WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 46 |

«ЖИЗНЕОПИСАНИЕ чжу ЮАНЬЧЖАНА Перевод с китайского Желоховцева А. И., Боровковой Л. А., Мункуева Н. Ц. Под редакцией доктора исторических наук Илюшечкина В. П. Предисловие ...»

-- [ Страница 1 ] --

УХАНЬ

ЖИЗНЕОПИСАНИЕ

чжу

ЮАНЬЧЖАНА

Перевод с китайского

Желоховцева А. И., Боровковой Л. А.,

Мункуева Н. Ц.

Под редакцией

доктора исторических наук

Илюшечкина В. П.

Предисловие

доктора исторических наук

Переломова Л. С.

МОСКВА

«ПРОГРЕСС»

1980 Редакция литературы по истории © Сокращенный перевод на русский язык а предисловие, «Прогресс», 1980 10605—228, ПСЛЙЛЛ 006(01)—80 41—80 050600

ПРЕДИСЛОВИЕ

В книге в беллетризированной форме излагаются со­ бытия одного из переломпых периодов истории Китая — второй половины XIV в.,— который ознаменовался упор­ ной вооруженной борьбой китайского народа против монгольских завоевателей, захвативших страну в XIII в.

и утвердивших там свою власть, изгнанием их и установ­ лением власти китайской императорской династии Мин.

«Жизнеописание ЧжуЮаньчжана» (1328—1398гг.),одно­ го из руководителей этой борьбы и основателя династии Мин, правившей в Китае с 1368 по 1644 г., — последняя работа известного китайского историка и политического деятеля профессора У Ханя.

У Хань родился в 1909 г. в семье бедняка уезда Иу провинции Чжэцзян. Уже в раннем детстве ему пришлось познать все тяготы непосильного труда. Мальчик тянулся к знаниям, но родители не могли послать его в школу:

денег не хватало даже на пропитание, жили впроголодь.

В среднюю школу У Хань смог поступить уже взрослым человеком, когда ему исполнилось 20 лет. Через два года, в 1931 г., юноша поступает в Яньцзинский университет, где некоторое время работает в университетской библиоте­ ке. Все годы учебы, сначала в Яньцзинском университете, а затем в университете Цинхуа (1931—1934 гг.), У Хань сочетает с самой разнообразной работой — помощи ждать пи от кого не приходилось, родители были не в состоянии выслать ему даже одного юаня. Он упорно занимается и много читает, молодого студента увлекает средневековая история страны, насыщенная сложными и интересными событиями. Руководство университета Цинхуа обратило внимание на одаренного студента, успешно овладевшего древнекитайским языком и читавшего источники. Ему предлагают подготовить курс лекций, и в 1934—1937 гг.

молодой ученый читает в университете Цинхуа курс лек­ ций по истории Китая периода династий Юань (1271— к 1368 гг.) и Мин. В 1936 г. выходит в свет первая самостоя­ тельная научная работа У Ханя — «Общество эпохи Юань»1. Эту пространную статью можно с полным осно­ ванием приравнять к монографии. В ней на основе тщательного анализа разнообразных документов изучено положение различных классов и прослоек китайского общества, особенно рабов и арендаторов, периода правле­ ния монгольской династии Юань. В том же году У Хань публикует второе исследование — «Крах империи Юань и создание династии Мин» 2. В этой статье освещается ход антимонгольских восстаний конца правления династии Юань, борьба между группировками повстанцев, победа Чжу Юаньчжана в этой борьбе, его Северный поход и создание им династии Мин.

Уже эти первые исследования поражали прекрасным знанием источников, глубиной исследования и образностью изложения. К У Ханю приходит заслуженное признание научной общественности, его приглашают читать лекции на юге Китая в Юньнаньском университете, где он в 1937 г. становится профессором.

Профессор У Хань никогда не был кабинетным уче­ ным, его волновали судьба простого народа и политические события в стране. В 1944 г. он вступает в Демократиче­ скую лигу Китая, объединявшую главным образом про­ грессивную интеллигенцию страны. Со времени вступления в эту организацию У Хань постоянно представлял ту ее часть, которая стремилась к сотрудничеству с Коммуни­ стической партией Китая. В 1946—1948 гг., являясь профессором университета Цинхуа в Пекине, У Хань по заданию КПК вел подпольную работу. В эти годы господ­ ства гоминьдановской реакции профессор У Хань помог многим коммунистам-подпольщикам, прежде всего сту­ дентам, тайно перебраться на территорию Освобожденных районов. В январе 1947 г. У Хань избирается в состав Центрального Комитета Демократической лиги Китая и остается на этом посту до последних дней своей жизни.

После образования Китайской Народной Республики профессор У Хань включается в активную общественнополитическую деятельность. Он отдает много сил и энергии У Хапь. Общество эпохи Юань. — «Шэхуй кэсюэ», 1936, т. I, У Хань. Крах империи Юань и создание династии Мин. — «Цинхай сюэбао», 1936, т. XI, № 2, с. 359—423.

построению нового общества. Сфера его деятельности многогранна: он был заместителем мэра Пекина (с ноября 1949 г. по декабрь 1966 г.), членом ЦК Всекитайской федерации демократической молодежи (с мая 1949 г. по декабрь 1969 г.), депутатом Всекитайского собрания народных представителей — высшего органа власти в стране, членом Комиссии по культуре и образованию при Государственном административном совете, членом прав­ ления Общества китайско-советской дружбы, вице-прези­ дентом пекинского отделения Всекитайского комитета защиты мира, членом Китайского народного комитета защиты детей, членом Всекитайского общества историков, вице-президентом Административного комитета универси­ тета Цинхуа и многих других комитетов и обществ.

Несмотря на чрезвычайную занятость, профессор У Хань не забывал и о научной работе. То были плодо­ творные годы для многих китайских историков. Именно в первое десятилетие существования КНР (1949—1959 гг.) наблюдается бурное развитие исторической науки в Китае на качественно иной, марксистской основе. В КНР в эти годы издаются десятки переводов исследований крупней­ ших советских историков. Китайские историки Лю Яоду, Чжан Цзяцан и другие, подытоживая в одной из статей результаты достижений историографии КНР за это деся­ тилетие, отмечали: «Мы должны также поблагодарить Советский Союз, так как, располагая передовым опытом работников советской исторической науки, мы имели воз­ можность пойти по проверенной широкой дороге»1. В этот период профессор У Хань получил возможность ознако­ миться на китайском языке с работами крупнейших советских специалистов по истории древнего мира и медие­ вистов — исследованиями В. К. Никольского, А. В. Мишу­ лина, Н. А. Машкина, А. В. Арциховского, В. В. Струве, В. С. Сергеева, С. И. Ковалева, Е. А. Косминского, С. Д.



Сказкина, В. Т. Пашуто, Л. В. Черепнина и других.

Перед исследователем средневековой истории Китая от­ крылись новые горизонты. У Хань убеждается в необхо­ димости и важности изучения социально-экономических отношений, развития производительных сил. В научном журнале «Лиши яньцзю» (1955, № 3) он публикует об­ ширную статью «Развитие производительных сил в начаЕженедельник изучения истории». Кайфын, 1959.

ле правления династии Мин». Одновременно он дополня­ ет и пересматривает свои прежние работы и в 1956 г.

издает сборник статей «Записи, сделанные при чтении династийных историй» (Пекин, 359 с ). В статьях сборни­ ка исследованы важные проблемы, относящиеся к самым разным темам. Здесь и заметки об отдельных социальных и государственных институтах, и разбор термипов, и статьи по различным проблемам истории Китая периода правления династий Юань и Мин.

Профессор У Хань никогда не стоял в стороне от крупных политических событий своего времени, тем более событий, затрагивающих судьбы развития страны. Конец 50-х — начало 60-х годов ознаменовались в Китае усиле­ нием культа личности Мао Цзэдуна. Стремление маоист­ ской группировки навязать страпе политику «большого скачка», пагубно отразившуюся па развитии Китая, вы­ звало недовольство в партии и народе. Оппозиция стала косвенно критиковать линию Мао, обратившись к тради­ ции. Факты древней и средневековой истории страны приобретали в это время все более современное звучание.

Политическая и гражданская позиция У Ханя, прекрасное знание им истории и его высокий личный авторитет выдвинули его в число наиболее активных участников и руководителей этой борьбы в области культуры и истори­ ческой науки. «История,— писал У Хань,— фиксирует опыт и уроки наших предшественников в экономической и классовой борьбе. Мы, современники, должны из их опыта сделать соответствующие выводы, извлечь самое ценное, сделать выводы из нашей истории за все время от Конфу­ ция до Сунь Ятсена»1.

Прежде чем перейти к анализу исторических произ­ ведений У Ханя, написанных им в 50—60-х годах, в част­ ности «Жизнеописания Чжу Юаньчжана», необходимо хотя бы коротко остановиться на значении национальной исторической традиции в духовной жизни китайского народа. Самосознание каждой этнической общности хра­ нит в своей памяти историю народа, как драгоценную реликвию. Обращение живущих поколений к своей исто­ рической традиции — явление вполне реальное и законоУ Х а н ь. Учеба. Пекин, 1963, с. 133. Подробно см.: В. Г. Г р адов. «Критика» У Ханя — канун «культурной революции».— «Проблемы Дальнего Востока», 1975, № 1, с. 138.

мерное, свойственное многим народам. Общественные классы, государственные деятели и политические лидеры часто черпают в традициях уверенность не только в закон­ ности своего рождения, но и в праве на настоящее и буду­ щее. Особенно ярко проявляется эта закономерность на переломных этапах истории. «Люди сами делают свою историю,—писал К. Маркс,—но они ее делают не так, как им вздумается, при обстоятельствах, которые не сами они выбрали, а которые непосредственно имеются налицо, даны им и перешли от прошлого... И как раз тогда, когда люди как будто только тем и заняты, что переделывают себя и окружающее и создают нечто еще небывалое, как раз в такие эпохи революционных кризисов они боязливо прибегают к заклинаниям, вызывая к себе на помощь духов прошлого, заимствуют у них имена, боевые лозунги, костюмы, чтобы в этом освященном древностью наря­ де, па этом заимствованном языке разыгрывать новую сцену всемирной истории»'. Можно привести десятки примеров из истории любой страны, подтверждающих справедливость и жизненность приведенных слов К. Маркса.

В Китае традиции играли и играют ту же роль, что и в других странах. В то же время они имеют и свои специфи­ ческие черты: здесь значение их более глубоко, они чрезвычайно прочно вошли в жизнь парода на самых различных социальных уровнях, и к ним обращаются повседневно. Приверженность к традициям, к сложившим­ ся нормам поведения, моральным и духовным ценностям, художественным образам, стереотипная оценка историче­ ских деятелей — все это давно стало национальной чертой характера китайцев. Родилось все это пе сразу и в силу определенных исторических причин, среди которых следу­ ет выделить раннее возникновение государства, культ предков, наличие конфуцианства как господствующей идеологии, выполнявшей подчас и функции религии, патронимическую систему организации ячеек общества, основанных на кровном родстве, и т. д. Все эти компонен­ ты не только сосуществовали, но и активно функциони­ ровали па протяжении более двух тысяч лет. Они весьма целенаправленно прививали людям чувство особого ува­ жения к традициям и подчинения им. Немалую роль сыграл в этом отношении и возникший еще в древности театр, где свыше 80% пьес и представлений ставилось на темы исторических сюжетов. Бродячие актерские труппы проникали в самые отдаленные селения, и всюду их неиз­ менно ожидал самый радушный прием. Поэтому даже неграмотные крестьяне хорошо знали мифологию и вы­ дающиеся события истории своей страны, главным обра­ зом древней и средневековой истории.

Политические деятели и идеологи XX в., учитывая уровень массового сознания и специфику политического мышления народа, как правило, оснащали свои теории примерами, мифическими, историческими и литературны­ ми героями старого Китая. Для всех них — независимо от партийной принадлежности — было характерно одно:



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 46 |