WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 33 |

«АЛЕКСАНДР РУБЦОВ РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ И ВЫЗОВ МОДЕРНИЗАЦИИ Москва Экон-Информ 2009 УДК 323.2 ББК 66.3(2Рос)0 Р82 Р82 Рубцов А.В. Российская идентичность и вызов ...»

-- [ Страница 13 ] --

Первый вопрос, который здесь возникает: может ли идентифицироваться в качестве многопартийной система с одной безнадежно доминирующей партией (причем именно в той форме, в какой такого рода доминирование реализуется в наших условиях)? Вопрос этот не вполне риторический, и ответ на него не столь однозначен, как кажется.

Особенно если учитывать, что такое доминирование достигается не только целенаправленной работой в области партстроительства и дизайна политической системы, но и благоприятной экономической конъюнктурой, способствующей формированию морально-политического единства Партии и народа. Первые же облака на горизонте экономической стабильности подвигли пусть на ничтожные, но все же телодвижения в сторону диверсификации существующей партийности (например, имитация «правого крыла»). Можно предположить, что в иных социально-экономических обстоятельствах многопартийность может оказаться уже не столь имитационной – если, конечно, она не будет свернута более брутальными методами.

Как бы там ни было, можно отметить, как минимум, два обстоятельства:

– политический режим в части функционирования в нем партий претерпел в сравнении с 1990-ми годами принципиальные изменения, хотя в целом конституционный порядок остался прежним, а изменения в законодательстве носили в основном технический (хотя и очень техничный) характер;

– политическая идентичность такого режима или не вполне определена, или не афишируется; во всяком случае такого рода идентификации не выходят за рамки частной политологии и ее крайне узкой аудитории.

Вопросы с идентичностью возникают не только в отношении партийной системы, но и в отношении системы партий. Отдельные партии постепенно утрачивают свою особую идеологическую и политическую идентичность.

Уже на последних парламентских выборах с точки зрения акцентов, ориентированных на публику (и в основном до нее и дошедших), политическое пространство стало заметно более сжатым – и, соответственно, менее разнообразным. Прежде всего это относится к сблизившимся политическим флангам: в КПРФ стали выговаривать слова в защиту бизнеса, СПС озаботился положением пенсионеров.

На уровне предвыборных обращений к электорату рамка сузилась: правые полевели, левые поправели, все сдвинулось к центру18. А поскольку центр у нас собственной идеологии не имеет, все сдвинулось в сторону большей размытости позиций. К тому же и сам бывший центр в качестве такового себя больше не идентифицирует, поскольку в качестве единой (в прямом смысле этого слова) России претендует также и на электоральный захват обоих флангов.

При этом показательно, что политически внятная идентификация (самокатегоризация) уходит и из названий российских партий (чего нет в странах с более-менее устоявшимися демократиями). Вместо социалистов и коммунистов, конституционных демократов и социал-революционеров, республиканцев и демократов, либералов, консерваторов, лейбористов и т.п., названия наших партий и объединений становятся все более политически бесполыми («Единая Россия», «Справедливая Россия», «Солидарность», «Яблоко» и т.п.). ПолитичеЭто явление можно отнести к закономерным эффектам стабилизации.

В острых положениях радикальные позиции в программах партий более востребованы. Когда же период ожидания катаклизмов заканчивается, все, у кого возникает реальное ощущение или хотя бы иллюзия, что «жизнь налаживается», сдвигаются к политическому центру. (Кстати, сдвиг к центру может происходить, даже если «жизнь налаживается»

благодаря идеям или действиям того или иного радикального фланга, например, праволиберального).

Парадокс в том, что на фоне этих тенденций затерялось само понятие центризма, столь популярное в партийной самоидентификации на парламентских выборах прошлых лет («Гражданский союз», затем «Единая Россия»). Теперь этот термин если не забыт вовсе, то в любом случае отошел на задний план. Причем это произошло даже в идеологических автопортретах тех партий, для которых центризм еще совсем недавно был едва ли не главной чертой политического образа.

скую идентичность в самоназвании сохраняют только коммунисты (если не считать «либеральных демократов», которые не имеют отношения ни к либерализму, ни к демократии, ни к чему-либо иному, кроме личности своего лидера). Даже «Правое дело» прячется за образ правоты.

Своего рода конвергенция происходит и на уровне партийных программ. Тому может быть много разных объяснений, но главным, как ни странно, представляется все то же воздействие баснословно благоприятной конъюнктуры на рынке сырьевых продаж. Когда появляется столь мощный ресурс для реальных сдвигов и изображения прорыва, для околоадминистративного «распила» и социального «отката», когда во все это в той или иной мере втягиваются столь внушительные слои электората, выступления с жестко альтернативными программами становятся малоэффективными.

Нефтяные деньги действительно подводят к некоторому консенсусу, но этот консенсус прочен только до тех пор, пока поток не иссякает. Более того, в условиях перегретых ожиданий проблемой может стать даже заметное снижение привычных темпов роста относительного благосостояния.

Но здесь мы можем столкнуться с «голландской болезнью» в политике. В экономике все просто: в условиях феерической нефтяной конъюнктуры сначала все выгоднее купить у других – а потом оказывается, что в плане производства уже нечего восстанавливать у самих себя.

Вопрос в том, насколько теплое нефтяное одеяло задушило живую политику в России.



ВЕРТИКАЛЬ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ

ИДЕНТИЧНОСТИ

Далее мы закономерно выходим на идентичность (комплекс идентичностей) в экономике и социальной сфере.

В последнее время вопросы экономической и социальной идентичности обсуждаются достаточно активно, но в основном применительно к личностному, персональному уровню, скорее психологами, отчасти социологами, но более концептуалистами, нежели эмпириками. Проблема экономической и социальной идентичности может затрагиваться на уровне групповых идентификаций (например, проблема среднего класса). Но применительно к социуму, региону, стране и т.п. эта проблема как таковая, то есть, в том числе и на метауровне, рассматривается уже не столь часто и куда менее рефлексивно.

Это по-своему понятно. Идентичность персонального субъекта, индивида, является предметом, изучаемым извне, например, все тем же социальным психологом. Когда же говорят о социальной и экономической идентичности, например, страны, то здесь уже сами исследователи – экономисты и социологи – оказываются активными субъектами выявления такого рода идентичности, ее генераторами и трансляторами, пропагандистами. Собственно, в качестве «мозга нации» они сами и есть носители этого экономического и социального самосознания. Естественно, менее всего рефлексии здесь у политиков, у ангажированных политикой идеологов и экспертов. Трудно ставить диагноз, когда сам всем этим всерьез и давно болеешь.

В данном случае самое простое в выходе на предмет (но не самое простое в решении) – это определение и внятная квалификация экономической и социальной идентичности страны, ее социально-экономического режима, уклада, типа экономической активности государства, системы управления.

После обрушения системы тотального планирования, жесткого администрирования и централизованного распределения, вновь возникшая экономика получила общую квалификацию как рыночная. Но поскольку типология рынков достаточно обширна и разнообразна, особенности складывающегося в России рынка оказались идентифицированы весьма размыто и очень по-разному. Консенсус здесь найден так и не был, особенно в проектной, нормативной части проблемы.

Более того, поскольку реальная политическая конкуренция оказалась в целом свернутой, дискуссии о характере нового российского рынка (реально формирующегося или оптимального, желаемого) почти исчезли из политического обихода, из боевой идеологии, и осели в основном в специальной литературе или в программных документах политических маргиналов. Во всяком случае недавние яростные столкновения либералов и государственников заметно отодвинулись от центра внимания идентифицирующего себя общества. О том, какой рынок в России есть и будет, страна узнает теперь не от противоборствующих политических конкурентов, не от их идеологов и мозговых штабов, уличающих друг друга в незнании, доктринальных ошибках, а то и в продажности, не из сенсационных статей в зачитываемых до дыр журналах, а из официальных источников, достаточно редко и скупо, без лишней проблематизации.

Эпитеты при этом в основном позитивные: рынок этот «государственно регулируемый», «социально ориентированный» и т.п. Отрицательные, проблемные эпитеты в идентификации этого рынка почти отсутствуют. Негатива много, но все это трактуется не как сущностные характеристики складывающегося социально-экономического порядка, а как его отдельные проблемы, как девиации, как отклонения от заявленной базовой идентичности – но не как сама идентичность. Избыточное, удушающее регулирование и паразитарный окологосударственный бизнес, коррупция и административный террор, монополизм и государственное крышевание – все это идентифицируется как болезни, пусть запущенные и острые, но все же не как идентифицирующие, системные признаки складывающегося экономического порядка. Хотя в ряде случаев трудно отделаться от впечатления, что это уже сама болезнь говорит о своем заболевании, прописывает себе терапию и покушается на оперативные вмешательства.

Пожалуй, единственным системным признаком из негативных в официальной идентификации нашей экономики является так называемая нефтяная игла – зависимость от экспорта ресурсов и от импорта товаров и технологий. Но дело даже не в том, что разговоры про необходимость сняться с нефтяной иглы идут у нас с советских времен – и с равным успехом. Не менее важно то, что эта сторона нашей экономической идентичности практически не рассматривается в ее влиянии, порой решающем, на идентичность политическую, социальную, социокультурную, даже характерологическую.

В ином случае было бы более понятно, насколько системными, обусловленными и атрибутивными являются для нашего общества многие его хронические «девиантности». Неверно говорить, что это государство и это общество живут распродажей ресурсов. Наоборот, экономика распродажи ресурсов порождает соответствующее государство и соответствующее общество: власть, политику, социум, людей.

Целый ряд аспектов экономической и социальной идентичности может быть продуктивно перенесен с личностного уровня на более общие, в том числе на страновой, национальный.

Так, в социально-экономической идентичности индивида обычно выделяют: экономическую самокатегоризацию, оценку собственного делового потенциала, социальнопсихологическую адаптацию к экономическим процессам, экономическую социализацию, представления о богатстве и субъективную шкалу благосостояния, удовлетворение потребностей личности, удовлетворенность деловой и личностной самореализацией, экономическим благосостоянием...

Все эти вопросы могут быть продуктивно обращены и к «стране», к ее общей социально-экономической идентичности, выражаемой, например, официальной идеологией.

Начать можно было бы с субъективной шкалы благосостояния. Какое место занимает Россия в списке стран мира, ранжированном по оси «богатство – бедность»? Насколько адекватны показатели и идентификаторы, которыми мы пользуемся при определении своего места в этой шкале?



Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 33 |
 



Похожие работы:

«За последние два десятилетия движение византийского исихазма и его историческая роль привлекли внимание ученых во многих странах. Недавно появившийся в Revue des tudes byzantines библиографиче­ ский обзор о паламизме охватывает более двухсот книг, статей и изданий текстов, хотя обзор и не полон, поскольку автор почти не знаком с лите­ ратурой вопроса, появившейся на славянских языках, и вообще не ка­ сается искусствоведения.1 Помимо чисто богословских вопросов, относящихся к самому содер­ жанию...»

«Устная история в Карелии Сборник научных статей и источников Выпуск I Петрозаводск Издательство ПетрГУ 2006 1 ББК 63.3(2р31-6Кар) УДК 947 У 808 Составители И. Р. Такала И. М. Соломещ А. А. Савицкий А. Ю. Осипов А. В. Голубев Научные редакторы А. В. Голубев А. Ю. Осипов У808 Устная история в Карелии: Сборник научных статей и источников. Вып. I / Науч. ред. А. В. Голубев, А. Ю. Осипов. – Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2006. – 132 с. ISBN 5-8021-0703-0 Данный сборник включает в себя научные...»

«Москва 2009-20101 ББК 87.3 1 В 2009 г. не удалось выделить время на окончание данного текста, поэтому он размещен в интернете в 2010 г. 1 Нестеров А. В. Парадоксальная логика Книги Перемен. – М.: 2010. – 192 с. В тексте представлен анализ, базирующийся на категорийном подходе, Книги Перемен (И цзин, Чжоу И), триграмм по Вэнь-вану, Фуси и Мавандуй, гексаграмм по Вэнь-вану и приводится систематизация гексаграмм по Вэньвану. Получена матрица логических состояний значений триграмм. Текст...»

«УДК 576.89 ПАРАЗИТОЛОГИЧЕСКАЯ ШКОЛА АКАДЕМИКА Е. Н. ПАВЛОВСКОГО В ЗООЛОГИЧЕСКОМ ИНСТИТУТЕ РАН © Ю. С. Балашов Первым паразитологическим подразделением при Зоологическом музее стала созданная в 1924 г. по инициативе Е. Н. Павловского и А. А. Штакельберга Постоянная комиссия по изучению малярийных комаров. В 1930 г. при реорганизации Зоологического музея в Зоологический институт она была преобразована в Отделение паразитологии под руководством Е. Н. Павловского. В 1934—1935 гг. Отделение было...»

«Программа учебно-практического семинара Музейный учет и описание фондов редкой книги музейных библиотек Оглавление Темы для обсуждения на семинаре: Доклады и презентации: Задачи по модернизации АС-Библиотека-3 в части музейного описания фонда редкой книги О создании страхового фонда учетной документации и интеграции электронных образов в систему АСБиблиотека- 3, реализация музейного учета Решение научно-исследовательских задач в рамках АС-Библиотека-3 и модуля Редкая книга Создание электронного...»

«Малипьеро и Даллапиккола: К истории новой музыки в Италии ХХ века Екатерина ДУБРАВСКАЯ МАЛИПЬЕРО И ДАЛЛАПИККОЛА: К ИСТОРИИ НОВОЙ МУЗЫКИ В ИТАЛИИ ХХ ВЕКА В формировании новой музыки в Италии большую роль сыграли два выдающихся композитора — Джан Франческо Малипьеро (Венеция, 1882 — Тревизо, 1973) и его младший современник Луиджи Даллапиккола (Пизино, Истрия, 1904 — Флоренция, 1975). Примечательно, что их новаторская деятельность сочеталась с глубоким интересом к историческому прошлому. Работа со...»

«ОПАЛЕННЫЕ СУДЬБЫ Евреи-томичи на фронтах Великой Отечественной войны Томск 2012 ББК 71-7*63.3 Т 56 УДК 008(571.16)(092) Т 56 Опаленные судьбы. Евреи-томичи на фронтах Великой Отечественной войны. — Томск, 2012. — 240 с.: илл. ISBN Книга Опаленные судьбы. Евреи-томичи на фронтах Великой Отечественной войны выходит в рамках издательского проекта Томской еврейской общины. Впервые собран и систематизирован документальный материал, рассказывающий о судьбах евреев-томичей, которые участвовали в боях,...»

«ТАВИСТОКСКИЕ ЛЕКЦИИ. АНАЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ ТАВИСТОКСКИЕ ЛЕКЦИИ Лондон 30 сентября - 4 октября 1935 г. ЛЕКЦИЯ ПЕРВАЯ Дамы и господа! Позвольте прежде всего заметить, что мой родной язык не английский, и поскольку мой английский не слишком хорош, я прошу прощения за возможные ошибки. Итак, моя цель - наметить в общих чертах некоторые фундаментальные понятия психологии. То, что мои лекции главным образом связаны с моими собственными принципами и взглядами, не означает, что я не учитываю...»

«ГОСУДАРСТВО КАК ПРОИЗВЕДЕНИЕ ИСКУССТВА La Societ Fiorentina Il Centro interdisciplinare della Filosoa del Diritto Il Club Filosoco Mosca-Pietroburgo Petr Barenboim, Aleksandr Zakharov L’UTOPIA FIORENTINA: STATO COME OPERA D’ARTE Mosca LOOOM 2012 Флорентийское Общество Междисциплинарный Центр Философии Права Московско-Петербургский философский клуб Петр Баренбойм, Александр Захаров ФЛОРЕНТИЙСКАЯ УТОПИЯ: ГОСУДАРСТВО КАК ПРОИЗВЕДЕНИЕ ИСКУССТВА Москва ЛУМ 2012 Посвящается памяти и 75-летию со дня...»

«ВИЗАНТИЯ И ЗАПАД (950-летие схизмы христианской церкви, 800-летие захвата Константинополя крестоносцами) Тезисы докладов XVII Всероссийской научной сессии византинистов Москва 26–27 мая 2004 года МОСКВА 2004 ББК 63.3 В 428 Оргкомитет XVII Всероссийской научной сессии византинистов: академик РАН Г.Г. ЛИТАВРИН (председатель), доктор исторических наук И.С. ЧИЧУРОВ (зам. председателя), доктор исторических наук М.В. БИБИКОВ, канд. исторических наук А.А. ВОЙТЕНКО, канд. исторических наук П.И....»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.