WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 39 |

«АНТРОПОЛОГИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА Москва 2009 УДК 300.331 ББК 15.51 А 72 Ответственный редактор доктор филос. наук В.Н. Шевченко Рецензенты доктор ...»

-- [ Страница 5 ] --

В одноименном стихотворении Киплинга – это человек, не сумевший рачительно воспользоваться отцовским наследством и ставший социальным маргиналом, которого презирает родной брат и слуга30. В славянском Евангелии фигурирует именно «блудный сын», а не «расточительный сын», как в других европейских языках. Подчеркивается мистически-странствующий характер духовного поиска указанного персонажа. В позднейших интерпретациях это – нередко подвижник, почти революционер, взыскующий правды-справедливости. Ему сочувствуют и на него возлагают смутные надежды на будущее.

Семантическая разница указанных словосочетаний свидетельствует о существовании противоположных установок общественного сознания, позволяет увидеть принципиально разные основания бытия человека. Но поскольку сама собственность представляет собой особый способ человеческого отношения к предметному миру, то в таком ракурсе онтология собственности есть сторона онтологии человека.

Исходным антропологическим фактом является противоречивость человеческого бытия, которая в концентрированном виде выражается в собственности. Человеческое «Я» в самом себе содержит элементы конкретно-индивидуального и родового начала, «историческое Я и вечное Я». Смертность человека, его безосновность и безопорность порождают стремление укорениться в мире.

Индивидуальное, субъективное начало собственности исходит из желания преодолеть собственную малость и ограниченность и состоит в стремлении к освоению мира, слиянию с бытием. С другой стороны, та же конечность человеческого бытия вкупе с ограниченностью возможностей человечества в целом ориентируют личность на высшие ценности, на овладение культурой совокупного человечества, т.е. на полное и абсолютное слияние с вечным Я, с человеческим родом.

Как верно замечает российский исследователь В.К.Гавришин31, собственность переживается человеком в трех аспектах. Вопервых, она становится опорой и основанием «моего бытия», тем, что укореняет меня в бытии. Земельный участок, дом, счет в банке – символ устойчивости. Они не только являются удовлетворением конкретных потребностей, для них характерно то, что они переживут своего хозяина и сохранят отпечаток его личности.

Именно поэтому утрата собственности воспринимается как посягательство на часть человеческого «я», его телесности. Более того, потеря собственности ощущается трагически как крушение, как осознание того, что мир рушится. Во-вторых, собственность есть средство самоидентификации. Она есть то, что отделяет меня от других и определяет мой статус, мое место в социальном пространстве. Такой аспект интерпретации собственности выделяет человека из безликой общности, подтверждает его право на индивидуальность или же принадлежность к значимому для него кругу людей. Будучи модификацией телесности, собственность срастается с собственником и создает границу индивидуального мира.

Наконец, в-третьих, собственность является средством экспансии «Я», его безграничного расширения, что воплощается в наращивании предметов собственности.

В экзистенциальной структуре российского человека преобладает ярко выраженное кочевническое степное начало, которое, в определенное мере, противоречит стремлению к укорененности, убедительно проявляющем себя в европейском моральном самообязывании перед трудом предков, в почитании собственности как сохранения волевых усилий, опредмеченных в имуществе. Основанием европейской культуры был «полис», российская культура вышла из «поля». Европейское пространство родилось из ограниченности и всегда стремилось к отграничению. Российская телесность характеризовалась бескрайностью и вскармливалась идеей изобилия Земли Русской. Для европейца собственность воплощалась прежде всего в желании закрепиться и отграничить свое индивидуальное право на место. Для россиянина такого рода собственность воспринималась скорее как обуза, что подпитывалось православной традицией, в которой горнее превалировало над материальным, соборность над индивидуальностью, созерцательность над действием. Очевидно, такой менталитет нельзя назвать коллективистским в собственном смысле слова. Он близок к восточной ультимативности, ориентирован на мессианские ценности, для него характерна устремленность к предельности, абсолютности бытия, неприятие любого рода границ. При этом важно отметить, что экспансионизм русской кочевнической стихии, облагороженный религиозной метафизикой, носит духовный характер.

Он зиждется на стремлении освоить общечеловеческие ценности, внять культурным идеалам, духу разных народов. (Вспомним блоковское: «Нам внятно все: и острый галльский смысл, и сумрачный германский гений»).

В российской интерпретации собственности родовое начало имеет явное преобладание над конкретно-индивидуальным. Более того, в российском сознании сильна антисобственническая ориентация, которая исходит из отрицания ценности индивидуального бытия в пользу бытия высшего, воплощенного в Боге или в человечестве. Она восходит к формуле, гласящей, что «в действительности не человек владеет вещью, а вещь обладает человеком, связывает его, делает несвободным, вносит раздор в среду людей»32.

Глубинные основания антисобственнической ориентации лежат в стремлении к подлинности человеческого бытия, в желании освободиться от власти вещей и отчужденных форм существования. Антисобственническая направленность мышления рождена убежденностью в том, что возможно сделать человека целью, а не средством. К сожалению, именно эта ориентация, позитивная по своему высшему смыслу, в современной бездуховной и моральноупаднической реальности оборачивается небрежительнорастратным поведением большинства современных внезапно разбогатевших «новых русских».



В российском восприятии вообще силен акцент на «блуждании», поисках в вере, странничестве, неприкаянности в земной жизни, которое накладывает определенный отпечаток на отношения в хозяйственной сфере. В этом смысле русский человек до сих пор остается тем самым «таинственным незнакомцем» в среде общепринятых экономических деловых взаимоотношений, о котором так много писала русская литература и философия33.

Кочевническая стихия русского человека, мистически-сказочное самочувствование заставляют его воспринимать все земное как преходящий лик этого мира, существующее только предварительно, «до времени и между прочим»34.

Восприятие это отягощено тем, что природа на Руси обращена к человеку своей угрожающей стороной, и потому отношение к природной среде – не деятельностно-творческое, а приспособительнопользовательское. Русский человек легко переходит в природу, как бы растворяется в ней. Это – не «фаустовский» человек Запада.

Он не возделывает, не перерабатывает природу, не превращает ее, сознательно очеловечивая, а потребляет, непосредственно воссоединяясь с ней. От далек от оптимизма, от непоколебимой уверенности в земную позитивность прогресса гончаровского Штольца.

Он приемлет творческий потенциал прогресса как устремленность в будущее, «за предел».

Катастрофичное мироощущение, изначальная неприкрепленность, непредназначенность к укорененной и обстоятельной жизни мешают русским воспринимать и продуцировать цивилизационные перемены, отмечают современные исследователи35. Восприятие природы у русского человека созерцательно-философское, а не деятельно-трудовое. Если и присутствует в этой активности некая страсть, то она происходит более из борьбы со страхом человека, никак не могущего справиться с гоголевским «заколдованным местом» своего бытия.

Оборотной стороной и следствием созерцательности становится то, что в России формируется специфическая «культура бедности».

Н.О.Лосский приводит следующие замечания немецкого исследователя Шубарта: «Среди европейцев бедный никогда не смотрит на богатого без зависти, среди русских богатый часто смотрит на бедного со стыдом»36. Российское «нищелюбие» – это не только особое милостивое отношение к просящим подаяние. Оно шире. Это также некий мистический страх показать себя богатым. Богатством не принято хвалиться, его нужно скрывать. Обратной стороной такой установки является жажда получить «нежданное» или даже неправедное богатство. Отношение к нему соответствующее – его тратят, не раздумывая, а не стремятся сохранить и приумножить, опираясь на чувство «заботы об отцовском капитале», трудах предков.

«Культура бедности» европейского разорившего предпринимателя или американского жителя негритянского гетто базируется на ощущении себя маргиналом, что является сигналом к преодолению этого состояния. Русское «нищелюбие» как бы санкционировано свыше. Оно также есть умение «выжить», преодолеть неблагоприятные природные условия, «предустановленные изначально, Богом данные», а не сократить социальную дистанцию, которая есть творение рук человеческих.

Западная предприимчивость, американская нацеленность на «успех» в психологическом плане требует демонстрации результатов – от достижений на поприще карьеры до бытового «счастья в семейной жизни». В американских офисах, например, принято иметь на столе фотографии своей жены, детей, которые воспринимаются как признак «состоявшегося» человека, что кажется совершенно нелепым и странным у нас. Российская нелюбовь к условностям дополняется глубоко укорененным анархическим неподчинением власти и одобряет неприязнь к иерархическим отношениям «лицом к лицу», что влечет за собой необязательность и самих социальных достижений.

Негативный эффект подобных психологических установок сказывается на приоритетах современных российских предпринимателей. Движущие силы российской экономики не укладываются в западные принципы максимизации прибыли, но они не тождественны также восточной концепции минимизации риска, выросшей из культуры выживания в условиях крайней бедности.

Действия российских бизнесменов – это поведение «временщиков», на которых свалилось или которые «урвали» нежданное и неправедное богатство. Прикрываясь фразами о демократии, такие новые «собственники» не обладают главными преимуществами и стимулирующими мотивами приобретения собственности – гражданской ответственностью и заботой о собственности, которые позволяют совместить частный интерес с интересами общего блага, вдохновляясь идеалом служения обществу.

Характерной чертой русского общества долгое время было презрение к буржуазной сосредоточенности на собственности.

Н.О.Лосский отмечает, что «в русском живо чувство, что собственность владеет нами, а не мы ею, что владение означает принадлежность чему-то, что в богатстве задыхается духовная свобода»37. Отсюда родилось отождествление обладания собственностью с мещанством, под которым часто понималось приверженность к земным благам, стремление «жить как все», иметь комфортные условия жизни. Литературная традиция в лице Герцена, Достоевского, Л.Толстого с отвращением описывала мещанский характер жизни в Западной Европе. При этом термин «мещанство» включал и такие социально продуктивные характеристики трудовой этики, как умеренность, аккуратность. Все это квалифицировалось как «коллективная посредственность» и противопоставлялось свободе и достоинству личной индивидуальности38.

Непродуктивное отношение к собственности на индивидуальном уровне сопрягалось с укоренившимся нерачительным распоряжением общественной собственностью. Исторически сложилось так, что вся Русь принадлежала одной княжеской семье, которая постепенно делила и переделяла свои владения. Итогом стало то, что, как подчеркивали многие исследователи, в России отсутствовала и до сих пор отсутствует «западная идея собственности», ей противополагалась так называемая «вотчинная» структура имущественных отношений.

Европейская традиция явилась логическим оформлением воззрений римского права и унаследовала римский правовой индивидуализм. В его основе лежало положение, что собственность есть результат волевого или силового захвата единоличного человека, который отвоевал ее в борьбе с другими.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 39 |
 

Похожие работы:

«ПРОВЕДЕНИЕ в жизнь крЕстьянской рЕформы 1861г. ИЗДАТЕЛЬСТВО СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ МОСКВ А-1958 Настоящая книга профессора Московского универ­ ситета П. А. Зайончковского посвящена проведению в жизнь крестьянской реформы с 1861 по 1870 г. На основе изучения широкого круга исторических источни­ ков автор характеризует реализацию реформы и ее ре­ зультаты в различных экономических районах России, в том числе на Украине, в Белоруссии и Литве. Книга является также ценным пособием для...»

«ФАРИД АЛЕКПЕРЛИ ТЫСЯЧА И ОДИН СЕКРЕТ ВОСТОКА Том II Баку Нурлан - 2008 Печатается по решению заседания ученого совета Института рукописей им. Мухаммеда Физули НАН Азербайджана от 9 июня 2008 г. за № 6 Научный редактор: Ю.Б.Керимов доктор фармацевтических наук, профессор Алекперли Фарид. Тысяча и один секрет Востока. Том II. Баку, Нурлан, 2008, 426 С (второе, исправленное и дополненное издание). В настоящей книге обобщены сведения древних и средневековых источников о древней медицине, истории...»

«Православие и современность. Электронная библиотека Профессор Алексей Александрович Царевский Значение Православия в жизни и исторической судьбе России © Храм всех Святых в Земле Российской просиявших, Калифорния, 1998 г. Печатается по изданию: Проф. А. А. Царевский Значение Православия в жизни и исторической судьбе России. Казань, 1898 г. © Веб-Центр Омега, Москва 2002 Содержание Аннотация Предисловие Введение Глава I. Значение православия во внешней политической судьбе России Православие...»

«Очерки по истории ЗАПАДНОевропейского КРЕСТЬЯНСТВА B CPЕdHИЕ векА 4s ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 1968 П е ч а т а е т с я по постановлению Редакционно-издательского совета М о с к о в с к о г о университета ПРЕДИСЛОВИЕ Данная книга возникла в результате многократного чтения специального курса по истории средневекового крестьянства для студентов и аспирантов исторического факультета Московского университета. Этим обстоятельством определяется характер работы. Как и всякий курс лекций,...»

«Материалы научно-практической конференции Исторические города: сохранение и развитие Санкт-Петербург 26 июня 2013 г. Уважаемые коллеги! Предлагаем вашему вниманию сборник материалов научно-практической конференции Исторические города: сохранение и развитие, которую Союз реставраторов СанктПетербурга при поддержке КГИОП проводил в рамках празднования Дня реставратора – 2013. Проблемы сохранения и развития исторических городов сегодня волнуют каждого, кто связан с сохранением российского и...»

«Приложение 9 к решению совета РГНФ Проекты регионального конкурса от 3 марта 2011 г. Волжские земли в истории и культуре России Год № Проект Руководитель Название проекта Организация завершения пп Проекты 2011 года Волгоградская область Научно-исследовательские проекты Волгоградский научноисследовательский Социально-медицинские аспекты распространения вируса противочумный институт 11-16-34011а/В Антонов В.А. лихорадки Заподного Нила в городской агломерации крупного 1 2012 Федеральной службы по...»

«От автора Настоящая любовь к растениям невозможна без знаний о них. Поэтому мы старались представить в этой книге не только рекомендации об уходе за растениями, но и побочные сведения: историю культивирования, легенды, использование местным населением и т. п. В книге даются сведения о систематическом положении каждого растения, поскольку у близких родственников схожие особенности роста. Кроме того, полезно знать, в каких условиях они произрастают на родине, чтобы постараться смоделировать им...»

«НАУКА И КРИЗИСЫ ИСТОРИКО-СРАВНИТЕЛЬНЫЕ ОЧЕРКИ Редактор-составитель Э. И. Колчинский С.-ПЕТЕРБУРГ 2003 В коллективной монографии дан историко-сравнительный анализ взаимоотношений науки, государства и общества в периоды крупных социально-политических и экономических потрясений от Английской революции XVII в. до культурной революции в Китайской Народной Республике. Особое внимание уделено проблемам выживания ученых и реформирования научных институтов во время Великой французской революции, в...»

«Т. Ю. Юренева ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКИЕ ЕСТЕСТВЕННО-НАУЧНЫЕ КАБИНЕТЫ XVI–XVII ВЕКОВ* В XV–XVI вв. ветер перемен принес в Средневековье новые идеалы и ценности, на основе которых в западноевропейских странах сформировалась культура Возрождения, или Ренессанса. Она уже не укладывалась в узкие рамки церковно-аскетической морали и сословно-корпоративных связей. Светское начало в ней уверенно утверждало свое право на самостоятельное развитие, а в новой системе духовных ценностей эпохи на первый план...»

«КОЧЕВАЯ АЛЬТЕРНАТИВА СОЦИАЛЬНОЙ ЭВОЛЮЦИИ Москва 2002 Серия “Цивилизационное измерение” Том 6 Редколлегия серии: И.В. Следзевский (главный редактор), Д.М. Бондаренко, Н.А. Ксенофонтова, А.М. Васильев Ответственные редакторы тома: д.и.н. Н. Н. Крадин д.и.н. Д. М. Бондаренко Книга написана антропологами, историками и археологами, специализирующимися в области кочевниковедения и посвящена различным аспектам одной проблемы: каким образом небольшие кочевые народы, населявшие окраины земледельческих...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.