WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 39 |

«АНТРОПОЛОГИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА Москва 2009 УДК 300.331 ББК 15.51 А 72 Ответственный редактор доктор филос. наук В.Н. Шевченко Рецензенты доктор ...»

-- [ Страница 1 ] --

Российская Академия Наук

Институт философии

АНТРОПОЛОГИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ

РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА

Москва

2009

УДК 300.331

ББК 15.51

А 72

Ответственный редактор

доктор филос. наук В.Н. Шевченко

Рецензенты

доктор филос. наук К.А. Зуев доктор филос. наук А.Г. Мысливченко Антропологическое измерение российского государА 72 ства [Текст] / Рос. акад. наук, Ин-т философии ; Отв. ред.

В.Н. Шевченко. – М.: ИФРАН, 2009. – 214 с.; 20 см. – Библиогр. в примеч. – 500 экз. – ISBN 978-5-9540-0149-5.

В коллективной монографии обсуждается одна из самых острых и малоисследованных проблем в отечественной философии и науке, связанная с теоретическим изучением отношения «российское государство–человек». На основе представлений об антропологическом измерении российского государства как императиве современной эпохи в монографии дается критический анализ состояния духовной культуры и социальных качеств российского человека, а также сопоставительный анализ качества политического руководства в России и в Китае.

Книга предназначена для научных работников, преподавателей, аспирантов, а также широкого круга читателей, интересующихся историей и современными проблемами российского государства, положением человека в российском обществе, поиском новых принципов отношений между государством и человеком.

ISBN 978-5-9540-0149-5 © ИФ РАН,

ПРЕДИСЛОВИЕ

В предлагаемой читателю коллективной монографии сотрудники сектора философских проблем политики представляют свою позицию по одной из самых злободневных проблем современной эпохи – проблеме взаимоотношений государства и человека.

Острота этой проблемы применительно к реалиям, существующим в последние десятилетия в новой, постсоветской российской жизни, приобрела особый, судьбоносный характер для всей страны.

Историческое бытие России и как государства, и как цивилизации, и как российской нации, до сих пор не сложившейся, вновь подвергается в наступившем I в. предельно опасному испытанию. Над Россией нависла реальная угроза демографической катастрофы. Все прогнозы на этот счет носят в основном неутешительный характер. Есть расхождения лишь в масштабах убывания населения. Россия отстает по уровню своего экономического развития на десятки лет от высокоразвитых стран мира. Наконец, социальное положение россиян таково, что бедность и нищета стали уделом миллионов и миллионов наших граждан.

Судьба России в значительной степени будет зависеть не только от того, сможет ли нынешняя власть найти надежные и обращенные на длительную перспективу решения всех этих и многих других проблем. Но и от мудрости и политической воли руководителей, их мировоззрения и образования, хотя и здесь есть серьезные проблемы, как например, проблема «кадрового голода», массовой коррупции и бюрократической безответственности.

Нужны прорывные идеи и мысли, нужен новый уровень философских и конкретно-научных обобщений в понимании проблемы «государство–человек». Это хорошо понимает мыслящая часть российского общества. Собственно, по этой причине в последние десятилетия человеческая проблематика, без всяких преувеличений, перемещается в центр внимания научного и философского сообщества. Творческое переосмысление результатов и выводов западной мысли помогло становлению и быстрому росту таких новых для нас направлений, как социально-философская антропология, социальная антропология, политическая антропология, культурная антропология, историческая антропология, различные виды междисциплинарных исследований по проблемам человека, целый ряд других школ и направлений. Историческое своеобразие российского государства – одна из самых частых тем научных и особенно публицистских работ.

При всем разнообразии развернувшихся исследований где-то на периферии исследовательского интереса оказались теоретические и особенно методологические вопросы отношений между российским государством и человеком. Остается во многом неясным то, как в ходе своего развития российское государство определяло типологические параметры, формат российского человека, какие сегодня задаются параметры человека сложившимся новым историческим типом российского государства, задаются им как целенаправленно, так и самим фактом своего бытия в мире, и, наконец, каковы возможные последствия происходящих сегодня с российским человеком значительных перемен.

Разумеется, можно говорить о глубоком онтологическом единстве российского государства и человека, уходящем в века.

Российское государство как носитель и защитник идей общего блага, справедливости и солидарности, одним словом, как идеальное государство для русского, российского человека всегда выступало высшей ценностью. Но для отечественной истории не менее очевиден факт глубокого антагонизма между реальным государством, реальной политикой высшей власти и человеком. Размеры этого зазора, расхождения между ожиданиями, надеждами, верой народа и реалиями повседневной жизни достигали таких масштабов, что они неоднократно приводили в истории страны к социальным потрясениям, восстаниям и революциям. Этот многовековой антагонизм российской жизни, его глубинная суть и последствия, перспективы преодоления и являются предметом изучения с самых разных сторон в настоящей монографии.

Необходимо также отметить и следующее. В огромном потоке современной литературы по российской проблематике большое внимание уделяется экономическому, политическому, культурному влиянию Европы на ход истории России. Эти факторы в значительной степени определяли на протяжении последних пяти столетий ведущую траекторию, ведущий тренд развития российского государства, который имел прямо противоположную направленность по сравнению с мощно выраженной тенденцией становления и развития в Европе либерально(буржуазно)-демократического государства. Стремление традиционной России всякий раз догнать ушедшие вперед страны Запада в экономическом и военном отношениях оказывалось непосильной ношей для населения, приводило и приводит к непомерному, неограниченному разрастанию властно-распорядительных функций высшей власти. Возникает и становится устойчивой хорошо известная ситуация экономического, социального и культурного раскола. Такой ход развития самым негативным образом сказывается и на формате, типологических чертах российского человека как человека традиции. Цель его трансформации в западного человека, человека рацио, как и реализация в стране всего проекта модерн, так и осталась недостигнутой. Изучение российского социума, традиционного типа социальности, степени его отличия и сходства с западным типом социальности, принципиальной возможности перехода от одного типа к другому остаются в этих отношениях недостаточно изученными в теоретическом и сопоставительном аспектах.



Наконец, исключительная значимость обсуждения проблемы антропологического формата российского государства, неотложность ее решения состоит также и в том, что в современной России сошлись, как и сто лет назад, все важнейшие противоречия современной эпохи. Российское общество с конца 80-х гг. прошлого века вновь переживает раскол – экономический, социальный, политический, культурный.

В частности, институты западной либеральной демократии плохо приживаются на российской почве, что вызывает одновременно критику и справа, и слева. Радикал-либералы продолжают требовать смены сегодняшней «матрицы» российской государственности, которая якобы себя полностью исчерпала, на западную «матрицу». Но ведь именно неолиберализм несет «идейную»

ответственность за полный провал либеральных реформ, предпринятых в стране в 90-е гг. прошлого века, и за развернувшуюся на бескрайних просторах страны подлинную антропологическую катастрофу. Все государственники и патриоты, от консерваторов до левых, говорят о том, что сильная централизованная власть есть первейшее условие устойчивости российского государства.

В связи с этим можно констатировать, что в современной России в основном сложилось, особенно начиная с первых лет нового I в., по сути неотрадиционалистское государство.

Массовое сознание общества пронизано многочисленными противоречиями культурно-цивилизационного характера.

Европеизированная часть населения страны – состоятельные и богатые люди, которые ориентированы на европейские, западные ценности и образ жизни, – составляют примерно 20–25 % населения, остальная часть российского населения живет по существу в традиционном мире, она бесконечно далека от европейских стандартов зарплаты, быта, качества услуг.

Капитализм как мировая экономическая система в ее нынешней форме исторически себя изжил, что убедительно показывает начавшийся осенью 2008 г., ставший закономерным итогом навязанной всему миру неолиберальной модели глобализации.

Политические лидеры капитализма, западные ученые заговорили о радикальной смене модели капитализма. Как возможна такая смена – это отдельный вопрос. Но нас интересует другая сторона дела. Каким может быть в этих условиях наиболее оптимальный путь формирования российского человека, когда в современном российском социуме сосуществуют, взаимодействуют и противоборствуют такие типы или форматы человека, как человек традиции, человек рацио, человек идеологии, человек массовый и человек культуры. Они принадлежат к различным историческим эпохам мировой истории, связаны с разными типами социальности, но по иронии судьбы, в связи с особенностями циклического, неорганичного развития страны, сведены сегодня все вместе.

Политика реального российского государства пока не отличается цельностью и продуманностью шагов с точки зрения формирования тех качеств и черт российского человека, которые позволят преодолеть недоверие и отчуждение между ними, адекватно ответить на вызовы и угрозы I в.

Авторский коллектив вполне осознает, что выполненная им работа имеет во многом постановочный характер и не претендует на окончательность и бесспорность своих суждений и выводов.

ЭВОЛЮЦИЯ ВЗАИМОСВЯЗИ ЧЕЛОВЕКА

И ГОСУДАРСТВА

Современные принципы антропологии государства Исторический путь, пройденный человечеством, позволяет сегодня радикально переосмыслить роковую дилемму: «государство для человека или человек для государства». В классической парадигме ожесточенный спор велся между двумя крайностями, которые позднее воплотились в двух социологических схемах: тоталитарной и неолиберальной. Первая предполагает использование человеческого ресурса для реализации импульса развития государственного тела. При этом если речь и идет о слиянии усилий, то подразумевается, скорее, поглощение индивида и его энергетики государством, нежели создание некой целокупности. Вторая делает акцент на предельности разрыва двух оснований: индивида и государства, постулирует их «врожденную», генетическую и непреходящую враждебность.

В свое время идея «общественного договора», казалось, была призвана примирить две опорные точки общества. Возникшая, однако, в недрах либеральной мысли, концепция «социального контракта» превращала идею макросоциальной коммуникации индивида и государства не в «контакт», «связь», «соединение», а в поиск конвенциональных условий временных перемирий, «прекращения огня» на поле военных действий двух противоборствующих сил. Интерпретация «общественного договора» колебалась от гоббсианской передачи всех полномочий индивида государству в лице единоличного правителя до постепенного освобождения индивида, утверждения его самостояния на базе собственности.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 39 |