WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 59 |

«ОЧЕРКИ ТРУДОВОГО ПРАВА ИСТОРИЯ, ФИЛОСОФИЯ, ПРОБЛЕМЫ СИСТЕМ И ИСТОЧНИКОВ Минск Издательский центр БГУ 2009 УДК ББК Т Рекомендовано Ученым советом юридического факультета ...»

-- [ Страница 3 ] --

— был всегда возмездным (причем оплата производилась по истечение определенной единицы времени). Время болезни нанявшемуся не оплачивалось, но он имел право на вознаграждение за время, в течение которого наниматель не воспользовался услугами по причинам, не связанным с нанявшимся (в чем-то это напоминает оплату за время простоя не по вине работника).

Подчеркнем, что широкого распространения в Древнем Риме договор найма услуг не получил в связи с использованием преимущественно труда рабов, который опосредовался отношениями собственности. «Непривлекательность» locatio-conductio operarum для лично свободных граждан Рима была обусловлена тем, что, как отмечает И.Б. Новицкий, нанявшийся «ставил себя в положение, близкое к положению раба»14. Поэтому на практике стороны нередко прибегали к конструкции договора поручения (mandatum).

Договорная конструкция locatio-conductio operarum, как увидим далее, более чем на десяток веков определила развитие правового института гражданского права «договор найма услуг» и только в ХХ в. была серьезно потеснена правовым институтом трудового договора.

Но в иц кий И. Б. Римское право. — М.: Ассоциация «Гуманитарное знание», 1994. — С. 189.

Обычное право возникло до государства, как полагает Е.Н. Трубецкой15, а право непозитивное (естественное)16 руководило жизнью людей еще до возникновения позитивного права и государственных образований.

Именно к непозитивному праву восходит ряд правовых принципов (свобода труда, свобода договора, справедливость, равенство, гуманизм и другие). Эти правовые идеи существуют объективно и всегда независимо от того закреплены ли они в законодательстве и проводятся ли в реальной жизни. Поэтому, характеризуя труд древних людей в догосударственном состоянии, следует учитывать свободу их поведения в совместном труде, ограниченную только требованиями надпозитивного права, а позднее — и правовыми обычаями, в частности с соблюдением норм-запретов (табу).

1.2. Период древних белорусских государств (IX—XIII века) Законодательство на территории современной Беларуси возникло после формирования древних белорусских государств: волостей и княжеств (далее для краткости — княжеств). Причем на протяжении всей истории белорусской государственности в нашей системе права существовала группа норм позитивного права, регулирующих труд человека.

Точное время возникновения древних белорусских княжеств установить практически невозможно. Но первые упоминания о них относятся примерно к IХ—Х векам нашей эры. Наиболее крупными княжествами на белорусских землях были Полоцкое, Смоленское и Туровское, которые формировались с центрами в крупных городах. Белорусский историк права И.А. Юхо насчитал более 45 государств, существовавших в эту эпоху на белорусских землях17.

По своему государственному устройству данные княжества представляли собой ранние монархии, но с элементами народной Труб ец ко й Е.Н. Энциклопедия права. — СПб.: Лань, 1999. — С. 96.

Подробнее о соотношении позитивного и естественного трудового права см. гл. 2 Очерков.

Ю хо Я.А. Гiсторыя дзяржавы i права Беларусi: Вучэб. дапам.: У 2 ч. — Ч. 1. — Мн.: РIВШ БДУ, 2000. — С. 75.

демократии, такими как народные вече, сеймы. Основным источником права в тот период был правовой обычай, которым преимущественно и регулировался труд людей. Общественный строй данного исторического периода белорусских княжеств характеризовался разделением всего населения на две группы: добрые, лучшие, богатые люди (землевладельцы, торговцы) и бедные, меньшие, подлые (городская беднота и крестьяне). Важной особенностью правового положения населения княжеств являлась личная свобода подавляющего большинства населения, в том числе и бедных земледельцев-крестьян.

В этот исторический период элементы наемного труда уже встречаются в различных сословных сферах. Применительно к высшему сословию сфера его применения — военное дело, служба у князя на различных должностях (конюший, скарбник). При этом переход на службу к другому князю нередко рассматривался как государственная измена. Занятие же другой должности у этого же князя либо князя дружественного государства не влекло никаких неблагоприятных последствий, осуществлялось по милости (с согласия) князя и могло сопровождаться передачей новых земель в собственность или в пользование подданного и сохранением прежних земель18.

В отношении бедных, черных людей вопрос об их переходе на другие земли, переезде в город, смене рода занятий зависел во многом от наличия у них личной свободы. Бедные собственники-крестьяне (смерды) и лично свободные горожане могли изменять место и род своей деятельности самостоятельно, а в случае их работы по найму — по соглашению с хозяевами. Крестьяне-закупы могли покинуть своего феодала только полностью с ним расплатившись за арендуемую землю, инвентарь, что было сделать практически невозможно19. Кроме того, существовали еще и рабы, холопы или челядь, хотя рабство на территории древней Беларуси не было распространено. Среди источников рабства В.М. Игнатовский назыКурс российского трудового права: В 3 т. — Т.1: Общая часть / Под ред.

Е.Б. Хохлова. — СПб., 1996. — С. 37.

См.: І г на то ўскі У. М. Кароткі нарыс гісторыі Беларусі. — Мн., 1992. — С. 59.

вает «палон, самапродаж у няволю, пахаджэньне ад нявольных, праступствы, нявыплачаныя даўгі»20.

Древнему русскому и белорусско-литовскому праву было известно такое обязательство, опосредующее отношения личного найма, как договор закупничества. По этому договору, который регламентировался Русской Правдой21, свободный крестьянин, становясь закупом, обязывался отработать предоставленную господином купу (денежные ценности, орудия труда и другие материальные ценности), выполняя в хозяйстве господина определенную работу в течение конкретного срока. Закуп нес ответственность за ущерб, причиненный имуществу господина. Господин был обязан предоставить купу или земельный участок (отарицу) и вправе был требовать от закупа выполнения работы и бить «про дело».



Как отмечает М.Ф. Владимирский-Буданов, наем в услужение по Русской Правде «только тогда не вел к холопству для нанимающегося, когда это было именно выговорено в договоре»22. Холопы не пользовались право- и дееспособностью, поэтому и права на труд у них не было, а только обязанность работать. Место и род их занятий определял хозяин, осуществляя права собственника (правомочия пользования, владения и распоряжения). В отношениях же с холопами имел место принудительный, по сути рабский, а не наемный труд.

Такое положение сохранялось длительное время (до XIV века).

Но с возникновением относительно централизованного государства — Великого княжества Литовского — место правовых обычаев и Русской правды на землях Беларуси стало вытеснять законодательство Великого княжества.

1.3. Период Великого княжества Литовского (конец ХIII — середина XVI веков) В конце XIII — начале XIV века ряд белорусских, украинских и прибалтийских княжеств объединились, образовав крупное восг на то ўскі У. М. Кароткі нарыс гісторыі Беларусі. — Мн., 1992. — С. 60.

Российское законодательство Х—ХХ веков: В 9 т. / Под общ. ред. О. Чистякова. — Т. 1. — М., 1984. — С. 27—130.

22 В л а д им ирск и й -Б у д а н о в М.Ф. Обзор истории русского права. — 7-е изд. — Киев, 1915. — С. 607.

точно-европейское государство — Великое княжество Литовское (иногда называемое историками Белорусско-литовским государством). Причины такого объединения были в основном политические — борьба с общими внешними врагами (с татарами с востока и с немецкими орденами с запада).

Как указывает Ф.И. Леонтович, Великое княжество Литовское «обнимало собою, кроме собственной Литвы, “самую коренную и древнейшую Русь: Киевскую, Северную, Волынскую, Полоцкую и Туровскую земли, то-есть, территорию зарождения и развития всех правовых институтов древней Руси (Русской Правды)”»23.

Данное государство представляло собой феодальную сословную монархию, возглавляемую великим князем, отношения которого с удельными князьями строились на основе вассалитета.

Среди источников права, регулирующих отношения по использованию наемного труда, наряду с правовыми обычаями стали активно издаваться и применяться нормативные правовые акты (привилеи — частные законы, магдебургское право городов, а позднее — Статуты). Причем эти акты законодательства не реципировали римское право, как это было распространено в тот период в Европе, а фиксировали древние белорусско-литовские правовые обычаи, корректируя их с учетом изменяющихся общественных отношений. Как отмечает известный белорусский историк права И.А. Юхо, к XVI веку «атрымалі значнае развіцце нормы, якія рэгулявалі... абавязкі, звязанныя з работай па найму...»24.

Другой современный белорусский историк права Т.И. Довнар отмечает, что Статут Великого княжества Литовского 1588 г. стал важной вехой в развитии не только белорусского и литовского законодательства, но оказал значительное влияние на правовые системы России и целого ряда государств феодальной Европы (Польши, Украины, Латвии, Эстонии). Он даже служил образцом при разработке в России Соборного уложения 1649 г.25 Причем СтатуЛео нто в ич Ф. И. Очерки истории литовско-русского права. — Выпуск I:

Образование территории Литовского государства. — СПб., 1894. — С. 3.

24 См.: Ю хо Я. А. Кароткі нарыс гісторыі дзяржавы і права Беларусі. — Мн., 1992. — С. 187.

25 До ўна р Т. I. Самы знакамiты помнiк права Беларусi / Юстыцыя Беларусi. — 2008. — № 3. — С. 74—75.

ты представляли собой не просто законы, а систематизированные своды законов26, что в XVI в. было редчайшим явлением.

В этот период сохранялись все те же два основных слоя людей:

лучшие и подлые. Но каждая из этих групп делилась на значительное число более мелких. Положение служилых феодалов в этот период истории существенно не изменилось. Они по-прежнему могли переходить на службу к другому князю, хотя и в пределах Великого княжества Литовского. В законодательстве закреплялось, что «князья, паны и бояре могут отлучаться в чужие земли, кроме земель неприятельских, лишь бы в их отсутствие служба великокняжеская (т.е. воинская) с их имений нисколько не страдала»27. Кроме того, согласно артикула 15 Разд. третьего Статута Великого княжества Литовского (далее — Статут ВкЛ) 1529 г. при таком переходе княжеские слуги теряли права на переданные им земли и имения28.

В артикуле 30 Разд. третьего Статута ВкЛ 1588 г. эта норма была усовершенствована, и были закреплены повышенные гарантии переходящих к другим господам служащих: «Если бы который из подданных наших, будучи народу шляхетского, у князей или у панов, либо у кого иного выслужил лежачее имение, и будучи того имения владельцем, он сам либо потомки его, а потом хотел бы прочь, тогда можно будет ему и потомкам его уйти прочь, куда пожелает, со всей живностью, имуществом и со всем своим приобретением и издержками или постройками, что было в то имение вложено...»29.

Наибольшее количество норм, так или иначе, относящихся к найму работников содержалось в Разд. одиннадцатом Статута ВкЛ 1529 г. «О головщиках людей путных, крестьян и челядинцев».

26 До ўна р Т. І. Статут 1588 года — iстотны этап у развiццi нацыянальнага права / Белорусская государственность и развитие национальной правовой системы: от Статута 1588 года до современной Конституции. — Мн.: Веды, 2008. — С. 7.

Живописная Россия: Отечество наше в его земельном, историческом, племенном, экономическом и бытовом значении: Литовское и Белорусское Полесье:

Репринтное вопроизведение изд. 1882 г. — 2-е изд. — Мн., 1994. — С. 297.

28 Статут Великого княжества Литовского 1529 года / Под ред. К.И. Яблонскиса. — Мн., 1960. — С. 52.

Статут Вялікага княства Літоўскага 1588: Тэксты. Даведнік. Каментарыі. — Мн., 1989. — С. 369.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 59 |