WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 23 |

«ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИЯ: ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА Быть собой Гонзаг Масколье Оглавление Предисловие научных редакторов к русскому изданию Предисловие Введение: Что такое Гештальт ...»

-- [ Страница 2 ] --

• Формирование целостности индивида путем расширения его осознания себя, своего самоотношения, отношений с другими, что позволяет ему принимать непризнанные или отвергнутые аспекты своей личности.

• Предпочтение техническим приемам – опыта отношений и аутентичности с акцентированием на качестве присутствия; внимание терапевта при этом направлено на все формы коммуникации (вербальную, телесную, эмоциональную…) со своим «клиентом».

• Работа с концентрацией на контакте и формах коммуникации «здесь и сейчас» в терапевтических отношениях, интенсивное присутствие в настоящем, открытость будущему и использование ресурсов прошлого.

Способность совершать выбор из большого количества возможностей – принципиальная характеристика гештальт-терапии.

Почти шестьдесят лет прошло с тех пор, как вышла в свет книга «Gestalt Therapy», но этот подход продолжает жить. Он завоевал признание как один из значительных в поле «новых терапий». Прочно укоренившись в Америке и в большинстве европейских стран, он достиг сегодня стадии зрелости. Свидетельствами тому являются возрастающее число ассоциаций, образовательных школ и терапевтов, которые ссылаются на гештальт-подход, и тот факт, что он распространился на различные области практики: индивидуальная и, конечно, групповая психотерапия, образование, сопровождение организаций, человеческие ресурсы, социальная работа, консультирование… Неоспоримый успех гештальт-терапии вызван многими факторами. Несомненно, центральную роль играет «интегративный» характер этого подхода. Надо признать, что Фриц Перлз долгое время колебался относительно его названия. Первоначально он хотел назвать его «интегративной психотерапией», но потом его вдохновило название «гештальт-терапия», заимствованное у направления немецкой психологии (гештальт-психологии), которая оказала на него большое влияние в период обучения в Берлине.

Почему говорят об интегративной психотерапии?

Мы уже упоминали об этом. Гештальт-терапия делает акцент на рассмотрении личности как целого.

Тем самым она противопоставляется другим подходам, которые разделяют индивида на сумму функций, инстанций или механизмов. Таким образом, человек не есть сумма клеток, жидкостей и органов; это организм, который живет как целое, и это оркестр, в котором звучание различных инструментов объединяется в одно музыкальное произведение. Целостность проявляется в совокупности опыта, который человек инГонзаг Масколье тегрировал в контакте со своим физическим и социальным окружением и на основании которого он строит свою жизнь. Фундаментальную роль во взаимодействии с окружением играют отношения с другими.

Гештальт подчеркивает неизменную целостность различных человеческих измерений: соматического, психического, связанного с отношениями, и социокультурного.

В то же время целостность и баланс личности находятся под постоянной угрозой. Под давлением других людей и социальных норм мы подавляем или не принимаем некоторые аспекты своей личности, например сдерживаем некоторые эмоции, «забываем» об основных потребностях организма, маскируем чувства, которые могут осудить другие люди, оставляем невостребованными многие наши возможности… Вот почему гештальт-терапия концентрирует усилия на «восполнении пробелов в личности, чтобы вернуть индивиду его целостность», как об этом пишет Перлз. Для него здоровый человек – это человек, который осознает свою целостность и умеет творчески приспособиться к окружающей реальности, вместо того чтобы уходить в мир фантазии. Чтобы использовать эту идею, он предложил следующий образ. Психотик говорит: «Я – Наполеон», невротик – «Я хотел бы быть Наполеоном» и здоровый человек – «Я есть тот, кто я есть». Это осознание себя в качестве интегрированного целого Перлз назвал self. Это стадия аутентичности и творческой спонтанности, которой индивид достигает, когда переходит (вырастает) с уровня иллюзий, клише, социальных ролей и игр, посредством которых он манипулирует своим окружением. «Я называю невротиком, – пишет Перлз, – любого человека, который использует свои способности, чтобы манипулировать другими людьми, вместо того чтобы стать взрослым».

Также была другая причина, по которой Перлз хотел назвать свой подход «интегративной терапией».

Он думал, что в рамках предлагаемого им подхода будет возможна интеграция положений основных терапевтических направлений. Изначально он получил психоаналитическое образование и практиковал как психоаналитик и, даже если в дальнейшем его обвиняли в том, что он поставил под сомнение некоторые позиции ортодоксального психоанализа, всегда проявлял интерес и выражал свое восхищение «грандиозными открытиями Фрейда».

Он претендовал также на наследие Вильгельма Райха, пациентом которого был некоторое время. Райх делал акцент на психосоматической целостности человека, на формировании мышечного панциря как проявления действия защитных механизмов и на энергетическом измерении человеческого функционирования.

Перлз руководствовался в равной мере «активной техникой» Шандора Ференци, взглядами Карла Густава Юнга о развитии или «самости», психодрамой Якоба Морено, понятием об игре Эрика Берна, основателя транзактного анализа.

Одним из широкого спектра интересов гештальт-терапии, несомненно, является попытка синтеза, даже если она остается неполной. Она направлена на то, чтобы построить мост между психодинамическими подходами, центрированными на интрапсихических аспектах личности, и подходами, изучающими отношения, коммуникацию и способы межличностного контакта.



Это очень краткое упоминание нескольких характеристик гештальт-терапии, которые характеризуют ее идентичность и могут объяснить ее успех и долговечность. Мы сегодня являемся «третьим поколением» (те, кто практикует после создателей и теоретиков), согласно выражению Сержа Гингера – одного из тех, кто начинал развивать гештальт-терапию во Франции. Верный взглядам Перлза, он тем не менее предостерегает современных гештальтистов от «догматической строгости». Гингер, кстати, любит цитировать фразу Э. Хэрриот: «Все начинается с энтузиазма… и заканчивается в организации».

Организация, или, по крайней мере, институционализация, неизбежна; она также является признаком зрелости. Однако мы надеемся, что она не погасит ни энтузиазм, ни креативность. Это то, что сулит работа Гонзага Масколье.

Нынешний директор Парижской Школы Гештальта Гонзаг Масколье принадлежит к «третьему поколению» практикующих гештальт-терапевтов. Он из тех, кто превосходно знает свои профессиональные корни и интегрирует различные положения, составляющие теоретическую базу гештальт-терапии.

Он дарит нам особенно ясное, доступное и живое изложение этого подхода.

В его изложении найден точный баланс между историей, современным состоянием теории и практикой. Эта книга описывает генезис гештальт-терапии через призму пути Фрица и Лауры Перлз, их ньюйоркской встречи с Полом Гудменом и Ральфом Хефферлином, калифорнийского периода в Эсалене.

В книге представлены основополагающие концепты Гештальта в умелом сочетании простоты и строгости изложения. Автору удалось избежать жаргона или бесполезной техничности. Применение иллюстраций позволяет закрепить эти концепты в жизненном опыте. Наконец, Гонзаг Масколье показывает различные сферы использования Гештальта: от психотерапии до образования и сопровождения. Он также воссоздает картину современного состояния Гештальта во Франции.

Можно справедливо отметить, что его работа является «интегративной». Не игнорируя различные течения, которые омывают Гештальт и вносят свой вклад в его динамику, он умеет смотреть с высоты и замечать самые значительные и признанные аспекты. Он также умеет избегать любых доктрин и стереотипов.

Всем этим Гонзаг Масколье продолжает дело Перлза, суть которого отражена в словах, произнесенных им в конце жизни: «Нет конца интеграции (жизнь не закончится никогда), всегда есть возможность расти».

Гонзаг Масколье Введение: ЧТО ТАКОЕ ГЕШТАЛЬТ «Г ештальт» происходит от немецкого глагола gestalten, который означает «принимать форму, давать структуру». В Гештальте1 особое внимание уделяется контакту: как мы входим в контакт с самим собой, с другими, с нашим окружением? Гештальт-терапевт – это специалист в сфере отношений, описываемых понятием «граница-контакт». Граница-контакт – зона, где происходит обмен информацией, желаниями, материальными потребностями. Эта граница все время подвижна. Она представляет собой наш способ бытия в мире, бытия в отношениях.

Многие терапевтические подходы пробуют объяснить нашу психику через структурные элементы личности (Id, Ego, Super-Ego в психоанализе), через эго-состояния в транзактном анализе (Родитель, Взрослый, Ребенок), через телесные блоки (биоэнергетика) и т.д.

Гештальт-терапия заставляет нас перейти из «эры фотографии» в «эру кинематографии». То есть я хочу сказать, что она фокусируется на процессе, на постоянном приспособлении организма к его среде.

Это приспособление непрерывно меняется. Невозможно зафиксировать контакт, как фотография может зафиксировать выражение, мимику. Гештальтист говорит о цикле контакта, о творческом приспособлении, о фигуре, которая появляется из фона так, как в кинофильме или театральной постановке. Быть собой – это постоянно пытаться изобретать новые способы бытия в меняющемся мире.

Гуманистические основания Таким образом, Гештальт является одновременно и наукой со строгими инструментами анализа, и искусством жить, поскольку он способствует более гармоничной и разнообразной жизни. Он является прежде всего психотерапией, то есть подходом, позволяющим в заданных рамках исследовать экзистенциальные трудности человека.

Его оригинальность не в используемых техниках, о которых мы будем говорить во второй части книги, а прежде всего в его цели: в расширении поля наших возможностей, в увеличении наших способностей адаптироваться к жизни, к различному окружению, в восстановлении нашей свободы выбора.

Произношение этого слова представляет трудность для французского языка: Guch-talt. Отдавая дань немецкому происхождению данного термина, мы пишем его название с заглавной буквы: Гештальт, Гештальты.

Гештальт справедливо относят к течению гуманистической психотерапии. В Древней Греции словом therapeutris называли служительницу храма, призванную заботиться о статуях богов: поддерживать их в хорошем состоянии, украшать, почитать1. Мне нравится эта этимология: терапевт не является «врачом», который все знает и может вылечить невроз своего пациента. Это тот, кто отдает себя человеку, испытывающему трудности, чтобы помочь ему вновь найти или сохранить свою самобытность.

Корень «психо» происходит от древнегреческого psyche, что означает «вдохновение, жизненная энергия, эмоциональная зона», а также «бабочка» – символ бессмертной души2. Психотерапевт – это тот, кто помогает человеку поддержать или найти свое жизненное вдохновение.

Определение гуманистический было дано терапевтическому течению, которое получило развитие в США в 1950-е годы. Оно стало «третьей силой» в психологии, наряду с психоанализом, который руководствуется идеей детерминизма (то, что со мной случилось в детстве, обусловливает мое существование), и бихевиоризмом (определенные стимулы провоцируют ожидаемую реакцию; нужно изменить поведение или окружение, чтобы получить желаемый ответ).

Центральная роль отношений Гештальт – это терапия, которая рассматривает клиента3 как изменяющегося актера, а отношения – как движущую силу этих изменений. То, что происходит между терапевтом и клиентом, отражает форму контакта, типичную для повседневной жизни последнего.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 23 |