WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 23 |

«ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИЯ: ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА Быть собой Гонзаг Масколье Оглавление Предисловие научных редакторов к русскому изданию Предисловие Введение: Что такое Гештальт ...»

-- [ Страница 5 ] --

Лаура и Гудмен сначала отклонили эту идею, считая свою работу очень далекой от понятий гештальтпсихологии и опасаясь, что термин будет звучать слишком непонятно. Но затем члены рабочей группы одобрили его единогласно.

Отдельные теоретики гештальт-психологии, эмигрировавшие в США, выразили свое недовольство.

В частности, Курт Левин заявил, что произошла узурпация термина. Гудмен, который вызвался ответить на полемику, несколькими годами позже иронизировал: «Вероятно, если бы мы не выбрали в 1951 году термин Гештальт, то, будучи связан только с восприятием форм, он бы и по сей день пылился на самых дальних полках темных университетских библиотек!»1.

«Гештальт-терапия»

Фриц привез из Южной Африки сотни страниц заметок, которые могли бы лечь в основу нового терапевтического подхода. Он предложил пятьсот долларов Гудмену за помощь в оформлении и дополнении этих размышлений. Клинические наблюдения и теоретические предположения Фрица были блестящими, однако он не имел писательского таланта, а тем более не мог гладко излагать мысли на английском, который не был его родным языком.

Пол – поэт, писатель; он работал «литературным негром» и значительно превзошел первоначально запланированный объем работ. Он переформулировал идеи Фрица и добавил несколько собственных.

К ним присоединился третий автор, Хефферлин, профессор университета, который проводил исследования со студентами и составлял об этом подробные отчеты.

Коллективный труд Перлза, Гудмена и Хефферлина вышел в двух томах. В 1951 году был опубликован экспериментальный сборник, в котором преобладает вклад Хефферлина, так как в то время в Америке придавалось большое значение практической работе2. Это не был успешный коммерческий ход, поскольStoher T., «Introduction aux essais psychologiques de Paul Goodman», in Revue Getestalt, n°3, automne 1992, p. 59–73.

Perls F., Hefferline R., Goodman P., Gestalt Therapy; Excitement and Growth in the Human Personality, New York, Julian Press, 1951.

ку из потенциального круга читателей исключались профессионалы, для которых и предназначались эти труды.

Сотрудничество при создании теоретического тома, опубликованного во вторую очередь, давалось Перлзу и Гудмену нелегко. Если Фриц был ориентирован на методологию, эффективность, сопоставление идей, то Пол – философ, выросший на литературе, – видел нюансы, хотел выразить красоту понятия. Следуя предложению Фрица, которое было изложено в его первой работе, они, в противовес идеям Фрейда, развивают понятие «здоровая агрессивность», которая предшествует ассимиляции. Затем они соединили главы, не заботясь больше о ссылках на первоисточники, из которых черпали вдохновение для своих идей.

Эта совместная работа перетекла в конечном счете в дружбу. Однако в итоге Пол остался близок больше с Лаурой.

Джо Визонг, нью-йоркский директор «Гештальт-газеты», говорил, что видел рукопись, написанную в равной мере Фрицем и Полом. Некоторые части книги были отредактированы, в частности, в тех местах, где немецкие обороты Фрица сильно утяжеляли блестящий английский Пола. Другие, подобно Тэйлору Стоеру, издателю Гудмена, считали, что вклад Фрица ограничился записями, сделанными в Южной Африке1. Но какое значение имеет буквальное авторство этих трудов, которые по большей части представляют собой синтез идей «группы семи»?

Книга пережила трудный старт, и развитие нового подхода казалось слишком медленным. Фриц, неутомимый путешественник, бороздил просторы Соединенных Штатов. Он собирал маленькие группы и знакомил людей со своими идеями. Посещал других основателей новых терапевтических направлений, приобщался к дзэн. Каждый раз он интегрировал в свой подход то новое, что он там узнал, например значимость телесных посланий (мышечные зажимы, дыхание), использование театра в терапии (психодрама) и т.д.

В 1952 году супруги Перлз создали Нью-Йоркский гештальт-институт2, но Лаура ясно дала понять, что не намерена там преподавать. Ей полностью хватало частной практики и роли матери семейства.

Фриц окончательно перевернул страницу своей двадцатитрехлетней психоаналитической практики. На его первом учебном семинаре присутствовало сорок студентов... После уговоров Лаура взяла на себя ответственность за половину группы. Именно это послужило началом педагогической деятельности, которой она занималась всю оставшуюся жизнь.

Эти первые студенты были пациентами Перлза или друзьями Гудмена. Они же впоследствии возглавили различные американские гештальт-институты. В их числе были Исидор Фром и Ирвин Польстер.

Годы раскола Со временем между Фрицем, который не чувствовал, что его достаточно ценят, и другими членами «группы семи», в том числе и Лаурой, возникли напряженные отношения. В 1956 году Фриц оставил Robine J.M., «Entretien avec Taylor Stoher», in Revue Gestalt, n°3, automne 1992, p. 130–142.

Этот институт существует и сегодня.

Гонзаг Масколье управление институтом и уехал один в Майами. Лаура осталась в Нью-Йорке. Между Фрицем, считавшимся создателем гештальт-терапии, и Лаурой, которая вместе с Гудменом руководила институтом в Нью-Йорке, а затем и в Кливленде (близ Чикаго), на долгое время установилось профессиональное соперничество. Первый обладал харизмой, позволявшей ему распространять это направление психотерапии и знакомить с ним; у вторых было стремление развивать теорию и обучать специалистов.

«В действительности он никогда не покидал меня, – говорила Лаура, – его просто не было дома все дольше и дольше»1. В самом деле, каждый раз, когда Фриц был в Нью-Йорке, Лаура его принимала.



О причине их отдаления Фриц писал следующее: «Мне было все более не по себе рядом с Лаурой, которая всегда меня ставила в подчиненное положение, и обо мне в тот период нельзя сказать ничего хорошего»2.

В Майами шестидесятитрехлетний Фриц первое время чувствовал себя больным и подавленным. Клиенты у него бывали редко. Он экспериментировал с ЛСД, модным в движениях контркультуры той эпохи.

Затем страстная влюбленность в Марти Фромм вновь пробудила в нем энергию.

От гонимого еврея в Голландии до богатейшего буржуа в Южной Африке, от «маленького мальчика», оскорбленного плохим приемом Фрейда, до обожаемого гуру, от неутомимого путешественника, всегда готового поставить под сомнение всю свою жизнь, до озлобленного старика, – в этот период Перлз остро почувствовал все свои крайности. Казалось, он начинал каждый день своей жизни с нуля.

«Бродяга-пророк»3 – так говорила о нем жена.

Что касается Гудмена, то он продолжал удовлетворять свои многочисленные интересы. Он преподавал в Университете Чикаго. В 1954 году получил докторскую степень и выступал с докладами по всей стране.

Писатель и журналист, представлявший определенные политические позиции и выставлявший напоказ свой гомосексуализм, он понемногу отдалился от психотерапии и стал одним из духовных наставников бунтующей против правительства молодежи. Он много писал о театре, писал и романы, и статьи по социологии.

Из-за нетрадиционной сексуальной ориентации Пол потерял работу. Затем он начал издавать журнал «Комплекс». Его книгу «Абсурд взросления», которая увидела свет в 1960 году, оценил по достоинству журнал «Лайф». Не давая точных определений, Гудмен распространял понятия, развиваемые в гештальт-терапии.

Как и Фриц, он не придерживался норм и условностей, критиковал государственную власть. Пол верил, что трансформация мира проходит через трансформацию индивидов: он считал психологию социальной и политической силой и придавал большое значение саморегуляции индивида или группы в своем социальном окружении. Пол восхвалял свободный анархизм4. Сьюзен Зонтаг писала о нем: «Он был нашим Сартром, нашим Кокто»5.

Shepard M., Le Pre de la Gestalt, dans l'intimit de Fritz Perls, op. cit.

Perls F., Ma Gestalt-thrapie, une poubelle vue du dedans et du dehors, op. cit.

Perls L., Vivre а la frontire, op. cit.

Goodman P., Utopian Essays and Practical Proposais, Vintage Books, New York, 1962.

Sontag S. (1972), Sous le signe de Saturne, Paris, Le Seuil, 1985.

Успех В 1959 году Перлз получил должность консультанта в психиатрической больнице Калифорнии и обустроился в Лос-Анджелесе, где возобновил частную практику. Его подход стал получать все большее признание как феноменологический опыт, который не был ни религиозным направлением, как у Бубера, ни вербальным опытом, как у Хайдеггера, ни «коммунистическим», как у Сартра1.

В 1962 году, в возрасте семидесяти лет, он на восемнадцать месяцев уехал в кругосветное путешествие.

В Израиле его увлекала главным образом живопись, в Японии он практиковал дзэн. Фриц решил на время обосноваться в Киото, он просто влюбился в этот японский город. Он также путешествовал по Европе, в частности посетил Рим, где Отто Дикс, один из великих художников, последователей Баухауза, пишет великолепный портрет «доктора Фрица Перлза»2.

Но он решил вернуться домой, провел некоторое время в Нью-Йорке с Лаурой. Затем устроился в Эсалене – международном центре проведения семинаров, расположенном между Лос-Анджелесом и СанФранциско. Сотни стажеров каждый год проходили там практику йоги, терапии, массажа. Эсален манил и американцев, и европейцев, которых увлекал поиск более подлинной и свободной жизни. Все это происходило во время расцвета контркультуры, что дало резонанс с событиями в Европе в 1968 году.

Перлз провел пять лет в Эсалене и здесь наконец получил долгожданную известность. Он организовал терапевтические и учебные мастерские, стал одним из лидеров данного центра. Фриц сравнивает Эсален с Баухаузом: «То, чем в Германии был Баухауз в области создания нового стиля в архитектуре и искусстве, тем стал Эсален для развития гуманистической психологии»3. В эту эпоху высоко ценился непосредственный опыт, поиск своих собственных ценностей. Гештальт стал направлением, которое позволяло интегрировать клинические феномены с индивидуальными потребностями в том, чтобы действовать, чувствовать или экспериментировать.

Темперамент Перлза, соблазнителя и провокатора, вызывал у окружающих не только восторги, но и порой враждебность. Он с недоумением обнаружил, что в него можно «влюбиться, ненавидеть его и все же быть рядом». Его здоровье постепенно восстановилось. Он стал ездить с лекциями по всей стране и ежегодно приезжал в Европу.

Гештальт окончательно вышел из подполья. В 1968 году, когда фотография Перлза появилась на обложке журнала «Лайф», он стал широко известен и узнаваем – этот гуру с большой белой бородой и смеющимися глазами. Фриц, имевший невероятный дар за несколько минут выявлять экзистенциальные затруднения собеседника, проводил демонстрационные семинары-мастерские, которые привлекали как неофитов, так и признанных специалистов в области межличностных отношений, включая европейцев.

Perls F., A life chronology, op. cit.

Этот портрет представлен в каталоге выставки художника: Otto Dix: Metropolis, Fondation Maeght, 06570 Saint-Paul-de-Vence, 1998, 270 p.

Личные неотредактированные заметки Перлза.

Гонзаг Масколье Перлз развивал технику «горячего стула» (hot-seat): тот, кто хочет «работать», садится напротив него, показывая таким образом свою заинтересованность в сессии. В 1969 году каждый его семинар-мастерская привлекал от двухсот до трехсот человек. Некоторые из этих семинаров были сняты на видео, затем опубликованы и распространены1. В своем удивительно напыщенном стиле, который так импонировал американцам, он писал: «Ясность мыслей, юмор и терапевтические способности увеличиваются пропорционально моему счастью».



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 23 |