WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 21 |

«Электронная версия Евгений Молчанов Беседы о Дубне В книгу вошли интервью с известными учеными и писателями, очерки и репортажи автора, опубликованные на страницах ...»

-- [ Страница 1 ] --

1

Электронная версия

Евгений Молчанов

Беседы о Дубне

В книгу вошли интервью с известными учеными и писателями,

очерки и репортажи автора, опубликованные на страницах

газеты «Дубна: наука, содружество, прогресс» и других

изданий. Отдельные главы посвящены ученым, именами

которых названы улицы города и аллеи на площадках ОИЯИ.

Книга рассчитана на всех, кого интересует история Дубны и

Института, а также роль «человеческого фактора» в современных научных исследованиях.

Дубна, 2003 2 Светлой памяти Светланы Кабановой – учителя и коллеги Слово к читателям.

Как-то на автобусной остановке подошел ко мне молодой человек и, извинившись, что не сразу признал меня в одежде грибника, представился студентом Дубненского университета:

– Мы собираемся издавать свою газету, но никак не можем подобрать для нее название. Может, поможете?

Из всех вариантов, которые тут же пришли в голову, почему-то выговорился один: "Гаудеамус". Солидно. Романтично.

По-современному не по-русски. Овеяно ароматом вековых традиций.

Собеседник мой задумался:

– А что это такое?..

Его реакция меня ошеломила:

– Неужели вы не знаете студенческого гимна? Не смотрели фильм "Республика ШКИД"? Что, и даже мотив не слышали?

"Гаудеамус, игитур, ювенес дум су-умус..." - напел я тут же на автобусной остановке первую строчку латинского гимна, посвященного alma mater...

И долго потом, бродя по грибным тропкам, думал о связи времен и поколений, о культурных и прочих традициях.

Слукавлю, конечно, если скажу, что эта встреча побудила к созданию книжки, которую вы держите в руках. Мечталось о ней давно. Пытался пробивать заявки в разные московские издательства. Точнее, в два. Не шли издательства навстречу. Но слава Богу, как крепкий боровик, вырос в наших александровских соснах университет. Не на пустом месте вырос, в научном городке. То есть в той питательной среде, что дает начало "нитям Ариадны" – столь романтично именуют биологи обыкновенную грибницу.

И очень мне захотелось, чтобы на книжных полках студенческой библиотеки появились и "Беседы о Дубне научной".

Легкая пыль с газетных подшивок светилась в солнечных лучах, когда вспоминал я о встречах с учеными, писателями, журналистами, которые в силу душевных склонностей служили науке и просвещению.

Не затертые временем следы отчетливо проявлялись на страницах, заложенных старыми закладками.

Ветер истории свистел в устремленных ввысь островерхих дубненских соснах. И привычные пейзажи современной Дубны "остранялись", говоря словами писателя Шкловского, когда взгляд останавливался на фотографиях и иллюстрациях сорокалетней давности.

Города, как и люди, могут расти, не старея. Из своей истории смотрят они в будущее. Годы складываются в десятилетия, из десятилетий завязываются узлы на нити памяти, именуемой историей. Несколько таких узелков мы и попытаемся развязать в наших "Беседах".

ГЛАВА 1. ХРАНИТЕЛИ ИСТОРИИ

из которой читатели узнают о летописном прошлом Дубны, о том, в каких "муках" рождался музей истории науки и техники творчески восприняли их дубненские коллеги.

Вопреки убеждениям многих коренных и некоренных дубненцев и даже писателей, называвших молодую Дубну значительные страницы этого прошлого удалось установить буквально в последние годы.

исследователям благодаря тому, что юный краевед Евгений Крымов собрал уникальную археологическую коллекцию, которая, областного краеведческого музея. Когда к автору коллекции, написавшему письмо в журнал "Советская археология", приехали ученые, они немало удивились тщательности, с какой был описан каждый экспонат. И оказалось, что находки Крымова проливают неожиданный свет на историю Городища на Дубенском устье, как именовали ученые этот археологический объект, числившийся ранее в разряде довольно неприметных.

Приведем на сей счет мнение кандидата исторических наук который одним из первых познакомился с коллекцией Крымова:

– Древнерусская Дубна – исторический предшественник молодого города физиков – это один из самых загадочных Новгородско-Суздальской войной. Но здесь могла идти речь и о реке. Традиционно древнейшим упоминанием селения с таким названием принято считать сообщение летописей о феодальной войне 1216 года, в которой новгородцы предали огню города Шоша и Дубна.

Уже после первых часов осмотра коллекции, собранной Евгением Крымовым по берегам Волги в окрестностях Дубны, стало совершенно очевидно: эти материалы имеют огромное научное значение. В них оказалась представлена вся история человеком и вплоть до новой эпохи.

Орудия труда первобытного человека, фрагменты сосудов и изделия эпохи дьяковских городищ, украшения и предметы быта древнерусского времени, монеты и кресты удельного времени и эпохи централизованного Русского государства - все эти вещи, найденные на размываемых Волгой стоянках и поселениях, были бы смыты на дно, если бы не энтузиазм отечественной истории все свободное время.

Так было положено начало общественному, а ныне муниципальному историко-краеведческому музею Дубны, директором которого стал Евгений Юрьевич Крымов. И сегодня каждый житель и гость нашего города может познакомиться с экспозицией музея в 14-этажке на Моховой.

Кроме сравнительно молодого (по возрасту, но не по содержанию) Музея истории, археологии и краеведения, есть в Дубне еще один музей, который оформился организационно под профессиональный ученый-физик и столь же профессиональный поэт Генрих Людвигович Варденга. Помогли ему и его коллегам работники старейшего естественнонаучного музея России – Политехнического.



реконструкции Политехнического, его директор профессор Г.

Григорян писал: "...Научно-технический музей способен, воспитывая, образовывать. Человек должен выходить отсюда с систематизированных. Ведь знания могут быть хаотичными и – упорядоченными, пригодными к практическому применению...

Знакомство с музеем необходимо каждому человеку, независимо от того, будет ли он техническим специалистом или нет. Оно окружающей среде". Во многом эта программа легла в основу концепции музея Института.

Помогли советами, экспонатами и конкретным делом ветераны Института, представители научной общественности.

Дирекция выделила уютное помещение, в котором когда-то располагался партком. И сейчас в этом небольшом здании рядом с первой музыкальной школой – своеобразный информационнокультурный центр: музей делит помещения с редакцией институтского еженедельника "Дубна".

Когда дело живет и побеждает, уже с некоторой улыбкой можно вспомнить горячие дебаты на уровне обсуждений. Каким должен быть музей ОИЯИ – архивом, складом экспонатов или одним из факторов будущего ускорения? Кому он нужен – старикам или молодым? "А нужен ли музей вообще?" – спросил меня один ветеран Института, отнюдь не технократ, а человек широких взглядов и даже гуманитарного склада, не чуждый литературному творчеству, заядлый театрал. Уж от кого-кого, а от него такого никак не ожидал. И правда, подумалось, а что если – не нужен?..

обсуждения, устроенного в Доме международных совещаний. А вот каким должен быть музей – мнений было много. Приведу лишь несколько.

Профессор В. А. Никитин, начальник сектора Лаборатории высоких энергий:

– Мне кажется, будущий музей может стать клубом по интересам. Здесь может работать постоянно действующий семинар по методологическим проблемам науки. Новые знания, культурного контекста. Музей должен показать не только плюсы, но и минусы того или иного избранного научного направления...

Профессор Г. А. Ососков, начальник сектора Лаборатории вычислительной техники и автоматизации:

– А ведь музей-то рассчитан преимущественно на молодых.

Я беседовал с некоторыми уже "матерыми" молодыми специалистами в нашей лаборатории и услышал: а кому нужен склад мертвых вещей? Вот я и хотел бы видеть в будущем музее дискуссионный клуб. Экспонаты, материалы – словно указатели на развилке истории в определяющие ее моменты. Например, наша лаборатория существует уже не одно десятилетие. Все ощущают: надо что-то делать, чтобы она развивалась. Вот тут-то и может помочь анализ прошлых ошибок и заблуждений.

Профессор В. А. Халкин, начальник сектора Лаборатории ядерных проблем:

– Музей – это хранилище материальных свидетельств пройденного нами пути. Научных приборов, которые помогали делать хорошие работы, изобретения, открытия. Например, первый подвижный отражатель первого в мире импульсного реактора. Это должен быть музей светлой научной мысли.

Почему в первые годы работы ОИЯИ в Дубну ездили крупные государственные деятели, премьер-министры многих стран? Это был центр мировой научной мысли. Вернуть Институту былую славу – задача будущих поколений ученых. Но воспитывать их надо на лучших примерах нашей истории.

А. Н. Харин, инженер Лаборатории сверхвысоких энергий:

– Как-то мы ничего пока не сказали о том, что ОИЯИ в свое время определял и, я надеюсь, и сейчас во многом определяет лицо города Дубны. Вспомните фильм "Девять дней одного года" – ведь это и о нашем Институте тоже, и снимали его в Дубне...

Мне кажется, музей может показать, кто он, современный ученый, помочь проследить истоки ОИЯИ, у которых стояли В. И. Векслер, И. В. Курчатов и другие выдающиеся ученые нашей страны.

Так постепенно в спорах рождалась истина, а после общественного обсуждения вопроса "каким быть музею Института?" я вновь встретился с "человеком сомневающимся".

Ни словом не обмолвившись о нашем предыдущем разговоре, он вспомнил... о великолепно работавшей механической модели, иллюстрировавшей принцип действия синхрофазотрона: "Может быть, эта модель еще хранится у кого-нибудь? Жалко, если пропадет..."

интернациональный, и каких только гостей у нас не бывает...

Профессор Владимир Алексеевич Никитин, кстати, недавно сменившийся председатель общественного совета музея, в пригласил в Дубну своего коллегу из Соединенных Штатов профессора Эрнеста Маламуда. В 1987 году известный физикэкспериментатор, научный руководитель молодых исследователей выступил с идеей создать музей науки и технологий. В 88-м организовал первую экспозицию. В 89-м музей уже принял первых посетителей.

Почему же известный физик решил заняться "не своим" делом? Гость из США не согласился с такой постановкой вопроса:

кто, как не ученые, должны заниматься пропагандой науки? И для него это даже не хобби, а потребность души. В том регионе, где расположена Фермилаб (так в физическом просторечии называют научный центр в Батавии), казалось бы, нет необходимости в создании еще одной музейной экспозиции. Отсюда рукой подать до Чикаго, где действует Музей науки и промышленности, имеющий 200 штатных сотрудников и 4 миллиона посетителей в год. Ни о какой конкуренции тут не может идти и речи. Однако даже из художественной литературы мы знали о "местном патриотизме" американцев, которые привыкли гордиться достопримечательностями родных мест, а недавно я и сам убедился в этом, побывав в городе-побратиме Дубны Ла Кроссе (но это уже предмет отдельного разговора).



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 21 |