WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 23 |

«ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИЯ: ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА Быть собой Гонзаг Масколье Оглавление Предисловие научных редакторов к русскому изданию Предисловие Введение: Что такое Гештальт ...»

-- [ Страница 4 ] --

1933 года он срочно перебрался в Голландию с сотней марок, спрятанных в зажигалке1. Лаура укрывалась с двухлетней дочерью у своих родителей на юге Германии. В мае 1933 года нацисты сожгли возле Берлинского университета работы Зигмунда Фрейда, Альберта Эйнштейна, Томаса Манна и Стефана Цвейга.

Лаура соединилась с Фрицем спустя шесть месяцев. Им было запрещено работать, грозила нищета.

В 1934 году они решили переехать в Южную Африку, при этом их заинтересовали исследования Яна Смутса, премьер-министра Южно-Африканского Союза и соучредителя Лиги Наций (1919)2, посвященные «холизму» – целостному видению человека и общества.

Йоханнесбург В течение трех недель, плывя на корабле из Европы в Южную Африку, Фриц интенсивно изучал английский язык. Супругов Перлз привлекали возможность заработать и высокий уровень жизни в этой стране.

В 1935 году Фриц и Лаура создали ЮжноАфриканский институт психоанализа, и очень быстро к ним пришел успех. Работая все время вместе, они построили роскошный оригинальный дом, и в семье появился второй ребенок, Стефан. Они жили весьма зажиточно. Фриц увлекся авиацией. У него был свой бассейн и каток. В 1936 году он приплыл в Европу на корабле – хотя собирался прилететь на собственном самолете3, – чтобы представить сообщение об «оральных сопротивлениях» на психоаналитическом конгрессе в Мариенбаде. Фрица разочаровал, мягко говоря, сдержанный прием, оказанный Фрейдом: тот выпроводил его буквально через несколько минут.

Perls F., op. cit.

В 1945 году он принял участие в создании Организации Объединенных Наций.

В книге «Внутри и вне помойного ведра» он уточнял, что мечтал стать «первым летающим психоаналитиком», но тот, кто предложил ему подходящий для этой цели подержанный самолет, в последний момент запросил бльшую цену.

Гонзаг Масколье Фриц чувствовал себя стесненно в рамках ортодоксального психоанализа. Географическая удаленность, другая культура, с которой он познакомился в Южной Африке, помогли ему отойти от того, что он называл «ригидные аналитические табу».

«Эго, голод и агрессия»

В 1940 году он завершил свою первую книгу – «Эго, голод и агрессия». Подзаголовок ее первого издания – «Ревизия теории Фрейда и его метода» – показывает, как сильно он изменился1.

В этой работе Перлз оспаривает психоаналитическую теорию по четырем основным пунктам:

• Место сексуальности в психике. Перлз критикует аналитиков за то, что они никогда не снимают «либидных очков»2. Он утверждает, что потребности индивидуального выживания (например, плач голодного ребенка, наша потребность в безопасности или в признании) не менее важны, чем потребность в выживании вида (репродукция) и в сексуальности.

• Перлз отмечает значимость «здоровой агрессивности». Чтобы питаться, мы должны сначала разрушить пищу, а затем ее усвоить. Пищевой инстинкт (питание, но также привязанность, познание и т.д.) необходим для нашего роста3.

• Он настаивает на необходимости принять во внимание фактор времени: мы не можем описать объект вне временных рамок: например, сегодня яблоко спелое, а через неделю оно гнилое. Критикуя Фрейда, который представляет наши подавленные воспоминания застывшими, законсервированными, как «сардины в банке», он утверждает, что кроме настоящего нет никакой другой реальности. Современные исследования неврологов показывают, сколь верна была его интуиция: мы постоянно реконструируем свои воспоминания, и в зависимости от модели реконструкции наши эмоции тоже меняются.

• И наконец, Перлз упрекает психоанализ за то, что в нем не уделяется достаточного внимания телесности. В конце работы он приводит в пример упражнения по релаксации и визуализации, показывая, как можно разнообразить работу с сопротивлением: таким образом, он закладывает стратегическую основу будущих гештальтистских интервенций. Автор предлагает термин «терапия концентрации» в противовес «ассоциативной терапии».

Perls F., Ego, Hunger and Agression, Durban, Afrique du Sud, 1942; пер. на фр. Le Moi, la Faim et l'Agressivit, Paris, Tchou, 1978, 333 p.

Perls. F., A life chronology, размещена на сайте: http://www.gestalt.org Мы рассмотрим эту тему в 6-й главе, которая посвящена гештальтистским интервенциям.

Он дал прочесть свою рукопись Марии Бонапарт, другу и последователю Фрейда, когда встретил ее в Кейптауне. Ее ответ шокировал: «Если вы не верите в теорию либидо, то должны отказаться от психоанализа…».

Перлз посчитал это заявление антинаучным1, так как из него следовало, что теория базировалась на догме, и возразил: «Теория либидо – это акт веры?». С этого момента отношения между Перлзом и психоанализом дали трещину. Он не отказался от практики, но его связь с Институтом психоанализа постепенно оборвалась.

Мне кажется, что знать больше о жизни основоположников гештальт-терапии необходимо, чтобы лучше понимать то новое, что они привнесли. Теорию или психологический подход не строят ex nihilo.

Каждый исследователь опирается прежде всего на свой жизненный опыт и видение мира.

Фрейд, который, по слухам, боялся прямо смотреть в глаза людям и которому становилось не по себе от контакта с пациентами, создал дистантную технику психоаналитической терапии: терапевт сидит позади клиента, лежащего на кушетке. Перлз, провокатор, искал контакта с людьми, предпочитая прямую конфронтацию холодной отстраненности.

Фрейд, страстный археолог и коллекционер египетских статуэток, был сосредоточен на прошлом.



Перлз, который в своей жизни все бросал десятки раз, чтобы начать с нуля, понимал, что сфокусированность на том, «что я решаю делать здесь и сейчас», может оказать человеку неоценимую помощь.

В 1942 году Фриц поступил на службу в армию как волонтер… на стороне англичан. Он служил в должности медицинского офицера. Участие в двух мировых войнах в противоположных лагерях сформировало у Перлза циничное отношение к политическим идеалам2, к великим идеям, которые только искусственно объединяют народ. Благодаря этому опыту у Перлза развились глубокий интерес к индивидуальным страданиям и способность к сопереживанию. Это был угрюмый анархист с большим сердцем.

В конце войны Перлз, обеспокоенный ростом южно-африканского фашизма, принял решение уехать в Соединенные Штаты. В 1946 году пятидесятитрехлетний Фриц поехал туда один, чтобы подготовить почву. Лаура и их дети присоединились к нему через год3.

Perls F., A life chronology, op. cit.

Личные заметки Стефана Перлза, полученные во время одной из конференций в Монреале в апреле 1993 года.

Ренате к тому времени исполнилось 15, а Стефану – 11 лет.

Гонзаг Масколье Глава 2: АМЕРИКАНСКИЕ ГОДЫ Б лагодаря помощи друзей-психоаналитиков, таких как Карен Хорни, Фриц вскоре открыл частную практику в Нью-Йорке. Его книга была переиздана в Лондоне (1947). Он видоизменил технику работы: отказался от кушетки и начал вести свои первые группы. После пятнадцати месяцев разлуки к нему приехала Лаура с детьми1.

Пол Гудмен, писатель и театрал, ввел его в протестующую против социума артистическую среду НьюЙорка. Он посещал Мерса Каннингема2, основоположника современного танца, Джулиан и Джудит Бек, создателей «Живого театра», и у него вновь вспыхнула страсть к постановкам. Все эти артисты очень свободно использовали сексуальность и социальную провокацию.

Фриц страдал от несоответствия внешнего облика респектабельного терапевта своему образу жизни и внутреннему самоощущению. То, что было допустимо для джазовых музыкантов и актеров, в среде которых он вращался, неприемлемо для психотерапевта. Его провокации отдаляли от него традиционно ориентированных профессионалов. В связи с этим он очень ценил дружбу с Полом.

Гудмен Кто этот человек, оставивший глубокий след в Гештальте? Типичный городской житель, он родился в 1911 году в Гринвич-Виллидж, в самом сердце Нью-Йорка. Отец ушел из семьи, когда Пол был еще совсем маленьким, и мать выживала, кое-как зарабатывая на хлеб.

Воспитанием Пола занималась главным образом его сестра Элис, которая была старше на десять лет. С легкостью окончив школу, он продолжал свое образование в Литературном университете. Его страстно увлекали философия, антропология, история искусства.

Осенью 1947 года.

Мерс Каннингeм – американский танцовщик, хореограф, с 1950-х годов один из лидеров авангардного искусства. Стал первопроходцем в сфере так называемого объективного танца, т.е. танца, культивирующего чистую пластику – движение ради движения. – Прим. науч. ред.

Пол узнал Фрица благодаря его первой книге. Это был, вероятно, первый интеллектуал Нью-Йорка, который открыл Райха.

В 1946 году он начал психотерапию с Александром Лоуэном, учеником Райха и будущим создателем биоэнергетики.

И Гудмен, и Перлз имели солидный психоаналитический багаж, но чувствовали себя скованно во фрейдистской доктрине. Искусство в равной мере объединяло Фрица и театр, Лауру и музыку, Пола и литературу.

«Группа семи»

Рабочая группа – так называемая «группа семи»1 – собиралась каждую неделю на квартире Перлза.

Понемногу вырисовывались новые концепты, особенно благодаря Гудмену, который облекал в литературную форму интуитивные высказывания Фрица. Как позже отметила Лаура, «по сути, именно ему мы обязаны разработкой связной теории гештальт-терапии»2.

Из других членов рабочей группы каждый также оставил свой след в Гештальте, в частности Пол Вейс, который был страстно увлечен дзэн. Он привнес в группу свои знания восточной философии. Предложив идею сфокусироваться на здесь и теперь, он делал акцент на целостности мыслей и тела в психотерапевтической работе. «Он был одним из редких людей в моей жизни, которых я слушал», – писал Перлз о своем друге3.

Исидор Фром, благодаря большой философской эрудиции, хотя и не был писателем, заставлял группу отшлифовывать теоретическую концепцию.

Элиот Шапиро руководил «прогрессивной» школой, основанной на активной педагогике, для детей с эмоциональными и поведенческими нарушениями4. Он помогал группе ставить эксперименты, касающиеся научного поиска. На протяжении всего развития гештальт-терапии прослеживается это стремление к learning by doing (обучение через действие).

Отметим, что из семи человек, стоящих у колыбели Гештальта, пятеро были американцами, выросшими в своей родной среде. Эта встреча европейской культуры Перлза (о чем говорит, например, его страсть к философии, феноменологии) с американской культурой его партнеров (им свойственны прагматизм, забота об эффективности, эмпиризм) и положила начало течению, которое соединило в себе все особенности каждой из тенденций.

Фриц и Лаура Перлз, Пол Гудмен, Пол Вейс, Элиот Шапиро, Исидор Фром, Сильвестр Эстман.

Perls L., Vivre la frontir, Montral, ditions du Reflet, 1993.

Perls F., Ma Gestalt-thrapie, une poubelle vue du dedans et du dehors, Paris, Tchou, 1976.

Педагогика, которая получит известность благодаря английскому эксперименту Александра Нилла и его книге «Саммерхилл – воспитание свободой».

Гонзаг Масколье Поиск крестного имени Шли оживленные дискуссии на тему названия для нового подхода к пониманию человека. Благодаря им мы можем лучше понять вклад каждого в фундамент этого здания. Фриц предложил вариант – терапия концентрацией, о чем писал в своей первой книге; он делал акцент на осознании тела и эмоций, которое достигается за счет концентрации на «здесь и сейчас». Лауре больше нравилось название экзистенциальная терапия, но остальным показалось, что этот термин слишком тесно связан с Сартром и будет плохо принят в США в эпоху маккартизма. Хефферлину импонировало название интегративная терапия.

Тогда Фриц предложил вариант гештальт-терапия, заимствуя название из работ по гештальтпсихологии, которые тщательно изучала Лаура, готовя докторскую диссертацию о визуальном восприятии.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 23 |