WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 17 |

«Профессор JI.R КЫ ЗЛАСОВ ЗЕМЛЯ СИБИРСКАЯ Я хочу воспроизвести историю полностью и вымести прах из всех углов и закоулков, дабы ничего из происходившего не осталось ...»

-- [ Страница 4 ] --

Как и во всей России, надежды на счастливую жизнь вспых­ нули у коренных народов Сибири с победой Октября. Много обе­ щали большевики, да ведь кое-что и сделали поначалу. В засне­ женных чумах и в юртах, спасающих от холода и зноя, появились учителя и врачи, в тайге и на горных разработках - ученые, у власти - заботливые и справедливые люди. Зародилась и стала крепнуть стои м остн ая интеллигенция. Но надежды народов были развеяны, а ростки нового (и в первую очередь молодая интелли­ генция) растоптаны тоталитаризмом в 30-40-е годы. Истощила силы и борьба с новым захватчиком. Война с фашизмом шла дале­ ко от Сибири, но (вдумаемся!) у немногочисленных народов Ю ­ ж ной Сибири: телеутов, камасинцев и тофаларов в ее огне сгорел каждый четвертый житель! Та же пропорция, что и у населения оккупированной фашистами Белоруски. Сколько добытчиков-мужчин не вернулось и у других малочисленных народов Сибири? А стра­ на, защищать которую они ушли добровольно, хладнокровно взира­ ет ныне, как среди нефтяных скважин и алмазных карьеров спива­ ются и деградируют их едва живые потомки. И к такому крепкому русскому слову "народ" мы уже добавляем в отношении сибирских аборигенов жуткое слово "вымирающий".

До последнего времени в нашей науке и в массовом народном сознании уровень самостоятельного развития аборигенов Сибири несправедливо занижался. Распространялось мнение, что к восто­ ку от Уральского хребта издревле обитали лишь полудикие, бро­ дячие лесные охотники, рыболовы и оленеводы, а также степные кочевники-скотоводы, не знавшие ни оседлости, ни городской культуры, ни цивилизации. Необходимо с к а зат ь, что этому актив­ но содействовали и наши коллеги-ученые, в особенности - офици­ озные советские историки из академических кругов: В.И.Щунков, Л.П.Потапов и другие. Они настаивали на констатации у населе­ ния дорусской Сибири первобытнообщинного строя, далее которого оно якобы так и не продвинулось.

Член-корреспондент АН СССР В.И.Щунков не занимался иссле­ дованием длительного и противоречивого исторического пути, пройденного предками аборигенного населения Сибири, начиная от архантропов и неандертальцев вплоть до русского завоевания в ХУ1-ХУП в в., но высказывался вполне уверенно: "...т о ч н е е бы­ ло бы определить социальный строй Сибири накануне присоедине­ ния ее к Роосии как господство родовых отношений в стадии их разложения, а для некоторых народностей в последней стадии разложения"36.

Тем самым зачеркивалось нормальное прогрессивное общест­ венное развитие аборигенов Северной Азии на протяжении не­ скольких десятков тысяч лет собственной истории и утверждалось представление о сильнейшей отсталости коренных сибиряков от уровня социального строя пришлого русского населения, пережи­ вавшего феодальную стадию своего развития.

Парадокс заключается в том, что историю у коренных наро­ дов Сибири окончательно "отобрали" в то время, когда была вы­ пущена в свет первая академическая "История Сибири" в пяти томах, одним из главных редакторов и редактором второго тома которой также был В.И.Щунков.3 ' Любопытно отметить, что если некоторые советские истори­ ки отказывали народам Сибири (даже подданным хана Кучума последнего правителя государства Сибирский юрт) в признании феодальной стадии их развития, то русские дари-феодалы призна­ вали князей сибирских народов равными по статусу русским кня­ зьям и дворянам и даже, поначалу, себе самим.

Так, в 1643 г. последнего правителя Кодского хантыйского княжества Дмитрия Алачева царское правительство вызвало в Мо­ скву и сделало московским дворянином (с окладом и большими по­ дарками). Вместо Коды хантыйский князь получил вотчину на р.

Вычегде: "волость зовомую Леку, близ Еренского городка". Позд­ нее князь Алачев исполнял почетные службы при царском дворе наравне с русскими вельможами. Не были обижены и мансийские князья. В 1624 г. князья Пелымского города были приписаны к местным "детям боярским", а их дети стали детьми боярскими на Верхотурье. И гораздо позже царское правительство признавало претензии на высокое положение потомков хантыйских и мансий­ ских князей. Например, в 1767 г. Екатерина П возвела потомков первого обдорского князя Василия (казнен в 1607 г. ) Тайшиных в дворянское звание, подтвердив все "дипломы", дарованные их предкам прежними государями.

Даже в 1842 г., когда правнук кондинского князя Сатыги (начало Х Ш в. ), скромный учитель Туринского уездного училища А.И.Сатыгин вдруг вспомнил о звании своих мансийских предков и подал ходатайство, то требование его было признано вполне законным и указом царя Сатыгину было пожаловано княжеское достоинство38.

Более того, в русских документах ХУ-ХУ1 вв. фигурируют "Великие кн язья", правившие в "Кодеком государстве" хантов и в "Пелымском государстве" мансей. Этих Великих князей русские авторы приравнивали по значению и могуществу к Великому князю Московскому, т. е. к самому царю.

Вот и ответ на вопрос отечественных историков и этногра­ фов: "Были ли хантыйские и мансийские князья феодалами?" Некоторые академические историки еще недавно занимались не только искажением и принижением далекого прошлого коренных народов Сибири, но и проводили отвратительное и циничное за ­ пугивание местной творческой интеллигенции сталинским жупелом буржуазного национализма. На этом поприще в Сибирском отделе­ нии РАН до сих пор "трудится" В.А.Демидов, который в конце 70-х г г. (40 лет спустя после I 937-1938 г г. ! ) вновь принялся громить погибших во время чудовищных репрессий и уже реабили­ тированных "буржуазных националистов" почти всех коренных н а -, родов Сибири3 9. Под "критику" В.А.Демидова попали выдающиеся деятели культуры и науки: знаменитый алтайский художник Г.И.Гуркин, бурятский ученый Ц.Жамсарано, хакасский этнограф С.Д.Майнагашев, замечательный якутский поэт-просветитель А.Е.Кулаковский, якутский этнограф Г.В.Ксенофонтов и другие.



Досталось и крупному русскому ученому-путешественннку и патри­ оту Сибири Г.Н.Потанину и сибирскому этнографу В.И.Анучину.

Но и этих "побед" Демидову оказалось мало. В книге, по­ священной идейной борьбе большевиков в первые годы советской власти, автор нашел место для беспардонных и несправедливых нападок на современных нам исследователей: старейшего главу якутских историков профессора Г.П.Башарина, известных ученых Бурятии П.Т.Хаптаева и Б.Д.Цибикова и Горного Алтая - С.Я.Пахаева, В.И.Эдокова и других. Свою критику Демидов сопроводил далеко небезобидными политическими оценками и, наконец, пришел к "весьма важному" выводу: "Весь исторический опыт многонацио­ нального Советского государства убедительно свидетельствует, что ленинская национальная политика одержала полную победу"40.

Современность смахнула в небытие эти пустые слова, но в то время Ученый совет новосибирских историков удостоил В.А.Деми­ дова высшей ученой степени, а издательство Сибирского отделе­ ния Академии наук СССР выпустило его "труд" в св е т. Этот спе­ циалист по сыску даже сейчас не может остановиться - бьет всех и в с я !4* Многие "критики" "воссоздавали" историю, загоняя ее в прокрустово ложе современной политики. Некоторые "историки" произвольно истолковывали и даже передергивали факты. Делалось это нередко ради удовлетворения личных амбиций и меркантильных побуждений4 2. Доходит до того, например, что у малочисленных, древних аборигенов Южной Сибири (хакасов, алтайцев, тувинцев, шорцев, тофаларов и других) упорно "отбирают" их славную сред­ невековую историю, совершая по сути небывалый "исторический геноцид"! Вопреки данным целого ряда наук и документальным фактам, юс историю приписывают народу, предки которого никогда в Сибири не «или43.

Последние пятьдесят лет существования советской власти малочисленные народности Северной Азии постоянно ощущали на себе все более усиливающийся пресс политики русификации, про­ водимой партийно-государственным руководством44. Постепенно стали исчезать национальные районы (например, Горно-Шорский и Тофаларский в 1939 г. ) ; перестали издаваться учебники и газеты на родном языке; ряд этнических групп (долгане, эвены, негидальцы, тофалары, телеуты, шорцы и д р.) остались без собствен­ ной письменности; преподавание в школах стало вестись только на русском языке45. Учащиеся остававшихся у более крупных на­ родностей национальных школ не могли поступить в высшие учеб­ ные заведения и з -з а недостаточного знания русского языка и от­ сутствия замены на вступительных экзаменах иностранного языка родным.

Возникли драматические коллизии в семьях национальной ин­ теллигенции, сознательно подвергавшей ассимиляции собственных детей, чтобы обеспечить им возможность получить высшее образо­ вание и занять в обществе достойное положение, отцы и матери, владеющие и русским и родным языком, скрепя сердце, стали в семье говорить с детьми только на русском языке. В результате их дети вырастали русскоязычными, без знания родного языка, даже хотя бы в разговорной форме. И число людей, не знающих родного языка или же ставших только русскоязычными, резко воз­ росло. Процесс ассимиляции, подталкиваемый сверху, набрал ус­ корение и объявлялся благом46.

Появилась угроза полного исчезновения многих малочислен­ ных этнических групп и народностей из числа коренного населе­ ния Сибири. Каждый этнический коллектив, носитель особого язы­ ка и самобытной культуры, уникален. Но у нас до сих пор нет красной книги для аборигенных этносов, нет заботы об их сохра­ нении, нет и самой культуры сбережения. А ведь среди сибирских народностей есть такие этнические уникумы, которые единолично сохраняют язык целой вымершей языковой семьи. Гибель одного такого этноса - это окончательное исчезновение целой языковой семьи, как правило недостаточно или совсем не описанной и не изученной современной наукой. Это страшная утрата в истории всего человечества. И нужны экстренные меры по спасению тех этнических групп, которые находятся на грани исчезновения, на крас гибели.

История Сибири учит добросовестных исследователей прош­ лого тому, что нередко периоды высокого подъема развитого об­ щества, с прогрессирующими экономикой и культурой, сменяются периодами упадка и регресса, в особенности если в это разви­ тие вмешиваются опустошительные вторжения иноземных завоева­ телей или же неразумная политика, злая воля правящих кругов и т.п. Не менее страшные последствия для любой цивилизации таят­ ся в междуусобных распрях и войнах. И сегодня, когда Сибирь вновь сбрасывает с себя тяжкие путы, мешавшие ее свободному развитию, когда народы Сибири получают возможность стать стро­ ителями своего будущего, необходимо помнить об этой опасности.

Мир царит только там, где научились помнить не столько свои, сколько соседские обиды.

Свободная Сибирь должна быть очищена от скверны пересы­ лочных комендатур, тюрем, концентрационных лагерей, освобож­ дена от самого духа Гулага. Смысл технического прогресса за ­ ключается не в том, чтобы сокрушать традиционные культуры, а в том, "чтобы облегчить в их рамках существование человека"47.

А какой нравственный и морально-психологический урон по­ несли коренные сибирские народы и их потомки от ссылок, пере­ селений и народного растления 50-70-х г г. : целина, первостройки (железные дороги, плотины гидростанций, оросительные кана­ лы, БАМ, алюминиевые и химические комбинаты, тайные города тки ", "26-е" и другие секретные объекты - тунеядцы, столич­ ные п р о сти ту тк и...). И этот список можно продолжить.

В настоящее время пригодные для заселения земли в Сибири давно освоены, сибирские города до крайности перенаселены.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 17 |