WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

«УДК 323.1 И. И. АНТОНОВИЧ, ДОКТОР ФИЛОСОФСКИХ НАУК, ПРОФЕССОР (МОСКВА) НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИМПЕРИИ И ИСПЫТАНИЕ НАЦИОНАЛИЗМОМ* Рассматриваются становление и динамика Statement ...»

-- [ Страница 1 ] --

ГЛАВА ИЗ НОВОЙ КНИГИ

УДК 323.1

И. И. АНТОНОВИЧ,

ДОКТОР ФИЛОСОФСКИХ НАУК, ПРОФЕССОР (МОСКВА)

НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИМПЕРИИ

И ИСПЫТАНИЕ НАЦИОНАЛИЗМОМ*

Рассматриваются становление и динамика Statement and dynamics of the national issues

национальных вопросов в XIX и XX стст. в Евро- in XIX и XX centuries in Europe are given пе. Исследуются истоки и причины франко-гер- consideration to. The origins and reasons of манского противостояния, создания многонацио- French-German opposition, formation of multinaнальных европейских государств. Значительное tional European states are studied. Much attention внимание уделяется колониальной экспансии is paid to the colonial expansion by the leading ведущих стран Европы. Подробно анализируют- countries of Europe. Unleashing World War I and ся развязывания Первой мировой войны и ее its consequences to the European nations are последствия для европейских народов. given a detailed analysis to.

Ключевые слова: национальный вопрос, на- Key words: national issue, nationalism, ционализм, Россия, Германия, колониальная по- Russia, Germany, colonial policy, World War I, литика, Первая мировая война, Версальский мир. Versailles peace.

«Весна народов» в многонациональной Европе ХIХ в.

Национальный вопрос в Европе является побочным продуктом мощных революций середины XIX в., потрясших твердыни имперских общественных порядков, побудивших к самостоятельному историческому творчеству национальные меньшинства крупных европейских империй. Этот процесс в мировой исторической и социологической литературе получил общее название «весна народов» и знаменовал собой начало разрушения существовавших порядков, становления буржуазно-демократических режимов, сначала ограничивавших императорский и королевский абсолютизм, а потом постепенно заменявших его различными формами демократического правления.

Процесс этот оказался длительным и первое реальное историческое завершение обрел по итогам Первой мировой войны. Однако национальный вопрос как фактор мирового движения, мировых освободительных процессов остается актуальным на повестке дня современной истории. Национальный вопрос проявил себя в социальных движениях XIX в., поначалу как проблема интернационализма. Знаменитый лозунг К. Маркса «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» послужил мощным побудительным стимулом, своего рода магической формулой для классового самосознания пролетариата, которое органически слилось с необходимостью освободительных движений в * С согласия автора мы публикуем первую главу новой монографии И. И. Антоновича «Беларусь в глобальном мире», которая готовится к печати в минском издательстве «Книжный Дом».

66 СОЦИОЛОГИЯ 1/ Глава из новой книги недрах угнетенных малых наций, оформивших себя как меньшинства в крупных европейских империях.

Первый интернационал, созданный в 1864 г., умело объединил, направил и теоретически обосновал две сложнейшие и мощные тенденции XIX в.:

движение национального освобождения этнических меньшинств и индустриальную революцию. Индустриальная революция, создавая рабочий класс, опосредовала его сознание революционными требованиями изменения абсолютистского порядка. Эти требования выходили далеко за рамки социального освобождения и служили питательной базой для движения национальных меньшинств. Таким образом, национальный вопрос, как и движение пролетариата к своему освобождению, впервые были замечены и оформлены Марксом и Энгельсом. Интересно, что в списке трудов этих классиков революционной теории нет отдельной работы по национальному вопросу.

В их социологических публикациях ключевой была мысль о примате социального класса над любой другой категорией исторического процесса. Однако проблема национальности была ими замечена и сформулирована, хотя и подчинена освободительному движению пролетариата.

Понятно, что где существует национальная проблема, там возникает философия и социология национализма. Собственно, проблема национализма связана как с борьбой национальных меньшинств за свое освобождение, так и стремлением ведущих наций, составляющих основу того или иного государства, к насаждению языка, культуры, образа жизни, господствующей нации, которую иногда для укрепления и общественной значимости называют коренной. Радикальный национализм представляет собой часто пароксизмы нереализованного или недостаточно оформленного национального сознания.

Именно эта недостаточность толкает сторонников к осознанию того, что для завершения формирования того или иного меньшинства в качестве нации нужно прежде всего освободиться из-под довлеющего господства коренной нации, а это освобождение в оптимальном варианте чаще всего рассматривается как отделение. Национально-освободительные движения местом своего возникновения и развития избрали Европу XIX ст. Говоря об их специфике на западе и на востоке Европы, современные исследователи отмечают:

«Все европейцы обладают весьма неясным расово-этническим происхождением, что означает, что все они сначала европейцы и уж затем националы.

Реальные различия исходят из того, что: 1) по особенностям европейского континента в первое тысячелетие нашей эры между югом или западом нет четко установленных различий; 2) это дает восточноевропейским националистам возможность формировать самые невероятные этнические, расовые и территориальные претензии относительно этого периода; это способствовало возникновению довольно узких и ограниченных расово-этнических концепций в Центральной и Восточной Европе»1.



Лидеры национального меньшинства, стремящиеся оформить себя в субъект исторического процесса внутри имперского государства, борются против всего того, что отвергает их претензии и не согласуется с их концепцией, и поэтому чаще всего их позиция принимает радикальный, экстремистский характер. Известный исследователь национального вопроса в Европе Исайя Берлин говорил, что «национализм выражает воспаленное желание всех, кто стремится занять подобающее им место среди культур мира»2.

Национальные движения в Европе в XIX ст. привели к тому, что там общественное спокойствие с регулярными промежутками времени сотрясалось «немецким вопросом», «балканским вопросом», «восточным вопросом» и т. д. Почти все эти вопросы в той или иной форме дают о себе знать и сегодня. Так, «балканский вопрос» привел к разрушительным войнам конца ХХ ст., «восточный вопрос» в условиях международного терроризма приобретает глобальное значение. Из наследия XIX ст. наиболее завершенным можно считать «немецкий вопрос». При распаде Священной Римской импеСОЦИОЛОГИЯ 1/ Глава из новой книги рии в конце XVII – начале XVIII в. на территории современной Германии возникло более тысячи княжеств, которые вели между собой непрерывную борьбу. В какой-то мере с опозданием на 200–300 лет «германский вопрос»

повторил собой «русский вопрос» эпохи распада Киевской Руси, однако если Киевская Русь, раздробленная на многочисленные княжеские уделы, пала под давлением внешних сил, татаро-монгольского нашествия, то немецкие княжества и графства возникли из распада Священной Римской империи, в котором можно найти определенные аналогии с распадом СССР в 1991 г.

Кстати, аналогии в становлении и динамике национальных вопросов в XIX и ХХ стст. иногда поразительны, что позволяет думать о том, что решение национального вопроса всегда идет по более или менее установленному, «естественному» пути. При распаде Священной Римской империи у Германии не было естественных границ, за исключением Альп на юге. Поэтому отряды немецких рыцарей устремились на северо-восток, на запад в попытке захватить как можно больше территорий и учредить свое господство.

Немцы, говоря об этом периоде своей истории, любят подчеркивать, что Господь Бог как-то пренебрегал Германией и долго не задумывался о ее единстве, ввиду чего немцы были вынуждены заниматься этим сами. Немецкая история XVII–XIX вв. дает весьма курьезные свидетельства того, что Германия была недостаточно большой, чтобы навязать свою гегемонию остальной части Европы, входившей в Священную Римскую империю, и в то же время недостаточно сильной, чтобы добиться равновесия враждующих княжеств. Великое дело немецкого объединения свершил Бисмарк в XIX ст., который сумел, как он любил выражаться, «железом и кровью» объединить враждующие фракции немецкой нации в один мощный рейх, в котором господствовала Пруссия. Венцом его объединительных действий была победоносная война Германии против Венгрии и Франции уже под одной имперской мантией, благодаря чему в Европе появилась новая мощная империя – Второй рейх – которая бросила серьезный геополитический вызов Британской, Российской империям, Австро-Венгрии и республиканской Франции. Чтобы утвердить себя как центральноевропейское государство, в 1870 г.

Бисмарк нанес сокрушительный удар Франции, в результате которого она потерпела поражение. Немецкая мощь вплоть до Первой мировой войны не вызывала ни у кого сомнения.

Что касается «балканского вопроса», то он пока еще так и не разрешен сколько-нибудь удовлетворительно. Острые проблемы национального самоопределения на Балканах были «заморожены» в 1945 г. по окончании Второй мировой войны вплоть до распада мирового социалистического содружества в 1989 г. В 1945 г. была разрушена временная формула национальной автономии, сложившаяся в 1918 г. после распада империи Габсбургов и Османской империи, однако универсальный принцип национального самоопределения, провозглашенный по итогам Первой мировой войны, не нашел своего окончательного разрешения на Балканах и сегодня.

Драма динамики национальной самоидентификации этнических меньшинств в XIX ст. в Европе, безусловно, акцентировалась и обострялась травмой модернизации, ускоренной индустриализации, которая во многих местах перфорировала сложившийся социальный порядок в основном феодальных и во многом доиндустриальных империй – Австро-Венгрии, Османской, Российской. Прежние традиционные социальные объединения и организации, политические предпочтения и настроения серьезным образом разрушались мощным влиянием секуляризации, индустриализации, революционизирующим воздействием либеральной и марксистской мысли.

Этот мировоззренческий хаос, который накрыл практически всю Европу, подталкивал интеллектуальную работу великих империй к поиску национальной принадлежности как единственному устойчивому самоотождествлению индивидов и народов. Интересно отметить, что вдруг, как будто бы ниоткуда, в среде этнических меньшинств Европы стали возникать «вроде бы случайно найденные» трактаты, древние рукописи, в которых определялось великое прошлое истории этих наций и предсказывалась выдающаяся судьба. Потом чаще всего обнаруживалось, что эти трактаты – умные подделки, но от этого число их сторонников не уменьшалось. Новые нации формировали и позиционировали себя по образцу старых наций, и им легко было указать, что большая часть европейских наций не явились единожды оформленными историческими сущностями, а представляют собой длительный процесс исторического развития, который был, скорее, хаотическим и случайным, чем ясно выраженным.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |