WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

«ДВИЖЕНИЯ ПО ЗАЩИТЕ ЖИВОТНЫХ: ИСТОРИЯ, ПОЛИТИКА, ПРАКТИКА М.А. Боровик, Д.В. Михель В статье обсуждается история социальных движений по защите жи вотных с момента ...»

-- [ Страница 5 ] --

Защита животных в России В России судьбы движений по защите животных, как и иных соци альных движений в целом, складывались иначе, чем на Западе. В услови ях однопартийной политической системы, сложившейся в первые меся цы существования советского государства, и культивируемого в течение семи десятилетий единомыслия возможность каких либо инициатив «снизу» была ограничена. Чаще всего они превращались в формальные и официально утвержденные «сверху» движения, как, например, стаха новское движение или движение доноров. Но в таком случае они обычно довольно быстро теряли эмоциональную поддержку у населения.

На протяжении всего периода существования советского государ ства вопросы защиты животных связывались только с одним видом дея тельности – защитой диких животных. Дикие животные, как и дикие растения, рассматривались как ценный природный ресурс, существова ние которого позволяет обществу более уверенно смотреть в будущее и при необходимости воспользоваться им в случае каких либо неотлож ных потребностей. Именно такая точка зрения преобладала над всеми остальными, хотя, разумеется, энтузиасты природоохранного дела в Со ветском Союзе руководствовались и другими соображениями – нрав ственными, эстетическими, воспитательными. Вся история существо вания заповедников в СССР свидетельствует о том, что в отношении их власти исповедовали, главным образом, хозяйственный подход. Перио ды организации заповедников (1920 е, 1940 е, вторая половина 1950 х, 1960 е и 1970 е годы) сменялись периодами, когда государство стреми лось «активно использовать» ресурсы заповедников и смело сокращало их размеры и число (начало 1930 х, начало 1950 х, начало 1960 х годов) [Горяшко, 2000; Федоров, Степаненко, Фролов, 2007. С. 3–4].

В известном смысле диким животным на территории СССР уделя лось больше внимания, чем всем остальным животным – домашним, 244 Журнал исследований социальной политики 8 (2) сельскохозяйственным и животным, используемым в лабораториях. Их «опекало» созданное еще в 1924 году Всероссийское общество охраны при роды (ВООП) [Федоров, Степаненко, Фролов, 2007. С. 77–86]. После того, как в 1951 году советское правительство издало постановление о ликвидации большого числа заповедников, было закрыто и ВООП. Од нако в 1954 году заповедное дело в СССР было реабилитировано, а вместе с ним было возрождено и Общество. Именно тогда в рамках его Москов ского отделения впервые появилась специальная секция по охране жи вотных. Главная задача секции состояла в улучшении условий содержания подопытных животных при научно исследовательских институтах. Заме тим, что хронологически ее появление совпало с началом деятельности Гезела и Стивенс в США и созданного ими Института благополучия жи вотных. Различия состояли в условиях и характере работы. Секция защи ты животных при Всесоюзном обществе была бессильна повлиять на об щую ситуацию. Все деятельность по охране животных продолжала носить формальный, контролируемый и направляемый государством характер.

Отметим, что на протяжении всей советской истории судьбы лабо раторных животных в СССР не определялись никаким специальным за конодательством. Благополучие подопытных животных зависело всеце ло от конкретных ситуаций, от того, как относились к ним служители вивариев и ученые, осуществлявшие над ними эксперименты. Мы знаем большое число примеров того, как конкретные исследователи – меди ки, биологи, фармакологи – пытались на свой собственный страх и риск облегчить их участь и помочь избежать лишних страданий. Однако все это оставалось сугубо их личным делом и не было предписано законом или общепринятой моральной нормой. Заметим, что вплоть до начала 1990 х годов в СССР не было не только официально сформулированных кодексов этичного отношения к животным, но и этических кодексов, определяющих проведение медицинских исследований с участием че ловека. Знаменитый Нюрнбергский кодекс 1947 года, устанавливаю щий этические нормы медицинских экспериментов, в нашей стране был ратифицирован только в начале 1990 х годов [Тищенко, 2007].

Та же ситуация была характерна и для сельскохозяйственных жи вотных. Нравственные аспекты использования рогатого скота, лошадей и верблюдов не были ни предметом философской рефлексии, ни пово дом для широкой социальной активности, как, например, в Великобри В целом, в советский период сложившиеся формы взаимоотношения людей с животными в разных сферах регулировались либо традициями (как в сельском хозяйстве), либо техническими аспектами деятельности (как в сфере лабораторных исследований), либо государственно право выми нормами (как в сфере охраны диких животных). Советская общест венность, не имевшая возможности защищать собственные гражданские Боровик, Михель • Движения по защите животных: история, политика, практика права, была далека от того, чтобы заботиться о правах животных. Ак тивисты, искренне пытавшиеся помогать животным, действовали на аль труистической основе. В 1960 е и 1970 е годы, однако, они смогли моби лизовать основную массу школьников и отдельных категорий студенче ства (студентов биологических факультетов). Школьники при поддержке учителей организовывали живые уголки в классах, трудились в садах юных натуралистов, подкармливали диких животных на так называемых «экологических тропах» в заповедниках, развешивали кормушки и скво речники. Деятельность такого рода была организована неплохо, но она, как правило, совершенно не распространялась на взрослое население страны. По некоему неписаному правилу, защита животных в СССР была делом немногочисленных специалистов и целой армии школьников.



С распадом Советского Союза начались перемены. Одна за другой стали разваливаться прежние экологические организации, закрывались живые уголки и кружки юннатов. Организованная учителями и учены ми энтузиастами молодежь покинула пространство природоохранной дея тельности. Этот процесс, однако, не был ни катастрофическим, ни необра тимым. Именно на волне распада СССР и однопартийной политической системы в стране началось оживление общественной жизни. В стране, на конец, появилась публичная политика, и в рамках нее стали ускоренно формироваться новые экологические организации и движения. Характер ной приметой времени стало стремление новых общественных деятелей примерить на себя роли экологически просвещенных политиков. Кроме того, в страну стали проникать международные гуманитарные и природоохран ные организации и фонды, которые стали на свой манер прилагать усилия по мобилизации населения на защиту природы и животного мира. Боль шинство из них пытались не только взаимодействовать с активистами «прежнего призыва», но формировать новых. Это было тем более важно, что широкая социальная база защитников природы в лице школьников была практически полностью потеряна. На этом фоне была развернута и работа по формированию движений по защите животных.

Представить точную картину социальной активности по защите животных в современной России на сегодняшний момент довольно не просто. Поскольку до сих пор отсутствуют значительные публикации такого рода, то главным источником информации могут служить пре имущественно Интернет материалы и немногочисленные печатные публикации [Ласуков, 2000; 2001; Федоров, Степаненко, Фролов, 2007].

Проанализировав их, мы можем предложить следующий обзор.

В 1988 году в СССР были запущены первые проекты Всемирного фонда дикой природы, а в 1994 году официально открылось российское представительство WWF. В числе провозглашенных Всемирным фон дом задач значилась охрана редких видов животных, в том числе дальне восточного леопарда, амурского тигра, зубра, снежного барса [Федоров, 246 Журнал исследований социальной политики 8 (2) Степаненко, Фролов, 2007. С. 69–72]. Деятельность Всемирного фонда с самого начала приобрела респектабельные формы, и по этой причине оказалась востребованной лишь узкими группами интеллигенции.

В июле 1989 года в СССР пришла международная экологическая организация Гринпис. Это событие было обставлено драматически:

Алексей Яблоков, тогда председатель Комитета по охране окружающей среды СССР, находясь на борту корабля Гринпис «Воин радуги», офи циально объявил о создании российского отделения Гринпис в качестве «первой независимой организации в Советском Союзе». В 1992 году официально был образован «Российский Гринпис», и открылся его офис. Заявленные российским руководством Гринпис цели соответст вовали официальным целям организации во всемирном масштабе – со хранению уголков нетронутой природы, борьбе с ядерной опасностью, химическим и генетическим загрязнением [Федоров, Степаненко, Фро лов, 2007. С. 62–68]. Но деятельность по защите животных в программе российского «Гринпис» не значилась.

В 1992 году в России была предпринята попытка создания первой национальной экологической партии. Однако отсутствие серьезной об щественной поддержки привело к тому, что российские «зеленые» ока зались крайне слабы. Первенцем стало так называемое Конструктив но экологическое движение «Кедр», которое, просуществовав более де сяти лет, трансформировалось в Российскую экологическую партию «Зеленые». Вместе с тем хроническое отсутствие социальной поддержки у российских «зеленых» привело к тому, что их участие в публичной рос сийской политике до сих пор продолжает оставаться незаметным. О су ществовании партии напоминает лишь официальный сайт и крайне редкие публичные акции, которые при этом имеют слабый обществен ный резонанс. Следует добавить, что вопросы защиты прав животных в Уставе Российской экологической партии до сих пор не появились. По ряду политических причин к 2010 году партия «зеленые» в России посте пенно вновь превратилась в Экологическое движение «Зеленые» [Федо ров, Степаненко, Фролов, 2007. С. 3–4].

К числу наиболее заметных экологических организаций в России, действовавших в первом десятилетии XXI века, кроме вышеупомяну тых, необходимо также отнести следующие: «Движение студенческих дружин охраны природы», «Международный социально экологический союз», «Российский региональный экологический центр», «Эколого просве тительский центр “Заповедники”», «Российский зеленый крест», «Россий ский экологический конгресс», «Российский экологический союз», «Союз охраны птиц России», «Центр охраны дикой природы», «Экологическая вахта по Северному Кавказу», «Российская сеть рек». С некоторой сте пенью уверенности можно говорить о том, что вопросы защиты живот ных для подавляющего большинства из них не были приоритетными.

Боровик, Михель • Движения по защите животных: история, политика, практика Важным источником формирования движений по защите животных в постсоветской России оказались и другие гражданские инициативы. Не которые из них возникали из попыток распространить западные нормы биоэтики на отечественную почву. Так, на исходе 1980 х годов академики И.Т. Фролов и А.А. Баев познакомились с идеями биоэтики и развернули работу по пропаганде биоэтики в нашей стране. К началу 1990 х годов на чали появляться первые публикации о биоэтике. Вслед за этим были пред приняты шаги по созданию первых организаций, занятых проблемами биоэтики. В 1993 году был создан Национальный комитет по биоэтике РАН.

В состав Национального комитета вошла целая группа видных отечествен ных ученых, философов, медиков и общественных деятелей. С первых дней своей работы члены Национального комитета занялись пропагандой эти ческих норм в сфере биомедицины и гуманного отношения к животному миру. В появившихся вслед за этим публикациях ученых впервые в нашей стране были поставлены вопросы о допустимости и оправданности ис пользования животных в экспериментах [Павлова, 1997; Павлова, 1998].



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |