WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 72 |

«ХРЕСТОМАТИЯ ПО ИСТОРИИ С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО НАШИХ ДНЕЙ Челябинск Издательство Челябинского государственного университета 2012 ББК Т3(0)я7 Х917 Серия основана в 2008 ...»

-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Челябинский государственный университет»

КЛАССИЧЕСКОЕ УНИВЕРСИТЕТСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

ХРЕСТОМАТИЯ ПО ИСТОРИИ

С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН

ДО НАШИХ ДНЕЙ

Челябинск Издательство Челябинского государственного университета 2012 ББК Т3(0)я7 Х917 Серия основана в 2008 году Печатается по решению редакционно-издательского совета Челябинского государственного университета Рецензенты:

кафедра общественных и художественно-эстетических дисциплин Челябинского института переподготовки и повышения квалификации работников образования;

И. В. Сибиряков, доктор исторических наук, профессор Составители:

Г. А. Гончаров (модули 3, 6, 7, 8); З. Н. Анохина (модули 3, 5, 6);

С. А. Баканов (модули 4, 7, 8, 9); Н. В. Гришина (модули 1, 8, 9);

П. Ф. Назыров (модули 1, 3, 4, 5); А. М. Скворцов (модуль 2);

А. А. Фокин (модули 4, 7, 8) Хрестоматия по истории с древнейших времен до наших Х дней : учеб. пособие / сост. Г. А. Гончаров [и др.]. Челябинск :

Изд-во Челяб. гос. ун-та, 2012. 410 с. (Классическое университетское образование).

ISBN 978-5-7271-1122- Хрестоматия является сборником систематически подобранных материалов, охватывающих все периоды человеческой истории. Составленная в соответствии с требованиями ФГОС ВПО хрестоматия имеет модульную структуру. Предназначена для организации практической и самостоятельной работы студентов.

Адресована студентам различных направлений и специальностей, изучающим дисциплины «История», «История России», «Отечественная история».

ББК Т3(0)я73- ISBN 978-5-7271-1122-2 © ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный университет»,

ОТ СОСТАВИТЕЛЕЙ

Предлагаемая хрестоматия является сборником систематически подобранных материалов, охватывающих все периоды человеческой истории с древнейших времен до наших дней. Она предназначена для организации практической и самостоятельной работы студентов с целью наиболее полного осмысления лекционных материалов, эффективной подготовки к выполнению контрольных заданий и сдаче экзамена.

Составленная в соответствии с требованиями ФГОС ВПО, хрестоматия имеет модульную структуру. Авторы предлагают девять модулей, включающих тексты исторических источников, выдержки работ историков, философов, общественных и государственных деятелей, где содержатся оценки тех или иных событий. Особо следует выделить модуль, посвященный истории и ее месту в системе социально-гуманитарных наук. Большинство документов приведено в извлечениях и отрывках. Часть документов публикуется под их исторически сложившимся названием, часть — под официальным, часть — под заголовком, отражающим проблемно-тематический характер их содержания.

Хрестоматия призвана помочь студенту выработать способ исторического мышления на основе следующих принципов:

– проблемно-хронологический принцип, дающий возможность с помощью сопоставления сходных явлений, относящихся к разным временным рамкам и различным регионам мира, выявить закономерности и тенденции исторического развития;

– компаративный принцип постижения истории, позволяющий осознать органическое взаимопроникновение процессов отечественной и зарубежной истории;

– принцип использования как формационного, так и цивилизационного подходов, позволяющий постичь мировую историю в целом и познать специфику, свойственную развитию каждого народа.

Такой подход позволяет обучаемому получить комплексное представление о всемирных исторических процессах, роли России в мировой истории. С другой стороны, работа с предложенными в хрестоматии материалами способствует становлению и развитию таких учебно-познавательных и профессиональных компетенций, как овладение навыками исследовательской деятельности, целеполагание, планирование, анализ и рефлексия в процессе познания, расстановка приоритетов, нахождение оптимальных решений и др.

Хрестоматия составлена авторским коллективом преподавателей исторического факультета Челябинского государственного университета.

Модуль

ИСТОРИЯ КАК НАУКА

История и общественные науки.

Фернан Бродель (1902–1985) — известный французский историк, представитель французской школы «анналов». В его методологической статье «История и социальные науки: время большой длительности», впервые опубликованной в  1958 году, ставится проблема значимости исторических свидетельств для всех областей социогуманитарного знания.

Я уже говорил о своем отрицательном отношении к чисто событийной истории. Но если быть справедливым, то необходимо признать, что в этой «чистой» описательности виновна не одна только история. Все общественные науки склонны попадаться в эту ловушку. Экономисты, демографы и географы уделяли значительно больше внимания настоящему, чем прошлому. Восстановление известного равновесия в этом отношении было бы крайне желательным. Это легко и даже необходимо сделать демографам. Это почти самоочевидно для географов (особенно для французских, воспитанных на Видаль де Ла Блаше). Но это очень редко среди экономистов, которые стали пленниками чрезмерно кратковременной перспективы. Их исследования проводятся во временном интервале, ограниченном, с одной стороны, 1945 годом, а с другой — настоящим моментом, к которому планирование и прогнозы могут прибавить несколько месяцев, в лучшем случае лет. Я смею утверждать, что все ограничения во времени сдерживают развитие экономической мысли. Экономисты возразили бы мне в том отношении, что это задача историка — выйти за пределы 1945 года в поисках прошлого экономических систем. Но, отказавшись от прошлого, они тем самым по собственной доброй воле сокращают данное им великолепное поле для наблюдений, отнюдь не отрицая его ценности. Экономисты стали жертвой привычки служить самым непосредственным нуждам и современным правительствам.



Позиция этнографов и  антропологов не  столь резко очерчена и не столь тревожна. Правда, некоторые из них продолжают твердо настаивать на невозможности и бесплодности введения истории в их науку. … Как же антропология может перестать интересоваться историей? Клод Леви-Стросс любит говорить, что антрополог и историк участвуют в одном и том же интеллектуальном предприятии …. Сколь бы примитивным ни было общество, «когти событий» всегда оставляют на нем свои следы. Не было общества, следы истории которого были бы полностью утеряны. Вот почему несправедливо жаловаться на отсутствие внимания к истории со стороны этих наук.

Напротив, можно очень основательно критиковать кратковременную перспективу подхода к событиям, доведенную до крайности тем типом социологии, который ограничивается обследованием настоящего. Все, что оказывается на границах социологии, психологии и экономической науки, может стать предметом такого обследования. Оно модно не только во Франции и по своему характеру представляет некую постоянную игру по уникальной значимости настоящего с его «вулканическим» жаром и изобилием деталей. Зачем возвращаться к прошлому, к этой обедненной, заброшенной, схематизированной, погруженной в молчание стране? Но мертво ли это прошлое и действительно ли его следует реконструировать, как вам это пытаются доказать? Несомненно, историк иногда слишком легко извлекает из прошлого то, что ему представляется существенным для данного периода. Как часто говорил Анри Пиренн, историк не испытывает затруднений при отборе «важных событий», иными словами, «тех событий, которые имели последствия». Нельзя не видеть опасности такого упрощения. Но чего не отдал бы наблюдатель настоящего за возможность углубиться в прошлое (или, скорее, уйти вперед — в будущее) и увидеть современную жизнь упрощенной, лишенной масок, вместо той непонятной, перегруженной мелочами картины, которая является вблизи? Клод Леви-Стросс утверждает, что один час беседы с современником Платона сказал бы ему о монолитности (или же, наоборот, разобщенности) древнегреческой цивилизации больше, чем любое современное исследование. … И я вполне с ним согласен. Но он прав только потому, что в течение многих лет слушал голоса многих греков, спасенных от забвения.

Историк подготовил его путешествие. Час в сегодняшней Греции не сказал бы ему ничего или почти ничего о монолитности или раздробленности современного греческого общества.

Более того, исследователь настоящего может проникнуть в глубинные элементы существующих социальных структур только с помощью аналогичного процесса реконструкции, выдвигая гипотезы и объяснения и отказываясь принимать реальность такой, какой она представляется. Он проникает в глубины, либо упрощая, либо добавляя к существующему нечто свое. Все это способы отступить от материала, чтобы лучше овладеть им. Я сомневаюсь, что современная социологическая фотография более «истинна», чем историческая картина прошлого. Чем больше она уходит от «реконструкций», тем менее истинной она становится.

Филипп Арьес подчеркивал, что в историческом объяснении важную роль играет чувство новизны объекта. Вступая в XVI столетие, вы попадаете в странное окружение, странное для вас, человека XX века …. Почему это окружение кажется вам странным? Это как раз тот вопрос, который вы должны решить. Но я бы также сказал, что чувство удивления, незнакомости, удаленности (а все это необходимо для познания) в равной мере нужны и для понимания непосредственного окружения: если оно очень хорошо знакомо вам, то вы теряете способность ясно видеть его. Француз, проживший год в Лондоне, не узнает многого о жизни Англии. Но путем сравнения и под влиянием чувства удивления, которое охватит его там, он внезапно осознает некоторые наиболее фундаментальные и специфические особенности Франции, которых он не видел ранее именно потому, что они постоянно были у него перед глазами. Как прошлое, так и настоящее познается на расстоянии.

Историки и представители общественных наук, без сомнения, могут спорить до бесконечности относительно сравнительных преимуществ безжизненных документов и свидетельских показаний, слишком близких к жизни; относительно достоинств прошлого, которое слишком отдалено, и настоящего, которое слишком близко.

Я не считаю это главной проблемой. Прошлое и настоящее всегда проливают взаимный свет друг на друга. Если изучать только то, что вблизи, внимание неизбежно концентрируется на том, что быстро движется, блестит (хотя это не обязательно золото), меняется, производит шум и вообще поражает. Опасность простой каталогизации событий в этих условиях так же велика, как и в исторических науках.

Ей в равной мере подвержены и антрополог, проведший три месяца среди какого-либо полинезийского племени, и промышленный социолог, гордый моментальными зарисовками последнего обследования и верящий в то, что удачно составленная анкета и набор перфорированных карт могут дать полное описание социального механизма. Социальную дичь поймать не так просто.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 72 |