WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 36 |

«Москва Вече УДК 929 ББК 8*63.3 Н53 Непомнящий, Н.Н. Н5 3 Брем/ Н.Н. Непомнящий. - М. : Вече, 2012. - 320 с. : ил. (Великие исторические персоны). ISBN 978-5-9533-6140-8 ...»

-- [ Страница 1 ] --

БРЕМ

Н.Н. НЕПОМНЯЩИЙ

Москва

Вече

УДК 929

ББК 8*63.3

Н53

Непомнящий, Н.Н.

Н5 3 Брем/ Н.Н. Непомнящий. - М. : Вече, 2012. - 320 с. :

ил. (Великие исторические персоны).

ISBN 978-5-9533-6140-8

Знак информационной продукции 16+

Человек с мировым именем. Пожалуй, в первую очередь это

понятие можно отнести к Альфреду Брему. Его книга «Жизнь животных» и сейчас, спустя 150 лет после первого издания, при­ влекает все новых читателей. В чем же ее сила? Что за человек создал этот труд? Как сумел он соединить научность и популяр­ ность изложения, да так, что люди искренне считали его «отцом животных»? Брем не расчленял скальпелем их тела, не изучал мертвую материю под микроскопом, он всего лишь наблюдал в поле и в лесу Жизнь во всех ее проявлениях. Свои знания он начал приобретать в долгих и изнурительных экспедициях, ко­ торые вели его не только через пустыни и тропики Африки, но и по полярным областям и горным районам Центральной Азии и Сибири, сделав его поистине Человеком всей земли.

УДК 8*63. ББК ©Непомнящий Н.Н., ISBN 978-5-9533-6140-8 ©ООО «Издательский дом «Вече*, ©ООО «Издательство «Вече*, Птичий пастор Почему книга Брема «Жизнь животных» и сейчас, спустя 150 лет после первого выхода, привлекает все новых читателей? В чем ее сила? Что за человек создал этот труд? Как сумел соединить научность и популяр­ ность изложения, да так, что люди искренне считали его «отцом животных »?

Альфред Эдмунд Брем ощутил непередаваемый книжный запах в доме своего отца в городке Рентендорфе, что в Тюрингии, на юге Германии, в самом дет­ стве. Семья не отличалась достатком, но и не голодала.

Нищета Альфреду, по счастью, была неведома, поэтому мальчик мог не трудиться на близлежащей ферме, а проводить время на природе. Отец был ему хорошим наставником, а мать усердно прививала литературные вкусы и пристрастия.

Кристиан Людвиг Брем (1787—1864) был известен далеко за пределами своего прихода. Причем славу в округе он завоевал не нудными проповедями христиан­ ского учения, а активной помощью простым людям — БРЕМ кому добрым советом по жизни, а кому и куском хлеба.

Длинные проповеди вообще были не в его стиле. Добрый пастор был желанным гостем в любом доме, а вместе с ним всюду поспевал его любознательный сынишка.

Небольшой городок, раскинувшийся на обоих бе­ регах Роды, окружали леса, луга и поля, в которых во­ дились бесчисленные пернатые, и «птичий пастор», как его прозвали соседи, избрал их главным местом своей работы, более любимым, чем церковная кафедра. При­ чем путь к природе он открыл сыну не через любование ею, а посредством внимательного изучения, с трезвым умом и добрым сердцем.

Старик Брем основывал свои наблюдения прежде всего на работе замечательного немецкого натуралиста Иоганна Андреаса Наумана (1744—1826), самоучки, беспредельно преданного науке, который в резуль­ тате непрестанных трудов создал новую область зна­ ний — научную орнитологию для Центральной Европы.

В конце концов после его систематических глубоких исследований в 1820—1844 годах появился капитальный 13-томный труд «Естественная история птиц Герма­ нии », поистине кладезь знаний о пернатых всей Европы.

Старший Брем так оценил работу Наумана: «Я при­ знаю свои скромные достижения в орнитологии только на фоне успехов обоих Науманов — отца и сына. Этот труд стал классическим для всех, кто изучает и будет изучать птиц по всему миру».

В стремлении к познанию он мог проводить ночи, препарируя тушки птиц. Старший Брем беспрерывно

ПТИЧИЙ ПАСТОР

пополнял свои и без того огромные собрания. К мо­ менту его кончины коллекция составила без малого 15 тысяч экземпляров птиц, добытых по большей части им самим. Остальные были выменяны им или подарены ему другими увлекающимися орнитологией людьми. За всю свою жизнь он не купил ни одного экземпляра для своей коллекции!

В его время собиратели чучел птиц старались сделать свои коллекции эффектными, яркими, пестрыми, при­ влекательными для зрителей. Людвиг Брем преследовал иные цели. Он собирал множество экземпляров одного вида — обследовал целые серии, методично, одну пти­ цу за другой, выявляя изменения в окрасе, размерах, форме, причем и молодых птиц, и достигших зрелости, к тому же охота и силки были для него не страстью, не самоцелью, а средством служения науке. Самым глав­ ным для него было время наблюдения и подслушива­ ния животных от выхода в поле ранним утром до воз­ вращения домой поздним вечером. В итоге благодаря этому опыту была написана его первая книга «Вклад в изучение птиц» (1822).

Она была полна свежих впечатлений от увиденного и, главное, закрывала крупные пробелы в работе Иоган­ на Маттеуса Бехштайна (1757—1822) «Общеполезное изучение естественной истории», которую Альфред буквально «проглотил» в молодости.

Подобные увлечения христианского пастора на фоне всеобщей религиозности не могли не вызывать нападок коллег-единоверцев. Наблюдения за пернатыми и заня­ тия естественными науками явно не вязались с догмата­ ми католичества. Слишком редко пастор появлялся на проповедях, предпочитая им свои походы в лес и ночные описания птиц при свете свечи. Сам Брем-старший иро­ нично и со свойственным ему чувством юмора вспоми­ нал об этом противоречии в своей жизни: «Я полагался на творения создателя нашего Господа Бога только там на все сто, где явно чувствовал его вклад в нашу при­ роду. В этом я находил единственное утешение в своей сопричастности с божественным. Но это не мешало мне нести собственного Бога в своем сердце».



Кристиан Брем описывал не только внешний вид птиц, но и их возможные изменения цвета, формы и поведения. Не боялся вносить коррективы в ранее установленные факты, дополняя и поправляя самого себя. Маленький тюрингский городок превратился в настоящий магнит для всех немецких орнитологов.

Каждый день почтальон приносил десятки, бывало, и сотни, писем и посылок не только из окрестных городов, но и со всей Европы. Коробочки и ящички с тушками птиц стояли везде в доме — на столах и подоконниках, даже прямо на полу. Самому пастору Брему окружающий мир оставался неизвестным, он никуда не ездил, но этот мир шел к нему сам...

Старый Брем полностью посвятил себя изучению птиц родной Германии, и он стремился поделиться со всеми своими знаниями и открытиями. Важным реше­ нием было создание на свой страх и риск в 1824 году первого орнитологического журнала «Орнис », преднаПТИЧИЙ ПАСТОР знаменного как для знатоков, так и для новичков в деле изучения птиц. К огорчению пастора, проект провалил­ ся: вышло только три номера, которые сегодня пред­ ставляют собой великую библиографическую ценность.

Своей работой старший Брем старался прежде всего вдохновлять, а не поучать кого-либо. Науман, чья дея­ тельность не достигла уровня успеха Брема, конечно, вносил свой вклад в дело первого научного знакомства с видами местных птиц. Он вспоминал о положении ор­ нитологии в начале своей работы: «Давайте вернем себя в последнюю четверть XVIII столетия. Мы поймем, что вся орнитология основывалась на безудержном убий­ стве огромного множества птиц. Крайне редки были случаи, когда ученые интересовались не количеством, а научными теоретическими знаниями». Именно Кри­ стиану Брему можно быть благодарным за то, что в Гер­ мании середины 20-х годов XIX века пробудился живой интерес к изучению пернатых. Причем в удивительно гармоничном сочетании теоретических познаний и ре­ ального опыта полевых исследований.

Старший Брем строго придерживался канвы науки и остерегался строить ее здание по собственным меркам.

Однако список его трудов не так уж и мал — 142 публи­ кации! Недаром известный дрезденский врач, естество­ испытатель и художник Карл Густав Ка рус (1789—1869) в своем некрологе, посвященном Кристаину Брему, на­ писал: «Его имя будет навечно внесено в анналы науки ».

...14-е заседание Общества немецких ученых и вра­ чей, состоявшееся в Йене в 1836 году, было для Кри­ стиана Брема особенно важным. Здесь ему была ока­ зана честь в рамках пленарных заседаний выступить с докладом по зоологии и, несмотря на критику коллег, решил продолжить работу и завершить составление коллекции. Ловля птиц была в его эпоху обычным де­ лом, отменить ее он был не в силах, хотя и хотел бы.

Чтобы хоть как-то повлиять на людей, занимающихся изъятием пернатых из природы, он издал в 1831 году книгу «Совершенная ловля птиц». Сначала изучить, а потом, только если нужно, — ловить... Вот девиз этого издания, не потерявшего актуальности и сегодня.

Альфред Эдмунд Брем, родившийся 2 февраля 1829 года, был первым ребенком, появившимся во вто­ ром браке Кристиана Брема с Бертой Рейц. От первого брака у него родилось 8 детей, 6 из которых умерли, прежде чем достигли года жизни.

Из шести детей от второго брака только один умер рано. С Альфредом Эдмундом Бремом жили в доме священника его сводный брат Оскар (1823—1850) и его младшие братья и сестры Рейнгольд (1830—1891), Фекла (или Текла) (1833—1857), а также умственно отсталый Эдгар (1835—1890) и Артур (1839—1876).

В странствиях по долинам и лесам пастора всег­ да сопровождали сыновья. На радость отцу все они проявляли интерес к природе. Но в сравнении с ними юный Альфред выказывал куда большую привязан­

ВРЕМЯ УЧЕБЫ

ность к увлечениям отца и вскоре приобрел немалый опыт полевых и камеральных изысканий. Прискорбно, что маленькой зарплаты сельского священника не хва­ тало для того, чтобы мальчик мог продолжить даль­ нейшую учебу. Обучение на фармацевта брата Оскара отнимало все имеющиеся средства. Но, несмотря на все трудности, мальчик после окончания деревенской средней школы в Альтенбурге в 1844 году был отдан в обучение на мастера-строителя Фридриху Шпенгеру, который спустя год имел все основания для следующе­ го заявления: «Могу свидетельствовать о его великих послушании и трудолюбии». В те же годы Альфред посещал в Альтенбурге школу ремесел и искусств, в дипломе которой, выданном в 1846 году, значилось:

«Учиться дальше ему не составит больших усилий».

Конечно, физический труд и навыки строителя при­ годятся будущему естествоиспытателю и путешествен­ нику в разных жизненных ситуациях, а пока его манил к себе отчий дом, и плохая погода и снегопад не могли удержать его от многокилометровых походов пешком из города домой, в родной Рентендорф — поближе к любимым матушке и отцу.

После завершения средней ступени обучения Аль­ фред Брем осенью 1846 года приступил к учебе в ар­ хитектурном институте в Дрездене. Но прежде, уже летом того же года, наступил поворотный момент в его жизни. Вюртенбергский барон Вильгельм фон Мюллер (1824—1866) посетил его отца в Рентендорфе для того, чтобы проконсультироваться по некоторым вопросам орнитологии. Мюллер и его старый школьный друг Теодор фон Хойглин (1824—1876), ставший позднее известным путешественником по Африке, переняли от своего учителя, известного орнитолога Кристиана Людвига Ландбека (1807—1890), страсть к изучению птиц. Хойглин уже тогда вынашивал планы большого африканского путешествия, а Мюллер был тем чело­ веком, который мог помочь воплотить его в жизнь благодаря капиталу дедушки, сколоченному в дале­ ком Капштадте в Южной Африке. Кстати, там же дед купил себе и громкий титул барона... Он уже успел съездить в Алжир и Марокко в 1845 году, где, по его словам, пережил необыкновенные и захватывающие приключения.

И вот теперь этот человек готовился ко второй аф ­ риканской экспедиции — по изучению тропических птиц. Для этого вояжа он искал молодого скромного секретаря, «обладавшего навыками охоты и препари­ рования тушек».

Увиденный им в Рентендорфе 18-летний Альфред Брем полностью совпал с образом помощника, который создал в своем воображении Мюллер.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 36 |