WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 99 | 100 ||

«Путь в Европу ФОНД ЛИБЕРАЛЬНАЯ МИССИЯ Путь в Европу Под общей редакцией И.М. Клямкина и Л.Ф. Шевцовой МОСКВА 2008 УДК 327 ББК 66.2(45) П90 П90 Путь в Европу / Под общ. ...»

-- [ Страница 101 ] --
Трудная дорога в Евросоюз Почти все зарубежные участники наших встреч, говоря о трудностях интеграции в Европу, имели в виду прежде всего трудности вступления в ЕС, а не в НАТО. Они по стоянно возвращались к тому, что называется механизмом «обусловленности» (condi tionality). Этот механизм предполагает, что страны интегрируются в европейские структуры по мере того, как перестраивают свои экономические, политические и пра вовые системы и преобразуют отношения между государством и обществом на основе европейских стандартов — acquis communautaire.

Мы не предлагали нашим собеседникам подробно рассказывать о требованиях, предъявлявшихся к их странам, и о том, как они выполнялись. Каждый останавливал ся лишь на том, что считал наиболее важным. В результате кому то, быть может, об щая картина движения посткоммунистических стран в Евросоюз показалась недоста точно полной, фрагментарной. Поэтому попробую эти пробелы хотя бы частично восполнить. Итак, что же требуется от претендентов на вступление в ЕС и какова про цедура принятия в него?

В самом общем виде требования к кандидатам предполагают соответствие стра ны следующим параметрам, известным как «копенгагенские критерии»:

• стабильность институтов, которые гарантируют демократию, верховенство за кона, человеческие права и уважение к правам меньшинств;

• существование функционирующей рыночной экономики и способность справ ляться с давлением рыночных сил внутри ЕС;

• способность взять на себя обязательства членства, включая следование целям политического, экономического и монетарного союза.

Чтобы страна могла подготовиться к выполнению этих требований, и предусмот рена специальная процедура, включающая несколько этапов.

После подачи заявки страной кандидатом органы Евросоюза тщательно изучают ситуацию в ней, а затем представляют длинный перечень вопросов, по которым она должна «подтянуться» до соответствия acquis communautaire. Кроме того, ЕС предлага ет ей свои соображения относительно тех положений, по поводу которых Брюссель и страна кандидат должны вступить в переговоры. Вопрос же о том, начинать ли пере говоры и когда именно, Совет ЕС решает отдельно — в зависимости от того, насколь ко страна считается к таким переговорам готовой. Завершающая стадия всего этого процесса — подписание договора о вступлении, который ратифицируется вступа ющей страной, Советом Евросоюза, Европейским парламентом и всеми членами ЕС.

«Новоевропейцы», с которыми мы разговаривали, признавались, что у всех них пе реговоры по поводу членства в Евросоюзе, в ходе которых осуществлялось приспособле ние к стандартам объединенной Европы, были сложными и тянулись годами. Процесс принятия посткоммунистическими государствами этих стандартов, несмотря на их стремление интегрироваться в Европу, нередко проходил болезненно. Европейская ко миссия и другие институты ЕС осуществляли самый тщательный контроль за тем, как го сударства претенденты выполняли свои домашние задания по экономической реформе и приватизации, совершенствованию управления, борьбе с коррупцией, созданию орга нов местного самоуправления и условий для развития гражданского общества.

Нередко контролирующие органы ЕС приходили к выводу, что страны, подавшие заявки на вступление в Союз, с предъявляемыми требованиями не справляются. В та ких случаях процесс интеграции затягивался. В 1997 году к переговорам по поводу вступления в ЕС были приглашены Польша, Чехия, Словения, Венгрия и Эстония. Дру гим странам, подавшим заявки, было отказано. Европейская комиссия, проводившая в них мониторинг реформ, пришла к выводу, что качество управления и состояние правопорядка, а также скорость реформирования экономики в этих странах недоста

УРОКИ ДЛЯ РОССИИ

точны. В результате они были приглашены к переговорам с ЕС двумя годами позднее.

Нелишне при этом напомнить и о том, что ЕС не только требовал, но и оказывал стра нам кандидатам на всех этапах интеграционного процесса многостороннее содей ствие, включая финансовое, в перестройке институтов и инфраструктуры.

Некоторым странам кандидатам ради получения пропуска в Евросоюз приходи лось предпринимать действия, которые не поддерживались населением. Примером может служить Хорватия. По мнению контролирующих органов ЕС, к 2004 году она уже соответствовала основным политическим и экономическим критериям Союза. Но ЕС выдвинул по отношению к ней дополнительные условия, ставшие реакцией на по следствия Балканской войны. В частности, Хорватии было предложено выдать Между народному трибуналу по бывшей Югославии военных преступников. Однако Хор ватия не сумела вовремя передать Трибуналу генерала Готовину, обвиняемого в военных преступлениях, по причине чего начало переговоров с ней было отложено.

Почти никто из наших собеседников не вспоминал о том раздражении, которое вызывала нередко в странах претендентах жесткость ЕС в отстаивании его требова ний к ним. Такое раздражение проявлялось неоднократно. Брюссель, однако, на него не реагировал, и недовольным приходилось справляться с эмоциями и заниматься кропотливой работой по подтягиванию до норм, которые выдвигала брюссельская бю рократия.

Ничего не говорили наши коллеги из Восточной Европы и Балтии и о том, что сам контроль ЕС за выполнением conditionality являлся ограничением суверенитета их стран. По той простой причине, что страны эти на такое ограничение соглашались, рассчитывая получить более весомый приз, чем сам суверенитет. Иногда, правда, слу чалось, что бюрократия ЕС пыталась навязать кандидатам на вступление в него фор мы и институты, которые не укладывались в рамки их национальной и исторической специфики. Так, Брюссель требовал от Венгрии провести регионализацию, в то время как Венгрия не имела районов в понимании ЕС, а имела уезды (counties), которые бы ли иной формой территориального деления. Некоторые свои позиции странам пре тендентам удавалось отстоять, о чем читатель мог узнать, например, из выступлений наших собеседников из Латвии. Но чаще всего эти страны соглашались и на самоогра ничение, и на нивелирование, ибо получали не только экономический выигрыш от массированной помощи со стороны ЕС, но и возможность повышения своего между народного статуса.



Участвуя в руководящих органах ЕС, они могут влиять на всю европейскую поли тику и ее формирование, хотя и пользуются этими возможностями неодинаково. Не которые из них, по признаниям наших собеседников, только осваиваются в структу рах Евросоюза, между тем как другие ведут себя более амбициозно. Пример тому — двухлетнее блокирование Польшей начала переговоров ЕС и России по поводу заклю чения нового Соглашения о партнерстве и сотрудничестве.

Разумеется, включение бывших коммунистических государств и советских рес публик в Большую Европу не привело автоматически к решению всех их проблем.





Сегодня «новоевропейцы», равно как и члены «старой» Европы, создававшие в свое время НАТО и ЕС, многим недовольны, поводов для чего предостаточно. Это и бюро кратизация высших структур Евросоюза, и отсутствие института либо лидера, кото рый отвечал бы за проводимый курс и осуществление договоренностей ЕС с внешним миром, и отсутствие единой политики безопасности, концепции единой внешней по литики, единой энергетической политики. На эти проблемы указывали и многие на ши собеседники. Равно как и на некоторые другие, касающиеся, в частности, аграрной политики Евросоюза: в ряде стран Новой Европы ее считают по отношению к ним несправедливой, о чем говорил на встрече с нами представитель Венгрии.

ИНТЕГРАЦИЯ КАК ФАКТОР ТРАНСФОРМАЦИИ

Тем не менее представители всех стран в ходе наших встреч подчеркивали, что вступление в ЕС рассматривается в этих странах как огромное достижение. Пребыва ние в Евросоюзе и сопутствующее этому ограничение суверенитета, понуждающее тех же венгров под диктовку Брюсселя сбивать бюджетный дефицит и проводить непопу лярные реформы в социальной сфере, не воспринимается как препятствие для самосто ятельной внешней политики и отстаивания национальных интересов. Да, на первых порах, когда речь шла об интеграции стран кандидатов в европейское пространство, их внешняя политика должна была адаптироваться к принципам и нормам сообщества.

Но после вступления в него новичок получает немалую свободу маневра, причем прежде всего во внешнеполитической сфере. Именно потому как раз, что эта сфера, как и область общеевропейской безопасности, остается пока аморфной и лишенной четкой координации. Поэтому члены Европейского сообщества могут двигаться в разных на правлениях и даже вопреки интересам сообщества и выработанным им рекомендациям.

Слабость единой внешней политики ЕС наиболее рельефно проявляется в разви тии двусторонних отношений некоторых его членов (Германии, Франции, Италии, Венгрии, Болгарии, Греции) с Россией в сфере энергетики, которые фактически под рывают попытки Брюсселя выработать единый курс. Ощущаются различия в позициях и по целому ряду других вопросов. В том числе относительно характера и содержания «Европейской политики соседства» между странами «старой» Европы и новобранцами ЕС — прежде всего Польшей и Литвой. «Старые» члены больше заинтересованы во внутреннем упорядочивании нынешнего европейского пространства и не проявляют особого желания открывать двери для новых членов. И наоборот, практически все «но воевропейцы» не хотят оставаться навсегда границей Европы и поддерживают идею дальнейшего расширения НАТО и ЕС на восток.

Новая Европа и Россия Отношениям между Новой Европой и Россией, как читатель, наверное, заметил, мы уделяли во всех наших беседах особое внимание. Нам было интересно, как сказы ваются на этих отношениях цивилизационные различия, ставшие очевидными после интеграции посткоммунистических стран в НАТО и Евросоюз.

Наши коллеги много говорили об обвале экономических и прочих связей между Россией и государствами Восточной Европы и Балтии после падения СССР и распада мировой системы социализма. О том, что этот обвал стал ударом по экономике всего европейского посткоммунистического региона, который долгие годы ориентировался на российский рынок, потреблявший румынскую мебель, болгарские фрукты, венгер ские автобусы, чехословацкую продукцию машиностроения, латышские радиоприем ники, литовские молочные продукты. Россия, занятая своими проблемами, казалось бы, на долгие годы забыла о существовании и своих бывших союзников, и бывших со ветских республик Прибалтики. Между тем шок в странах Новой Европы оказался толчком к перестройке их экономик и переориентации на новые рынки. По иронии судьбы отсутствие интереса к этому региону со стороны России ускорило его поворот в сторону Запада.

Внимательный читатель книги не мог не заметить, что в рассказах наших собе седников представлены две разные модели отношений между государствами Новой Европы и России. Ее отношения с Польшей и государствами Балтии до сих пор в зна чительной степени политизированы и идеологизированы. Бывшие части империи и бывшую метрополию все еще разделяет прошлое. Эти государства рассматривают присутствие советских войск на своей территории как оккупацию. В свою очередь, именно в отношении России к Польше и странам Балтии наиболее рельефно проявля ется ее цивилизационная неопределенность. Россия пытается сохранять преемствен

УРОКИ ДЛЯ РОССИИ

ную связь со своим имперским прошлым, хотя бы и чисто символическую, а потому не может с ним разобраться, дать ему объективную оценку и, тем самым, снять недове рие своих соседей. В свое время готовность послевоенной западногерманской элиты к покаянию сыграла огромную роль в национальном примирении Германии и Поль ши. Неспособность же российской элиты к признанию ответственности старой России и СССР за несправедливость в отношении к подимперским народам и, в частности, не готовность отделить победу в войне и освобождение Европы от нацизма от предвоен ной и послевоенной сталинской геополитики продолжает препятствовать полной нор мализации отношений России с Польшей, Эстонией, Латвией и Литвой.

Что касается ее отношений с другими странами Новой Европы — Болгарией, Венгрией, Румынией, Словакией, Словенией и Чехией, то они характеризуются боль шей «экономизацией» и строятся с упором на прагматизм. Есть, конечно, и отличия, и читатель наверняка заметил, что Словакия, к примеру, однозначно осуждает разме щение американской радарной установки в Чехии, с которой Словакия еще совсем не давно составляла одно государство. Тем не менее общества и элиты всех этих стран, в российскую империю не входивших, меньше ориентируются на прошлое и предпо читают его не актуализировать. Даже события 1956 года в Венгрии и 1968 го в Чехо словакии не вызывают уже у венгров и чехов прежних эмоций. Руководствуясь праг матическими соображениями, эти страны вывели вопросы, касающиеся оценок прошлого, за пределы своих отношений с Россией.

Некоторые наши собеседники отмечали, что при президентстве Путина Россия стала проявлять больший интерес к восстановлению связей с Новой Европой. Свои представления о причинах этого они не высказывали, но таких причин, судя по всему, было две: стремление Москвы остановить втягивание этого региона в НАТО и обыч ные коммерческие интересы. Первое не удалось, но удается второе — наращивание взаимной торговли и инвестиций. При этом экономические контакты России активи зируются и со странами, с которыми Кремль имеет прохладные отношения. Экономи ческие связи и являются той подушкой безопасности, которая предотвращает даль нейшее ухудшение этих отношений с Польшей и государствами Балтии.

Наши зарубежные коллеги рассказывали о растущем интересе их стран к проек там в России, о том, как охотно они идут в российские регионы, которые, в свою оче редь, обнаруживают все больший интерес к европейским посткоммунистическим го сударствам. К сожалению, на мой взгляд, у Москвы пока нет осмысленной стратегии экономических связей с Новой Европой. Интерес к ней диктуется в первую очередь логикой «энергетической дипломатии», результатом которой явились соглашения с Болгарией и Венгрией о сотрудничестве в энергетических проектах. Однако сферы сотрудничества между Россией и Новой Европой будут, несомненно, расширяться по мере того, как туда будет приходить (а он уже приходит!) российский бизнес, который обнаруживает там более стабильные, чем в России, правила игры.

Все наши собеседники исходили из того, что перспективы такого сотрудничества сегодня просматриваются вполне отчетливо, что взаимный экономический интерес будет подталкивать Россию и страны Новой Европы к партнерству, к еще большему ус корению свободного движения капиталов, людей и товаров. Но о том, насколько все это будет способствовать преодолению ценностных различий, они не высказывались.

Равно как и о том, будут ли такие различия влиять в дальнейшем на развитие эконо мического партнерства.

Путь в Европу для России Насколько модель трансформации через интеграцию в Европу может быть инте ресна и полезна для России?

ИНТЕГРАЦИЯ КАК ФАКТОР ТРАНСФОРМАЦИИ

В свое время российская элита всерьез размышляла о перспективах такой интег рации. Напомню, что президент Ельцин в декабре 1991 года отправил в западные сто лицы письмо с заявлением о том, что Россия рассматривает возможность присоединить ся к НАТО уже в ближайшем будущем. Владимир Путин, придя к власти в 2000 м, тоже поначалу такую возможность не отвергал. Однако в итоге все свелось к созданию пло щадок для диалога между альянсом и Россией. Ни одна из них, включая и последнюю, т.е. Совет Россия–НАТО, так и не стала для Москвы приемлемой формой взаимодей ствия с западным сообществом, потому что ни одна из них не учитывала стремление России иметь право вето на решения альянса. Между тем Совет Россия–НАТО предо ставляет немалые возможности для повышения самого статуса взаимоотношений двух субъектов, но для Москвы это, видимо, не интересно.

В свою очередь, и Запад не решился на приглашение России вступить в НАТО.

И понятно почему: Россия остается для Запада цивилизационно иной и чуждой, и он опасается допускать ее к принятию ключевых для него решений. Между тем уже сама идея приглашения России в альянс могла бы лишить российских националистов важ нейшего политического ресурса для консолидации общества на антизападной и анти натовской платформе. Но, увы, лидеры США и европейских государств не увидели воз можности для того, чтобы создать новый, более амбициозный формат для своих отношений с Россией в сфере безопасности еще тогда, когда отношения эти не были столь прохладными, как сегодня.

В 1990 е Кремль всерьез рассматривал и перспективу присоединения России к ЕС. Аналогичные настроения имели в то время место и в европейском обществен ном мнении, они разделялись и многими западными политиками. Это нашло свое вы ражение в самой парадигме отношений, которую объединенная Европа выбрала при менительно к России. Парадигма была та же, что и в отношении других европейских посткоммунистических стран, — «трансформация через интеграцию». Она предпола гала содействие российским реформам посредством формирования условий для ак тивного сближения России с ЕС и создания тесных ассоциированных отношений с ней.

Однако эта первоначальная установка, упершись, как в стену, в быстро выявившееся несовпадение ценностей и цивилизационных матриц, осталась нереализованной. Се годня же в отношениях между Москвой и Брюсселем возобладали холодный скепсис и взаимное отчуждение. Интеграция России в ЕС и даже разностороннее партнерство уже не рассматриваются ни одной из сторон как реальная перспектива.

При президентстве Путина Кремль сформировал для себя новую формулу отноше ний с Западом в целом и Европой в частности, которая отвечает интересам самосохра нения российской традиционной государственной системы в ее нынешней обновлен ной форме. Суть этой формулы можно определить следующим образом: «Вместе с Западом и против Запада одновременно». Она предполагает сотрудничество с Запа дом в тех сферах, где у российской элиты есть с ним общие интересы (в частности, в сфере торговли энергоресурсами), и противодействие его попыткам влиять на рос сийское общество, т.е. закрытие общества для Запада. Это, по существу, возвращение к формуле «Realpolitik», которая была популярна во времена существования СССР, но без одного из ее прежних элементов — антагонистического противостояния. Как Пу тин, так и его преемник Дмитрий Медведев настаивают на «деидеологизации» россий ской внешней политики, что, с одной стороны, призвано символизировать отмежевание от внешней политики советского типа, а с другой — неприятие ценностного измерения этой политики, на котором настаивает Запад. Никаких ценностей, только интересы!

Следуя этой формуле, Москва перешла к активным двусторонним отношениям с теми европейскими странами, которые наиболее заинтересованы в российском сырье, и прежде всего в газе, рассматривая их как «троянских коней» внутри ЕС. При

УРОКИ ДЛЯ РОССИИ

ходится признать, что Кремль, несмотря на стратегические провалы, которые постави ли Россию на грань кризиса в ее отношениях с Западом, во многом преуспел тактиче ски, а именно — в использовании этих отношений для легитимации своего режима.

Между тем Европейский союз не нашел пока эффективного ответа на российскую фор мулу, которая подрывает не только единство европейского курса, но и заставляет офи циальную Европу воздерживаться от активного педалирования вопроса о ценностных ориентациях в своих отношениях с Россией, фактически отказываясь тем самым от основного принципа своей цивилизационной идентичности. Да и Запад в целом, как сообщество и цивилизация, не сумел найти ответ на российский вызов и, по существу, принял навязанную Москвой формулу новой «Realpolitik».

Объясняется это обычно тем, что Россия не готова и долго еще не будет готова к демократии, а потому сотрудничать нужно с той Россией, которая есть, и, соответ ственно, с любой российской властью. Сторонники такого нового реализма любят ци тировать Джорджа Кеннана, некогда ставшего архитектором политики сдерживания СССР, который говорил: «Когда наступит конец СССР… дайте им (русским. — Л.Ш.) время; дайте им возможность быть русскими; дайте им возможность решить свои внутренние проблемы так, как это они понимают». Так автор доктрины сдерживания в очередной раз используется теми людьми в России и на Западе, которые не питают особых надежд на российскую трансформацию и возможность содействия этой транс формации со стороны Запада.

Конечно, в Европе и США существуют разные взгляды относительно перспектив развития России и западной политики на российском направлении. В конечном счете эти различия можно свести к представлениям, выражаемым двумя столпами западной политической мысли — Генри Киссинджером и Збигневом Бжезинским. Первый при зывает к осуществлению в отношении России политики на основе интересов. Он пы тается доказать, что она вступила в этап модернизации и нужно с пониманием отно ситься к ее проблемам. Второй, напротив, призывает создавать внешнее окружение, которое бы убеждало российскую элиту, что лишь демократия является спасением не только для России, но и для самой элиты. Понятно, к кому из них наш политический класс питает симпатии и кто из них постоянно встречается с российскими лидерами в Кремле, а кто воспринимается как враг России.

Понятно и то, к какой позиции склоняются официальная Европа и официальная Америка. Как свидетельствуют сами западные наблюдатели, президенты Буш, Ширак, Саркози, премьеры Берлускони и Проди, канцлер Шредер никогда не пытались в сво их беседах с российскими руководителями вспоминать о демократии либо правах че ловека. Единственный западный лидер, который начал об этом разговор, — Ангела Меркель. И тем не менее, несмотря на эту политику реализма и прагматизма, отноше ния России и Запада к концу правления президента Путина вряд ли можно было на звать дружественными. Не просматривается здесь каких либо перемен и при преемни ке Путина.

В такой ситуации модель трансформации, которую выбрали в свое время страны Восточной Европы и Балтии, а сегодня — Украина и Грузия, т.е. трансформации через интеграцию в Европу, представляет для России разве что теоретический интерес. Ведь нынешняя российская элита не только не хочет интеграции и даже движения в сторо ну Европы, но и активно препятствует восприятию российским обществом европей ских нормативных стандартов. И все же то, что сегодня невозможно, может оказаться не только возможным, но и необходимым завтра.

В мировой практике пока не было случая успешной либерально демократиче ской трансформации в отрыве от западной цивилизации. Можно, конечно (и даже нужно), пробовать осваивать европейские цивилизационные нормы, не присоединяясь

ИНТЕГРАЦИЯ КАК ФАКТОР ТРАНСФОРМАЦИИ

институционально к тому же Евросоюзу. Есть Швейцария, есть Норвегия, которые эти нормы полностью приняли, но в ЕС вступать не стали из за накладываемых членством в нем ограничений суверенитета. Пробовать можно. Только вот получится ли что ли бо путное? Да ничего такого российский правящий класс пока и не пробует… Вряд ли можно надеяться и на успешное использование Кремлем Европы в техно логической и экономической модернизации, как это Россия, а затем СССР делали на предшествующих исторических этапах при сохранении традиционных политических форм. Постиндустриальная модернизация требует раскрепощения индивидуальной инициативы, что без свободы экономической и политической конкуренции не пред ставляется возможным. А такая свобода предполагает освоение именно европейских ценностных стандартов.

Что же из всего этого следует? Из этого следует, что медленно возрождающееся в России либерально демократическое движение должно озаботиться выработкой не только внутриполитической, но и внешнеполитической альтернативы нынешнему курсу Кремля. Надо признать, что в этом движении нет сегодня собственного, т.е. ли берально демократического, взгляда ни на общие проблемы внешней политики, ни на перспективы интеграции России с Европой и европейскими структурами, включая структуры НАТО. Представляется, что российские либералы должны четко заявить: ус пех либерально демократических реформ в России невозможен без европеизации, т.е.

адаптации к доказавшим свою эффективность принципам и стандартам, выразителем которых является ЕС. Они должны заявить также, что успешное решение проблемы российской безопасности невозможно без самого тесного сотрудничества с НАТО, чле нами которого являются почти все развитые цивилизованные страны.

Требует ли такое сотрудничество вступления России в ЕС и НАТО? Я исхожу из того, что уже сама постановка такой цели, как показывает практика, активизирует процесс адаптации к европейским принципам и стандартам. И если западное сообще ство предложит России вступить в эти организации, то такую инициативу можно бы ло бы только приветствовать. Тот факт, что российская политическая элита к этому не готова, вовсе не означает, что идея не может быть адресована российскому обществу.

Любые существенные перемены, как свидетельствует о том мировая история, по началу всегда кажутся невозможными и неприемлемыми. Напомню о том, что и идея новой европейской общности, предполагавшая добровольный отказ от значительной части государственного суверенитета, когда то казалась для европейцев просто ко щунственной. Тем не менее они сумели на такой шаг пойти. И это дает мне основания утверждать, что присоединение ко всем европейским структурам и НАТО может стать для российских либеральных сил программой максимум. А программой минимум может стать создание многоуровневых форм партнерства России и ЕС, России и НАТО, которые бы облегчали их сближение на новом этапе развития, который рано или позд но наступит. Правда, до этого нам придется пройти через осознание того, что нынеш няя парадигма отношения Кремля к Западу («вместе и против») противоречит страте гическим интересам России. А также того, что вызовы и угрозы у России и Запада в современном мире общие и что противостоять им без его поддержки и без солидар ных с ним действий у нее не получится.

Вспомнят ли на этом новом этапе наши политики, а вслед за ними и их рядовые сограждане об опыте интеграции в Европу других посткоммунистических стран?

Вполне возможно, что вспомнят. Равно как и о том, что в этой объединенной Европе неплохо чувствуют себя не только маленькие Словения, Эстония или Люксембург, но и не такие уж маленькие Германия, Великобритания, Франция и Италия.

Путь в Европу Редактор Елена Мохова Дизайн Сергей Андриевич Корректор Мария Смирнова Верстка Тамара Донскова Производство Семен Дымант Новое издательство 119017, Москва Пятницкая улица, телефон / факс (495) e mail info@novizdat.ru http://www.novizdat.ru Подписано в печать 1 ноября 2008 года Формат 70100 1/ Гарнитура Charter Объем 32,25 условного печатного листа Бумага офсетная Печать офсетная Заказ № Отпечатано с готовых диапозитивов в ООО «Типография Момент»

141406, Московская область Химки, Библиотечная улица,

Pages:     | 1 |   ...   | 99 | 100 ||
 



Похожие работы:

«Гэбриел Алмонд — один из выдающихся современных политологов, хотя здесь он выступает в качестве своеобразного хрониста. История западной политологии, написанная им в лицах, живо и с подробностями, интересна и сама по себе. Но российскому читателю эта история может быть интересна вдвойне: она не просто описывает опыт США и Западной Европы с их традициями, но и выявляет определенные общие закономерности. Важнейшая из них — это прямая связь между наукой о политике и самой политикой. Политология...»

«Романтизм в Германии Ленинград ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА Ленинградское отделение 1973 Вступительная статья А. А ник ста Оформление художника Н. Васильева Берковский Н. Я. Б 48 Романтизм в Германии. Вступит, статья А. Аникста. JL, Худож. лит., 1973. 5 6 8 с. Книга выдающегося советского ученого Н. Я. Берковского посвящена целой литературной эпохе — истории романтизма в Германии. Автор рассматривает наиболее важные явления и темы немецкого романтизма, выделяя специально главы о творчестве...»

«Пчёлы в радость или Опыт естественного подхода в пасечном деле 2008 1 Содержание: Краткое вступление 3 Как вс началось 5 Небольшое дополнение 7 Промышленный и естественный подходы 8 Разумность пчелиной семьи 9 Задачи этой книги 11 Несколько слов о дупле, как о естественном жилище пчл 11 Некоторые полезные сведения о сотах 13 Цикл развития пчелиной семьи 15 Жизнь пчелиной семьи в течение года 17 Несколько слов о зимовке 20 Ежегодный цикл (продолжение) 22 Зимняя вентиляция пчелиного дома 22...»

«КНИГА ПАМЯТИ подводников Военно-морского флота, уроженцев Одессы и Одесской области, погибших в годы Великой Отечественной войны и в мирное время 2012 1 ББК 68.66 (2) 11г + 63.3 (2) 622 – 35 УДК 623.827 “1904 - 2003” Б 770 КНИГА ПАМЯТИ подводников Военно-морского флота, уроженцев Одессы и Одесской области, погибших в годы Великой Отечественной войны и в мирное время. Ассоциация моряков-подводников им.А.И. Маринеско г. Одессы и Одесской области. Автор-составитель В.Бойко. Одесса: Издательство КП...»

«Аннотация Патрик Уайт (1912 – 1990) – крупнейший австралийский писатель, лауреат Нобелевской премии за 1973 г. Его книга Древо человеческое была и остается выдающимся явлением австралийской литературы XX века. Содержание Патрик Уайт 5 Часть первая 39 Глава первая 39 Глава вторая 57 Глава третья 69 Глава четвертая 82 Глава пятая 106 Глава шестая 120 Глава седьмая 150 Часть вторая 217 Глава восьмая 217 Глава девятая 239 Глава десятая 286 Глава одиннадцатая 304 Глава двенадцатая 324 Глава...»

«ВОСТОЧНЫЙ ФАКУЛЬТЕТ ВОСТОЧНЫЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ И. П. ПЕТРУШЕВСКИЙ ОЧЕРКИ ПО ИСТОРИИ ФЕОДАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ И АРМЕНИИ в XVI — НАЧАЛЕ XIX вв. ИЗДАТЕЛЬСТВО ЛЕНИНГРАДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ОРДЕНА ЛЕНИНА УНИВЕРСИТЕТА ИМЕНИ А. А. ЖДАНОВА ЛЕНИНГРАД 1949 СОДЕРЖАНИЕ 4 Предисловие 6 Глава 1. Источники и научная разработка проблемы Документальные источники шахские ферманы. Указы ханов Закавказья. Архивы XIX в. Эпиграфика. Обзор персоязычных нарративных источников XVI-нач. XIX...»

«СПЕЦИАЛИЗИРОВАННАЯ ВЫСТАВКА И НАУЧНЫЙ ФОРУМ ТЕХНОЛОГИИ 12 - 15 апреля МОСКВА Выставочный центр Крокус Экспо 1 СПЕЦИАЛИЗИРОВАННАЯ ВЫСТАВКА И НАУЧНЫЙ ФОРУМ МЕДИЦИНА 2005 Участникам Первой Всероссийской выставки/форума МЕДИЦИНА-2005 СПЕЦИАЛИЗИРОВАННАЯ ВЫСТАВКА И НАУЧНЫЙ ФОРУМ Уважаемые участники и гости! Сердечно приветствую Вас в связи с открытием знаменательного в истории отечественного здравоохранения мероприятия - Первой...»

«Предаукционная выставка с 22 февраля по 1 марта, ежедневно с 11.00 до 19.00 в Галерее Три Века Заявки на участие в аукционе + 7 (495) 951 12 09 info@triveka-auction.com Заказ каталогов: info@triveka-auction.com Организаторы аукциона Галерея Три Века Андрей Руденцов Ирина Сабурова Тел.: + 7 (495) 951 12 09 E-mail: info@triveka-auction.com Директор Галереи Три Века Ирина Разумова Составитель каталога Ирина Лебедева при участии Ирины Сабуровой Антона Хазанова Дизайн и верстка Алексей Васянин ©...»

«Май 1999год, благословление книги Клич Феникса. Владыка Рафаил (Истинно Русская Православная Церковь) и Алексей Васильевич Трехлебов. ДОБЛЕСТЬ РОДИТЕЛЕЙ - НАСЛЕДСТВО ДЕТЕЙ. ДОРОЖЕ ЭТОГО НАСЛЕДСТВА НЕТ НА ЗЕМЛЕ ИНЫХ СОКРОВИЩ! ЧЕЛОВЕК ПОЗНАНИЕМ СТАРИНЫ И ПЕРЕНЕСЕНИЕМ ЕЕ ОПЫТА В СФЕРУ СВОИХ ЦЕННОСТЕЙ ЗАВЕРШАЕТ СВОЕ ЗЕМНОЕ РАЗВИТИЕ И НАЧИНАЕТ КОСМИЧЕСКОЕ. Посвящается возрождению славянской культуры ВВЕДЕНИЕ Напрасно забываем мы доблесть прошедших времен и идем неведомо куда. И так смотрим назад и...»

«УДК 576.89 ПАРАЗИТОЛОГИЧЕСКАЯ ШКОЛА АКАДЕМИКА Е. Н. ПАВЛОВСКОГО В ЗООЛОГИЧЕСКОМ ИНСТИТУТЕ РАН © Ю. С. Балашов Первым паразитологическим подразделением при Зоологическом музее стала созданная в 1924 г. по инициативе Е. Н. Павловского и А. А. Штакельберга Постоянная комиссия по изучению малярийных комаров. В 1930 г. при реорганизации Зоологического музея в Зоологический институт она была преобразована в Отделение паразитологии под руководством Е. Н. Павловского. В 1934—1935 гг. Отделение было...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.