WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 35 |

«Глава 5 КНИЖНЫЕ РЕЕСТРЫ ТАРСКОГО БУНТА 1722 г. 1723 г. июня 3 го дни всепресветлейший державнейший Петр Великий, император и самодержец Всероссийский, будучи в ...»

-- [ Страница 1 ] --

Глава 5

КНИЖНЫЕ РЕЕСТРЫ ТАРСКОГО БУНТА 1722 г.

1723 г. «июня 3 го дни всепресветлейший державнейший

Петр Великий, император и самодержец Всероссийский, будучи в

Ыностранной колегии» занимался делом, к внешней политике отно

шения почти не имевшем. Он рассматривал реестры рукописных и

печатных книг, тетрадок и писем, конфискованных в ходе жестокого

розыска о бунте, вспыхнувшем в мае 1722 г. в западносибирском го

роде Таре. Книг этих, отобранных преимущественно у крестьян и ка заков, было уже на тогдашнем этапе следствия очень много, что то около тонны,— 178 старопечатных фолиантов (за несколькими ис ключениями все они — из числа запрещенных Церковью древних «дониконовских» изданий), 83 рукописных тома и еще 48 номеров тетрадей, столбцов и писем, написанных рукою участников этого движения. Если бы историк смог сейчас прочитать хоть одну из этих тетрадей! Но все они были уничтожены властями «просвещенного абсолютизма»: государь приказал тарским следователям впредь обра щать самое серьезное внимание на роль этой зловредной литерату ры в событиях бунта (я даже хотел бы написать, используя современ ную терминологию, «на идеологическую сторону восстания», но иные историки утверждают, что никакой идеологии у крестьян и ка заков того времени быть не могло).

Петр I, ознакомившись с этой своеобразной библиографией, распорядился тщательно разыскивать подобные тетради и книги в Сибири и тут же сжигать, а уже присланные в Петербург отправить для свидетельствования в Cинод. В Cиноде присланные книги с ин тересом читали целых 15 месяцев и затем вынесли решение, практи чески уже обусловленное императорской волей: книги было решено сжечь, ибо в них «по разсмотрению явились многие плутовские бред ни и между тем богохулные и касающиеся к чести его императорс кого величества непотребные слова». Синодальные члены, «доволно рассуждая, согласно приговорили», оставив две книги для изучения противника, все прочее сжечь. Обнаружить эти два тома среди об ширного фонда рукописей Cинода пока не удалось.

Выполняя императорское распоряжение, созданная для след ствия особая Тайная канцелярия тарских розыскных дел, располагав шая крупными военными соединениями, конфисковала к началу г. в деревнях и тайных скитах Западной Сибири огромное количество книг и бумаг, раза в два три больше, чем их было указано в реестре 1723 г. Бумаги были уничтожены в самой канцелярии, а книги отправ лены при списке местным духовным властям, в Тобольскую консис торию. Из за некоторых противоречий между императорским и сино дальным распоряжениями о тарских книгах консистория решила в 1725 г. еще раз запросить Синод, что ей делать с новой добычей, при ложив к запросу копию списка книг. Ответ Cинода не сохранился, но скорее всего он подтверждал приказание о сожжении этих книг. Во всяком случае, обнаружить следы их в книжных собраниях и старых каталогах не удалось.

Остались только реестры.

*** Событиям Тарского бунта в русской исторической науке не по везло. В XVIII в. о них предпочитали молчать по причинам понят ным — они принадлежали к числу тех тайных страниц истории рус ского самодержавия, говорить о которых было тогда небезопасно.

К тому же Тарский бунт, как мы увидим, был связан с вопросом о престолонаследии, особенно острым после дела царевича Алексея, а все, относящееся к этому делу, засекречивалось тогда весьма тщатель но. Возвеличивание исторической миссии Петра Великого, столь ха рактерное для «просвещенного абсолютизма» середины XVIII в., так же не способствовало изучению обстоятельств антипетровского движения в Таре.

Во времена Герцена давние события в далекой Таре были уже так прочно забыты, что вольная герценовская печать, пролившая свет на многие тайные страницы русской истории XVIII в., ничего не знает о них.

Была, правда, одна историографическая линия, которая смогла бы подсказать эту тему Герцену и Огареву. В 1838 г. несколько строк о тарских событиях было опубликовано в книге известного сибирско го общественного деятеля и историка П. А. Словцова, прославивше гося еще в 1793 г. смелым публичным обличением пороков самодер жавия. Источниками для Словцова послужили какой то неизвестный рукописный сборник старообрядцев и местные тарские предания.

Сострадая тарским бунтовщикам и удивляясь их «отчаянному сума збродству», Словцов писал в первом томе своего «Исторического обо зрения Сибири»: «До тысячи человек, в деле замешанных, казнено. Не одна будто бы тысяча разослана по Сибири и в Рогервик… По всем дорогам, выходящим из Тары, стоят большие деревянные кресты, по словам жителей, для молебствий, по словам же других, для надпоми нания казней, тут совершавшихся».

Но эти строки Словцова прошли мимо внимания Герцена и Ога рева, обычно так хорошо информированных и особо интересовав шихся бунтарскими потенциями мира староверия.

Самый подробный из курсов русской истории прошлого века — «История России» С. М. Соловьева уделяет две фразы истории Тарско го бунта, сообщая новые сведения о нем. Читая их, опять и опять удив ляешься великолепной исторической интуиции знаменитого истори ка. Основываясь, по видимому, лишь на одном из дел Преображенско го приказа (который не имел прямого отношения к тарскому следствию), С. М. Соловьев правильно называет и главную причину бунта — отказ от присяги, и имена некоторых из его руководителей.

Тарское следствие породило огромное делопроизводство, кото рое насчитывало многие тысячи листов. Из них попал волею судеб в поле зрения исследователей и был опубликован лишь один — сопро водительное письмо местным властям, при котором были разосла ны по своим деревням после наказания кнутом несколько крестьян, участвовавших в бунте. Но и эта публикация, затерявшаяся в весьма объемистом сборнике документов, не была замечена ни дореволю ционными, ни советскими историками. Остальное делопроизводство исчезло.



Тарский бунт был во многом явлением настолько нестандартным, что он как то не согласовывается ни с одной из концепций петровс кого времени, господствовавших в исторической науке XX столетия.

И получилось так, что — случайно или нет — и эти концепции не за метили острого политического выступления целого города против Петра. Такое иногда случается — и не только в исторической науке.

Ни в одном вузовском курсе истории СССР, включая самые послед ние издания тех лет, когда я вышел на эту тему, о Тарском бунте не было ни слова. В двенадцати томах капитальной «Истории СССР с древнейших времен», изданных Академией наук СССР, о нем также забыли упомянуть. Молчала о нем и пятитомная академическая «Ис тория Сибири», хотя там, ясное дело, были специальные большие гла вы о классовой борьбе XVIII в.

Тема Тарского бунта исчезла со страниц русской историографии.

Я всегда поражался и восхищался, вновь и вновь сталкиваясь с фактами, которые свидетельствуют об удивительной силе, живучести народной памяти о давних событиях отечественной истории. Стран ствуя в поисках древних книг по старожильческим поселениям Сиби ри, я встречал стариков, которые могли рассказать о делах своих пред ков во времена Екатерины или даже Елизаветы, правильно назвать основателей деревень, возникших в XVIII в., поведать о переселениях бухтарминских крестьян, связанных с последними отзвуками Пугачев ского восстания. Конечно, рассказ о конкретных событиях в подобной народной передаче фольклоризировался. Например, происходившее на деле на Алтае чтение бухтарминским беглецам «милостивого ука за» Екатерины об их возвращении в русское подданство превращалось в красочное предание о беседе царицы в царском дворе с бухтармин скими выборными1. Но реальное ядро таких рассказов довольно лег ко сейчас вычленяется, а содержащиеся в них оценки весьма интерес ны и полезны для историков.

В тесной связи с этим народным ощущением исторической пре емственности поколений стоит очень важный феномен крестьянской исторической литературы XVIII–XIX вв., о котором я уже рассказывал в предыдущих главах. Мы видели, что несколько забытых историй кре стьянских движений антифеодального протеста, окрашенного в ста рообрядческие тона, удалось восстановить, отталкиваясь от свиде тельств крестьянской исторической литературы XVIII–XIX вв. (или даже от записанных в наших экспедициях рассказов старожилов) и произведя затем соответствующие разыскания документов в архивах.

Но с Тарским бунтом долго не получался и этот путь: следы сборника, которым пользовался П. А. Словцов, затерялись; других старообрядчес ких рукописей не обнаруживалось. Правда, в одной из книг Отдела ру кописей Библиотеки Академии наук в Ленинграде я нашел в рукописи XIX в. среди миниатюр старообрядческих мучеников разных времен страшное в своей реалистичности изображение четвертования одно го из руководителей Тарского бунта казачьего полковника Немчино ва. Следовательно, какая то историческая рукописная традиция, свя занная с этими событиями, у старообрядцев была. Но в руки она не давалась. Ничего не дали сборники сочинений исторического содер жания всех основных старообрядческих согласий, в том числе помор ских писателей, очень внимательно относившихся к увековечению Вспоминается такой эпизод. После прекрасной книги К. В. Чистова о рус ских утопических легендах, где большой раздел посвящен красочному пре данию о стране крестьянской утопии — Беловодье, я часто расспрашивал о нем стариков в тех местах, где раньше крестьяне уходили на поиски Бело водья. Однажды в такой беседе я к чему то упомянул название «Петербург».

«А где это?» — спросила меня одна бойкая собеседница. «Разве ты не зна ешь,— тут же ответила ей другая.— Это там, где стоит дворец, в котором ца рица Екатерина нашим каменщикам волю дала». «Каменщиками» называли на Алтае убежавших в горы, «в Камень», в 1791 г. они, действительно, получи ли свободу от подушной подати и рекрутчины.

старообрядческой истории. Сборники поповцев, включая часовенных, принимавших наряду с поморянами самое активное участие в тарс ких событиях 1722 г., тоже молчали о них. Ничего не дала и рукопись по истории часовенных из того первого нашего скриптория, помог шего узнать столько неизвестных судеб руководителей старообрядчес кого протеста. Удача увенчает поиск одного из моих учеников А. И.

Мальцева только через десяток с лишним лет в совершенно неожидан ном месте — в Ярославле: искомое старообрядческое сочинение о Тар ском бунте обнаружится в местном музее, в рукописи конца XVIII в., принадлежавшей перу основателя бегунского согласия Евфимия, рез ко враждебного и поморянам, и часовенным (см. рис. 15 на цв. вклейке).

Но это будет не скоро. А пока оставались пути поиска архивных следственных документов. Сначала показалось, что здесь больших усилий не потребуется. В списке фондов Центрального государствен ного архива древних актов значился фонд той самой Тайной канце лярии тарских розыскных дел, которая была создана осенью 1722 г.

для широкого следствия о бунте. Все было очень просто.

Слишком просто. В Москве оказалось, что весь фонд состоит из одного только дела, дело состоит из одного только листа, а лист этот — тот самый, давно опубликованный. Предпринятые по моей просьбе сотрудниками ЦГАДА (ныне РГАДА) поиски в безбрежных фондах архива результата не дали. Огромное тарское делопроизвод ство, многие сотни протоколов допросов исчезли, словно иголка в стоге сена. Мне уже было известно, что Тайная канцелярия тарских розыскных дел подчинялась напрямую Сенату, который несколько раз рассматривал результаты следствия. Можно было искать это де лопроизводство канцелярии в фонде Cената, но большая часть колос сального фонда Сената не имела еще хороших описей, кропотливей шая работа сотрудников ЦГАДА по составлению таких описей охва тила тогда лишь четвертую часть фонда.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 35 |
 



Похожие работы:

«А. П. Килин ИЗ ИСТОРИИ КУРГАНХИММАША: ЭПОХА ИЛЮШИНА Город Курган и Курганская область в целом воспринимаются значительной частью населения как аграрная провинция Урала. Однако это не совсем так. В области существуют отрасли специализации, характерные для горнозаводского Урала. Литературы, посвященной истории машиностроителей Зауралья, немного1, именно поэтому при подготовке книги о Курганхиммаше, помимо использования материалов периодической печати, возникла необходимость привлекать...»

«ИСТОРИЯ ДИПЛОМАТИЧЕСКОЙ И КОНСУЛЬСКОЙ СЛУЖБЫ БЕЛАРУСИ (Хрестоматия) Минск 2006 2 Рецензенты: В.А.Шелкопляс, кандидат юридических наук, профессор А.Л.Кыштымов, кандидат исторических наук, доцент История дипломатической и консульской службы Беларуси: Хрестоматия /Сост. И.Н.Кузнецов.— Мн.: БГУ, 2004. Историкодокументальный материал, представленный в хрестоматии, отражает все основные вехи истории дипломатической и консульской службы с древних времен до настоящего времени. В нее включены важнейшие...»

«Плохих С. В., Ковалева З. А. ИСТОРИЯ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РОССИИ ВЛАДИВОСТОК 2002 г. Оглавление Оглавление МОДУЛЬ 1. Дальний Восток в период древности и средневековья Лекция 1. Основные археологические памятники древней истории Дальнего Востока. Быт, хозяйство, культура 1.1. Основные этапы первобытнообщинного строя 1.2. Каменный век на Дальнем Востоке 1.3. Дальний Восток в бронзовом и железном веках 1.4. Приморье в древности Лекция 2. Государственные образования на территории Дальнего Востока 2.1....»

«Научную экспертизу проводил Институт истории Украины Национальной академии наук Украины Психолого-педагогическую экспертизу проводил Институт педагогики Национальной академии педагогических наук Украины Научный консультант: В. А. Гриневич, доктор политических, кандидат исторических наук, Институт политических и этнонациональных исследований им, И. Ф. Кураса НАН Украины Щупак И. Я. Всемирная история. Новейший период (1939 - 2011 гг.): учеб. для 11 кл. Щ96 общеобразоват. учеб. заведений. -...»

«МАЙ —ИЮНЬ И 3 ДА Т Е Л Ь С Т В О АКАДЕМИИ НАУК МОСКВА-1956 • СОДЕРЖАНИЕ О. С. А х м а н о в а, В. В. В и н о г р а д о в, В. В. И в а н о в (Москва). О некоторых вопросах и задачах описательной, исторической и сравнительноисторической лексикологии 3 Зд. Ш т и б е р (Варшава). Роль отдельных диалектов в формировании поль­ ского литературного языка 25 ДИСКУССИИ И ОБСУЖДЕНИЯ Фр. Т р а в н и ч е к (Брно). Заметки о категории состояния. 46 ЯЗЫКОЗНАНИЕ И ШКОЛА А. С. Ч и к о б а в а (Тбилиси)....»

«1 Владимир Гуркович Долой стыд! Симфероп оль Ун и версум 20 10 2 Как Владимир Маяковский прогуливался с обнаженными дамами и поэтом Бурлюком по улицам Симферополя Об этом и других сенсационных открытиях старожила Симферополя, школьного директора и университетского преподавателя, кандидата исторических наук, драматурга и писателя, общественного и политического деятеля местного масштаба, активиста Блока Юлии Тимошенко и комсомольского ренегата, христианина, члена Общественного совета газеты...»

«Аспирантура по специальности 13.00.01 Общая педагогика, история педагогики и образования отрасль науки: 13.00.00 Педагогические науки Кафедра педагогики Дисциплина: История педагогики и образования Статус дисциплины: [ОД.А.04] ЗЕТ: [1] Руководитель дисциплины: д-р пед. наук, профессор Л.В.Образцова Контактный телефон: +7 879 3 400 263 E-mail: pedagogika@pglu.ru Пятигорск, 2012 I. ОРГАНИЗАЦИОННО–МЕТОДИЧЕСКИЙ РАЗДЕЛ 1.1 Общие положения Дисциплина История педагогики и образования нацелена на...»

«Аннотация Трилогия Хмельницкий – многоплановое художественное полотно, в котором отражена целая историческая эпоха борьбы украинского народа за свою свободу и независимость под водительством прославленного полководца и государственного деятеля Богдана Хмельницкого. Содержание Часть первая 10 1 10 2 16 3 20 4 23 5 27 6 32 7 37 8 41 9 47 10 52 11 58 12 64 13 69 14 72 15 81 16 85 17 91 18 97 19 102 20 109 21 117 22 120 23 128 24 132 25 141 26 145 27 154 28 161 29 166 30 175 Часть вторая 180 1 180...»

«ОЧЕРКИ ИСТОРИИ ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОГО ЛИБЕРАЛИЗМА (XVII–XIX вв.) Москва 2004 УДК 141 ББК 87.4 О-95 Общая редакция доктора филос. наук А.А.Кара-Мурзы Рецензенты кандидат филос. наук А.В.Захаров кандидат филос. наук В.П.Перевалов О-95 Очерки истории западноевропейского либерализма (XVII–XIX вв.). – М., 2004. – 226 с. Книга написана коллективом сотрудников Института философии РАН и представляет собой сборник философско-биографических эссе о крупнейших европейских либеральных мыслителях XVII–XIX вв....»

«Древнеегипетская Книга Мертвых Древнеегипетская Книга Мертвых — это не книга о смерти. Это книга о жизни, победившей смерть. Парадоксально, но столь эффектное название, ставшее почти таким же распространенным символом Древнего Египта, как пирамиды, мумии и папирус, совершенно не соответствует содержанию и идее самого произведения. Более того, оно прямо противоположно по смыслу подлинному его названию. Книга Мертвых — это калька с арабского Кitab al-Маууit (Книга мертвого человека). Этим...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.