WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

«Я принадлежу к поколению ленин градцев, о которых наш поэт блокад ник Юрий Воронов писал: В блокадных днях Мы так и не узнали: Меж юностью и детством Где черта?. Нам в ...»

-- [ Страница 1 ] --

В.Н. Вологдина

НАРАВНЕ СО ВЗРОСЛЫМИ

Я принадлежу к поколению ленин

градцев, о которых наш поэт блокад

ник Юрий Воронов писал:

В блокадных днях

Мы так и не узнали:

Меж юностью и детством

Где черта?..

Нам в сорок третьем

Выдали медали

И только в сорок пятом —

Паспорта.

Весной 1941 года я окончила шес той класс 252 й школы Октябрьского района. Обычно моя семья каждый год с начала лета выезжала на дачу под Вера Николаевна Вологдина, научный сотрудник Отдела Петергоф. Однако в тот памятный июнь выезд на дачу все откладывался. Африки, кандидат исторических наук. Специалист по культуре Я уже не помню всех причин — воз народов Ганы и Того. Многие можно, это и болезнь отца, но, скорее годы являлась ученым секрета рем по международным связям, всего, влияла общая напряженная об член Международной Ассоциации становка, вызванная обострившимся историков войны и блокады.

международным положением: ощуще Награждена медалью ние тревоги, предчувствие надвигаю «За оборону Ленинграда».

щейся беды.

И вот беда пришла. Надо сказать, что очень многие ленинградцы, в том числе и мы, не сразу осознали масштаба случившегося. Думали, война кончится так же быстро, как и война с белофиннами. В нашей победе, конечно, никто не сомневался, и об эвакуации из Ленинграда мои родственники — коренные ленин градцы — не хотели даже думать.

Но эвакуироваться все же пришлось моему отцу. (Только через несколько лет после смерти папы я узнала, что он работал в области вооружения боевых кораблей.) По распоряжению правительства, КБ, где папа работал, эвакуировали в Казань. Все специалисты получили бронь, освобождавшую их от призыва в армию. КБ эвакуировалось в три очереди. Последняя была в конце того же июня. За папой в боль ницу, где он лежал с приступом стенокардии, пришла машина, он заехал на пятнадцать минут домой (дома никого не застал, взял две смены белья, пальто, оставил нам записку) и на той же машине был достав лен на вокзал к своему эшелону. Мама нашла его там, а я, занятая своими школьными делами, так и не успела с папой попрощаться. Все мы думали, что он уехал ненадолго, но свидеться нам пришлось только летом 1944 года, когда он вернулся из Казани. Зимой 1942 года папа прислал нам вызов, но мама как медработник не могла покинуть боль ницу: она находилась на казарменном положении, да и из Ленинграда мы не собирались уезжать, хотя очень скучали и беспокоились за папу.

Учебный 1941 й год начался после того, как 8 сентября сомкну лось кольцо блокады Ленинграда. До этого в нашей школе (Крюков канал, 15) располагался эвакопункт для детей Октябрьского района.

Мы часто забегали в школу справиться о начале занятий и помогали учителям, работавшим в эвакопункте, чем могли.

Начало учебного года совпало с постоянными бомбежками и об стрелами города. По данным Ассоциации историков, «только в сентяб ре по городу было выпущено 5264 крупнокалиберных снаряда. Так, сентября жилые кварталы находились под огнем 18 часов 32 минуты.

Артиллерийским обстрелам город подвергался в дневное время, а каж дую ночь по девяти и более часов город бомбили самолеты» [Ленинг рад в борьбе месяц за месяцем. 1941—1944. СПб., 1994].

Одна из первых бомб, упавших на город, взорвалась всего в одном квартале от школы. Попала она в любимый всеми ленинградцами Ки ровский (Мариинский) театр. Конечно, мы бегали смотреть, сокруша лись. Правое крыло театра превратилось в развалины. Здание театра было ограждено. Развороченные, свисавшие ярусы напоминали при спущенные траурные флаги. А ведь всего несколько недель назад, в июле, мне посчастливилось присутствовать на прощальном спектакле «Лебединое озеро» — театр готовился к эвакуации. Помню, как после окончания спектакля зрители долго не отпускали своих любимых ар тистов, аплодисментами заставляя их выходить на сцену снова и снова.

Призывы администрации покинуть театр, не действовали на публику.

Наконец из зрительного зала все переместились на площадь. По зако нам военного времени такое скопление народа не разрешалось, при шлось администрации театра вызывать пожарные машины. Только когда пожарники (не знаю, всерьез или нет) стали разворачивать свои шланги, народ стал расходиться. Но, может быть, и потому, что, как выяснилось, артистам было велено покинуть театр через другой выход.

Бомбежкам осенью 1941 года микрорайон нашей школы подвер гался интенсивно: невдалеке находились известные всей стране судо верфи, судостроительные НИИ и КБ, квартировались военные и мор ские части. В одну из таких яростных ночных бомбежек трагически погибла наша старенькая учительница русского языка и литературы, Ольга Константиновна Бондарева. Свой педагогический путь Ольга Константиновна начала еще до революции, в гимназии Императорско го Человеколюбивого общества, которая располагалась в здании нашей школы. После революции Ольга Константиновна осталась работать в своей гимназии, преобразованной в школу. Жила она во дворовом флигеле, отведенном школьному персоналу под жилье. Семьи у нее не было. Рассказывали, что в одну из ночей, когда вокруг все сотрясалось и пылало, Ольга Константиновна, видимо желая куда нибудь укрыться, выбежала на лестницу и... шагнула в разбитое, распахнутое настежь окно третьего этажа, приняв его за дверь.

Занятия у нас чаще проходили в подвале, превращенном в бомбо убежище. Сидели мы в верхней одежде, с противогазами через плечо.



Противогаз полагалось носить каждому.

Сколько было учеников в нашем седьмом классе —не помню. Да и вряд ли их считали. Многие школы нашего района по разным причи нам переставали функционировать, а их учеников перевели в нашу. А из моего прежнего, шестого класса остались только моя подружка и я.

Занятия в школе чередовались с дежурствами на крыше, в подъез де, на территории школы. Дежурили мы и в своих домохозяйствах. С особым рвением мальчики тушили зажигательные бомбы. Досталось лиха и мне. Во время дежурства на крыше взрывной волной меня отбросило далеко от поста, где я находилась, оглушило и контузило.

Когда я пришла в себя, никого кругом не оказалось. Попробовала встать — ноги отказали, кричала, плакала — никто не слышал. Оказа лось, меня считали погибшей, не обнаружив на посту. А я лежала на крыше соседнего здания, примыкающего к школе. К счастью, труба помешала мне свалиться вниз. Нашла меня мама, которая забежала из больницы домой. Снимали меня с крыши пожарные. Несколько дней отлеживалась дома, потом — опять в школу. С тех пор у меня появи лись седые волосы.

При школе действовала столовая. В городе уже с сентября месяца была введена карточная система, продовольствия не хватало, но по рас поряжению Ленгорсовета школьников кормили дополнительно. Пол ноценными эти обеды назвать было нельзя, но они являлись подспорь ем как для учеников, так и для учителей. Столовая располагалась так же в подвале — старинное здание школы имело большие сводчатые подвальные помещения.

С приближением зимы 1941/42 года все меньше и меньше учите лей и учеников стали приходить в школу. Но жизнь в ней теплилась, даже когда голод начал косить людей. В столовой давали, правда, одну похлебку, неизвестно из чего сваренную. Запечатлелась в памяти такая картина: наш завуч Давид Давидович Шухардт, в довоенную пору груз ный человек, ходит между столиками и облизывает после учеников в основном уже пустые тарелки. Он, как и большинство мужчин, тяже ло переносил голод. Рассказывали, что в его семье сварили почти все кожаные ремни. Однажды, в конце января 1942 года, Давид Давидо вич вышел из дома и пешком отправился в школу. Путь был неблиз кий, и он оказался для него последним: до школы он не дошел. Его жена Елизавета Ивановна — она преподавала у нас в младших классах русский язык — и средний сын Гельмут — тоже ученик нашей шко лы — найти его нигде не могли. Вскоре умер их старший сын Эд вин — десятиклассник.

Тут необходимо пояснить, что в 1931—1937 годах школа (тогда № 33) имела два отделения — немецкое и русское. Немецкое отделе ние, его чаще называли «немецкой школой», являлось как бы воспри емником действовавших до революции в нашем городе и закрытых вскоре после нее восьми немецких школ. Наша школа предназнача лась для детей немецких и австрийских антифашистов — «шуцбундов цев», детей российских немцев и немецких специалистов, работавших у нас в городе. Естественно, в ней учились и русские ребята, и их было большинство. Я проучилась в немецкой школе два года. Учителя в основном были немцы, многие из Республики Немцев Поволжья. В начальных классах все предметы преподавались на немецком языке, в том числе и русский язык. В 1937 году немецкую школу закрыли, навесив на нее ярлык «рассадник фашизма», школа стала целиком русская и получила номер 252. Те из учителей, которые не были реп рессированы, остались в ней работать. Нам довелось учиться у них. С благодарностью вспоминаю Г.П. Вормсбехер, Л.Е. Клайн, К.К. Мертенса, В.Г. Вагнера, чету Шухардтов и других. Многие учителя немцы вместе с ленинградцами разделили все тяготы военного лихолетья. Пережив блокаду, они пережили еще и годы репрессий.

Зимой 1941/42 года занятия в школе фактически прекратились, хотя наиболее упорные ученики продолжали еще приходить. Школа стояла холодная и темная — электричества не было, окна выбиты и заколочены. Однажды собралось нас несколько учеников и учителей, и мы не знали, что делать. А дежурить все равно надо — обходить все помещения и следить, чтобы не возникло пожара. Пожары в ту пору были частыми. Они могли возникнуть не только от зажигательных бомб, но и по другим причинам, главным образом из за неисправности на ших самодельных печек «буржуек», которыми мы обогревались и на которых готовили себе еду. Страшнее были злоумышленные поджоги.

Здания горели, как свечки, — долго, тушить было нечем, водопровод не работал, да и некому. Помню, как рядом с домом, где жили мои род ственники (угол ул. Декабристов и пр. Маклина), горел дом, известный в городе как «Дом сказка». Он был построен в начале века архитекто ром А. Бернардацци. Его украшали многочисленные скульптурные изоб ражения, в том числе и высеченная из камня огромная птица Феникс скульптора Рауша фон Траубенберга, яркие мозаичные панно. Говори ли, что их изготовили по эскизам М. Врубеля. Праздничным, затейли вым видом дом вполне оправдывал свое название. Знаменит он был еще и тем, что в разное время здесь жили известные люди — балерина А. Павлова, композитор С. Майкопар, скульптор М. Манизер, академик И. Крачковский, многие артисты Мариинского театра. Здесь же поме щалась известная балетная школа А.Ф. Кларка, просуществовавшая до пожара 1941 года. Аккомпаниатором в школе много лет работал Е. Мравинский. В школе занимались Н. Черкасов, Е. Карякина, другие известные артисты. Какое то время школу посещала и моя тетушка, жившая по соседству. Балетные постановки школы, шедшие на разных сценических площадках, пользовались неизменным успехом. Сам А.Ф.

Кларк и вся его семья погибли от голода.

Дом горел больше недели. От здания остались лишь одни стены.

Энтузиасты, рискуя жизнью, спасли отдельные художественные детали, в том числе и мозаику. Но восстановить после войны дом в прежнем виде не представилось возможным. Стены взорвали, а потом на этом месте построили новое здание. Куда девался весь богатый декор, не когда украшавший его, я не знаю. Теперь мало кто и помнит о суще ствовании прекрасного «дома сказки». Кстати, после войны здесь жили наши сотрудники: Э.В. Зиберт, С.В. Иванов, С.Б. Фараджев.

Дежурили мы в школе по двое — на большее не хватало людей.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |
 

Похожие работы:

«Пушкин как Сталин. Метаморфозы тоталитаризма в постмодернистской поэзии. Не считайте меня коммунистом!! И фашистом прошу не считать! Т.Кибиров, “Сквозь прощальные слезы” Российская публика привычна к тому, что частный момент литературно-критической либо социальной полемики может заново актуализировать казалось бы утратившую привлекательность тему. Многочисленные иронические выпады по поводу “смерти постмодернизма” и окончательного зачисления его по ведомству академической науки, как выяснилось,...»

«Памяти Т.М. Белозёрова посвящается эта книга ВЛАДИМИР ЗЕНЗИН Прииртышье, край любимый Второе издание, переработанное и дополненное Птичья гавань – природный заказник, расположен рядом с центром г. Омска г. Омск-2009 г. 2 РОДИНОВЕДЕНИЕ В начале ХХ-го века, в 1916 году наставник Омской учительской семинарии А.Н. Седельников издал Учебник Родиноведения, предназначенный для школ Западно-Сибирского округа. В предисловии он писал:. изучение России должно начинаться в младших классах и с родины...»

«Пчёлы в радость или Опыт естественного подхода в пасечном деле 2008 1 Содержание: Краткое вступление 3 Как вс началось 5 Небольшое дополнение 7 Промышленный и естественный подходы 8 Разумность пчелиной семьи 9 Задачи этой книги 11 Несколько слов о дупле, как о естественном жилище пчл 11 Некоторые полезные сведения о сотах 13 Цикл развития пчелиной семьи 15 Жизнь пчелиной семьи в течение года 17 Несколько слов о зимовке 20 Ежегодный цикл (продолжение) 22 Зимняя вентиляция пчелиного дома 22...»

«1 Монтескье Ш. Л. О духе законов // Монтескье Ш. Л. Избраные произведения. М.: Госполит- издат, 1955. - С. 160, 163-192, 196-218, 224-239, 253, 254, 263-265, 278-300, 316-318, 320-322,...»

«Аннотация Роман-эссе Владимира Чивилихина Память – итог многолетних литературно-исторических раскопок автора в тысячелетнем прошлом Руси и России, подоброму освещающий малоизвестные страницы русской истории и культуры. Особо стоит отметить две наиболее удавшиеся темы – история Слова о полку Игореве и феномен декабристов. Конечно, пофигистам на эти страницы просьба не входить – потратите время, так нужное вам для глобального осмысления жизни. Эту непростую книгу еще предстоит с благодарностью...»

«Александр МАНАСЯН КАРАБАХСКИЙ КОНФЛИКТ КЛЮЧЕВЫЕ ПОНЯТИЯ И ХРОНИКА Ереван – 2005 УДК 325 ББК 66.3 (2 Ар) М 230 Манасян А. Карабахский конфликт: Ключевые понятия и хроника. — М 230 Ер. НОФ “Нораванк”, 2005. - 216 с. Ключевые понятия, в которых представляется Карабахская проблема, и принципы, предлагаемые для ее урегулирования, получают разноречивые толкования в дипломатических и политических кругах. Между тем сама история конфликта, отраженная в общепризнанных документах, позволяет во многих...»

«СБОРНИК научных статей студентов, магистрантов, аспирантов Под общей редакцией доктора исторических наук, профессора В. Г. Шадурского Основан в 2008 году Выпуск 9 В 3 томах Том 3 МИНСК ИЗДАТЕЛЬСТВО ЧЕТЫРЕ ЧЕТВЕРТИ 2012 УДК 082 ББК 94 C23 Редакционная коллегия: Л. М. Гайдукевич, Д. Г. Решетников, А. В. Русакович, В. Г. Шадурский Составитель С. В. Анцух Ответственный секретарь Е. В. Харит ISSN 2224-0845 © Идея проекта. Научный студенческий совет факультета международных отношений БГУ, 2008 ©...»

«М. М. Бахтин ТВОРЧЕСТВО ФРАНСУА РАБЛЕ И НАРОДНАЯ КУЛЬТУРА СРЕДНЕВЕКОВЬЯ И РЕНЕССАНСА ВВЕДЕНИЕ. ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ Из всех великих писателей мировой литературы Рабле у нас наименее популярен, наименее изучен, наименее понят и оценен. А между тем Рабле принадлежит одно из самых первых мест в ряду великих создателей европейских литератур. Белинский называл Рабле гениальным, Вольтером XVI века, а его роман – одним из лучших романов прежнего времени. Западные литературоведы и писатели обычно ставят...»

«3 Об издательстве Рубрика Об издательстве И здательство Бертельсманн Медиа Москау специализируется на выпуске полноцветных книг высшего полиграфического качества и успешно работает на рынке уже около 20 лет В этом каталоге мы предлагаем только лучшую продукцию издательства, которая удовлетворит запросы и вкусы самых взыскательных покупателей В нашей стране хорошая книга во все времена считалась признаком высокой культуры и драгоценным подарком, поэтому высококачественные полиграфические издания...»

«Часть I МИР ПЯТНАДЦАТЬ ЧЕЛОВЕК, и я в их числе,...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.