WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

«В.А. Ачкасов ПОЛИТИКА ПАМЯТИ КАК ИНСТРУМЕНТ СТРОИТЕЛЬСТВА ПОСТСОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ НАЦИЙ В статье, посвященной анализу роли исторической политики элит в формировании ...»

-- [ Страница 1 ] --

ИССЛЕДОВАНИЯ ЭТНИЧНОСТИ И НАЦИОНАЛИЗМА

В.А. Ачкасов

«ПОЛИТИКА ПАМЯТИ» КАК ИНСТРУМЕНТ

СТРОИТЕЛЬСТВА ПОСТСОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ НАЦИЙ

В статье, посвященной анализу роли «исторической политики» элит

в формировании национальной идентичности постсоциалистических

стран, делается вывод о том, что вместо позитивной программы формирования национальной идентичности, вместо поиска компромисса в интерпретации сложных и трагических эпизодов совместной истории, признания общей ответственности за них или их совместного «забывания», политические и интеллектуальные элиты большинства постсоциалистических стран, наоборот, делают все для их актуализации и политизации, формируя и концептуализируя мифологемы массового сознания, придавая видимость научной обоснованности примитивным ксенофобиям и идиосинкразиям.

Ключевые слова: политические и интеллектуальные элиты, коллективная память, национальный нарратив, национальная идентичность, политика памяти, политизация истории, «война интерпретаций».

Коллективное воспоминание о событиях прошлого актуально и востребовано только тогда, когда оно вписывается в современную структуру групповых интересов и удовлетворяет потребности, возникающие «здесь и сейчас». Поэтому «историческая память, — согласно парадоксальному утверждению Пьера Нора, — всегда настоящее» (Nora 1994: 289). Осуществляя выбор событий и способов увековечивания прошлого, нация (точнее национальные элиты) одновременно выбирает свое будущее. Поэтому, прежде всего, «вспоминается»

то, что созвучно современности, актуализируется ею и соответствует преследуемым политическим целям, и, соответственно «забывается» то, что препятствует их достижению, поскольку политика памяти традиционно связана и с практиками избирательного забывания. Причем нередко селекция такого рода проводится с предубеждением, идеализирующим и / или фальсифицирующим былое. «Забвение или, лучше сказать, историческое заблуждение является одним из главных факторов создания нации, и потому прогресс исторических исследований часто представляет опасность для национальности... сущность нации в том и состоит, что все индивиды, ее составляющие, имеют между собой Ачкасов Валерий Алексеевич — доктор политических наук, профессор, заведующий кафедрой международных политических процессов факультета политологии СанктПетербургского государственного университета (val-achkasov@yandex.ru) Ачкасов В.А. «Политика памяти» как инструмент строительства...

много общего и в то же время они забыли многое, что их разъединяет», — утверждал еще Э. Ренан (Ренан 1888: 21).

Для описания тех многочисленных способов «производства памяти», с помощью которых в обществе продуцируется, закрепляется, сохраняется и передается память о прошлом, П. Нора ввел понятие «коммеморации» (Nora 1994:

19). Раскрытию содержания этого понятия способствует, как нам представляется, концепт «изобретенной традиции», предложенный британским исследователем Э. Хобсбаумом. Изобретенная традиция, по его мнению, — это «совокупность общественных практик ритуального и символического характера, обычно регулируемых с помощью явно или не явно признаваемых правил; целью ее является внедрение определенных ценностей и норм поведения, а средством достижения цели — повторение» (The Invention of Tradition… 1983: 43). Причины, по которым традиции конструируются, различны, однако чаще всего к этой стратегии прибегают элиты во имя удержания / завоевания власти в условиях кризиса. Исходя из этого критерия, Э. Хобсбаум подразделяет «изобретенные традиции» на три группы: первые символизируют и выражают социальную близость, идентичность сообществ и наций, вторые легитимизируют их статус, институты и авторитеты, третьи — социализируют определенные ценности, нормы, правила поведения (Ibid: 9).

Поскольку традиции складываются не сами по себе — их создают, отвергают или изменяют люди, —различается и значимость тех или иных элементов прошлого на разных этапах исторического развития общности и для разных социальных групп данного социума. «Конструктивисты» не без оснований пишут о том, что не существует объективных исторических фактов, все они изменчивы и, по сути, являются продуктом интерпретации тех, кто имеет большие или меньшие права на их легитимную номинацию. Поэтому «процесс признания и преодоления прошлого определяется в первую очередь политическими интересами и интересами влиятельных акторов» (Маколи 2011: 139).

Это, в свою очередь, порождает феномен «конкурирующих традиций». Чаще всего это противоборство национальных или этнических традиций в рамках мультиэтничного социума или конфликты между традициями представителей различных социальных групп и политических союзов. Речь идет о борьбе за символическое господство, в ходе которой конкурирующие силы стремятся приватизировать публичный дискурс, инструментально используя те или иные исторические события и символы в своих целях. Причем участники этой конкурентной борьбы претендуют на объективность именно своей точки зрения, апеллируя к «объективным» свидетельствам (историческим, археологическим и т. д.). Возможно также острое соперничество политических, религиозных, региональных или этнических традиций. Такого рода действия могут привести «к расколу на “антагонистические сообщества памяти”, каждое из которых претендует на исключительность» (Налевайко 2009: 46–47). И поскольку историческое сознание любой социальной общности строится на противопоставлении или уподоблении «Другому», постольку, как правило, это сопровождается нагнетанием страха перед угрожающими «Другими» — «чужими» — «врагами».



Исследования этничности и национализма Политическое инструментальное использование прошлого характерно при конструировании всех типов коллективной идентичности (расовой, этнической, классовой, гендерной, религиозной, региональной и др.), однако особое значение оно имеет для «воображения наций». «Без национальной истории, освещающей в воспоминаниях людей славные события прошлого, войны и победы, неудачи и поражения, образы героев и злодеев, нет нации», — утверждал С. Хантингтон (Хантингтон 2004: 185). Э. Геллнер также указывал на особую значимость использования истории как ресурса для формирования и поддержания национальной идентичности (а именно для преодоления социальной дистанции между группами, интегрирования их в рамках единой нации, преодоления дистанции между традиционной и современной массовой, анонимной культурой) (Геллнер 1991).

Именно поэтому создание национального мифа становится важной государственной задачей. Создание словарей и учебников языка, фиксирующих существующие нормы — или поднимающих на уровень литературного языка устное крестьянское наречие; популяризация национальных символов, учреждение национальных праздников, появление вымышленных персонажей, олицетворяющих нацию или ее институты, — все служило и служит тому, чтобы образ уникальности нации становился чем-то само собой разумеющимся в сознании ее граждан. В результате, каждая состоявшаяся нация имеет свою историю, «которая является не просто чередой событий, а профессионально организованным “национальным нарративом”, т. е. основанной на достоверном знании и общеразделяемой членами нации версией прошлого страны и ее народа» (Тишков 2010: 74).

Несомненно, что исторические нарративы «играют важную роль в национальной идентификации, описывая “общую” историю определенной нации, давая ей объединяющие символы и мифы… эти телеологически построенные исторические нарративы неизбежно упрощают и, как правило, искажают картину прошлого. Наряду с прославлением (предполагаемых) исторических достижений и “общих” жертв, такие нарративы решают задачу осмысления (или замалчивания) проблемных, темных или даже позорных событий в прошлом того или иного народа» (Миллер 2005: 66), т. е. решают задачу конструирования «удобного прошлого». «Нации, — как утверждал еще в XIX в. Эрнст Ренан, — строятся на коллективной потере памяти — изобретенные вчера, сегодня они воспринимаются уже как вечная и неизменная категория» (Ренан 1888: 19). Таким образом, официальная история нации может быть исторически достоверной или фиктивной, но в любом случае, благодаря системе образования, она становится общей собственностью, принятой большинством членов нации и обретает статус конвенциональности, поэтому отдельный человек не в состоянии в ней что-нибудь произвольно изменить.

Из этого, в частности, следует, что понятия «коллективная историческая память», равно как и «коллективное историческое сознание», «коллективная воля», суть не более чем метафоры*. «Все индивиды, коллективы и институты * В связи с этим Дункан Белл предложил понятие «мифопанорамы» (mythscape), обозначающее дискурсивные сферы, в которых постоянно формируются, распроАчкасов В.А. «Политика памяти» как инструмент строительства...

нуждаются в прошлом, — пишет Э. Хобсбаум, — но исторические исследования раскрывают только его случайные моменты. Стандартный случай культурной идентичности, привязанной к прошлому через мифотворчество, облаченное в одежды истории, есть не что иное, как национализм» (Hobsbawm 1997: 357).

Поэтому современные массовые представления об истории не являются «естественной памятью», передаваемой от поколения к поколению, они — результат деятельности профессиональных агентов исторической политики.

«То, что мы называем памятью сегодня, это уже не память, а история» (Пьер Нора). Более того, известный французский историк пишет о «всемирном торжестве памяти», отмечая наиболее характерные черты данного феномена: это критика официальных версий истории и возвращение на поверхность вытесненных составляющих исторического процесса; это культ корней (roots) и развитие генеалогических исследований; это бурный рост числа мемориальных мероприятий, исторических музеев; это повышенная чувствительность к сбору архивных материалов; это возобновление привязанности к «наследию» — тому, что в англоязычном мире называется «heritage», а во Франции — «patrimoine». Нора выделяет и несколько особенностей процесса «расцвета памяти» в современном мире. Первая особенность состоит в «изъятии» у профессионального историка его традиционной монополии на интерпретацию прошлого. К истории сегодня постоянно «обращаются за справкой» средства массовой информации, «которым выдан мандат экспертов по памяти» (Фр.

Артог — французский историк). Вторая особенность состоит во все более интенсивном политическом, коммерческом, туристическом использовании прошлого (Нора 2005).

«Историческая политика» представляет собой «непрерывное стимулирование обсуждения прошлого посредством различных форм его институционализации» (М. Чиховский). Именно поэтому и «то, какие элементы прошлого вовлекаются в культурный оборот в качестве “общего” для различных индивидов прошлого (а какие, напротив, “вытесняются”, подвергаясь активному “забыванию”), отнюдь не является чем-то само собой разумеющимся. Сколь бы неудобным для обыденного сознания это не прозвучало, но “общее прошлое” невозможно без специфических усилий по его конструированию» (Малахов 2001: 127). В связи с этим М. Ферро — автор известной книги «Как рассказывают историю детям в разных странах» — выделил три уровня представлений общества о прошлом, отраженных в школьных учебниках истории: 1. «Институциональная» (т. е. официальная, санкционированная свыше) история;

2. «Контристория» (скрытая история побежденных и подавленных социальных групп, обращенных вовне сообщества); 3. Индивидуальная или коллективная память (См.: Ферро 2010).

Как уже отмечено, решающая роль в таком конструировании вариантов национального прошлого принадлежит политическим элитам. «Более того, в силу страняются, обсуждаются и реконструируются мифы, лежащие в основе тех или иных коллективных идентичностей (прежде всего — мифы нации) (Bell 2003).



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |
 



Похожие работы:

«Научно-педагогическая библиотека Бюллетень новых поступлений 2013 год ноябрь Барнаул 2013 1 В настоящий “Бюллетень” включены книги, поступившие во все отделы научной библиотеки. “Бюллетень” составлен на основе записей электронного каталога. Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием программы “Руслан”. Материал расположен в систематическом порядке по отраслям знаний, внутри разделов – в алфавите авторов и заглавий. Записи включают полное библиографическое описание, аббревиатуру места...»

«ЕЖЕГОДНИК РЯЗАНСКОЙ ПЕЧАТИ УКАЗАТЕЛЬ ДОКУМЕНТОВ, ПОСТУПИВШИХ В БИБЛИОТЕКУ в 2006 году Рязань 2010 ББК 91 Е 36 Cоставители: гл. библиограф отдела краеведения О.Я.Азовцева, гл. библиограф отдела краеведения Л.Н. Чернышева, гл. библиотекарь отдела комплектования и обработки литературы М.С. Разумова. Е 36 Ежегодник Рязанской печати: Указатель документов, поступивших в библиотеку в 2006 году / ГУК Ряз. обл. универс. науч. б ка им. Горького. — Рязань: Сервис, 2010. — 116 с. ББК 91 Настоящий выпуск...»

«Светлана Айвазова РОССИЙСКИЕ ВЫБОРЫ: ГЕНДЕРНОЕ ПРОЧТЕНИЕ Москва – 2008 Оборот титула Об авторе: Айвазова Светлана Григорьевна – доктор политических наук, главный научный сотрудник Института социологии РАН. Автор нескольких книг, включая монографию Русские женщины в лабиринте равноправия (М.: РИК Русанова. 1998), многих статей, подготовленных в русле нового направления политической науки – гендерной политологии и политической социологии, а также – статей по истории и теории женского движения....»

«ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Программа разработана на основе Федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования, Концепции духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России, планируемых результатов начального общего образования. Изучение курса Окружающий мир направлено на достижение следующих целей: — формирование целостной картины мира и осознание места в нм человека на основе единства рационально-научного познания и эмоционально-ценностного...»

«Краткий исторический очерк. Составил П. Я. Браун. Второе исправленное, дополненное издание. Гальбштадт, Тавр. Губерни. издательство “Радуга”. 1915 Оглавление I. Происхождение меннонитского вероучения. 3-11 II. К истории меннонитов Переселение меннонитов в Польшу.12 Меннониты в Польше О языке и национальности меннонитов..18 Меннониты в Пруссии Переселение меннонитов в Россию Меннониты в России Участие меннонитов в русских войнах. 57 Оказание помощи пострадавшим от разных бедствий. 70...»

«litres.ru Аннотация Наше знание текущих процессов в Закавказье неглубоко, а не столь уж давнее прошлое новых независимых государств вообще неизвестно. Однако необходимо понимать, на каком историческом фундаменте грузинские, армянские и азербайджанские историки выстраивают сейчас образ прошлого, с энтузиазмом выполняя политический заказ. Вместо объективного исследования в бывших советских республиках доминирует процесс создания новых исторических мифов. Ведущим предметом мифотворчества является...»

«2010 Старец Паисий Святогорец Старец Косма Этолийский Наставления Письма Пророчества Вёрстка 090613.indd 1 14.06.2009 18:00:52 УДК – заказать в РГБ ББК – заказать в РГБ 2010 Афонский календарь для чтения Старец Паисий Святогорец и старец Косма Этолийский: Наставления, письма, пророчества. Библиографическое описание - Заказать в РГБ. Календарь основан на поучениях современного нам подвижника старца Паисия (Эзнепидиса) и великого православного святого равноапостольного Космы Этолийского. Их...»

«Издательский текст Краткая история масонства: Центрполиграф; М.; 2011 ISBN 978-5-227-02519-7 Аннотация Известный историк, чьи труды считаются самыми авторитетными в этой области, Роберт Гулд представляет книгу, которая раскрывает множество различных аспектов истории масонства. Исследование охватывает огромный период времени, начиная с образования первых обществ Вольных Каменщиков, возникших в Средние века, вплоть до деятельности Великой английской Ложи и дальнейшего развития движения в начале...»

«Санкт-Петербург Центр развития некоммерческих организаций 2008 Авторы-составители: М.Н. Дмитриева Л.И. Кантор Е.В. Мачнев Д.А. Шубина В пособии даны практические советы для подготовки финансовых и содержательных отчетов по некоммерческим проектам НКО. Эти советы являются обобщением двухлетнего опыта, полученного при администрировании Центром развития некоммерческих организаций (Санкт-Петербург) конкурса Время помогать!, финансируемого компанией Бритиш Американ Тобакко. Пособие рассчитано на...»

«Александр Дюков Пакт Молотова-Риббентропа в вопросах и ответах Москва 2009 УДК 94(100)”654” ББК 63.3(0)62 Д 95 Д 95 Дюков А.Р. Пакт Молотова-Риббентропа в вопросах и ответах / Фонд Историческая память. М., 2009. 176 с. Книга, которую Вы держите в руках – научно-популярная работа, в которой даны аргументированные ответы на ключевые вопросы, связанные с пактом Молотова-Риббентропа и бытующими в России и за рубежом представлениями о его последствиях. Правда ли, что советско-германский пакт о...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.