WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

«Книга Мамардашвили стала знаменита задолго до ее публикации в 1997 году и не нуждается в особом представлении. Но на всякий случай, напомню, что она являет собой плод ...»

-- [ Страница 1 ] --

В. В. Васильев

РАЗМЫШЛЕНИЯ О "КАНТИАНСКИХ ВАРИАЦИЯХ"

М. К. МАМАРДАШВИЛИ

Книга Мамардашвили стала знаменита задолго до ее публикации в 1997

году и не нуждается в особом представлении. Но на всякий случай,

напомню, что она являет собой плод расшифровки магнитофонных

записей смелых лекций о Канте, прочитанных Мерабом

Константиновичем весной 1982 года в Институте общей и педагогической психологии. То есть это не совсем книга. Это сборник лекций. К таким публикациям всегда особое отношение. Оценочная планка ниже, чем у монографий. Действительно, лектору, повествующему, скажем, о Канте, бесполезно вдаваться в тонкости. Их все равно не воспримут.

Философские аргументы тоже не воспринимаются на слух, хотя они-то и составляют основу мысли. Иногда вызывает скуку и перечисление ничего не говорящих слушателям фамилий исследователей, отличившихся в той или иной области историко-философской науки. Между тем, все это – элементарные критерии любой добротной монографии. В лекциях же этого обычно не бывает. Поэтому и оценивать их надо иначе. Правда, все эти рассуждения применимы к “Кантианским вариациям” не в полной мере. Во-первых, как свидетельствуют издатели “Вариаций”, Мамардашвили хотел увидеть печатный вариант этих лекций. Т.е. он сам придавал им статус книги. Кроме того, автор признается студентам, что он “письменно” готовился к лекциям. Уверен, что знавшие Мамардашвили оценят это признание: письмо, как говорят, всегда было для него мучением. Более того, сам он замечает, что сделанные им наброски о Канте мешают ходу его мысли. Добавим к этому, что издатели (Ю.Сенокосов, Е.Ознобкина) существенно “почистили” текст, убрав повторы и другие признаки устной речи.

Итак, лекции Мамардашвили о Канте “книжны”. И в то же время это настоящие лекции. К примеру, читая текст, мы иногда почти физически ощущаем раскаты тогдашнего студенческого хохота от удачной шутки, или, наоборот, слышим, как замирает аудитория при резких антимарксистских или антисоветских выпадах – такое может быть только на лекциях. Так что мы на перепутье. Можно по-разному подходить к рецензированию “Вариаций”. Но в любом случае, история этой работы допускает применение к ней самых строгих критериев.

О чем книга “Кантианские вариации”? Ответ, в общем, заранее ясен.

Кантовская тема – очередной повод для Мамардашвили, как он сам говорил, “маниакально” проговорить свои идеи. Но если остановиться на этом толковании, тогда непонятно, почему он выбрал именно Канта?

В.В.Васильев -2- о Мамардашвили Ведь Кант дается Мамардашвили с трудом (это вам не Декарт). Кант, по его мнению, слишком “техничен”. Он ощетинивается на безоружного читателя своей терминологией. Именно поэтому Мамардашвили не очень любит “Критику чистого разума”, хотя и не признается в этом. Во всяком случае, он, насколько возможно, избегает главной работы Канта.

“Трансцендентальный аппарат анализа”, как называет Мамардашвили терминологию “Критики”, вырастает из свежей мысли ранних кантовских сочинений. В этой мысли и купается наш автор. И нет ничего удивительного в том, что он резко критикует тех, кто бездумно принимает деление кантовской философии на “докритическую” и “критическую”. Надо просто понять, что пластичная мысль со временем неизбежно окостеневает. Вот и все азличие.

Впрочем, такое толкование позиции Мамардашвили упускает из виду тонкость его исследования. Часто он высказывается по-другому, оценивая “трансцендентальный аппарат анализа” как высшую ясность кантовской мысли. Просто если брать этот аппарат сразу, в готовом виде, мы услышим только слова, и ничего более. Поэтому мы должны вместе с Кантом проделать путь к ясности, начиная с его первых работ. Само по себе это утверждение Мамардашвили представляется точным и понятным, как впрочем, почти все, что он говорил. Действительно, называть докритический период кантовской философии временем догматизма Канта не совсем верно. Скорее, как раз наоборот. В докритических работах Кант – в поиске, он очень осторожен и скептичен.

Суть же критического периода хорошо передается словом “эврика!”. Кант находит решения и воплощает их на страницах “Критик”. Конечно, эти решения обоснованы и о догматизме говорить довольно трудно. Но, по крайней мере, если догматизм и возможен, то он возможен только в сфере позитивной философии, а не в области осторожных методологических изысканий.

Но вернемся к утверждению Мамардашвили об отсутствии глубоких оснований для различения докритической и критической философии Канта. Мамардашвили мог бы просто остановиться на нем – ведь оно интуитивно понятно (хотя и не абсолютно, а Мамардашвили, кажется, считает его именно таковым, и это мешает ему заметить реальные изменения кантовской позиции в критический период, к примеру, по вопросу о сущности пространства, которому Мамардашвили уделял столь много внимания). Однако, он пытается дать дополнительное обоснование гомогенности двух периодов кантовской философии, приводя чисто историко-философский аргумент. И здесь он, на мой взгляд, изменяет себе. Ему вообще опасно вдаваться в детали. Его сила – в усмотрении общего, неявного, но не менее от этого реального. Но как только Мамардашвили пытается рассуждать академически и историкофилософски, он начинает опасное путешествие по краю обрыва (впрочем, может это и хорошо). Так и здесь. Вот какой аргумент он предлагает. Кант говорил, что Юм вывел его из догматического сна. Обычно эти слова В.В.Васильев -3- о Мамардашвили понимают буквально, считая, что вот был у Канта догматический период, потом произошло пробуждение (где-то в районе 1770 г.) и начался критицизм. Но ведь “работы Юма вышли гораздо раньше, в тридцатых годах, и знакомство с ними Канта может быть датировано не позднее чем двумя-тремя годами после их появления”. Ну, а раз так, то пробуждение началось уже с самой первой, студенческой работы Канта, начавшей выходить в 1746 г. (издание продолжалось три года). Здесь неточность на неточности. Во-первых, в тридцатые годы (1739-40) вышел только “Трактат о человеческой природе” Юма. Во-вторых, Кант не читал поанглийски, а полный перевод “Трактата” появился только в 90-е годы.



В действительности, “пробуждение” Канта может быть датировано с точностью до дней. Скорее всего, оно произошло во второй половине июля 1771 г. Непосредственным поводом для “пробуждения” стало знакомство Канта с переводом И.Гамана последней главы первой книги юмовского “Трактата”. Можно четко установить, какой аргумент Юма вызвал изменение кантовской позиции и т.д.

Все это я говорю для того, чтобы поставить следующий вопрос: имеем ли мы право без тщательного исторического анализа выдавать свое понимание, скажем, Канта за собственные мысли Канта? Думаю, что такое право мы имеем. А излишняя детализация и стремление к имманентному анализу к тому же обычно приводит к неспособности охватить мыслью целое. Очень трудно оторвать взгляд от каких-то частностей. Но может эта кажущаяся неспособность есть просто осознание рискованности такого шага? Считается, что труднее всего выйти из лабиринта, неважно какого: логического или реального. Однако настоящие трудности начинаются, когда мы выходим из него: слишком много открывается возможностей. В лабиринте у нас всегда есть четкая цель, а по выходу из него она становится неочевидной. Однако школа лабиринта необходима для самого этого понимания рискованности и непредсказуемости свободы.

Но вернемся к вопросу о том, почему Мамардашвили избрал для высказывания своих идей не самый податливый объект – метафизику Канта. Так или иначе, но этот выбор доказывает, что его “Вариации” задуманы не только как изложение собственных идей автора, но и как попытка проникнуть в основы именно кантовской философии. Помимо прочего, Мамардашвили все-таки думает ответить на сакраментальный вопрос: “что хотел сказать Кант”?

Впрочем, Мамардашвили сам снимает возможное противоречие замыслов. Разгадка проста. Как только мы начинаем философствовать, говорит он, в нас сразу же рождается Кант. Кант, “фантастически гениальный” мыслитель, ухватил самую суть философии. Поэтому он необходимая фигура. И как бы ни мешала нам его терминология, мы должны, снимая одно ее наслоение за другим, пробираться к источникам живой мысли. Впрочем, и снимать ничего не надо. У Канта есть работы, где он мыслит неприкрыто. Это как раз ранние сочинения. Ну и, конечно, черновики Канта. Это настоящее царство чистой мысли. Мамардашвили любит озвучивать их. Правда, потенциал кантовских рукописей используется им, на мой взгляд, не полностью. Кстати, не совсем ясно, каким изданием кантовских работ он пользовался (похоже, что у него была давнишняя “доакадемическая” подборка “разрозненных листов” кантовских рукописей, сделанная в восьмидесятые годы прошлого столетия Р.Райке).

Интересно, что Мамардашвили не критикует Канта. Он очень догматичен в своем кантианстве. Уверен, что только что сказанное вызвало бы у него сильное раздражение. Словосочетание “критика Канта”, по его мнению, пошло. Поэтому и не может быть никакой критики. В мысли Мамардашвили есть что-то привлекательное, но все же этот момент вызывает у меня сильное замешательство. Речь не идет, разумеется, о том, что по прошествии двухсот лет мы знаем больше, чем Кант и поэтому умнее его. Это вообще абсурдное рассуждение. Дело в другом.

Решая главные задачи своей философии, Кант выстраивает целую цепь доказательств. Вот они и могут стать предметом анализа (кстати, сам Мамардашвили где-то (С. 67) замечает, что “философия есть изобретение аргументов”). Вполне возможно, что какие-то из этих доказательств не безупречны. А может быть – безупречны. Чтобы понять это, надо тщательно изучить их. Но важно то, что принятие такой установки в скрытом виде уже содержит критическое отношение к кантовской философии. Мамардашвили же прямо называет Канта Богом. Впрочем, мистики не исключают диалога и с Богом, но Мамардашвили, к счастью, не из их числа.

Мы, впрочем, отвлеклись (как это часто делает и Мамардашвили) от главного вопроса: что же, по мнению Мамардашвили, все-таки хотел сказать Кант?

Как можно понять из пятнадцати лекций Мамардашвили (а для изложения всего материала, говорит он, ему нужно было бы еще пятнадцать), философию Канта можно раскрыть (и это раскрытие есть бесконечный процесс: кантовская мысль похожа на шедевр искусства, тоже до конца не постигаемый) через несколько основных интуиций.

Один из центральных образов, через который Мамардашвили пробует понять Канта, это образ “полноты чувств”. Совершенна душа, исполненная чувств. У Канта была такая душа. Чувства переполняли его.

Жить с такой душой очень трудно. Если бы не внешняя организующая рутина лекционной работы философа, непонятно, как вообще он мог бы существовать. Кстати говоря, проблема существования – предмет особого интереса Мамардашвили. Вместе с Кантом он пытается открыть непохожие на физические, нетривиальные законы человеческого бытия (хотя парадокс в том, что выражаются они в тавтологиях, правда не логических, а особых, “материальных”).

Итак, еще одна дорогая Мамардашвили интуиция Канта – интуиция бытия, или фактичности. Это вообще одна из его главных тем. Вы можете спросить, кто имеется в виду, Кант или Мамардашвили. Мамардашвили хочет, чтобы Кант. Но на самом деле Мамардашвили. Мамардашвили все время повторяет, словно заклинание, загадочные слова “это есть”.

Никакой момент жизни не выводим из предыдущего. Он всегда нов.

Осознание вечной новизны мира, неразрывно связанной с его дискретной фактичностью (а также с нашей свободой и ответственностью: из прошлых заслуг не вытекает правильность и автоматичность решения, которое мы должны принимать в настоящий момент), это, похоже, и есть, по Мамардашвили, цель философии.

Наверное, можно на этот вопрос взглянуть и более прозаично.



Pages:     || 2 | 3 | 4 |
 

Похожие работы:

«Домбровский_Махнева Август 1972-го. Археолог на время стал лесорубом: широкий просвет в непролазной чаще — дело его рук. Начинаются раскопки. И вот уже извлечены первые находки: каменное ядро, железные наконечники стрел. Под завалом стены — человеческие костяки. Здесь разразилась битва. Пылал подожженный турками Мангуп — столица феодоритов, грохотали (новинка тех дней) турецкие пушки. Было это осенью 1475 г. В ближайшие годы археологическое изучение Мангупа будет продолжено и расширено, однако...»

«Это удивительная история автора и гипнотерапевтического эксперимента связанного с феноменом реинкарнации. Возможность беседы с людьми, после того как они умерли и до того, как они родились, была поразительна. Во многих своих исследованиях Долорес Кэннон столкнулась с теми, кто жил в интересный период времени или был знаком с известным человеком. Таким образом, были написаны книги об этих захватывающих событиях: трилогия Беседы с Нострадамусом, Иисус и Ессеи, Они шли с Иисусом, Между смертью и...»

«М. Олесницкий Нравственное богословие © Сканирование и создание электронного варианта: Библиотека Киевской Духовной Академии (www.lib.kdais.kiev.ua) Киев 2012 Нравственное Богословие Профессор Киевской Духовной Академии Доктор Богословия М. Олесницкий, 4-е издание, С-Петербург 1907 г. Содержание: Введение. Понятие о нравственности и Нравственном Богословии; идея блага. Вера и нравственность. Отношение между нравственным и догматическим Богословием. Отношение Нравственного Богословия к...»

«ОСА ПУТЕВОДИТЕЛЬ 2011 Жемчужина Прикамья Много ли вы знаете периферийных городов, не просто наладивших, но поддерживаюВы знаете, как растет жемчужина? Пес- щих постоянную и взаимоуважительную чинка случайно попадает в мантию мол- связь со столичным театром Новая опелюска. И в таинственной темноте раковины ра? А городов, которые могут похвастаться медленно, слой за слоем, окутывается пер- современными направлениями в экономиламутровым покрывалом. Проходят годы, и ке, модными культурными и...»

«КНИГА ДЛЯ РОДИТЕЛЕЙ Комплексный учебный курс Основы религиозных культур и светской этики Основы православной культуры Основы исламской культуры Основы буддийской культуры Основы иудейской культуры Основы светской этики Основы мировых религиозных культур ШКОЛЬНАЯ КНИГА Москва — 2013 Уважаемые родители! В 4 классе в школьную программу включн комплексный учебный курс Основы религиозных культур и светской этики, главной целью которого является духовно-нравственное воспитание школьника с учтом...»

«АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОРФОГРАФИИ ИНОЯЗЫЧНЫХ ЗАИМСТВОВАНИЙ Москва 2011 2 УДК 81’373.45 ББК 81.2Рус-8 Н59 Нечаева И.В. Актуальные проблемы орфографии иноязычных заимствований. – М., Издательский центр Азбуковник, 2011. – 168 с. ISBN 978-5-91172-051-3 Предмет рассмотрения относится к наиболее сложным вопросам современного русского письма, которые остаются нерешенными до настоящего времени. В работе применен принципиально новый подход к изучению процесса письменного освоения заимствований....»

«Безумие пахаря. Эдвард Фолкнер Сто лет назад чернеющие поля считались неизбежным злом. Сейчас они – повод поехать в Москву и выпросить у президента помощь в связи с чрезвычайным положением в крае. Но они так и не стали нашим прошлым. Овсинский сумел показать свой результат, но был обесценен учёными, видевшими в нём угрозу своему авторитету. Но наблюдательные полеводы есть в каждой стране. Прошло сорок лет, и на другом конце планеты, в США, появился земледелец, идеи которого совпадали со...»

«ТУМАНЫ Издательство Глобус Сан Франциско 1980 ARIADNA DELIANICH TUMANY Copyright 1980 by Author and Globus Publishers Library of Congress number applied for Published by GLOBUS PUBLISHERS San Francisco 1980 Памяти всех тех, чьи пути вели их на Гол­ гофу лихолетия Второй мировой войны, всех русских военнопленных, сложивших головы за колючей проволокой, всех власовцев и власовок, казаков и казачек, всех остов и остовок с их детьми, всех русских белых воинов, погибших в боях, всех выданных на...»

«КНИГА ПАМЯТИ ВСПОМНИМ ИХ ПОИМЕННО КУЖЕНЕРСКИЙ РАЙОН ЙОШКАР-ОЛА МАРИЙСКОЕ К Н И Ж Н О Е ИЗДАТЕЛЬСТВО 1994 63.3 (2Р 354) К 53 Редакционная коллегия: Зенкин А. А. (отв. редактор), Бураков А. П., Горинов Т. И., Иванов Ал. И., Иванов Ан. Н., Иванов И. И., Кузнецова К. JI., Матукова М. Б., Румянцев Б. Г., Сануков К. И., Сергеев М. Т., Смоленцев В. В., Соловьев В. С. (зам. отв. ред.), Сумцев В. И., Хлебников Е. А. (зам. отв. ред.), Цветкова О. Н., Черных Ю. П. Ответственные за выпуск: ВЕРШИНИНА А. П....»

«ЗАМЕТКИ О ПУТЕВОДИТЕЛЯХ ПО ЭСТОНИИ XIX – НАЧАЛА ХХ вв. СЕРГЕЙ ИСАКОВ История путеводителей в России, к сожалению, еще совершенно не изучена 1. Это относится и к истории путеводителей по Прибалтике (Остзейскому краю) и ее составной части — Эстонии, входивших в XIX – начале ХХ вв. в состав Российской империи. Нет и сколько-нибудь полной библиографии путеводителей. Судя по имеющимся в нашем распоряжении материалам, появление первых путеводителей по краю и их дальнейшее развитие прежде всего...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.