WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

«Возникновение второй в XX веке независимой Азербайджанской Республики привело к серьезным процессам внутри азербайджанской исторической науке, к переосмыслению своего ...»

-- [ Страница 1 ] --

АРИФ ЮНУСОВ

МИФЫ И ОБРАЗЫ «ВРАГА» В ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКЕ И УЧЕБНИКАХ

ПО ИСТОРИИ НЕЗАВИСИМОГО АЗЕРБАЙДЖАНА

Возникновение второй в XX веке независимой Азербайджанской Республики привело к

серьезным процессам внутри азербайджанской исторической науке, к переосмыслению

своего прошлого. В процессе пересмотра и ликвидации «темных пятен» в истории Азербайджана возник целый блок этнических и политических мифов и стереотипов, отражавших не только сложные этапы в социально-политической истории молодого независимого государства, но и его официальную идеологию. Как результат, все это очень быстро привело к появлению многих новых мифов. В свою очередь, все это тут же нашло свое отражение и в изданных в постсоветский период учебниках по истории.

Но прежде следует отметить, что вышеуказанные процессы были также во многом и следствием достаточно сложной истории Азербайджана и его исторической науки в XX веке. Хотя после завоевания в начале XIX в. Северного Азербайджана Российской империей многие видные азербайджанские историки писали труды об истории страны и его отдельных регионов, однако все это не носило общегосударственный характер. Первые шаги в этом направлении начались лишь после развала Российской империи в 1917 г. и возникновения в 1918 г. первой независимой Азербайджанской Республики, когда азербайджанский язык был объявлен государственным, начато преподавание, в том числе истории страны на родном языке в университете и школах, стали издаваться учебники, либо их привозили из Турции.

Однако в апреле 1920 г. Россия, теперь уже советская, восстановила свою власть в Азербайджане и это сразу отразилось на исторической науке. Ведь многие видные представители азербайджанской исторической науке бежали из страны, либо подверглись репрессиям. В то же время, основной упор делался не на родной для азербайджанцев их язык, а на русский, вновь ставший государственным. Вплоть до середины 30-х гг. не преподавался курс «Истории Азербайджана» вообще. А в исторической науке долгое время основную роль играли не азербайджанцы, а представители других народов республики.

Лишь после с середины 50-х гг. ситуация стала меняться, когда новое руководство республики взяло курс на усиление роли азербайджанских историков в изучении истории страны. Все это сразу же сказалось: уже тогда возникли первые серьезные проблемы с новым подходом к изучению истории Азербайджана. В первую очередь, это касалось истории далекого прошлого – Албании, а также трактовки роли России в истории Азербайджана и с переоценкой истории первой независимой республики (1918-1920 гг.). В первом случае это вызвало серьезные трения с армянскими историками, которые до этого по сути монопольно занимались историей этого древнего государства. Переосмысление историю далекого прошлого Азербайджана советские власти в Москве еще могли перетерпеть, но никак не переосмысление роли России в истории Азербайджана. Как следствие, последовало вмешательство Москвы в связи с новой трактовкой истории в Азербайджане, обвинения руководства республики в потворстве национализму и, как итог – замена руководства республики. Однако остановить начавшийся процесс было сложно. В исторической науке Азербайджана местные ученые начали играть все более серьезную роль. Отчасти в этом свою роль сыграли и национальная политика СССР, в соответствие с которой титульные нации в 60-80 гг. стали получать больше возможностей для изучения своей истории. Начался рост национального самосознания азербайджанцев и их не устраивали уже прежние концепции истории Азербайджана. Со стороны союзного Центра внимание обращалось лишь на два фактора: недопущение вольностей и переосмысление с официальной Подр. см.: Джамиль Гасанлы. Хрушевская «оттепель» и национальный вопрос в Азербайджане (1954-1959). – Москва: Флинта, 2009.

трактовкой истории Коммунистической партии, а также роли России в истории Азербайджана. На все остальное моменты в истории национальных республик в Москве смотрели сквозь пальцы. Правда, эпизодически азербайджанские историки (в конце 60-х и начале 70-х гг.) поднимали вопрос о судьбе Южного Азербайджана в составе Ирана и завоевании Россией Северного Азербайджана. Однако это немедленно пресекалось, причем на уровне коммунистического руководства республики. Более того, в середине 70-х гг. в Институте истории Академии наук Азербайджана был даже специально создан Отдел связей Азербайджана с Россией, который должен был показать только в позитивном свете взаимоотношения республики с Россией.

Именно поэтому в Азербайджане в те годы стали особое внимание обращать на древнюю и средневековую историю страны и, в первую очередь, на историю уже упомянутого государства Албании. И здесь основные проблемы возникли с армянскими историками, которые в предшествующие десятилетия создали основную в СССР концепцию историю этого некогда существовавшего в прошлом на территории Азербайджана государства. И хотя в 70-80 гг. армянские историки не раз даже обращались с жалобами на публикации азербайджанских историков, однако союзное руководство не очень охотно обращало на все это внимание.

Таким образом, к началу 80-х гг. в азербайджанской исторической науке существовали определенные рамки для будущих исследований: нельзя было критиковать все, что имеет отношение к России, а тем более – роли Коммунистической партии. Все западные историки, а также восточные (Турция, Иран, арабский мир) должны были подвергаться критике, как «буржуазные ученые». В то же время позволялась, но в разумных рамках, разумеется, научные дискуссии в отношении позиции армянских историков по древней и средневековой истории региона и особенно истории Албании. Выходить за эти рамки нельзя было.

Все вышесказанное отражалось и в советских школьных учебниках, когда определяющим были: показ прогрессивной роли России в жизни Азербайджана, восхваление роли Коммунистической партии, демонстрация дружбы народов и интернационализма.

Поэтому, в учебниках истории Азербайджана всячески выпячивалось, что в прошлом азербайджанский народ вместе с армянами, грузинами, а также и русским совместно воевал против иностранных захватчиков, которыми являлись с одной стороны арабы, иранцы, турки, а в новейшее время – страны Запада.

Правда, в азербайджанской исторической науке к началу 80-х гг. возникла еще одна проблема, которая не нашла своего отражения в учебниках, но которой суждено было сыграть весьма значительную роль в будущем: произошло столкновение поколений и социальных групп. Дело в том, что первое поколение азербайджанских историков, которые начали в 50-70 гг. заниматься проблемами древней и средневековой истории Азербайджана (Зия Буниятов, Играр Алиев, Фарида Мамедова и др.), создали определенную концепцию истории страны, согласно которой тюркизация Азербайджана имело место в 11 веке и именно с этого времени и необходимо говорить о начальном этапе этногенеза азербайджанского народа. Эта концепция нашла отражение не только в изданной в середине 50-х гг. трехтомнике «История Азербайджана», но и советских школьных учебниках.

В то же время им противостояла другая группа историков (Махмуд Исмайлов, Сулейман Алияров, Юсиф Юсифов и др.), которые выступали за более глубокое изучение роли тюрок в истории Азербайджана, всячески удревняли факт присутствия тюрок в Азербайджане, полагая, что тюрки – исконно древний народ в регионе.

Проблема заключалась в том, что первая группа (т.н. «классики») имела ведущие позиции в Институте истории Академии Наук и в основном состояла из числа т.н.

«русскоязычных» азербайджанцев, получивших образование в Москве и Ленинграде. Вторая группа (т.н. «национал-патриоты») имела слабые позиции в академическом Институте истории. В то же время представители второй группы имели сильные позиции в Азербайджанском государственном университет и Азербайджанском государством педагогическом институте, т.е. были очень популярны среди преподавателей и студентов.

Все вышесказанное особенно ярко себя проявило в период т.н. «перестройки» в СССР, объявленной Генеральным секретарем КПСС М.Горбачевым в 1985 г. Историческая наука Азербайджана стала ареной борьбы как внутри страны, так и извне. В первом случае, заметно увеличилось число публикаций представителей второй группы, которые стали издавать статьи о древней истории Азербайджана, по которой, с одной стороны, история появления первых тюрок уходила в далекую древность. С другой стороны, старая концепция о тюркизации страны в XI веке объявлялась неверной и вредной, а ее представители – в лучшем случае объявлялись ретроградами.

В то же время в это время носившее до сих пор скрытый характер противостояние с армянскими историками по истории Албании приняло открытый, а с начала Карабахского конфликта в 1988 г. - этнополитический характер. Узко научная тема о судьбе давно исчезнувшего государства на территории Азербайджана живо обсуждалась не только среди историков, но и на страницах СМИ, а также в ходе дискуссий на многих предприятиях, заводах и далеких от истории учреждениях. Поскольку эта тема воспринималась в контексте конфликта с армянами и носила этнополитический характер, то очень скоро в азербайджанском обществе резко возник интерес к дискуссиям среди историков об этногенезе народа и роли тюрок в истории Азербайджана.

Постепенно сформировался и образ врагов, которыми стали, с одной стороны, армяне, а с другой – старшее поколение азербайджанских историков во главе с директором Института истории Играром Алиевым, которые в одночасье стали «ретроградами», «агентами армян и России», «врагами тюрок» и т.д. Даже факт обучения ими в Москве и Ленинграде воспринималось в негативном аспекте, как «агентов влияния России».

Безусловно, армянский фактор играл доминирующую роль и именно этим объясняется тот факт, что в общественном мнении из числа «ретроградов» были исключены тогда такие видные историки, как академик Зия Буниятов и Фарида Мамедова. Хотя они также выступали также против удревнения процесса тюркизации в Азербайджане, но поскольку именно их больше всего клеймила тогда армянская пропаганда, поэтому они стали в глазах азербайджанского общества щитом в борьбе за наследие Албании, а значит против армян. И потому им общество простило их взгляды и публикации против древности появления тюрок в Азербайджане, перенеся весь удар на одного Играра Алиева. И хотя последний издал тогда же антиармянскую брошюру об истории Карабаха, это не спасло его от резких нападок патриотов. Особенно после публикации в 1989 г. книги «История Атропатены», где тот подверг резкой критике взгляды сторонников удревнения появления тюрок в Азербайджане и тюркского происхождения названия страны «Азербайджан». Борьба двух направлений в исторической науке Азербайджана особенно ярко проявилось в вопросе издания академической 8-томной «Истории Азербайджана». Работа над ней началась еще в середине 70-х годов и к началу 80-х гг. шесть томов (с третьего по восьмой) были уже готовы для издания. Однако проблема заключалась в том, что никак не принимались первый и второй тома, ибо там и развернулась основная борьба двух направлений в азербайджанской историографии из-за проблемы этногенеза азербайджанского народа. Автор первого и редактор второго томов Играр Алиев никак не желал поддаваться общественным настроениям и писал все время на основе традиционной концепции. Это вызывало сильное противодействие и хотя все сроки по издания 8-томной «Истории Азербайджана» давно истекли, но вопрос оставался открытым, ибо без издания первых двух томов издавать остальные было нелепо.



Pages:     || 2 | 3 | 4 |
 


Похожие работы:

«Глава 1. Раздел 1.2. Начало. Первые иммигранты и развитие отношений между двумя странами Вступление В этом разделе, как понятно из его названия, собраны материалы, охватывающие события, начиная с начала прошлого (20-го) столетия, и рассказывающие о судьбах иммигрантов, приехавших в те, уже далекие, времена в Новую Зеландию. Как было решено членами редакции, в нашей книге материалы о людях расположены в алфавитном порядке. А открывает раздел очерк о первой Дипломатической Миссии СССР в Новой...»

«ЗАКОН ПАРКИНСОНА (Пер. - Н.Трауберг) ОТ АВТОРА Подросткам, учителям и авторам пособий по истории государственных учреждений и политике кажется, что мир сравнительно разумен. Они думают, что люди свободно выбирают своих представителей из тех, к кому питают особое доверие. Они полагают, что самые умные и самые дельные из этих избранных становятся министрами. Они воображают, как заправилы промышленности, свободно выбранные акционерами, облекают деловой ответственностью тех, кто проявил себя на...»

«И. Н. ГОМЕРОВ АКТУАЛЬНОСТЬ И ИСТОРИЧЕСКИЕ ВЕХИ РАЗВИТИЯ ПОЛИТОЛОГИИ Лекция Новосибирск – 2011 1 УДК 32 (075) ББК 66.01 я 73 Г 641 Гомеров И. Н. Актуальность и исторические вехи развития политологии: Лекция / Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2011. 67 с. ISBN 978-5-94356-793-3 В лекции раскрывается актуальность политологии, её основные исторические вехи – с древнейших времён до наших дней. Лекция предназначена для преподавателей, аспирантов и студентов высших учебных заведений. Она представляет...»

«Это наша судьба, это наши дороги. Очерки детско юношеского геологического и эколого краеведческого движения Омской области Посвящается 125 летию Омского регионального отделения РГО, 35 летию НОУ Поиск и 60 летию члена РГО, Рос Гео Ф.И. Новикова Омск, 2003 г. ББК УДК: 371, 908 Авторский коллектив: Ф.И. Новиков, И.А. Вяткин, В.А. Фатеев, Б.Ю. Кассал, И.А. Водолажская, В.Г. Гнеушев, Л.С. Олейник, В.П. Олейник, В.И. Морозов, А.М. Лосунов, Ю. Бережной, П.С. Кузнецов, В. Белослюдцев, И.П. Васюкович...»

«Духовный мир Елены Блаватской Лицевая сторона обложки, на голубом фоне Н.К. Рерих. Мудрость Востока. Махатма – летописец. 1922. Холст, темпера. Музей Н.К. Рериха в Ярославле. на торце книги - Сергей Целух 2 Обратная сторона обложки, на голубом фоне Н. Рерих. И мы трудимся. Из серии Санкта. 1922. Холст, темпера.. Международный Центр Рерихов, Москва, Россия. Н.МММ КН. Рерих. И мы не боимся. Анонс Книга Духовный мир Елены Блаватской повествует о выдающейся личности мировой истории и культуры,...»

«под редакцией Бурцева С.В. Санкт-Петербург 2014 Введение Введение Введение Шагнуть вперед можно лишь тогда, когда нога отталкивается от чего-то, движение от ничего или из ничего невозможно. (В.И.Белов, книга Лад) Т арногский район, где находится п. Ромашево – один из 26 муниципальных районов Вологодской области, со своей богатейшей историей, достопримечательностями, знаменитыми и талантливыми людьми, красивейшей природой с буйно-цветущими луговыми травами, каких не встретишь в средней полосе....»

«МУЗЕЙ АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ ИМ. ПЕТРА ВЕЛИКОГО (КУНСТКАМЕРА) ЛАВРОВСКИЙ СБОРНИК Материалы Среднеазиатско Кавказских исследований ЭТНОЛОГИЯ, ИСТОРИЯ, АРХЕОЛОГИЯ, КУЛЬТУРОЛОГИЯ 2006–2007 Санкт Петербург 2007 1 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-150-3/ © МАЭ РАН ББК 63.5 Л13 Рецензенты: канд. истор. наук А.В. Курбанов; канд. истор. наук, доц. кафедры Центральной Азии и Кавказа...»

«ЛИТЕРАТУРНАЯ ТЕОРИЯ РУССКОГО КЛАССИЦИЗМА Москва Оглавление Предисловие Введение 2–6 Глава 1. Предпосылки теории классицизма в России 6–11 Глава 2. Классицизм об общественном значении поэзии 11–22 Глава 3. Классицизм о специфике поэтического творчества 22–57 Глава 4. Классицизм о познавательном значении искусства 57–77 поэзии Глава 5 Категория жанра в теоретической системе классицизма 77–127 Глава 6 Проблемы поэтического стиля в теории русского 127–142 классицизма Глава 7. Судьба литературной...»

«Издательства: Яуза, Эксмо 2004 г. Книга посвящена анализу произведений Эрнста Мулдашева, якобы обнаружившего в пещерах Тибета предков человека (атлантов и лемурийпев), а также якобы нашедшего Город богов и Генофонд человечества. Попутно в доступной форме разбираются и другие лженаучные теории и мистификации, связанные с именами мыслителя Козырева и Нострадамуса, Блаватской и Кирлиан, а также многочисленные модные увлечения — фэншуй, пирамиды, жезлы фараона, нумерология, информационная память...»

«За последние 100 лет человечество увеличилось почти в 4 раза, потребление энергии в 10 раз, совокупный продукт в 17,6 раза, минерального сырья – в 29 раз. 85 % всех добытых за всю историю человечества полезных ископаемых приходится на XX век. Общее количество используемой энергии в конце века всего на 3–4 порядка величин меньше суммарной солнечной энергии, поступающей на верхнюю границу атмосферы Земли. К настоящему времени 1/4 суши занята агроценозами и пастбищами и 3/4 не покрытой вековыми...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.