WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 |

«Аида СУЛЕЙМЕНОВА Европейская увлеченность японской культурой в начале ХХ века поразила и Россию, поэты и писатели, художники и скульпторы отдали должное феномену ...»

-- [ Страница 1 ] --

Япония глазами российских поэтов-иммигрантов

– от увлечения японской сказкой к глубокому анализу

Аида СУЛЕЙМЕНОВА

Европейская увлеченность японской культурой в начале ХХ века

поразила и Россию, поэты и писатели, художники и скульпторы отдали

должное феномену «японизма» в полной мере. Но в какой форме

протекало это увлечение, не было ли это простым «детским»

заболеванием, поветрием, как это прошло у Гумилева в его «Сада-Якко»

из «Романтических цветов» (Париж, 1908) или более серьезным обращением к японскому стиху, как это характерно для В. Брюсова, старавшегося «перенять не столько внешности различных образов, сколько их дух». Творческий поиск этих гигантов поэзии начала ХХ века все-таки не принес значительных успехов в переводе японских традиционных жанров, в передаче «истинного духа японской поэзии».

Как оценивает подобное творчество А. А. Долин, «Брюсову не удалось создать инвариантной модели перевода танка».

Тем не менее, появление таких Tanka, Haiku или Renga определенным образом характеризует отношение всего мира к Японии.

К тому же, важно признать, что «история литературы пишется не только по достижениям, но и по неудачам, ибо ни один опыт не теряется, а все они входят в сокровищницу «общего дела» – великой русской литературы». Известные случаи обращения к японским образам – у Гумилева Н. С. в стихотворении «Сада-Якко» («И когда вы говорили / Мы далекое любили»), у Иванова Вс. И. в «Подражании японскому» («Голых веток изнежен излом. / Круглый месяц на дне / Голубом. / Ворон на ветке во сне / Снег отряхает крылом»), у Андрея Белого, в сборнике «Пять танок» («Над травой мотылек – / Самолетный цветок... / Так и я: в ветер – смерть – / Над собой – стебельком / Пролечу – мотыльком.»). Общим для всех художников остается поиск новых образов в совершенно неизведанной области стиха, далекой от системы русского и польского стиха, поиск экзотизмов, иногда строящихся на зрительном представлении поэтической картины, а не на звуковом материале, как в случаях с русской песней или классическим пушкинским стихом.

Экспериментализм также проявляется в стихах Валерия Брюсова («Японские танка и ута», 1913), хотя отойти от требований ритмики русского стиха ему не удается, в последних строках явственно слышится рифма, невозможная в японском стихе:

Цветики вишни, Обрадуйте, падайте!

В городе лишний, Ветром, как вы, я гоним К волнам Икуто седым...

Подробно анализируется стилизация под дальневосточные жанры в произведениях Мандельштама О. Э. в известных статьях Г.С. Померанца «Бас и Мандельштам», П. М. Нерлер «Краткостишья: поэтика и случайность (о кратких формах в японской и русской поэзии)» и Елизавет Мачерет «О некоторых источниках «буддийской Москвы» Осипа Мандельштама».

Нам представляется также интересным обратиться к японским образам в оригинальных работах российских эмигрантских поэтов, тем или иным образом соприкоснувшихся со страной Восходящего солнца.

Своего рода «первооткрывателем Японии» для русского читателя является Константин Бальмонт (1867-1942), первый из поэтов русского «Серебряного века», посетивший Японии в 1916 г. О посещении и популярности К. Д. Бальмонта в Японии наиболее полно передано в книге К. Азадовского и Е. Дьяконовой «Бальмонт и Япония» (1991), где описывается также теплая встреча поэта со своими поклонниками во Владивостоке, например, стихотворение в возвышенных тонах поэта-любителя Н. П. Матвеева («укрывшегося под псевдонимом «Николай Амурский»). Помимо общения с известным владивостокским литератором, краеведом, журналистом и издателем К. Бальмонт близко сошелся с первыми «красавицами» Владивостока, среди которых была Маргарита Михайловна Шевелева (позже Янковская), старая знакомая поэта по Петрограду. Об их переписке, ставшей теперь свидетельством истории, говорится в автобиографическом рассказе «Забытые жены»

дочери М. М. Янковской – Виктории Валерьевны (1909, Владивосток —1996, Калифорния), известной поэтессы русского зарубежья. В этом же рассказе упоминается «профессор русской литературы японец Мойти Ямагучи, сын маминой няньки-японки, окончивший русскую гимназию и университет в Петрограде». Вероятно, перед нами тот самый первый переводчик и популяризатор японской поэзии в России, преподаватель Санкт Петербургского университета, Ямагути Моити (даты жизни неизвестны), с которым у В. Янковской были дружеские отношения, как с членами своей большой семьи. Также в рассказе отмечается роль Ямагути Моити в пребывании К. Бальмонта в Японии: «Мойчи встретил Бальмонта в Кобе, разъезжал с ним по Японии, переводил его лекции в университетах. Вместе они переводили японские танки, вышедшие потом отдельным сборником». Первую часть высказывания следует подвергнуть перепроверке, потому что бесспорен факт работы К.

Бальмонта с несколькими переводчиками и то, что поэту не удалось встретиться с Ямагути в Японии, которого он часто упоминает и который действительно был активным пропагандистом творчества Бальмонта в Японии. Поэтому вторая часть этого отрывка частично отражает действительность, только помогали поэту такие мэтры перевода с русского языка, как слависты Нобори Сму (1877-1958) и Осэ Кэйси (1859-1952).

О проблемах перевода традиционного японского стиха известны слова поэта: «Бороться русским стихом с японской танказанятие более или менее невозможное. Хочется передать эту снежинку снежинка тает и, чтоб дать понятие о снежинке не каплей влаги, которая с ней не сродни, а чем-нибудь снежистым, даешь хлопья снега, но это уже не то».



Какой же предстает взору поэта-символиста Бальмонта Япония периода Тайс (1911-1925)? Хотя поэт много читал о стране, он плохо представлял ее себе, а, очутившись в тени «Фуджиямы», сравнил ее с волшебной страной, страной-сказкой. Виденное им соответствовало прочитанному и представлявшимся поэту образам – чудесные девушки-гейши, миниатюрные пейзажи... Нобори Сму было лестно узнать о том, что «японцы, с одной стороны – импрессионисты, с другой, символисты». Новых открытий в стихе Бальмонтом в Японии сделано не было, он такой задачи и не ставил, но среди японской творческой интеллигенции его приезд вызвал определенные настроения. Так, впоследствии стало известно, что его визит вызвал интерес у действительно близких русскому поэту японских авторов – поэта и реформатора танка Ёсано Тэккана (1872-1935), например.

Несколько иной представляется Япония поэту и художнику Давиду Бурлюку (1882-1967). Он поистине сделал прыжок от «японской аристократки» Садаякко и «мусумэ-безе» к настоящим японцам, от футуристической Фудзиямы к натуралистическим зарисовкам жизни на островах Осима и Огасавара (Давид Бурлюк, Япония 1921-22 гг.).

Стремление уйти от стереотипа, нащупать новые направления, тяга ко всему новому двигала Давидом Бурлюком, временно посетившим Японию в 1920 г. Им двигало, впрочем, также и желание заработать на жизнь своим искусством, что удалось сделать после успеха выставок футуристов в Токио, Осаке и Киото. Он не сделал таких важных открытий в поэтике, как «лесенка» Маяковского или «заумь» Крученых, но, возможно, инициировал эти изобретения русской авангардной поэзии.

Интересны эксперименты Д. Д. Бурлюка с графической картиной стихотворения. Например, такие стихи были написаны им во время пребывания во Владивостоке в 1919-1920 гг.

В кошнице гор Владивосток – Еще лишенным перьев света, Когда, дрожа, в ладьи восток Стрелу пронзает Пересвета Суда, объятые пожаром У мыса Амбр, гелиотроп Клеят к стеклянной коже рам.

Выделенные места в приведенном тексте указывают на игру с симметрией в ткани стиха, что происходит не из традиционной русской зрительно-текстуальное. В свою очередь, японские традиционные жанры очень близки искусству живописи и графики, звуковое начало подобного стиха стечением времени уступило каллиграфии, как в процессе создания танка и хайку, так и при их воспроизведении. Японцы более пишут и читают свои стихи, нежели декламируют или поют.

В Японии Давид Бурлюк провл два года, с весны 1920 г. по лето г. За это время он написал три повести, посвящнные этой стране:

«Ошима», «По Тихому океану», «Восхождение на Фудзи-сан». На острове Ошима архипелага Идзу поэт и художник со своими сподвижниками по футуристической борьбе за зрителя и читателя пробыл около десяти дней. Исследователь японского периода творчества Д. Бурлюка, Судзуки Акира, в недавнем интервью украинской газете объясняет: «Он будто культурно заблудился в этой восточной стране. Он пытался понять: кто же они, японцы? И писал, что у нас совсем другая жизнь, другая одежда.

В повести «Ошима» (1920) он ругает Японию». Самые яркие впечатления у Давида Бурлюка были от времяпрепровождения на одном из тропических островов архипелага Огасавара, расположенного в Тихом океане. «Там он провл тплую зиму, насладился незнакомой природой, общением с простыми жителями, - рассказывает Акира Судзуки. - Об этом приятном воспоминании он написал во второй повести «По Тихому океану». Но наивысшее наслаждение поэт и художник получил от горы Фудзи, что подтверждается третьей повестью – «Восхождение на Фудзи-сан» (1921). И уже в этом произведение его отношение к Японии кардинально меняется. Об этом повороте во взгляде на Японию Нового времени можно судить по размышлениям вслух двух друзей-поэтов – Бурлюка и В. В. Маяковского, встретившихся в 1925 г. в Америке. Встречи эти были записаны Марией Никифоровной Бурлюк и сохранены внучкой Д.Бурлюка Мэри Холт-Бурлюк:

«Да, занятно – восклицает Владимир Владимирович приседая на корточки перед разнообразными по цвету и содержанию этюдами Японии.

- Воздух и зелень там другие – Маяковский - Туманы и дожди летом, все буйно растет. Серые лестницы из камня к храмам их криптомерии с коричневыми запыленными морской солью крышами и мягкой хвоей тропической сосны, а потом все другое, цвет кожи, одежда, обычаи, форма жизни, стихидревнее искусство писать тушью, пить подогретую водку – Бурлюк.»

Тут важно отметить постоянную игру со словом, характерную для двух поэтов, например – «стихидревнее» (на производное от «стихи», а также «стихия», накладывается «древнее»). Далее поэты ернически обмениваются репликами по поводу стереотипа «японской красавицы с веером».

«(Сокращено) Маяковский: чудо и представить себе во сто крат многотруднее Бурлюк: Это было со мной, вместо кокетливой гейши Маяковский: вооруженной золотым веером Бурлюк: перед взорами предстала беззубая старуха; она также подмигивала, также царапала свой самисэн но унынием вяло от желтого морщинистого лица и ужасом разрушения от пустого рта ея.»

Урбанистический пейзаж в окрестности Нагасаки (поэты поигрывают словом «Нагасак») не впечатлил футуриста Бурлюка, что чувствует Маяковский:

«(Сокращено) Маяковский: Нагасаки Бурлюк: Новая жизнь Японии прошла мимо города.

Маяковский: Везде мусорные остатки.

Бурлюк: Разрушенные сараи, груды ржавых цепей, котлы пароходов, листы железа. Все громоздится вдоль улиц, где камни выворочены, т. к. трамвай пришел в ветхость и его надо перестроить.

Видишь маленькие покосившиеся домишки в угоду кому-то японской архитектуры.»

Бурлюк: Японская деревня напоминает больше всего по духу экономии и сдержанности Францию после ее знакомства с Бисмарком.

Маяковский: Японская деревня с буржуазными инстинктами, с добродетелями?

Бурлюк: С тишиной ждет великого быто-писателя, который забыл бы о недалеком, но исчезнувшем феодализме.

Маяковский: И сумел бы взглянуть на современность с точки зрения общечеловечности Бурлюк: Тех масок, которые бессмертные типы всемирной литературы надевали на изменчивый житейский лик.»



Pages:     || 2 | 3 |
 

Похожие работы:

«В ОССОЗДАНИЕ РЕЛИГИИ: НЕОЯЗЫЧЕСТВО В АРМЕНИИ Юлия Антонян Юлия Юрьевна Антонян. Адрес для переписки: Отделение культурологии исторического факультета Ереванского государственного университета, 375001, Армения, г. Ереван, ул. Абовяна, 52. yulyusha@yahoo.com. Статья написана на основе полевых исследований, проведенных в 2005 и 2007– 2009 годах. Процесс реактуализации и распространения религиозных и мистических учений, направлений и сект в перестроечной и потсоветской Армении можно условно...»

«НАУКА И КРИЗИСЫ ИСТОРИКО-СРАВНИТЕЛЬНЫЕ ОЧЕРКИ Редактор-составитель Э. И. Колчинский С.-ПЕТЕРБУРГ 2003 В коллективной монографии дан историко-сравнительный анализ взаимоотношений науки, государства и общества в периоды крупных социально-политических и экономических потрясений от Английской революции XVII в. до культурной революции в Китайской Народной Республике. Особое внимание уделено проблемам выживания ученых и реформирования научных институтов во время Великой французской революции, в...»

«Ученые записки Таврического национального университета имени В. И. Вернадского Серия Филология. Социальные коммуникации. Том 26 (65). № 1, ч. 1. 2013 г. С. 3–13. КРЫМСКОТАТАРСКОЕ ЯЗЫКОЗНАНИЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ КРЫМСКИХ ТАТАР 1 ЧАСТЬ III Меметов А., Меметов И. А. Таврический национальный университет им. В. И. Вернадского, г. Симферополь, АР Крым, Украина В статье рассматриваются вопросы происхождения крымских татар и участие в их этногенезе древнейших жителей Крыма – скифов. В данном исследовании...»

«ОЧЕРКИ ИСТОРИИ КНИЖНОЙ КУЛЬТУРЫ СИБИРИ И ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА Т. 1. Конец XVIII — середина 90-х годов XIX века Ответственный редактор кандидат искусствоведения В.Н. Волкова НОВОСИБИРСК 2000 ББК 76.11 О-94 УДК 002.2 Редакционная коллегия Очерков: чл.-кор. РАН Л.М. ГОРЮШКИН (председатель), канд. пед. наук Е.Б. АРТЕМЬЕВА, д-р филол. наук И.Е. БАРЕНБАУМ, канд. искусствоведения В.Н. ВОЛКОВА, канд. ист. наук И.А. ГУЗНЕР, д-р техн. наук Б.С. ЕЛЕПОВ, д-р ист. наук В.А. ЗВЕРЕВ, канд. ист. наук С.Н. ЛЮТОВ,...»

«Цель настоящей статьи – охарактеризовать систему границ в Воеводине XVIII в. и раскрыть процесс развития сербской культуры в ней на перекрестке культурных влияний. Положение сербов в Австрийской монархии 1690 год был судьбоносным для значительной части сербского народа. В ходе войны Священной лиги (Австрии, Венеции, Речи Посполитой и с 1686 г. России) против Турции 60000–70000 сербов во главе с Печским патриархом Арсение Ш Црноевичем переселились с Балкан в Австрийскую монархию. Безудержными и...»

«Алексей Жуков Саами в XIII XVII вв. (публикация источников и комментарий) ПУБЛИКАЦИЯ 1681 г., 13 ноября–1682 г., 26 апреля. Кольс 1 кого острога соборного священника Алексея Симонова тетради с отчетом о поездке его по государеву указу по Лопским погостам для уничтожения у лопарей язычества и возсоеди нения их к православной церкви. На 15 лис тах1. (Источник: Российский государственный архив древних актов. Фонд 137. Боярские и городовые книги. Опись 2. Дело 114. Л. 1–15. Подлинник). Л.1 190-го...»

«2 ОТЗЫВЫ НА ПЕРВОЕ ИЗДАНИЕ КНИГИ ПСИХОЛОГИЯ НАЦИОНАЛИЗМА Уважаемый Роман Людвигович! Закончил чтение Вашей книги Психология Национализма. Купил книгу в С.-Петербурге, на Невском. Читать начал в поезде. Чувства захлестнули мою душу. Не мог удержаться то от улыбки радости, то от слез. Ком в горле и чувство гордости распирали меня непрерывно. Как измученный духовной жаждой путник, не мог оторваться от страниц. Прервался только с наступлением ночи, но уснуть не мог. Все, о чем думал я, кратко и...»

«§ 1. ВИДЫ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ. В наиболее общем виде социологическое исследование можно определить как систему логически последовательных методологических, методических и...»

«ИНФОРМАЦИОННО-ИЗДАТЕЛЬСКАЯ ФИРМА ДИАС лтд Москва Джалал ад-дин Руми. СОКРОВИЩА ВСПОМИНАНИЯ. Суфийская поэзия. / Пер. Л. Тираспольского. Москва: ИИФ ДИАС лтд; 1998, -192 с. В книге представлены переводы Джалал ад-дина Руми на русский язык, сделанные в духе суфийской традиции. Произведения, включенные в данное издание, охраняются законом об авторском праве. Перепечатка и воспроизведение любым иным способом отдельных частей и всего издания в целом запрещена без разрешения переводчика и издателя....»

«Великий последний шанс: АСТ, АСТ Москва; Москва; 2005 ISBN 5-17-037195-0, 5-9713-2122-6 Аннотация Новая книга Михаила Веллера в простой и эмоциональной форме дает анализ российской действительности. Скандальные выводы перерастают в неожиданно обнадеживающие прогнозы. Михаил Иосифович Веллер Великий последний шанс ЭЛЕКТРОШОК ДЛЯ ПРОРОКА Сегодня Россия обречена. Гибель огромного организма, милосердно быстрая в историческом времени, успокоительно постепенна во времени современников. Те же города,...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.