WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 33 |

«АЛЕКСАНДР РУБЦОВ РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ И ВЫЗОВ МОДЕРНИЗАЦИИ Москва Экон-Информ 2009 УДК 323.2 ББК 66.3(2Рос)0 Р82 Р82 Рубцов А.В. Российская идентичность и вызов ...»

-- [ Страница 11 ] --

– искренний выбор слишком позитивного сценария из ряда представленных на экспертном уровне в силу идеологической «заряженности», интуитивного предугадывания установок вышестоящего начальства и т.п.;

– сознательный перебор в позитивном прогнозе в том же предугадывании вышестоящих ожиданий;

– сознательное приукрашивание действительности и будущего исходя из соображений финансово-экономической прагматики (поддержка контрольных цифр и корректировка поведения экономических субъектов при понимании, что существенная составляющая кризиса связана с настроениями, эмоциями, вплоть до психоза и паники).

Наконец, и на экспертном, и на управленческом уровне трансляция наверх искаженных оценок, не в меру оптимистических прогнозов и несбыточных сценариев может быть ответом на явно выраженный политический заказ.

Все это в итоге передается на самые высокие уровни властной, управленческой иерархии, где, в свою очередь, также возможны разные ситуации:

– заблуждения в результате искаженной информации и неадекватных оценок снизу;

– искренний выбор чрезмерно оптимистических прогнозов и сценариев в силу бессознательных предустановок идеологического или прагматического характера («так хочется» или «так надо»);

– сознательная трансляция избыточного, необоснованного оптимизма из соображений идеологии, политической конъюнктуры (например, выборы), имиджа и пиара и т.д.

и т.п., включая нормальные задачи коррекции массового поведения экономических субъектов.

Это лишь условная «решетка» возможностей возникновения отклонений или разрывов в идентичности. Можно представить себе, насколько в реальности все это сочетается или конфликтует, переплетается, смешивается, оказывает взаимовлияние и меняется во времени. В конце концов, прогноз может быть неадекватно оптимистичным, и потому что в стране так поставлена статистика, и потому что аналитика, сценарии и стратегические программы, передаваемые наверх, могут неявно выступать в роли развернутого заявления с просьбой о сохранении за собой портфеля («у нас все схвачено»). В таких ситуациях субъект одновременно и идентичен себе (он именно таков, каков он есть), и не идентичен (поскольку расколот и внутренне противоречив). Соответственно, в восприятии утрачивает строгую идентичность и сама описываемая и оцениваемая реальность.

Это становится знаком времени. Наши предки, которые в позапрошлый миллениум ждали конца света, были в этом своем ожидании вполне последовательны и идентичны.

Сейчас же субъекты могут самым парадоксальным образом смешивать оптимизм и эсхатологию, менять настроение не один раз в день, предпринимать действия, противоречащие собственным же ожиданиям (хотя бы в силу еще не освоенных скоростей в изменения этих ожиданий) и т.д. Взаимоотношения идеологии и прагматики становятся все более противоречивыми и неустойчивыми, мерцающими.

В поисках полноты описания идентичности тех или иных субъектов мы выходим на еще одну ось, которую условно можно назвать институциональной. Нередко идентичность сводят к положению в культурной типологии, к этнонациональной особливости, к традициям и укладам, проявлениям характера, темперамента и т.п. Однако в разговоре об идентичности субъекта любого уровня (индивида, социальной общности, этноса или нации, страны и государства) необходимо в равной мере иметь в виду весь комплекс составляющих идентичности: систему внешнеполитических связей, тип государственности, политическую модель, тип экономики, систему права и правоприменения, социальные институты, гражданское общество, повседневные практики и т.д. и т.п., включая организацию идеологической и духовной жизни, гражданские свободы и положение СМИ, ситуацию в науке и технике, в образовании и культуре. Условно говоря, такого рода «институциональные» структуры обнаруживаются и анализируются не только на уровне государств, социумов или социальных подсистем, но и на более локальных (социальных или региональных) уровнях и даже на уровне отдельных индивидов, в том числе в структурах сознания и бессознательного. Как отмечалось, в индивиде также есть своя, внутренняя «государственность», своя политическая и правовая система. В нем также есть (или, наоборот, отсутствует) свое «гражданское общество» – независимо от внешних проявлений, от того, входит ли данный индивид в какие-либо неправительственные структуры, проявляет ли он общественную активность и т.п. В индивиде есть свои гражданские свободы (или их нет); в нем может быть или отсутствовать своя свобода слова – не только в говорении вовне, но и в обращении к себе. В индивиде есть своя, персональная экономическая идентичность – принципиально не сводимая к его номинальному экономическому положению или участию во внешней (по отношению к данному индивиду) экономике. В нем есть своя социальная идентичность, которая также может отличаться от внешне заданных реалий социального положения, принятых в этом плане определений и норм. В индивиде также есть не только его культура, но и свои персональные институты культуры, не только образование, но и своя личностная система образования. В индивиде есть свои особенности циркулирования информации, установления и поддержания внешних связей.

Как уже отмечалось, здесь есть даже своя дипломатия, свои оборонительно-наступательные системы, разведывательные и силовые структуры… Далее можно представить себе, какие непростые взаимоотношения могут быть между всеми этими социальными институтами и «институтами» личностными, причем как по горизонтали (в одном уровне), так и по вертикали. А кроме того перекрестно, например, между экономической идентичностью индивида и правовой системой государства, между массовыми повседневными практиками и индивидуальной моралью, между персональной культурой индивида и государственной системой образования… Полнота этой сложнейшей и многомерной матрицы, как уже отмечалось, принципиальна для осмысления и оценки идентичности – как социума в целом, так и каждой из его подсистем. Трудно предугадать, где в этих контактах завтра так заискрит, что потребуются противопожарные меры – а где возникнут перспективные, спасительные точки роста. Можно сколько угодно рассуждать о традициях российской государственности, но эти рассуждения останутся досужими без учета включенности современной России в мировую экономику или экономической идентичности, доминирующей на индивидуальных уровнях. Можно заниматься политическими проектами и партстроительством, но все это будет зависать в воздухе без учета социальной идентичности населяющих страну индивидуальных и коллективных субъектов (пример – партийные модели, которые по своей социальной идентичности должны были бы опираться на средний класс, но реализуются в условиях недоразвитости, зажатости и крайне плохой идентифицированности этого самого среднего класса). Можно без конца распространяться о российской духовности, о моральных основах общества, традициях совести и справедливости, но от всего этого будет нести лицемерием и цинизмом на фоне таких реалий нашей комплексной идентичности, как уродливая социальная структура, критическое имущественное и статусное расслоение, свернутая вертикальная мобильность, меркантилизм властей, доходность управления, политики и вообще всякого «служения». Иногда трудно отделаться от впечатления, что в обсуждении российской идентичности говорят исключительно на избранные темы специально, чтобы приглушить подобные ароматы.



Однако можно (а в условиях кризиса, тем более в преддверии еще более фундаментальных потрясений просто необходимо!) говорить об идентичности и в рамках совершенно другой – надличностной и надгрупповой – прагматики.

Такие интегративные сборки возможны, как правило, перед лицом тотальных угроз. «Против кого дружить будем?» – не только бытовая шутка, но и нечто вполне серьезное из социальной психологии, политических тактик и даже геостратегии.

Но «дружить» можно не только против других людей или стран, но и против неприемлемых перспектив. Объединяющим началом обычно оказываются не проекты «правильного будущего» (которое у всех разное), а проекты исключения будущего заведомо «неправильного» – того, чего точно не хочет никто.

И то, что Россия поднимается именно перед опасными вызовами, в мире вовсе не уникально, хотя и сильно утрирует общее место истории.

Не случайно и то, что сверхинтегративные мировые максимы, как правило, построены именно на системах запретов. Заповеди не говорят, что делать – они говорят, чего делать нельзя.

Общество, самосознание которого пытаются построить на голом позитиве, на некритичной идеологии достижений, интегрируется лишь временно и частично. Если процветание больше наговорено, чем достигнуто, настроение может падать от сравнительно небольших тучек на розовом небе в алмазах. Такое морально-политическое единство обычно кажется нерушимым, но в критический момент неприлично рассыпается.

Общая угроза собирает более надежно. Заодно она проверяет и расслаивает людей по еще одному параметру: насколько они идентифицируют себя со страной в плане жизненной стратегии. Это совершенно разные прагматики:

курс на эмиграцию, создание внешних «запасных аэродромов» на случай – или установка на борьбу за нормальную жизнь на этой территории и с этим народом. Не впадая в морализаторство, необходимо признать, что это разные идентичности, которые часто сразу не видны, но при желании читаются. Причем именно по прагматике.

ИДЕОЛОГИЯ И ПОЛИТИКА

Каждая из этих структурных составляющих комплексной идентичности имеет свою собственную сложную структуру. Так, политическая система страны прежде всего имеет более или менее определенную номинальную идентичность – то, как страна сама себя формально идентифицирует в политике (самокатегоризация режима). И уже на этом этапе самоопределения начинаются многочисленные разночтения и проблемы. Причем дело даже не в том, что разные субъекты по-разному квалифицируют существующие режимы: здесь в истории имеют место серьезные изменения, касающиеся самих оснований политической идентификации.

До недавнего времени идентичности политических систем обычно особых вопросов не вызывали. Конституционные монархии, как правило, были конституционными монархиями и по своей сути; самодержавие и было таковым, и идентифицировалось именно как самодержавие, так называлось и так понималось. Легитимация и режима в целом, и каждой смены власти в таких системах была (полагалась) трансцендентной, а потому не допускала посюсторонних манипуляций – даже с учетом цареубийств, дворцовых переворотов и самозванств, менявших персоны, а то и династии, но не суть режимов, сохранявших в этом смысле свою политическую идентичность. Даже нарушение династической преемственности основы режимов не меняло:

царями становились, чтобы царями быть и царями же называться.

Народовластие предполагает регулярные, технически сложные процедуры легитимации режима в целом и каждой из сменяющих друг друга персонификаций власти. Это сразу создает соблазн и предрасположенность к имитации, манипулированию, суррогатам и т.п., то есть к раздвоению идентичности режима. На этом поле, наряду с относительно идентичными демократиями, возникает множество политических фикций, декораций и симулякров. В отличие от демократии, «богоданную» власть узурпируют не для того, чтобы изменить ее идентичность, а чтобы самому стать «богоизбранным» – в противном случае ее свергают именно как режим. Даже военные диктатуры могут не заигрывать с политической идентичностью и иметь адекватные самоназвания. Что же касается режимов, претендующих на статус народовластия, то это самоназвание за своими фасадами в изобилии плодит режимы, считающиеся демократически лишь номинально, а по сути являющиеся режимами псевдо- и квазидемократическими, авторитарными, диктаторскими или вовсе тоталитарными. Диктаторы и хунты, как правило, приходят к власти через выборы.



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 33 |
 



Похожие работы:

«Введение Экомузеи (этноэкологические музеи-заповедники) – это разновидность музеев под открытым небом, в которых архитектурно-этнографические, археологические, естественно-исторические памятники восстанавливаются на первоначальном их местонахождении в естественной жизненной природной среде, в привычном окружении человека. Сам термин экомузей впервые употребил в 1971 г. на Девятой генеральной конференции ИКОМ, а затем ввел в научный оборот французский музеолог Юг де Варин [Варин, 1985, с. 5]....»

«От автора Как читать эту книгу? Предисловие Благодарности Кто я такой? Глава I. Зачем мы этим занимаемся? Что такое мораль? Стиль жизни соблазнителя Уверенность. Убеждение я нравлюсь. Жизненный эксперимент Начало обучения Эффективность и эффективное обучение. Состояния, убеждения, стратегии + тактики Пять эффективных убеждений в обучении Правильное отношение к процессу соблазнения. Наблюдательность Эффективные убеждения в общении с девушками Структура соблазнения Эффективная система мышления...»

«Под редакцией Кононца А.С. и Бобрика А.В. УДК 343.828:614.2 ББК 67.409.13 А43 Актуальные вопросы пенитенциарного здравоохранения. Под ред. Кононца А.С. и Бобрика А.В. – М.: Акварель, 2011. – 120 с. А43 ISBN 978-5-904787-15-8 Данная публикация является переизданием документа, впервые подготовленного в 2004 году группой экспертов по пенитенциарному здравоохранению. Хотя в последние годы российская служба исполнения наказаний подвергается быстрой и значительной трансформации, данный документ...»

«Фабрики мысли и центры публичной политики в конце ХХ начале ХХI веков Электронный ресурс URL: http://www.civisbook.ru/files/File/Gornyi_fabriki.pdf Перепечатка с сайта центра Стратегия http://strategy-spb.ru Горный М.Б. Фабрики мысли и центры публичной политики в к. ХХ — н. ХХI вв. 1 М. Б. Горный Фабрики мысли и центры публичной политики в конце ХХ начале ХХI веков Сегодня все большую популярность и распространение в мире получили организации, называемые фабриками мысли (think tanks) и центрами...»

«Цель настоящей статьи – охарактеризовать систему границ в Воеводине XVIII в. и раскрыть процесс развития сербской культуры в ней на перекрестке культурных влияний. Положение сербов в Австрийской монархии 1690 год был судьбоносным для значительной части сербского народа. В ходе войны Священной лиги (Австрии, Венеции, Речи Посполитой и с 1686 г. России) против Турции 60000–70000 сербов во главе с Печским патриархом Арсение Ш Црноевичем переселились с Балкан в Австрийскую монархию. Безудержными и...»

«Материалы творческих встреч с писателями, организованных кафедрой русской литературы Белорусского государственного университета Дмитрий Галковский Всеволод Некрасов Андрей Курейчик Елена Попова Егор Радов Константин Михеев Дмитрий Кузьмин Этот электронный документ был загружен с сайта филологического факультета БГУ http://www.philology.bsu.by СТЕНОГРАММА ВЫСТУПЛЕНИЯ ДМИТРИЯ ЕВГЕНЬЕВИЧА ГАЛКОВСКОГО НА ВСТРЕЧЕ СО СТУДЕНТАМИ И ПРЕПОДАВАТЕЛЯМИ ФИЛОЛОГИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВННОГО...»

«Под редакцией проф. Н. В. Мотрошиловой и проф. А. М. Руткевича Учебник для студентов высших учебных заведений Второе издание Греко-латинский кабинет® Ю. А. Шичалина Москва 1999 И Учебная литература по гуманитарным и социальным дисциплинам для высшей школы и средних специальных учебных заведений готовится и издается при содействии Института Открытое общество (Фонд Сороса) в рамках программы Высшее образование. Взгляды и подходы автора не обязательно совпадают с позицией программы. В особо...»

«Православие и современность. Электронная библиотека Священник Дионисий Тацис Подвижник Панагуды Воспоминания о старце Паисии По благословению епископа Тираспольского и Дубоссарского Юстиниана © Московское Подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. 2002 Содержание Вместо предисловия После успения старца Паисия Священный долг Почил отец Паисий Старец-подвижник Сосуд Святаго Духа Ушел отец Паисий Теплый молитвенник за мир Ушел один святой Старец Панагуды Человек вселенной Воспоминания об отце Паисии...»

«Аннотации рабочих учебных программам дисциплин Направление подготовки 080100.68 Экономика Магистерская программа Экономическая и социальная политика Квалификация (степень) - магистр Форма обучения очная Саратов 2011 М.1 Общенаучный цикл М.1.В Вариативная часть М.1.В.1 Вариативная часть ВУЗа М.1. В.1.1. История и методология экономической науки Цель изучения дисциплины: формирование общего представления об эволюции экономической мысли и подходов к ее изучению. Задачи изучения дисциплины: -...»

«Кафедра Истории Древней Церкви Дмитрий Дбар ИСТОРИЯ ХРИСТИАНСТВА В АБХАЗИИ В ПЕРВОМ ТЫСЯЧЕЛЕТИИ Диссертация на соискание ученой степени кандидата богословия Научный руководитель проф. А. И. Сидоров Сергиев Посад Свято-Троице-Сергиева Лавра 2001 1 Рецензенты: профессор Московской Духовной Академии, доктор церковной истории А. И. Сидоров, доцент Московской Духовной Академии протоиерей Валентин Асмус. © Архимандрит Дорофей (Дбар) 2 Абхазский народ заслуживает, однако, самого серьезного внимания и...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.