свертывание вертикальной мобильности в экономике, в административной среде и в политике помимо явной, но мало кого интересующей несправедливости ведет к загниванию системы, к возникновению социальных пролежней.

Однако эти рассуждения оказываются разговорами в пользу богатых, пока не ставится вопрос об инструментах, каналах, процедурах и участниках, задействованных в формировании такого рода идентичности. Если в обществе обнаруживаются те или иные проблемы с интегральной идентичностью, выкрики о том, какая идентичность правильная, могут быть героическими, но малопродуктивными: надо менять саму «машину» формирования идентичности, технику выхода на самосознание общества.

ИДЕНТИЧНОСТЬ КАК СУБСТАНЦИЯ

И КАК ИНСТИТУТ

Итак, идентичность это внутреннее, собственное состояние субъекта – единство его самосознания, самооценки, самоощущения и самочувствия. Это состояние формируется под воздействием множества самых разных, порой разнонаправленно действующих факторов. Люди меняют свою идентичность и «по жизни», и в зависимости от того, что им говорят. Причем в этом говорении участвуют не только другие субъекты, но и сама реальность – объективные обстоятельства, в которые люди попадают, изменения в положении других связанных с ними субъектов и т.п. Все, что происходит вокруг субъекта, это сплошная речь, формирующая его идентичность и определяющая векторы ее изменения19. Субъект постоянно находится в поле воздействия множества текстов, одни из которых в отношении его идентичности пассивны, другие – активны.

Пассив здесь не означает слабости воздействия. Когда человек из газеты узнает о смерти богатого родственника, которому он наследует, его идентичность уже меняется, в Здесь проявляется двойственность самого понятия идентичности, присутствие в нем разных и даже взаимоисключающих смыслов. С одной стороны, под идентичностью нередко понимают то, что в субъекте устойчиво, что сохраняется при всех изменениях. Тут идентичность понимается как собственное ядро субъекта. Но в то же время, в процессе изменений субъект в каждый момент времени сохраняет свою моментальную идентичность как тождество с самим собой, как последовательность состояний, образующую более или менее понятную дискретность процесса. Это не путаница в понятиях, а парадокс, каких в понимании идентичности немало. Далее эта ситуация будет рассмотрена специально.

известных ситуациях – весьма кардинально. Также его идентичность может быть изменена, когда он узнает о разорении человека, с которым он статусно конкурирует, пусть даже только мысленно (например, может произойти изменение его самооценки в субъективной шкале благосостояния). Но такого рода тексты-сообщения не являются специально направленными на изменение чьей бы то ни было самооценки. Если в случае с наследством сообщение о смерти богатого человека еще как-то можно рассматривать в том числе и как послание потенциальным наследникам об изменении их статуса (хотя и с очень большими оговорками), то нормальная информация о разорении конкурентов вовсе не преследует цели поднять самооценку его соперников и завистников.

Наряду с этим множество текстов обращены к человеку именно и только с тем, чтобы специально, целенаправленно воздействовать на его идентичность, изменять ее в желаемом направлении (например, когда человеку говорят, что он финансовый гений или, наоборот, экономическое ничтожество, при этом вовсе не имея и не сообщая никакой информации об изменении его реального экономического положения).

Примерно то же самое может проделывать и сам субъект, воздействуя на свою идентичность – занимаясь критическим самоанализом, воспитывая себя, «формируя свою личность», в том числе лестью или самоуничижением и т.п.



Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 33 |
 



Похожие работы:

«РОССИЙСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ Э.С. КУЛЬПИН-ГУБАЙДУЛЛИН Василий Докучаев как предтеча биосферно-космического историзма: судьба ученого и судьбы России Казалось бы, о В. Докучаеве, создателе генетического почвоведения, уже все сказано. Есть подробные описания его жизни и творчества, социальных связей, помещенные в научно-популярных работах, в специальной научной литературе, воспоминаниях учеников, отдельных аналитических исследованиях. Но интуитивно чувствуется, что что-то в этом огромном массиве...»

«Ейск 2010 Архивный отдел администрации муниципального образования Ейский район Ейское отделение Российского общества историков - архивистов БОЛЬШОЙ РОМБИТ Сборник статей по истории и исторической географии Восточного Приазовья Ейск, 2010 Печатается по решению редакционно-издательского совета Ейского отделения Российского общества историков - архивистов РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ: кандидат географических наук Ю.В. Артюхин – председатель, Ю.В. Блануца, кандидат исторических наук Н.Б. Родионова, Л.А....»

«МАТЕРИАЛЫ ПО ИСТОРИИ АБХАЗИИ СОВЕТСКОГО ПЕРИОДА ССР АБХАЗИЯ В ПЕРВОМ ДЕСЯТИЛЕТИИ (1921-1931 годы) Деревня. Сельское хозяйство Сборник документальных материалов Том I Сухум – 2012 ББК 63-3 (5.Абх)614 К 92 Утверждено Ученым советом Абхазского института гуманитарных исследований им. Д.И. Гулиа АН Абхазии Составитель: Куправа А. Э., доктор исторических наук, профессор, академик АН Абхазии Рецензент: Салакая С. Ш., кандидат исторических наук, доцент Научный редактор: Авидзба А. Ф., кандидат...»

«Параллели Заметки по истории культуры и методологии гуманитарного познания (Фрагменты) В книге представлены исследования феноменов современной культуры, сохраняющих связь с историей европейской философии. Автор – специалист в области истории западноевропейской философии Нового времени – пытается показать, что наследие классической философии продолжает жить в современной литературе и постклассических способах философствования, а тщательное изучение её ключевых событий способствует более...»

«REPRESENTATIONS OF THE OTTOMANS IN THE RUSSIAN ORIENTALIST DISCOURSE IN THE FIRST HALF OF 19TH CENTURY Marina KASUMOVA 1 ABSTRACT The paper analyzes the main factors of European origin Orientalist discourse and the corresponding practices, current trends in the study of Eastern societies, study the process of formation and transformation in the Russian discourse representations of images of the East and the Ottoman Empire by means of concepts Asian luxury, Oriental eloquence and Eastern wisdom....»

«А.С. Мухачев Жизнь в стиле антикорпоратив блог mukhacheff.ru твиттер @mukhacheff Аннотация Не только мужественные герои с большими мускулами, которые живут в ритме экшн, могут увлечь в свой невероятный мир приключений и острого сюжета. Человек вышел на новый уровень, когда поле битвы представляет он сам. Как вопринимает окружающий мир и жизнь в целом обычный парень, которому просто не очень везет в жизни? А теперь наложим на это впечатлительность, склонность к депрессиям, отличное воображение и...»

«Понятие о семье и браке 1. Семьеведение (фамилистика) - наука, исследующяя семью как социальный институт и социально-психологическую группу, как социокультурный феномен и воспитательную систему и пр. и пр. Брак и семья — общественные формы регулирования отношений между людьми, состоящими в родственных связях, но, несмотря на близость этих понятий, они не являются тождественными. Брак— особый социальный институт, исторически обусловленная, социально регулируемая форма отношений между мужчиной и...»

«Очерки по истории Азербайджана Москва 2010 Флинта Аннотация 2 ОГЛАВЛЕНИЕ ОТ АВТОРА РАЗДЕЛ I. АЗЕРБАЙДЖАН В ДОИСЛАМСКИЙ ПЕРИОД § 1. Доисторический период § 2. Первые государства на территории Азербайджана § 3. Атропатена и Албания § 4. Накануне исламизации § 5. Начальный этап формирования этнокультурной особенности края РАЗДЕЛ II. АЗЕРБАЙДЖАН В ЭПОХУ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ § 1. Азербайджан в VII – начале XII вв. § 1.1. В период ранней исламизации и усиления процесса тюркизации § 1.2. Восстание Бабека:...»

«Аннотация Кровавый след от преступлений пиратов тянется свозь века, история сохранила имена многих морских разбойников. Их жизнь, полна опасностей и приключений, овеяна ореолом пиратской романтики. Отсюда и название книги, взятое автором из старой пиратской песни с загадочными словами: Пятнадцать человек на сундук мертвеца. Читатель встретится со знаменитыми Дрейком, Морганом, Дампьером, Черной Бородой и другими джентльменами удачи, как сами себя называли пираты. Они не только отважно шли на...»

«Methuen Майкл Барбер ДОБИТЬСЯ РЕЗУЛЬТАТА Как была обеспечена реализация реформ в сфере государственных услуг Великобритании Перевод с английского под научной редакцией Я.И. Кузьминова, А.В. Клименко Издательский дом Высшей школы экономики Москва 2011 УДК 351(410) ББК 67.401(4Вел) Б24 Барбер, М. Приказано добиться результата. Как была обеспечена реаБ24 лизация реформ в сфере государственных услуг Великобритании [Текст] / М. Барбер ; пер. с англ. Е. К. Кудрявцевой, Н. Э. Макаровой ; под науч....»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.