WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«УДК 323.1 И. И. АНТОНОВИЧ, ДОКТОР ФИЛОСОФСКИХ НАУК, ПРОФЕССОР (МОСКВА) НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИМПЕРИИ И ИСПЫТАНИЕ НАЦИОНАЛИЗМОМ* Рассматриваются становление и динамика Statement ...»

-- [ Страница 2 ] --

Сама идея нации была окончательно сформулирована в ходе революционных движений XIX ст. в Европе, и, более точно, в Великобритании. Английская государственная модель национального существования, которой восхищались Монтескье и Вольтер, была взята за образец строительства многонационального государства после Великой французской и Американской освободительных революций. Таким образом, в национальном движении само стремление к национальной идентификации становилось революционным фактором. Распространяясь по всей Европе, движения национальной самоидентификации приобретали более или менее идентичные характеристики. Каждое новое национальное самосознание возникало внутри этнической группы и определяло себя, согласуясь с историческими реальностями, несмотря на элементы мифологии, формирующие их исторические начала.

Это означает, что если поначалу национальные притязания и претензии выглядели формальными и не очень обоснованными, то по мере того как в этнической среде крепло самосознание и формировалась решимость бороться за свое самоопределение и автономию, движение становилось уже конкретно-историческим феноменом. У новых наций, каковыми в конце XIX ст. считались немецкая и американская, идея национальности совпадала с идеей гражданства, что отодвигало этническое своеобразие на второй уровень приоритета. Однако нации, которые боролись за свое освобождение внутри великих европейских империй, игнорировали американскую идею гражданской нации и вдохновлялись лишь революционным американским порывом, копируя все политические шаги по становлению уникальной федерации. Важнейшим признаком почти всех национальных движений в Европе был секуляризм, хотя они часто подпитывались религиозной мотивацией.

Секуляризм был данью сложной исторической реальности Европы, без которой образованные слои национальных меньшинств объединить было нельзя. Все национально-освободительные движения XIX ст. в Европе имели в себе определяющий фактор: политическая и идеологическая борьба против господствующей «великой нации» (la grande nation), которой всегда являлась нация – основательница государства и которая всегда превосходила претендующие на самоопределение национальные меньшинства как своей численностью, так и социально-культурными характеристиками, а в особенности контролем над государственными институтами. Любопытен противоречивый характер этих процессов. В то время как в недрах АвстроВенгерии и Османской империи национальные меньшинства боролись за свое освобождение, Германия объединяла национальные меньшинства путем безжалостного подчинения отдельных княжеств и графств под скипетром императора, перемалывала национально-этнические особенности различных немецких политических образований и формировала единый рейх. Нечто подобное происходило и в Италии.

Первыми и выдающими европейскими лидерами, которые дали жизнь национальному вопросу и последовавшим движениями национального освобождения, являются как раз лидеры, которые объединяли враждующие княжества в одну великую нацию. Имена этих людей – Кавур, Бисмарк, Наполеон III.

Характерно, что Кавур начал великую стратегию выделения итальянцев из СОЦИОЛОГИЯ 1/ Глава из новой книги империи Габсбургов путем интеллектуальной работы по развитию национального самосознания итальянцев и модернизации королевства Пьемонт в Сардинии, где он играл ведущую роль. Кавур создал привлекательный образец для подражания, за который ухватились лидеры других областей Италии, развернувшие в ходе революцию 1848 г. мощную борьбу за освобождение от габсбургского господства, за создание единого государства. Только благодаря массовому движению объединения Италия смогла добиться самостоятельности.

Однако итальянское объединение и становление единого государства до сих пор вызывает смущение у его сторонников, в основном ввиду того, что оно свершилось при энергичном вмешательстве извне. Наполеон III, возглавивший Францию спустя некоторое время после реставрации монархии, говорил о том, что он симпатизирует итальянскому народу, но на самом деле он страстно желал ослабления Габсбургской империи, которая, поддерживая статус-кво в Европе, вытесняла Францию из международных дел.

20 февраля 1858 г. Наполеон III дал знать Виктору Эммануэлю, возглавлявшему королевство Сардинии, что он окажет военную помощь Италии в случае, если она будет двигаться к отделению от Австрии. Наполеон однозначно высказался за унитарное мононациональное государство будущей Италии. Правда, в форме конфедерации, но с единым королем во главе.

Становление Италии во главе с королем стало мощным социально-политическим и историческим толчком, разбудившим абсолютистские феодальномонархические структуры и позволившим народам, составлявшим эту империю, начать борьбу за освобождение. Эта борьба шла с переменным успехом.

Для ряда наций в Европе она не закончена еще и сегодня. Но объединение Германии и становление в качестве самостоятельного государства Италии – это та точка отсчета, которая может быть названа началом эпохи национального освобождения, «весна народов» и эпоха становления национализма в Европе как заметной государствообразующей силы. В каждом из этих случаев какое-то одно национальное меньшинство, а точнее, которое обладало наибольшей территорией и экономическими возможностями, явилось своеобразным лидером и национального объединения, и национального освобождения. Оно сразу навязывало себя в качестве коренной нации, жестко подавляя историческое и культурное своеобразие меньших численностью и потому более слабых этносов. Именно поэтому в глубинах социально-демографических структур современных европейских государств сохранилось немало неудовлетворенных национальных притязаний.



В случае с Германией эту заглавную роль сыграла Пруссия благодаря своему привилегированному положению в таможенном союзе с 1852 г. Она смогла объединить вокруг себя целый ряд немецких провинций, таких как Рейнвестфалия, Силезия, Саар, близкородственность которых помогла сформировать мощную идеологию национального единства. Характерно, что война за независимость Италии дала новый толчок идеологии немецкого единства. Военные поражения Пруссии в период национального освобождения Италии помогли немцам рассматривать Европу как возможный ареал своих будущих действий, и на этой основе Бисмарк всемерно поощрял развитие идеологии национального единства, «германскости», питающейся мифами о великих подвигах северных викингов в древние века. Гений Бисмарка проявился в том, что ему удалось объединить Германию на прусском духе современности, экономического могущества и притязаний на господствующую роль во всей Европе. Национальное движение в середине XIX ст. выразило себя в основном как революционно-освободительное.

Твердыни феодальных абсолютизмов в ходе национального пробуждения были разрушены наиболее мощными национальностями Европы, почувствовавшими необходимость своей государственности, – Францией, Германией, Италией. Государственное строительство королевской власти в Италии было длительным и намного менее успешным, чем во Франции и Германии. Поэтому взаимоотношения между объединенной Германией и Францией стали господствующим событием на западе Европы, за которыми, безусловно, внимательно следили Российская и Османская империи. Османская империя была наполнена предчувствием подобного же движения внутри, которое могло бы разрушить твердыню восточного деспотизма. России такая опасность не угрожала, хотя, как показали события второй половины XIX в., своих проблем ей избежать не удалось. На всем протяжении борьба Бисмарка за национальное единство, а Кавура за становление итальянского государства поддерживались императором Франции Наполеоном III. Однако сразу после становления Второго рейха обозначились напряженные отношения между Францией и Германией.

В 1865 г. Наполеон III встретился с Бисмарком и изложил ему свои представления о реорганизации Германии, в которых доминировала точка зрения, что германский мир не должен объединяться в унитарное государство, а должен существовать в виде троецентрия: Северная Германия, центром которой станет Пруссия, немецкие графства, входящие в Австрийскую империю, составят своеобразную автономию, а немецкие княжества на юге будут находиться под французским влиянием. Безусловно, Наполеон исходил из национальных соображений, однако обосновывал такую немецкую государственную структуру необходимостью поддерживать «европейское равновесие».

Естественно, Бисмарк такого предложения принять не мог. Спустя два года он оказал активную поддержку объединению немецких патриотов «Национальный союз» (National Ferein) и заявил о едином немецком государстве как своей окончательной цели. Осознавая определенную уязвимость молодой Германии, Бисмарк пошел на сближение с Россией, которое оказалось в интересах России, так как Германия в значительных объемах реализовала мощный индустриализационный спурт России во второй половине XIX в.

Наполеон III, хорошо понимая неизбежность военного столкновения с Германией, попробовал создать с молодой Италией и Габсбургской империей антинемецкое объединение. К сожалению, это сближение не завершилось сколько-нибудь серьезным военным союзом, что сыграло трагическую роль в судьбах императорско-республиканской Франции.

Ситуация обострилась восхождением на испанский престол прусского князя Гогенцоллерна в 1868 г. после того, как испанцы прогнали с престола свою королеву. Франция с ужасом обнаружила себя окруженной прусской династией и потребовала от короля Пруссии, который хоть и был интегрирован в рейхе, но еще сохранял самостоятельность, отозвать кандидатуру своего принца с испанского престола. Сейчас историки едины во мнении, что Франции не надо было спешить, но Наполеону III слишком нужна была военная победа, чтобы заглушить республиканские освободительные движения, обозначавшие себя внутри французской империи все более явственно. Бисмарк не уклонился от этой стратегии, так как рассчитывал на то, что Франция потерпит поражение в этой войне, что приведет к укреплению нового рейха.

Агрессивное поведение Наполеона III вызвало возмущение всех германских княжеств, включая южные, находившиеся под явным влиянием Франции.

Франция имела несчастье объявить войну 19 июля 1870 г. Каждая из сторон считала, что она имеет все основания для защиты своих национальных интересов. Однако если Пруссия была великолепно подготовлена к военным действиям, то Франция была не в лучшей форме. Разгром французских войск под Седаном 2 сентября 1870 г. закончился капитуляцией Наполеона III и падением имперского французского режима. Было образовано правительство национальной обороны и 4 сентября 1870 г. объявлена республика. Попытки начать ответные военные действия, чтобы поправить положение после разгрома под Седаном, успеха не принесли, и 23 января 1871 г. начались переговоры о мире.

Разгром Франции вынудил южные немецкие курфюрства присоединиться к германской конфедерации севера, и 18 января 1871 г. был провозглашен СОЦИОЛОГИЯ 1/ Глава из новой книги немецкий рейх (его называют Вторым рейхом). Императором объявили короля Пруссии Вильгельма I. Подписание договора о германском единстве состоялось в Версале, что остается тяжелейшим ударом национальному самолюбию французов вплоть до наших дней. Потери, однако, сводились не только к уязвленному самолюбию. Перемирие, заключенное в январе, закончилось мирным договором 26 февраля 1871 г. во Франкфурте, в котором Франция однозначно была обозначена как побежденная сторона. У нее были отняты земли Эльзас и Лотарингия, аннексированные новым германским рейхом.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |