WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

«Б.Г. Капустин Гражданское общество: исчезающая реальность (стенограмма доклада) В.С. Малахов. Уважаемые коллеги, сегодня у нас второе заседание постоянного семинара ...»

-- [ Страница 1 ] --

Б.Г. Капустин

«Гражданское общество: исчезающая реальность»

(стенограмма доклада)

В.С. Малахов. Уважаемые коллеги, сегодня у нас второе заседание постоянного

семинара «Гражданство в условиях глобализации: политическое и культурное

измерение». Прошлое заседание показало, что мы не умещаемся в маленькой аудитории, и

это очень приятно. На этот раз аудитория у нас большая, и я представляю основного

докладчика, главного научного сотрудника ИФ РАН Бориса Капустина. Тема его выступления – «Гражданское общество – исчезающая реальность». После его доклада приглашаю задавать вопросы. Далее, небольшой содоклад сделает главный научный сотрудник ИФ РАН Вадим Межуев. Потом мы дадим время всем желающим высказаться.

Б.Г. Капустин Уважаемые коллеги! Мне бы хотелось несколько иначе сформулировать тему доклада: «Гражданское общество – ускользающее понятие». О соотношении понятия и реальности я скажу в ходе своего выступления отдельно. Прежде чем перейти к основному докладу, хотелось бы сделать небольшое уточнение, чтобы избежать недопонимания. То, что явление гражданского общества имеет разнообразные толкования в теоретической социологии, в политической философии, в политологии, в моральной философии, мне хорошо известно. Многообразие толкований не является проблемой.

Напротив, мне кажется бесполезным и бессмысленным делом искать однозначное определение предмета гражданского общества. Найти такое определение невозможно: все те понятия, которые Рейнхард Козеллек относит к основным историческим понятиям (такие как демократия, равенство, свобода, либерализм, а также гражданское общество) принципиально поливалентны в философском и политическом дискурсе. Более того, я бы сказал, что они являются основными понятиями до тех пор, пока о них спорят. Когда о них спорить перестают, когда формируется более или менее однозначная их трактовка, они перестают быть основными понятиями, перестают быть релевантными для нас, современников.

Таким образом, мое выступление вовсе не направлено на преодоление бесконечных разночтений в определении понятия гражданского общества и поиска некого наиболее логически стройного и четкого определения. Мне кажется, говорить о понятии в данном случае можно лишь, очерчивая параметры теоретического поля, в котором данная дискуссия происходит. Поэтому сегодня первую часть своего доклада я посвящу некой маркировке этого дискуссионного поля, ориентируясь, в первую очередь, на западную политическую философию и теоретическую социологию. У нас это понятие существует пока в эмбриональном виде, а теоретическая дискуссия малоинтересна. В процессе маркировки я буду выделять основные темы, относящиеся к понятию гражданского общества. Эти темы, собственно, и создают возможности для разночтений. Отмечу, что разночтения, конечно же, возникают в разных политико-идеологических перспективах.

Насколько наличие различных перспектив неустранимо, настолько же неустранима и сама дискуссия.

Во второй части моего выступления я предложу свою собственную трактовку понятия «гражданское общество». Несомненно, она также включена в некую политикоидеологическую перспективу, и эту перспективу я сразу готов обозначить как левую, если угодно – как леворадикальную: как перспективу, которая сознательно бросает вызов статус-кво глобального капитализма, того мира, которому якобы нет альтернатив. Сделаю уточнение: нет альтернатив не потому, что мы их не можем найти в структуре бытия, а потому, что нет тех сил, которые бы ее отстаивали. В этом смысле, и только в этом смысле, я готов подписаться под утверждением о безальтернативности современного мира глобального капитализма. Предлагаемая леворадикальная перспектива – это попытка, направленная на формирование этой альтернативы, естественно, в той мере, в какой теоретический дискурс может этому способствовать.

Итак, по каким основным параметрам идет дискуссия о гражданском обществе, и какие элементы дискуссионного поля формируют бесконечное многообразие трактовок понятия гражданского общества в современной политической философии и теоретической социологии?

Первый вопрос: является ли гражданское общество евроцентричным понятием?

Приложимо ли оно к миру за рамками североатлантического ареала? Существует большая литература, содержащая те или иные точки зрения на данную проблему. Не буду говорить об этом отдельно, поскольку хотел бы коснуться более широкой темы: «понятие гражданского общества и понятие современности», поскольку мне кажется, что сам дискурс, является ли понятие гражданского общества евроцентричным (или западноцентричным), вытекает из определенного понимания современности, и поэтому является вторичным по отношению к теме «гражданское общество и современность».

Этот дискурс вытекает из такого понимания современности, которое предполагает, что лишь определенный тип обществ, обладающих определенными характеристиками, квалифицируется как современный. Мне такое отожествление современности с определенным типом обществ кажется не только теоретически неверным, но и выражающим определенные политические гегемонистские интенции. Эти интенции заключаются в том, что современность узурпируется теми, кто является бенефициариями нынешнего статус-кво. Они говорят: «мы современны», имея в виду, что слово «современность» имеет некий нормативно-позитивный смысл. Следовательно, жертвам статус-кво отказывают в «современности». Поэтому в отожествлении современности с обществами североатлантического ареала содержится идеологический гегемонизм. Для меня современность – это не тип обществ, а некая глобальная проблема (в свое время я написал об этом книгу, и пересказывать сейчас ее не буду). В эту глобальную проблему вовлечены как бенефициарии, так и жертвы того институционального образования, которое мы называем современным глобальным миром.



Теперь я назову темы, которые раскрою более подробно. Во-первых, это вопрос о том, с какими историческими контекстами сопрягается тема гражданского общества, а точнее, рефлексией каких исторических контекстов и ситуаций является эта тема.

Вторая тема – это гражданское общество и современность.

Третья тема наиболее обширна, в ней содержится ряд подтем, – это соотношение дескрипции и прескрипции в понятии гражданского общества. Если пользоваться клишированным вокабуляром, можно поставить вопрос так: в какой мере гражданское общество является социологическим понятием, предназначенным для описания неких структур, и в какой мере гражданское общество является, если воспользоваться лексикой Юргена Хабермаса, нормативной утопией, которая некоторым образом ориентирует наши практики. Вопрос заключается в том, как дескриптивные и прескриптивные, нормативные и описательные элементы в описании гражданского общества сочетаются.

Начну с рассмотрения очень странной истории понятия гражданского общества через историю философии, через то, как функционировало названное понятие в истории, прежде всего, в западной политической философии. Глядя на историю с периода ранней современности, конца XVII – начала XVIII века, мы видим, что в какие-то периоды времени тема гражданского общества обладает колоссальной популярностью и действительно становится стержневой, причем не для какой-то специфической философской тенденции, а для всей эпохи. Оно становится основным «историческим понятием» для данной эпохи.

Несомненно, пик популярности темы гражданского общества приходится на раннюю современность, вспомним труды Гоббса, Локка, с другой стороны – Пуффендорфа и шотландское Просвещение, Смита, Адама Фергюсона и других.

Гражданское общество в известном смысле становится неким лозунгом Просвещения, причем, разных версий Просвещения. Потом эта тема поднимается у Канта, у Гегеля и достигает кульминации у Гегеля и раннего Маркса, то есть в начале XIX века. А потом вообще исчезает из философского и социального научного дискурса, и исчезает надолго.

Например, в современной литературе Алексис Токвиль является одним из основоположников плюралистической версии гражданского общества, но ни в одной его работе вы не найдете упоминания о гражданском обществе, это понятие ему просто не нужно. Не нужно оно и Джону Стюарту Миллю, который параллельно, но в известной мере, во взаимодействии с Токвилем, разрабатывает тему политического и социального плюрализма. Я не говорю уже о более поздних авторах – нет этого понятия ни у Вебера, ни у Зиммеля, ни у Дюркгейма. Тема абсолютно выпадает из политико-философского и социологического дискурса вплоть до коммуниста Антонио Грамши, который первый возрождает дискурс, находясь в тюрьме фашистской Италии. Через Грамши тема гражданского общества, естественно, не столь широко, как в период Просвещения, входит, по крайней мере, в коммунистический, марксистский теоретический дискурс. Но это всего лишь вспышка, после которой опять наступает полное забвение. Никаким бихевиористам, никаким утилитаристам это понятие не нужно в дальнейшем. Вспышка антифашистской борьбы прошла, и опять тема гражданского общества выброшена, забыта – вплоть до начала антикоммунистического сопротивления в Центральной и Восточной Европе. В 1980-е годы возрождение понятия гражданского общества связано с деятельностью диссидентов-интеллектуалов в Польше, Венгрии, Чехословакии. Потом оно волной пошло по Западу – и это новое явление гражданского общества, явление, относящееся уже к концу XX века. И оно опять захватывает умы и становится политическим слоганом, что очень важно. Видимо, эту логику истории гражданского общества было бы очень полезно осмыслить. От нее легко отделаться, и в массе тривиальных работ по истории гражданского общества от нее и отделываются методом тех самых лингвистических игр, которые сейчас стали очень популярны в философии, и которые, по-моему, выхолащивают какое-либо ее теоретической значение. Токвиль как будто пишет о гражданском обществе, но само понятие ему не нужно. Лингвистические объяснения, по-моему, – просто уход от реальной проблемы.

Более интересно объяснение, которое все же связывает теоретическую логику с логикой истории. Обратим внимание на одно очень любопытное обстоятельство, а именно на то, что гражданское общество становится теоретически популярным только в ситуациях глубоких социально-политических кризисов. Кризис Европы, вызванный бонапартистскими войнами и волной колонизации, Великой Французской Революцией, который, например, рефлектирует Гегель. Крах либеральной демократии и установление фашистских режимов, который рефлектирует Антонио Грамши. Такого же рода кризис коммунизма в Восточной Европе. По сути дела, мы имеем три великих кризиса, и каждый из них порождает теоретический расцвет, активную рефлексию над понятием гражданского общества. В условиях стабильности это понятие почему-то никому не нужно, и никто им не пользуется: ни левые, ни правые, ни консерваторы, ни либералы.

В отечественной литературе (в той мере, в какой у нас появляются теоретически значимые публикации по теме гражданского общества) и в значительной части западной литературы гражданское общество как раз связывается с чем-то противоположным – не с кризисом, не с активной политической борьбой, а с некоей стабильностью, институциональной отлаженностью, с контекстом устоявшейся либеральной демократии.

Где мы можем сейчас найти гражданское общество? Например, в США, в Британии, в Германии. Но никак не в Латинской Америке, не в Индии, тем более, не на наших горестных евразийских просторах. Для мейнстрима историческим контекстом в изучении гражданского общества предлагается отождествление явления гражданского общества с состоянием социального покоя, и прежде всего, с тем покоем, которое обеспечивают более или менее устойчиво функционирующие режимы либеральной демократии.

При этом возникает вопрос (и я хочу здесь обозначить его именно как вопрос):



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 



Похожие работы:

«УДК 159.96 ББК 88.6 The secret of the soul Uing out-body experiences to understand our true nature Copyrigth © 2001 by William Buhlman © София, 2010 ISBN 978-5-399-00162-3 © ООО Издательство София, 2010 ОГЛАВЛЕНИЕ Всем, идущим духовной тропой............... 9 Опыт Вне Тела............................... 10 Часть 1. Свидетельства...................... 13 1. Вне тела: встречи и послания............ 15 2. Внетелесные...»

«развилки новейшей истории россии МосквА оги 2011 УДК 330.837 ББК 63.3(2)632-2+65.03 Г12 Гайдар Е., Чубайс А. Г12 Развилки новейшей истории России / Егор Гайдар, Анатолий Чубайс. — М.: ОГИ, 2011. — 168 с. ISBN 978-5-94282-606-2 В книге Развилки новейшей истории России авторы на основе документов, фактов, экономической статистики делают ретроспективный обзор тех исторических развилок, которые прошла Россия со времени отказа от продолжения НЭПа до настоящего времени. История предстает перед...»

«Б.Н. МИРОНОВ Новая апология истории (Размышления над книгой О. Медушевской) Автор оценивает когнитивно-информационную теорию О. Медушевской как новую парадигму в науке, открывающую перспективу формирования доказательного гуманитарного знания. Ключевые слова: историография, позитивизм, неокантианская парадигма, постмодернизм, информационная теория. The author estimates O. Medushevskaia’s cognitive-information theory as new paradigm in a science, opening prospect of formation of demonstrative...»

«И.В. Бормотов Адыгея туристская Майкоп 2003 1 Рецензент: Богомолова Е.С. заведующий кафедрой экономики и управления туризмом и гостиничным хозяйством, кандидат экономических наук. И.В. Бормотов Адыгея туристская (история, состояние и перспективы развития) Настоящее издание представляет собой научно-практический материал рассматривающий условия развития туризма горных территорий на примере Республики Адыгея. Предназначен для преподавателей ВУЗов, аспирантов, студентов, имеющих специализацию по...»

«Клод Гарамон, 1531 В наборе использован Original Garamond 10,25/13 pt D. Stempel AG, 1924 Кириллическая версия: Гаянэ Багдасарян, 2002 Французская антиква старого стиля Шрифт для набора как сплошного текста, так и акциденции ¶ Шрифт назван в честь своего создателя, французского пуансониста и издателя Клода Гарамона[1]. Этот шрифт скорее признак эпохи, нежели дизайнерский артефакт. Известно, что Гарамон за 30 лет своей работы нарезал немало шрифтов, но до нас они почти не дошли. В музее печати...»

«Изучение древней истории Вьетнама началось давно. Старая историография Вьетнама насчитывает ряд крупных работ, содержащих описание древней истории и созданных в XVIII–XIX вв. Одновременно с печатанием исторических работ происходила публикация важнейших источников. В начале и середине XIX в., при императорах Нгуен Тхэ-то (эра правления Зя-лонг, 1802–1819) и Нгуен Зык-тонге (эра правления Ты-дык, 1848–1883), были изданы своды указов и государственных актов Вьетнама с древнейших времен до XIX в....»

«ПИСЬМА С ПЕРВОЙ МИРОВОЙ   2013 УДК 94(470+571) ББК 63.3(2)5 К78 Издано при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям в рамках Федеральной целевой программы Культура России (2012–2018 годы) Редакционная коллегия: д-р ист. наук Б.И. Колоницкий, д-р ист. наук Н.Н. Смирнов, д-р ист. наук А.Н. Чистиков Рецензенты: д-р ист. наук Е.М. Балашов и д-р ист. наук Т.М. Китанина Текст подготовлен к печати О.Ф. Краузе и Л.А. Булгаковой Краузе Фридрих Письма с Первой...»

«ВЕЛИКИЙ ПСЕВДОНИМ Аннотация Почему Джугашвили взял псевдоним Сталин? Кто был живым прототипом этого псевдонима? Мистика сталинских чисел. Об этом, а также о других малоизвестных фактах сталинской биографии рассказывает книга историка Вильяма Васильевича Похлёбкина. Оглавление Август-Вильям Васильевич Похлёбкин ВЕЛИКИЙ ПСЕВДОНИМ Аннотация 1. Постановка вопроса 2. Роль и значение псевдонимов в истории общественно-политической жизни России. 5 3. Псевдонимы в революционном движении России 4....»

«Библейская Археология Предисловие Несколько лет тому назад доктор Натаниэль Миклем (Nathaniel Micklem) редактор Duckworth’s Studies in Theology попросил меня подготовить книгу по библейской археологии для издававшейся этим издательством серии. Я занялся пересмотром и переделкой неопубликованного и незавершенного труда, начатого мною перед войной. Прежде чем я успел довести работу до половины, стало ясно, что книга будет иметь куда больший объем, чем этого требовали цели издания. Итогом этих...»

«Ф.Г. Углов ЛОМЕХУЗЫ Над пропастью Борьба за трезвость и. „ломехузы” Оглянемся назад Первые победы Атака на трезвость Почему люди пьют Правда и ложь о сухом законе Под угрозой – генофонд нации Экономика алкоголизма и судьба перестройки Как предупредить катастрофу Боль земли родной Адреса надежды Над пропастью После выхода в свет моей книги „В плену иллюзий, посвященной борьбе с потреблением алкоголя, прошло немногим более пяти лет. Что же заставляет меня снова взяться за перо? Сейчас уже все...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.